Мои тарифы ЖКХ

Мои тарифы ЖКХ | Программы | ОТР

Как формируются тарифы и из чего складывается оплата за коммунальные услуги?

2020-03-06T16:15:00+03:00
Мои тарифы ЖКХ
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Татьяна  Подберецкая
член-корреспондент Академии жилищно-коммунального хозяйства, член Экспертного совета Государственной Думы РФ по ЖКХ и жилищной политике
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Ольга Арсланова: Это «ОТРажение», мы продолжаем. Давайте поговорим о том, сколько мы платим за «коммуналку».

Константин Чуриков: То есть о самом интересном.

Ольга Арсланова: О самом важном. Роста тарифов ЖКХ не будет, внепланового роста, его опровергли в Госдуме. Впрочем, плановое повышение, конечно же, никуда не денется, рано радоваться.

Константин Чуриков: Ранее депутаты предложили запретить комиссии по платежкам ЖКХ, а вот уже в Совете Федерации сенаторы, Валентина Ивановна Матвиенко в частности, предложила цены на электроэнергию выравнять. Предполагается, что расценки не будут превышать средней по России, это почти 3,5 рубля за 1 киловатт-час. Но выравнивание тарифов, как считается, должно привести к снижению цен примерно на 50% в убыточных субъектах, уверены в Совете Федерации.

Ольга Арсланова: Обещают по крайней мере.

Константин Чуриков: Ну то есть в бедных субъектах.

Ольга Арсланова: А убыточных большинство, наверное, сегодня.

Но давайте посмотрим, что нас все равно ожидает вне зависимости от того, какие новые законы будут приняты. С 1 июля 2020 года плата за коммунальные услуги в России вырастет в среднем на 4%, ну это как инфляция, повышение цен каждый год происходит. Самая высокая планка установлена для Чечни, там 6,5%, самый низкий индекс у Ненецкого автономного округа, чуть больше 2%, в Москве 5%, в Санкт-Петербурге 3,8%. То есть в зависимости от региона эта планка может чуть-чуть меняться.

Константин Чуриков: Ну сейчас мы зададим вопрос и экспертам, кстати, и вам первый вопрос: сколько у вас съедает «коммуналка», сколько у вас уходит на все на это? Пожалуйста, звоните и пишите.

А у нас в студии Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ...

Ольга Арсланова: Добрый день.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Добрый день. И Татьяна Подберецкая, член-корреспондент Академии жилищно-коммунального хозяйства, член Экспертного совета Государственной Думы России по ЖКХ и жилищной политике. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Татьяна Подберецкая: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Уважаемые гостьи, во-первых, с наступающим Женским днем.

Татьяна Овчаренко: Да, спасибо.

Татьяна Подберецкая: Спасибо.

Константин Чуриков: Во-вторых, мы еще обсудим вот все нюансы и перипетии, то, что Валентина Ивановна предложила, то, что депутаты, сбудется не сбудется. У меня вот первый вопрос, когда я вижу, как вырастут тарифы ЖКХ, Чечня почти 7%, Дагестан 5%, Ингушетия 5%. У меня вопрос: а у нас инфляция в стране-то официальная какая вообще? Можно ли на 5%, на 6,5% повышать? Закон это приветствует?

Ольга Арсланова: Особенно когда в этих регионах и так практически ничего не платят.

Константин Чуриков: Татьяна Иосифовна или Татьяна Григорьевна?

Ольга Арсланова: Может, это оправдано?

Татьяна Подберецкая: На самом деле все то, что мы сегодня видим, что предлагается, на самом деле это не оправдано. Во-первых, инфляция есть инфляция, но если мы будем говорить о тарифах, то тариф – это, в общем-то, стоимость определенного ресурса, куда закладывается большое количество всех составляющих. Поэтому в принципе она должна быть конкретна для данного региона определенного плана. То есть при равных условиях...

Ольга Арсланова: Ну то есть в этих регионах тарифы сейчас ниже, правильно, поэтому они больше будут... ?

Татьяна Подберецкая: Где тарифы ниже, да, но на самом деле там много что не учтено. А как будут вести себя поставляющие организации, организации-поставщики? Если при инфляции в 6% примерно 3,5% повышение, это на самом деле, конечно, сказка. И поэтому прежде чем что-то объявлять хоть в Совете Федерации, надо сначала хорошо посчитать, а что на самом деле имеет место быть. Либо рассматривать вопрос, если они говорят о том, что тарифы у нас будут везде низкими, значит, вопрос дотаций государства должен быть, потому что на сегодняшний день у нас даже имеющиеся тарифы достаточно высокие на коммунальные услуги. Если жилищные услуги, там либо принимаются собственниками, которые совершенно резко отличаются от той стоимости, которая должна быть, как раз наоборот, там надо по-другому пересматривать вопросы. А здесь, извините, вот... Ну я так считаю, что мы очень много говорим, но мало делаем.

Константин Чуриков: Татьяна Иосифовна, вот вы как прокомментируете рост тарифов ЖКХ в Чечне на 6,5% с июля 2020 года?

Татьяна Овчаренко: Я подозреваю, что в тариф вставляются неплатежи местного населения...

Татьяна Подберецкая: Да.

Татьяна Овчаренко: ...которых нет, а там платят, но нет пересылки, передачи денег непосредственно ресурсникам, это установлено исследованиями, часть денег просто не попадает никуда.

Ольга Арсланова: Вот...

Татьяна Подберецкая: Скорее всего, прошу прощения, я просто работала в свое время в этих регионах, еще будучи начальником геологической экспедиции, и там на самом деле достаточно большое количество электроэнергии, которая вырабатывается на плотинах.

Татьяна Овчаренко: Местная.

Татьяна Подберецкая: Да, и поэтому в принципе там, конечно, она не должна быть высокая. Другой разговор, вопрос передачи самой электроэнергии, самих этих ресурсов, вот он, транспортировка может быть дорогой, вот этот может быть момент с этим связан.

Ольга Арсланова: Смотрите, мы не так давно проводили опрос в рубрике «Реальные цифры», мы спрашивали, сколько вообще россияне на ЖКХ тратят. У нас получилось примерно 7 тысяч, и это в основном около трети дохода. Понятно, это усредненные данные по разным регионам. Вот вам как кажется, это справедливо? Это справедливая цена, честная сейчас?

Татьяна Овчаренко: Да нет. Во-первых, вот в электроэнергетике самая большая составляющая – это транспортировка. Если вы посмотрите расклад, хотя на самом деле, совершенно верно, масса местных источников. И тем не менее транспортировщики каким-то образом с помощью привесов так называемых, то есть деления транспортировки на несколько составляющих, плюс еще сама передача, то есть силовые линии, там...

Татьяна Подберецкая: Да, там по кабелям, да...

Татьяна Овчаренко: Там надо наводить давно порядок. Это очень модная тема аренды, вместо того чтобы иметь в собственности и самостоятельно обслуживать, мы арендуем все, что только можно, причем... А вот текущий ремонт и всевозможные улучшения мы просто игнорируем каждый раз, вот это...

Константин Чуриков: Чтобы нам не говорили, что это мы должны делать, да?

Татьяна Овчаренко: Да-да-да, «мы только арендаторы, в углу стоим», понимаете? Вот в чем одна из проблем, там много проблем.

Константин Чуриков: Надежда из Вологодской области хочет вам задать вопрос, я думаю, какой-то. Надежда, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела бы объяснить, сколько я плачу за 3-комнатную квартиру, 66 квадратных метров.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: За электроэнергию у нас тариф 4,67, у меня выходит примерно 550 рублей и 170 за ОДН, которую оплачиваем управляющей компании несмотря на то, что заключен договор на прямые поставки. Теплоэнергия, у нас тариф 1 585,2, оплачиваем в эту зиму от 3 100 до 2 тысяч рублей, хотя температура у нас не спускалась ниже, допустим, 7 градусов.

Константин Чуриков: В эту теплую зиму, да.

Ольга Арсланова: Надежда, то есть вас волнуют не сами тарифы, а то, как варьируется исполнение вот это? Или по самому тарифу тоже есть вопросы?

Зритель: Нет, я хочу сказать, вот сколько мы оплачиваем за это все. То есть 7 тысяч у меня выходит за 66 квадратных метров.

Ольга Арсланова: Понятно.

Зритель: А еще у нас содержание и ремонт, было 20,02...

Ольга Арсланова: Это вообще отдельная история.

Константин Чуриков: На круг сколько у вас получается, скажите?

Зритель: Семь тысяч.

Константин Чуриков: Семь тысяч на круг.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Ольга Арсланова: Давайте разбираться. Вот смотрите, тарифы, которые определяют монополии, давайте честно...

Татьяна Овчаренко: Да.

Татьяна Подберецкая: Государство сейчас определяет, да.

Ольга Арсланова: Ну да, я и говорю.

Константин Чуриков: Спасибо за эту информацию.

Татьяна Подберецкая: Это государство.

Ольга Арсланова: Да. И есть тариф на вот это вот содержание и прочее, что определяют сами жильцы.

Татьяна Овчаренко: Да как же?

Ольга Арсланова: Должны определять сами жильцы, договариваться.

Татьяна Овчаренко: Они совершенно не принимают в этом участия. Очень многие до сегодняшнего дня и не в курсе. Огромное количество людей не подозревает, что они...

Ольга Арсланова: Расскажите.

Татьяна Овчаренко: ...должны цену на содержание.

Ольга Арсланова: Расскажите, как это должно происходить.

Татьяна Овчаренко: Раз в год управляющая организация, или ТСЖ, или ЖСК должен отчитываться в первом квартале, как, на что потратили, и не знаменитыми этими их отчетами в свернутом виде, где четыре строчки, не раскрытые никаким образом. И это называется отчетным собранием общим, и там решается вопрос о ценах на содержание.

Ольга Арсланова: Мы можем собраться со своим подъездом, со своим домом даже, и те цены, которые нам предлагают управляющие компании, мы можем оспорить.

Татьяна Овчаренко: Да, конечно.

Ольга Арсланова: Но для этого у нас должен быть кворум какой-то, что должно быть?

Татьяна Овчаренко: Ну что? Там есть разные формы собраний, могут собраться и 10 человек, остальное в заочной форме. Но вопрос-то в том, что нужно видеть расходы реальные, а не вообще вот эту сумму какую-то, 25 рублей метр квадратный.

Ольга Арсланова: То есть первое правильно: хотите платить меньше – принимайте участие в обсуждении.

Татьяна Овчаренко: Да, требуйте калькуляции, тогда будем разговаривать.

Константин Чуриков: Сейчас обратимся к теме отопления, я даже справку уважаемому собранию, что зима в этом году была самой жаркой за всю историю метеонаблюдений, однако вот наши энергетики в некоторых регионах топили так, чтобы мало не показалось. Юлию Гусеву из Ярославля от жары не спасали даже открытые окна. В квартире круглые сутки +28, такие прямо тропики жесткие, батареи раскалены были так, что дотронуться невозможно. На ночь семья была вынуждена отключать отопление в квартире. Ну а тем временем энергетики уверяют, что объем подаваемого в квартиры тепла от них не зависит.

Денис Коростелев: Ресурсоснабжающая организация работает по температурному графику, который задается на источнике теплоты, то есть на ТЭЦ. Соответственно, мы не можем перетапливать одних, недотапливать другие дома, поэтому у нас... Тепло подается одинаково, совершенно верно, и перетопы или недотопы в отдельных домах связаны исключительно с тем, что там есть какие-то нарушения в функционировании систем теплопотребления в самих многоквартирных домах.

Ольга Арсланова: Несмотря на то, что...

Татьяна Подберецкая: Молодец, конечно.

Татьяна Овчаренко: Изумительно, я потрясена.

Татьяна Подберецкая: На самом деле...

Ольга Арсланова: А знаете, сколько заплатили? Я вот сейчас просто скажу: в ноябре Гусевы заплатили 1 800, в декабре 2 400. То есть несмотря на то, что тепла им подавали одинаково.

Татьяна Подберецкая: Ну вообще, конечно, у нас энергетики «молодцы».

Татьяна Овчаренко: Ага.

Татьяна Подберецкая: Они ничего не могут сделать на ТЭЦ, они ничего не могут сделать на ЦТП...

Татьяна Овчаренко: Никогда.

Татьяна Подберецкая: Но есть один момент, который, может быть, я в их сторону и выступлю. Он заключается в следующем. На сегодняшний день, так как мы все являемся собственниками в своих домах и нам принадлежит общее имущество, мы должны в своих домах устанавливать системы управления, автоматизированные системы управления, которые конкретно именно в этом доме будут регулировать поставку тепла на основании той температуры воздуха, которая имеется на улице. Это удовольствие непростое, они стоят от 1,5 миллионов и выше, но это себя оправдывает в какой-то момент.

Ольга Арсланова: Но это здравый смысл вообще.

Татьяна Подберецкая: Другой разговор о следующем. Когда тепловики говорят, поставщики услуг когда говорят о том, что вот они это не могут, это не могут, и перетопы не их проблема, – это их проблема. Во-первых...

Ольга Арсланова: Нет, перетопы – это и наша проблема.

Татьяна Подберецкая: Нет, перетоп – это их проблема, то есть они должны за это отвечать, потому что они должны поставлять в каждую квартиру при существующих сегодня правилах, прямых договорах с населением, не прямых расчетах, а прямых договорах с населением они обязаны к каждой батарее доставить ту температуру, которая соответствует температуре воздуха, что сегодня технически практически невозможно. Поэтому надо понимать, что вся наша система требует определенной реорганизации и модернизации, только тогда можно будет решать вопрос. А так и будем, как и платим.

Константин Чуриков: Вопрос...

Татьяна Подберецкая: И еще один вопрос, извините, еще один момент.

Константин Чуриков: Да, пожалуйста.

Татьяна Подберецкая: Если они что-то недоберут, то они найдут решение, они не примут показания приборов учета по дому, напишут среднюю, что это их не устраивает, и все равно возьмут ту сумму, которую они хотели забрать.

Татьяна Овчаренко: Нет, это зависит от потребителя. Деньги у нас, и вот эти фокусы, эти рассказы про то, что они чего-то не могут...

Татьяна Подберецкая: «Деньги у нас» – у кого?

Татьяна Овчаренко: У нас, у плательщиков.

Константин Чуриков: У людей, у граждан.

Татьяна Овчаренко: У людей.

Татьяна Подберецкая: Ага.

Татьяна Овчаренко: Это первое. Я вам могу сказать, что закон позволяет не платить за 28 градусов. Вот ты получил...

Татьяна Подберецкая: Я и сказала про перерасчет.

Татьяна Овчаренко: Да. Прежде всего я потребую минус 10 пересчитать, 18 градусов мне в квартиру. Не можешь? – это меня не интересует. Как только их начинаешь наказывать деньгами, вдруг выясняется, что, оказывается, ТЭЦ и ЦТП регулируют.

Ольга Арсланова: Татьяна Иосифовна, а можно вот такой вопрос наивный? Вот у меня, например, батареи, которые могут регулировать, я не хочу 28, я хочу 18, я себе накрутила на 18, а платить-то я буду за 28. Хоть у меня было 18, а это лишнее тепло не взяла, меня же заставят заплатить.

Татьяна Овчаренко: Нет, что значит «заставят»? Нож к горлу вам приставят? Нет, извините.

Ольга Арсланова: А как я докажу?

Татьяна Овчаренко: Вы должны доказывать? Вы вызываете их для актирования, во-первых. Во-вторых, есть счетчики с памятью. Нет, вопрос не в этом, вопрос в том, что сегодня правило такое: сколько я тебе поставил, за столько ты заплатишь.

Ольга Арсланова: Да, так и есть.

Татьяна Овчаренко: И это требует серьезного реагирования, серьезного наказания, потому что это фокусы... Ну вы посмотрите, он говорит: «Мы не знаем, как образуются перетопы». У него в квартире, что ли, костры устраивают, чтобы подогреть?

Ольга Арсланова: С божьей помощью.

Константин Чуриков: Ну вы же с вашим подходом, наверное, просто из долгов не вылезаете, вы все время должник в каких-то базах, правильно? Потому что пока вы не платите, по закону вы должник. Но вы активный горожанин, конечно, вы уже там и в суд обратились, и так далее.

Татьяна Овчаренко: Нет-нет.

Константин Чуриков: Но таких людей единицы.

Татьяна Овчаренко: Нет, я еще раз повторяю. Во-первых, таких в стране умных...

Константин Чуриков: Как вы.

Татьяна Овчаренко: ...сотни тысяч, и они вполне активно борются, и сюда письма приходят с их победами, мы их читаем. А во-вторых, я вам скажу, что нет, не так: пока на меня не подают в суд, я сижу на диване, ну зачем бежать вперед. Во-вторых, я не могу понять систему учета, она возмутительная, вот, кстати, и по теплу, при которой мне сообщают, что у меня долг 76 тысяч, а на ЕПД пришло 2 133 рубля долг у меня, как вам разница?

Ольга Арсланова: А за что долг?

Татьяна Овчаренко: Ну в целом, это еще отдельная проблема. Так и с энергетиками и особенно с электричеством.

Константин Чуриков: Зрители хотят высказаться, тема народная. Владимир из Калуги, здравствуйте. Эфир ваш, говорите.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Я вот хочу такой вопрос задать. Я живу в двухэтажном доме. С осени прошлого года у нас почти в 2 раза увеличилась плата за отопление. Оперируют тем, что «переходите на индивидуальное отопление».

Константин Чуриков: Так.

Татьяна Овчаренко: То есть они вас вынуждают, что ли?

Ольга Арсланова: Ну типа если платить не хотите.

Татьяна Овчаренко: Они вам завышают оплату? То есть они требуют, чтобы вы решали свои проблемы вот за свой счет какие-то? Я не поняла.

Татьяна Подберецкая: Нет, у них, я так поняла...

Зритель: Нужно на индивидуальное отопление переходить, и все, а так почти в 2 раза увеличилось за отопление.

Ольга Арсланова: «В два раза» – это сколько? Сколько вы платите сейчас?

Зритель: Я платил...

Ольга Арсланова: Сколько-сколько, простите? Еще раз, не слышно?

Зритель: Три с половиной тысячи платил.

Ольга Арсланова: Три с половиной.

Зритель: Сейчас почти пять.

Ольга Арсланова: Ага.

Константин Чуриков: Ой, это еще, кстати, знаете, что, Владимир? Это еще не так много. Дело в том, что вот сейчас мы вам расскажем историю: один житель Липецка в декабре за отопление заплатил угадайте, сколько, почти 13 тысяч. Это из-за того, что его дом в садоводстве обеспечивается исключительно электричеством.

Ольга Арсланова: Максим Коротицкий этот человек, его семья живет как раз в собственном двухэтажном доме. Отопление, горячая вода нагреваются электрическим котлом, много энергии уходит на насос, который качает воду из скважины, плюс бытовая техника, плита, электрический камин, три телевизора и холодильник. В среднем зимой Максим платит за свет до 9 тысяч рублей, но в декабре было холодно, пришлось включать обогреватели, в итоге 12 900. Ну не надо было включать.

Татьяна Подберецкая: За комфорт надо платить, да.

Максим Коротицкий: На электричестве стараемся не экономить, как есть так есть. У нас маленький ребенок. Но вот сейчас собираем документы на пониженный тариф. Понижать нам должны за неимением газа.

Татьяна Овчаренко: А, то есть нет газа?

Ольга Арсланова: Газ есть, уважаемые гости, в 100 метрах от дома, но не хватает мощности. Значит, районные власти обещают, что через 2 года труба появится и на их улице, тогда, правда, придется за это заплатить 250 тысяч рублей, за подключение, но потом не опасаться ни крепких морозов, ни резкого подорожания тарифов за электроэнергию.

Татьяна Подберецкая: Да, но это ни о чем не говорит, газ сегодня дороже в области...

Ольга Арсланова: Но вспомним звонок нашего зрителя. Вот зритель, который нам позвонил (спасибо, что вы это сделали), там ситуация другая, там же не частный дом, там центральное отопление. А почему такие цены?

Татьяна Подберецкая: Нет, на самом деле я так понимаю, что... Вот мы же знаем, от какой-то определенной котельной они получают сегодня тепло. Если они получают от котельной, то все расходы по котельной, мы не знаем, какое это тепло, оно достаточно дорогое на самом деле, вполне возможно, поэтому ему и предлагают индивидуальное отопление. Индивидуальное отопление – это установка котлов в каждой квартире, то есть сам себя отапливаешь, и зависит от того, сколько ты потратишь газа, который, кстати, не дешевле электроэнергии, что само по себе очень интересно. И тогда ты таким образом решаешь свои вот эти проблемы, они ему это и предлагают, именно в таких домах до 5 этажей такое сегодня.

Применяется, кстати, сегодня в Москве, уже начинают переходить на крышные котельные. Они, конечно, со своими определенными правилами, но тогда там тоже будет как-то по-другому устанавливаться тариф, может быть, это будет чуть ниже. Но в Московской области газ дороже, чем электроэнергия.

Константин Чуриков: Вот сейчас по поводу электроэнергии я еще раз хочу напомнить нашим уважаемым зрителям, что, значит, власти, в частности Совет Федерации занимается формированием, выравниванием тарифов на электроэнергию. Говорят, что цены на электроэнергию планируют выравнять, то есть сделать более-менее едиными, к 2021 году. Это, по словам Совета Федерации и его представителей, позволит снизить цены примерно на 50% в бедных регионах. Сразу вопрос к вам, давайте сейчас запустим SMS-голосование: вы верите в обещанное понижение тарифов ЖКХ? «Да» или «нет» на номер 5445, просто насколько вы в данном случае доверяете сенаторам и нашим депутатам.

Ольга Арсланова: Вот о неравенстве как раз хотелось бы поговорить на основе вот этой SMS. «В Москве платим мы за 3-комнатную квартиру (75 «квадратов») в среднем 7 тысяч. Сестра живет в Чувашии, за такую же квартиру, 75 «квадратов», платит уже 11». Понятно, что и зарплаты, и пенсии в 2 раза меньше московских. Вот как в рамках региона устанавливаются эти тарифы?

Татьяна Овчаренко: Тарифы... Сначала поставщики, производители подают свои вожделения в ресурсную комиссию...

Ольга Арсланова: Какое хорошее слово.

Татьяна Овчаренко: Да, так и есть. Там теоретически и практически существуют эксперты, которые смотрят специальное экономическое обоснование, там огромное количество этих показателей, и определяют, там это или не так, и потом это принимают...

Ольга Арсланова: Но они как смотрят, если в Чувашии зарплаты ниже, чем в Москве, а цены такие же?

Татьяна Овчаренко: А при чем тут зарплаты?

Татьяна Подберецкая: Там просто не по зарплате.

Ольга Арсланова: Ну вы говорите про экономическое обоснование, а оно не учитывает уровень... ?

Татьяна Овчаренко: Нет, экономическое обоснование вожделений поставщиков.

Ольга Арсланова: Ах, вожделений.

Татьяна Овчаренко: Ну при чем тут гражданин? Гражданин, вы же сами говорили, все равно заплатит, ну вот и все. А там обычно снижают, но однако есть решение Верховного суда, в котором вскрывается, что никакая экспертная группа не собиралась или собиралась в кружочек без кворума и так далее. Я видела финансовое обоснование в полстранички при 28 показателях, которые надо...

Константин Чуриков: С потолка берут, да?

Ольга Арсланова: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать», как-то так?

Татьяна Овчаренко: Да. Вот и в Чувашии, конечно, это безобразие, ужас. Но с другой стороны, в Москве очень дорого стоит электричество.

Ольга Арсланова: Да.

Константин Чуриков: Нам звонит Александра из Подмосковья.

Татьяна Овчаренко: А при этом у нас 17 ТЭЦ.

Ольга Арсланова: А капремонт у нас 18,6.

Константин Чуриков: Из Подмосковья нам звонят, а там тоже, поверьте, очень дорого стоит электричество. Здравствуйте, Александра.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я живу в городе Химки, улица Маяковского. У меня 2-комнатная квартира, хрущевка, 42,8. Вот вчера я заплатила за квартиру за свет и за газ 9 тысяч за 42,8. Если у меня дочка живет в Новых Химках, она платит 11, 4-комнатная квартира, а я плачу... Куда я только ни обращалась, ходила в ЕИРЦ, к управляющему записывалась, он мне просто отставил в сторону, «идите», фломастером начертил мне вот эти вот, где тарифы, «вот идите и считайте дома», вот и все.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Зритель: К кому хоть обратиться?

Ольга Арсланова: А туда какие-то...

Константин Чуриков: Секунду, 9 тысяч, еще раз уточнить, 9 тысяч – это за что?

Татьяна Подберецкая: За свет и за газ.

Зритель: Квартплата...

Ольга Арсланова: Сорок восемь «квадратов» – это правда очень много.

Зритель: Квартплата 7 944, 196 рублей газ, 834 рубля за свет. Вот за это я все заплатила вчера 9 тысяч.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Ольга Арсланова: А туда что, какие-то позолоченные трубы проложили? Почему?

Татьяна Подберецкая: На самом деле я вообще не понимаю, откуда... На самом деле очень дорогой газ сегодня в Московской области, он дороже сегодня стоит... У меня есть дом в Подмосковье, вот там газ дороже, чем электроэнергия, самый большой парадокс: электроэнергия вырабатывается на газе, газ дороже, чем сама электроэнергия. Если электроэнергия стоит 3,5, а газ около 6 тысяч рублей.

Ольга Арсланова: Просто если мы сравниваем территории, которые рядом находятся, Москва и Подмосковье, почему разница, вот я не понимаю?

Татьяна Подберецкая: Ну в Москве, скорее всего, дотации, у нас в Москве есть дотации, кстати, они есть на все услуги ЖКХ, здесь тоже, скорее всего, именно на дотациях живет. А в Московской области дотаций особо-то и нет.

Константин Чуриков: Я хочу обратить ваше внимание на то, что знающие люди говорят, у нас в стране вообще излишки электроэнергии, девать ее некуда.

Татьяна Подберецкая: Да.

Константин Чуриков: Слушайте, с газом вообще полный порядок, я имею в виду с добычей, не с распределением, с добычей. Почему так? Почему 9 тысяч в Химках?

Татьяна Подберецкая: А с чего вы решили, что у нас с газом все в порядке?

Константин Чуриков: Я имею в виду по объемам добычи.

Татьяна Подберецкая: У нас с газом в порядке на поставку за границу.

Константин Чуриков: Так.

Татьяна Подберецкая: А у нас половина России, 60%, сегодня даже не газифицирована. Вы только сейчас говорили, 250 тысяч надо с квартиры, чтобы подвести тебе газ, – в какой стране вы это увидите, что такая ситуация?

Татьяна Овчаренко: Чтобы сделать врезку.

Татьяна Подберецкая: Чтобы сделать врезку.

Ольга Арсланова: А таких стран больше нет?

Татьяна Подберецкая: То есть у нас на самом деле перекос полный, и все, что у нас недобирают наши газовые службы, «Газпром» сегодня за границей, он добирает с нас.

Константин Чуриков: Татьяна Григорьевна, вы же в Госдуме, Экспертный совет, в общем-то, в нем участвуете, да?

Татьяна Подберецкая: Да.

Константин Чуриков: Расскажите нам, пожалуйста, вот вы приходите в Государственную Думу, что вы говорите депутатам? Вообще они вас слушают, не слушают? Они вообще понимают, как люди живут?

Татьяна Подберецкая: Ну, я думаю, что все понимают.

Константин Чуриков: Да?

Татьяна Подберецкая: Они же находятся на земле.

Константин Чуриков: Серьезно?

Татьяна Подберецкая: Конечно. А другой разговор, что они воспринимают это несколько иначе.

Константин Чуриков: Так.

Татьяна Подберецкая: Ну как бы призывы бедных не очень быстро доходят до всех верхов, к сожалению. А потом, вы знаете, у нас такое лобби конкретно у поставщиков с точки зрения поставки тепла, газа и электроэнергии, что там принимаются решения порой не всегда те, которые бы хотелось, а те, кто надо было принимать... С этим, кстати, Галина Петровна Хованская очень много борется...

Константин Чуриков: Да, правда.

Татьяна Подберецкая: Но вот вы сами видите, какие выходят распоряжения потом и какие выходят потом законы.

Константин Чуриков: Но как-то по факту получается, что Совет Федерации как-то борется больше, чем Госдума.

Татьяна Подберецкая: На самом деле много с таким бьются, но... Ну посмотрите... Совет Федерации не борется больше.

Константин Чуриков: Да?

Татьяна Подберецкая: Все борются одинаково, будем откровенны.

Ольга Арсланова: Одинаково плохо, да?

Татьяна Подберецкая: Одинаково. Но на самом деле, вы знаете, очень многие просто не проходят, даже в Думе не проходят многие решения, очень многие решения. Проблема у нас все-таки имеет место быть, она заключается в том, что отсутствует... Я всегда говорю, отсутствует экономический анализ всего, что у нас происходит.

Константин Чуриков: То есть анализировать не умеют?

Татьяна Подберецкая: Анализировать... Ну такой анализ, да, конечно. Вы знаете, вот спросите любого сегодня, даже не депутата, а конкретного чиновника в Министерстве жилищно-коммунального хозяйства, любого другого, вообще что у вас сегодня происходит с вашими сетями? Посмотрите, мы всегда говорим, у нас 80% износа, то есть мы их ремонтируем, ремонтируем, ремонтируем... Что же мы ремонтируем, если у нас 80% износа?

Константин Чуриков: Татьяна Иосифовна?

Татьяна Овчаренко: Я, во-первых, никогда не верила в эту цифру. Эти 80%, знаете, это все как графики доллара, то есть в одном месте 25% износ, в Москве с заменением и в ряде, а в других действительно дырка на дырке, зачем же ты это ремонтируешь, это надо коренным образом менять. Нет, очень выгодно, потому что можно бесконечно просить на это дотации, именно на латание, это как наши дороги.

Татьяна Подберецкая: И списывать потери.

Татьяна Овчаренко: И списывать. Потери баснословные!

Константин Чуриков: М-м-м, возможность дополнительного заработка.

Татьяна Овчаренко: Да, это первое.

Константин Чуриков: Понятно.

Татьяна Овчаренко: Второе – это действительно... Самое смешное, что электричество, например, и газ покупаются на оптовых рынках, это не тот газ, который где-то там добыли или электричество, в Иркутской области, обратите внимание, транспортировать не надо, там все они рядом, эти...

Татьяна Подберецкая: Да, там еще рядом плотины, огромные плотины.

Татьяна Овчаренко: Все плотины, все производители, у них меньше рубля, потому что вот тут прямо и есть. А покупается это на оптовых рынках, а потом переходит в оптово-розничные, и города закупают эту энергию. И к вопросу транспортирования: это не значит, что мы купили на Саяно-Шушенской ГЭС 7 тысяч, это безумие, вот эти системы, но они вот как-то проходят мимо даже не Думы, это правительственный вопрос.

Татьяна Подберецкая: Это правительственный, да.

Константин Чуриков: Звонок есть, Роза из Гудермеса. Здравствуйте, Роза.

Ольга Арсланова: Как раз с тарифов в Чечне начали, давайте посмотрим.

Константин Чуриков: Роза, пожалуйста, говорите. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Да-да, слушаем вас, вы нас в трубочке слушайте, телевизор потише.

Зритель: Значит, я могу говорить, да?

Константин Чуриков: Да.

Татьяна Овчаренко: Да-да.

Зритель: Я звоню, вы, наверное, поняли, это из Чеченской республики.

Константин Чуриков: Да.

Зритель: Заставило мне позвонить вот то замечание, которое себя позволила ведущая в адрес нашей республики.

Ольга Арсланова: Ага, что очень много неуплат, да, было дело.

Зритель: Да, она сделала замечание и сказала, что они же все равно не платят. Это что за разговор? Это во-первых. Мы платим аккуратно, регулярно, у нас очень много контролеров, которые до полночи ходят по домам, собирают деньги, это во-первых.

Во-вторых, я не буду рассказывать историю нашего народа, не дай бог никакому народу это пережить: это и репрессии вместе с российским народом, это выселение чеченцев, ингушей в Среднюю Азию, это война, которая пришла в республику, которая разрушила все наше жилье у мамы, у брата, у меня и так далее. Мы сами восстанавливали, сами, понимаете? Мы платим, это во-первых.

Во-вторых, газ – это очень дорогое удовольствие, к сожалению, очень дорогое. Например, вот я сейчас нахожусь у мамы в доме, сама-то я живу в Грозном, но вот у мамы дом в Гудермесе. Значит, мы днем выключаем газ, потому что ну как бы тепло, слава богу, на улице, ночью включаем только, и заплатили мы за последний месяц 7,5 тысяч рублей.

Константин Чуриков: Роза, расскажите, какие доходы в республике, вот у вас, в частности.

Зритель: Доходы такие. Значит, я вам скажу. Значит, я бывший партийный работник, но получилось так, что пришла война, с работы выгнали, и госслужбы стаж я не набрала, и у меня пенсия небольшая.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: У мамы пенсия, маме 90 лет, вот вам наши доходы все.

Ольга Арсланова: Вот платежка вам приходит по ЖКХ, сколько там в среднем получается за месяц?

Зритель: Нет, вы знаете, мы не дожидаемся никаких платежек, потому что у мамы частный сектор, сейчас я вот вам сказала, я у мамы нахожусь, мы сами. Но у нас есть счетчики...

Ольга Арсланова: Ну сколько в месяц получается?

Зритель: ...на свет, на газ, я же вам объяснила, вот за месяц...

Ольга Арсланова: ...7 тысяч.

Зритель: ...мы заплатили...

Константин Чуриков: Да, 7 тысяч.

Роза, доход какой? То есть 7 тысяч от какой суммы, сколько у вас доход, пенсия?

Ольга Арсланова: Там несколько человек же.

Зритель: Ну пенсия у мамы чуть 20 тысяч, потому что ей 90 лет.

Константин Чуриков: Так. А у вас?

Зритель: Я живу в другом месте, поэтому я беру только мамин дом.

Константин Чуриков: Все понятно.

Ольга Арсланова: Мы сейчас запутаемся.

Константин Чуриков: В общем, все равно... Все понятно, спасибо, да.

Ольга Арсланова: Давайте разбираться. Вот смотрите, нам люди звонят и говорят, что много платят, но частный сектор.

Татьяна Овчаренко: Послушайте, во-первых, да, они аккуратно платят, только эти деньги...

Ольга Арсланова: А где они?

Татьяна Овчаренко: ...не приходят туда, куда следует. Не надо лицемерить, уважаемая: я знаю, что и вы, и Дагестан, и Ингушетия, люди платят огромную долю, ну не такую, как в Москве, но чуть меньше…

Ольга Арсланова: Люди платят, а регион не платит.

Татьяна Овчаренко: …а регион не платит.

Константин Чуриков: Это просто... А, подождите...

Ольга Арсланова: Как так бывает?

Татьяна Овчаренко: И естественно, что когда устанавливаются тарифы и бесконечно эти «дайте денег, люди не платят, дайте денег» – это же целая кухня того, как заработать на тебе 2 и 3 раза: ставить якобы твои неплатежи в тариф и каждый год его повышать. Эта система известна любому, простите, специалисту, аудитору.

Константин Чуриков: Да, но при этом, секунду, с точки зрения просто, как сказать, социальной стабильности, я так скажу, вот мы знаем, что регионы Северного Кавказа, плохо там с уровнем зарплат, плохо там с работой, да?

Татьяна Подберецкая: Очень плохо с работой.

Константин Чуриков: Вот как можно в принципе повышать в Чечне на 6,5%, в Дагестане на 5,2%, в Ингушетии на 5,1% с 1 июля 2020 года?

Татьяна Подберецкая: Ну самые бедные на самом деле, будем говорить, – это Дагестан все-таки и Ингушетия, а что касается Чечни...

Константин Чуриков: Да, но как это возможно с точки зрения логики?

Татьяна Подберецкая: Вы знаете, наверное, это вопрос и к местному правительству тоже. По крайней мере дотации на сегодняшний день могут получать либо из государственной казны, доказав, что действительно это имеет место быть, во-вторых, они должны установить для своих собственных, для всех своих жителей льготы. То есть вот у нас же есть такое понятие муниципальный, ниже порога бедности, у нас же много бедных. В Москве, например, если у тебя доход не превышает 7 или 8 тысяч, я сейчас не могу точно сказать, вы получаете дотацию, то есть вы платите небольшое... и остальное доплачивает до вас город.

Татьяна Овчаренко: Да, жилищная субсидия.

Татьяна Подберецкая: Это имеет место быть. Кстати, в Москве вот эти 25 рублей или 29 за содержание – на самом деле это вообще не деньги совершенно и город должен доплачивать людям, но не вот так, как у нас в Москве, всем подряд, богатым и бедным, а конкретно тем, кто в этом нуждается, тогда будет нормально. То же самое надо делать и в регионах. Я понимаю обиду женщины, как бы они так много перестрадали. Мы на самом деле никоим образом не хотим, склоняем перед ними голову за то, что они пережили, это действительно сложно...

Ольга Арсланова: Но я просто не очень понимаю, какое это отношение имеет к платежам просто.

Татьяна Подберецкая: Но руководство этих республик допускает подобную ситуацию, только и всего. То есть это слабое руководство регионами, извините, по-другому я сказать не могу.

Татьяна Овчаренко: Это безмолвствующий потребитель.

Татьяна Подберецкая: Да.

Татьяна Овчаренко: Все. Пока они не будут контролировать собственные расходы и их путь и трансферты к поставщикам, до тех пор эти республики будут страдать.

Константин Чуриков: Секунду. Но с другой стороны, да, есть власть главы региона, губернатора того же, но есть вот эти какие-то «Межрегионгазы», понимаете? Это же... Если бы было все так просто, губернатор сказал – губернатор сделал. Я думаю, каждый заинтересован, самый главный социальный вопрос – вопрос ЖКХ, правильно? Правильно.

Татьяна Овчаренко: Да, совершенно верно.

Татьяна Подберецкая: Тем не менее тарифы устанавливаются правительством региона.

Константин Чуриков: И люди будут дома сидеть, и на улицу никто не выйдет, и все нормально, да? Но поскольку вот эти «Межрегионгазы» существуют, я вот не верю в это телефонное право, когда губернатор звонит и, значит, все, они утихомирились.

Татьяна Подберецкая: «Межрегионгаз» никогда не будет подчиняться местной власти, однозначно, 100%.

Константин Чуриков: Вот.

Татьяна Подберецкая: У них общая, извините, власть, это наш «Газпром», который устанавливает для каждого свои порядки и все остальное.

Константин Чуриков: Вот.

Татьяна Подберецкая: Это вопрос монополии, которая на сегодняшний день, потому что...

Константин Чуриков: Значит, власти регионов не всегда виноваты, не всегда.

Татьяна Подберецкая: Мы не говорим, что виноваты, мы говорим о другом, что на самом деле на уровне региона устанавливаются тарифы, доказывайте это в конце концов, что это не так. Но они-то этого не делают, кто-то же... вот эти утверждает.

Татьяна Овчаренко: Да, совершенно верно.

Ольга Арсланова: А смотрите, при той схеме, которая существует сегодня и которую вот вы обрисовали примерно, если у нас появляется конкуренция на рынке поставок, что-то меняется в лучшую сторону, как вам кажется?

Татьяна Овчаренко: Я работала за пределами страны, в бывшей союзной республике: как только появились конкурирующие поставки, сразу резко упали цены.

Ольга Арсланова: Это вы о ком говорите?

Татьяна Овчаренко: Ну в Молдавии, например, это было, в Риге, в Латвии, это известно, была ситуация.

Ольга Арсланова: Они как появились там? Откуда они взялись?

Татьяна Овчаренко: Там стали покупать сразу у нескольких... Электроэнергия покупается у 6–8 поставщиков, не менее, каждый ТЭЦ, там же еще атомные закрыли, Игналинскую, была своя проблема. Получается, что к тебе в дом приходят люди, которые говорят: «Мы просим (условно) 3 лата», а эти говорят: «Мы 2 лата 70 центов».

Татьяна Подберецкая: Ну через оптовую покупку то же самое.

Татьяна Овчаренко: Да, и через розничное распределение получилось очень легко, во-первых. Во-вторых, с теплом, при производстве электроэнергии, без которой невозможно существование вообще человечества и городов, побочным продуктом является тепло, тепло.

Татьяна Подберецкая: Горячая вода, сброс отработанной...

Татьяна Овчаренко: И мы за нее платим, как будто они ее вырабатывают. Если они ее не будут сбрасывать нам, они взорвутся в течение суток, потому что... Это чистая правда.

Татьяна Подберецкая: Это правда, на самом деле горячее отопление – это та самая горячая вода, которая является отработанным продуктом электроэнергии.

Татьяна Овчаренко: На производстве.

Константин Чуриков: То есть мы им помогаем существовать.

Татьяна Подберецкая: Мы не только помогаем, по сути дела за это платить не надо, а мы платим за подогревы за какие-то, за доставку.

Татьяна Овчаренко: Да-да, задатки какие-то.

Татьяна Подберецкая: По сути дела правильно надо все просчитать, как всегда говорят. Знаете, как кроты, «ну чего, добрые кроты, посчитаем, сколько стоит», в мультфильме известном «Дюймовочка», а здесь никто не считает. Здесь считают знаете, как? Так это как «Свадьба в Малиновке»: «Это тебе, это мне, это тебе, это тебе, это тебе, а вот этот я не ношу фасон», – вот примерно такая ситуация. То есть на самом деле никто никогда не задался этой системой, потому что да, система есть достаточно разрушенная, которая не восстанавливается, в наших регионах много проблем, туда деньги не тратили...

Татьяна Овчаренко: Да.

Татьяна Подберецкая: Не только их воровали, их просто не давали никогда, туда определенную сумму денег. Сегодня вроде ими занялись. По идее что должен сделать поставщик? Он должен мне к моей батарее, к моему, извините, крану доставить нужный продукт, и я за него должна заплатить. А он что делает? У нас сейчас наделили, что в доме за все отвечает управляющая компания, а управляющая компания говорит: ребята, как я отрегулирую, если мне это поставили, у меня нет регулировочного управления.

Татьяна Овчаренко: Оборудования.

Татьяна Подберецкая: Оборудования, в результате проблема. А поставщик говорит: «Да нам наплевать на вас, мы вам дали столько-то». То есть...

Константин Чуриков: Надрывается телефон у нас. Вера из Кемеровской области, Кузбасс. Здравствуйте, Вера.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Татьяна Подберецкая: Там, наверное, совсем плохо.

Константин Чуриков: Сейчас узнаем.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Рассказывайте, как у вас с тарифами ЖКХ.

Зритель: Алло.

Константин Чуриков: Да, пожалуйста, Вера, в эфире вы.

Зритель: Я хотела бы узнать. Вот с 15 мая по 15 сентября отключают отопление, а за отопление платим.

Татьяна Овчаренко: Это я могу.

Константин Чуриков: Самый часто встречающийся вопрос. Пожалуйста, коротко.

Татьяна Овчаренко: Да нет проблем: это ваше правительство без вас решило поделить на 12 частей. Можете собрать собранием и заявить, что будете платить, если у вас есть счетчики...

Татьяна Подберецкая: По приборам учета.

Ольга Арсланова: Платить все равно будете столько же.

Татьяна Овчаренко: Да, только по показаниям.

Татьяна Подберецкая: Но платить будете столько же на самом деле.

Ольга Арсланова: Столько же, сумма не изменится.

Татьяна Подберецкая: Потому что по 1/12 делится за предыдущий период, по счету к выплате за 7 месяцев вы заплатите. Если вы платите по счетчику, должны платить за 7 месяцев, а потом отдыхать, а вам разделили, якобы снижая нагрузку на вас, вот как и в нашей Москве, извините, то же самое.

Татьяна Овчаренко: Да.

Татьяна Подберецкая: Поделили на 12 месяцев. А потом возникает куча вопросов вот с этими управляющими организациями. Они возникают следующим образом: вас в мае выгнали, другая компания пришла, вы ушли с долгами, пришли новые, которые по новой наживают свои ситуации.

Константин Чуриков: Я хочу сейчас быстро подвести итоги нашего опроса. Мы спросили людей, верите ли вы в обещанное понижение тарифов ЖКХ. Результаты знаете какие? «Да» ответил 1%, даже можно по головам посчитать, 17 человек из 1 042 проголосовавших, 99% ответили «нет».

Татьяна Подберецкая: Оптимисты, нормально.

Константин Чуриков: Подождите, это у нас что? Это у нас люди вообще власти не верят? Что это получается?

Татьяна Овчаренко: Да нет, послушайте, есть объективная стоимость тарифа, она ужасно простая: тариф – это вожделения поставщика на наше потребление. Чем меньше мы потребляем, ну знаменатель и числитель, тем выше тариф.

Татьяна Подберецкая: Все правильно, потому что он должен свои возмещать потери и все свои вожделения.

Татьяна Овчаренко: Вот поэтому это неизбежно.

Ольга Арсланова: Знаете, какое ощущение складывается?

Татьяна Овчаренко: Замораживание, вот этот ровный, такая площадка текучести тарифа возможна благодаря тому, о чем вы говорили, то есть настройка и учет.

Ольга Арсланова: Уважаемые гости, вот этот вот рассказ про воду, которую сбрасывают, про то, что поставляют нам 30 градусов жары ежедневно в квартиру, нет уважения к ресурсу вообще никакого. С этим можно что-то сделать? Не знаю, поставить везде энергосберегающие лампочки, которые включаются только на датчик движения? Начинать экономить, и тогда... Ну не могут же они поднимать до бесконечности.

Татьяна Подберецкая: Так, я вас успокою: вы можете все что угодно у себя поставить. Ваш сегодня тариф на самом деле, даже, может, не все зависит от тарифа, от объема потребления. Если мы будем потреблять меньше, то по сути дела мы и платить будем меньше. Какой бы тариф ни был, если я потребила 1 киловатт, а не 40 киловатт, я все равно за 1 заплачу.

Ольга Арсланова: Да.

Татьяна Подберецкая: Что касается электроэнергии, она у нас самый учитываемый сегодня на самом деле ресурс. Если с теплом на дом поставили, не в каждую квартиру, там целая заморочка...

Татьяна Овчаренко: Целая история, да.

Татьяна Подберецкая: Если по воде мы сегодня можем работать по счетчику...

Ольга Арсланова: Давайте везде так сделаем.

Татьяна Подберецкая: Так у нас вода по счетчикам, горячая вода по счетчикам...

Татьяна Овчаренко: ...и электричество по счетчикам.

Татьяна Подберецкая: Электричество по счетчикам, все остальное... В каждую квартиру счетчик на тепло поставить нельзя, если это не горизонтальная разводка.

Ольга Арсланова: Ну хотя бы в подъезд.

Татьяна Подберецкая: Сегодня есть дома, ряд домов даже, в которых есть горизонтальная разводка, там все возможно.

Ольга Арсланова: И ни рубля лишнего капиталистам.

Константин Чуриков: Вот я себе позволю реплику, что граждане уже не доверяют власти. Я смотрю на SMS-портал, знаете, сразу несколько регионов предлагают проверить сферу ЖКХ Следственному комитету, то есть все-таки к Следственному комитету доверие осталось. Можно как-то его туда инкорпорировать?

Татьяна Овчаренко: Ну да, юрист с классическим юридическим образованием и знанием римского права приходит и слушает про Джоули, от которых он удрал с 7 класса школы. Я вас умоляю. Если Следственный комитет будет иметь систему экспертов и она при этом будет независимой, это еще целая история, мы от этого страдаем…

Татьяна Подберецкая: Да, тогда да.

Татьяна Овчаренко: …тогда можно будет говорить об объективной и правомерной проверке, правосудных решениях.

Татьяна Подберецкая: Как раз тут работать с... написал Жилищный кодекс, который соответствует не соответствует сегодняшним...

Константин Чуриков: Была такая шутка: если Шойгу назначить министром здравоохранения, и со здравоохранением будет у нас порядок.

Спасибо. У нас в студии были Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ, и Татьяна Подберецкая, член-корреспондент Академии жилищно-коммунального хозяйства, член Экспертного совета Госдумы России по ЖКХ и жилищной политике. Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как формируются тарифы и из чего складывается оплата за коммунальные услуги?