Молоко - не молоко!

Гости
Артём Белов
генеральный директор «Союзмолоко»
Алексей Поповичев
исполнительный директор ассоциации «Русбренд»

Тамара Шорникова: Национальный союз производителей молока просит одну из крупнейших сетей кофеен разобраться с наименованиями в российском меню и не называть в нашей стране молоком то, что таковым не является, то есть различные растительные напитки: соевые, рисовые, например, кокосовые. Это противоречит российскому законодательству и вводит покупателей в заблуждение, считают авторы обращения.

Иван Князев: Молоко – не молоко. Сырный продукт вместо сыра. Что мы едим? Почему на этикетке нарисована корова, а в составе написано «изготовлено с заменителем молочного жира»? Что скрывается за сокращениями, всякими этими «ешками»? Все ли они вредные? И как отличить одни добавки от других? Давайте разбираться вместе.

Тамара Шорникова: Приглашаем к разговору экспертов. Вы звоните, пишите, рассказывайте. Устраивает ли вас качество продуктов? Читаете ли вы состав? Все ли понимаете, что там написано? Звоните, пишите.

А сейчас поговорим с Артемом Беловым, генеральным директором «Союзмолоко».

Иван Князев: Здравствуйте, Артем Сергеевич.

Артем Белов: Добрый день, коллеги.

Тамара Шорникова: Артем Сергеевич, расскажите подробнее о претензиях. Что нужно и можно называть молоком в нашей стране, а что – нет? О чем сейчас разговор?

Артем Белов: Вы знаете, все достаточно просто. В Российской Федерации есть технические регламенты, которые определяют то, что можно называть в нашей стране молоком, а что – нет. На самом деле такие регламенты есть в абсолютно всех странах, будь то Индия, Китай, Европа, Северная Америка, Аргентина, Уругвай и так далее. Это абсолютно общепринятая практика. Есть технические регламенты, и они определяют, какие продукты как можно называть.

В соответствии с техническим регламентом молоко можно называть только продукты животного происхождения. То есть, если упрощать, тот продукт, который получен от коровы. Или молоко, которое было переработано, но изначально было получено от коровы.

В связи с этим, конечно же, с нашей точки зрения, такие продукты, как миндальные напитки, соевые напитки и так далее, и так далее, конечно же, молоком называть нельзя.

Тамара Шорникова: Артем Сергеевич, поняли. Коротко. А почему сейчас это озаботило производителей? Я думаю, что люди, которые пьют молоко с заменителями… пьют кофе, например, кофейный напиток с заменителем молока, с тем же кокосовым или другим, ну понимают, что это не молоко. Это во-первых. Во-вторых, следуя той же логике, ну давайте сейчас переименовывать и конфеты «Птичье молоко». Все же тоже понимают, что вряд ли…

Иван Князев: Ну, Тамара, ты так говоришь «понимают». Не все понимают! Я тебе честно скажу, я не всегда понимаю.

Артем Белов: Нет, мне кажется, что здесь просто нужно привести наименования в связи с требованиями российского законодательства. Если у нас молоком являются продукты животного происхождения, то так они и должны называться. Все остальные продукты должны называться соответственно. Здесь исключительно необходимость приведения в соответствие с российским законодательством наименований.

Что касается конфет – ну да, это такой расхожий пример, очень любят его приводить. Это продукт, который был придуман еще в советские времена. Может быть, даже раньше, чем в советские времена. Но это скорее исключение, которое как раз должно подтверждать правило, мне кажется.

Тамара Шорникова: Меня больше волнуют другие подмены понятий, что называется, действительно, когда, например, на мороженом нарисована корова, «вкуснейшее мороженое» и так далее. Переворачиваем этикетку, читаем состав – и там «заменитель молочного жира». Вот это, мне кажется, введение в заблуждение чистой воды.

Артем Белов: Ну, это тоже на самом деле проблема. То есть вообще в принципе… Но это другой аспект этой проблемы. У нас есть исключительно растительные продукты, о которых мы начали говорить, и есть продукты с заменителем молочного жира, которые тоже, в принципе, являются в том или ином виде и позиционируются как аналоги молока. Но это другая категория, она в настоящий момент как раз регулируется 33-м регламентом.

Мне кажется, что это тоже не совсем корректно. Скорее, данную продукцию тоже нужно выводить из 33-го регламента, чтобы 33-й регламент регулировал исключительно продукты традиционные, традиционные молочные продукты. Продукты с заменителями молочных жиров, чтобы не вводить потребителя в заблуждение, должны регулироваться какими-то отдельными нормально-правовыми актами.

Иван Князев: Артем Сергеевич, то, что потребителя, конечно же, не нужно обманывать – это понятно. А как вы думаете, люди перестанут покупать эти продукты, если там будет написано, например, «соевое молоко» или «мороженое не из молока» и так далее?

Артем Белов: Ну смотрите, ну смотрите. Во-первых, не «молоко», а «напиток». Я думаю, что не перестанут. Более того, я думаю, что будут также покупать, например, те же самые напитки, тот же самый соевый и миндальный. Я здесь говорю просто о том, что потребитель должен очень четко понимать, что он приобретает.

Есть определенные тренды. Например, рынок напитков растительных действительно достаточно растущий, он не так давно появился и сейчас очень динамично развивается, очень в развитых странах. Да, в развивающихся странах этот тренд немножко обратный – там больше потребляют и тренд идет на продукты животного происхождения в большем объеме.

Но в развитых странах, да, действительно, тренд на потребление растительных продуктов – это такой устойчивый тренд. Этот рынок растет, он не так давно появился, поэтому спрос на эти продукты будет. Просто потребитель…

Иван Князев: Просто я так понимаю, что вы хотите отделить мух от котлет. Вот молоко – это вы, производители, вы производите настоящее молоко. «А вот там, извините, называйтесь тогда заменителями, как угодно, как вам нравится. И там посмотрим, будут ли у вас покупать или не будут».

Тамара Шорникова: Про разграничение, которое уже осуществилось. В магазинах сейчас на многих полках написано, что вот здесь из молока, здесь из растительных жиров продукты. Это как-то повлияло на ваши продажи? Стали ли люди, понимая, сразу видя перед собой, даже не читая этикетку, что это не настоящее молоко, покупать настоящего больше? Или все-таки определяющим у нас сейчас являются доходы, что можешь себе позволить?

Артем Белов: Вы знаете, на самом деле, как это ни парадоксально, повлияли. В свое время, в 2019 году, когда были внесены изменения в технический регламент, с точки зрения наименования, а также была разделена полка на продукты с ЗМЖ и без ЗМЖ, в двух ключевых категориях – сыры и сливочное масло – мы увидели очевидный тренд, когда полки разделили, когда наименование поменяли.

Несмотря на снижение доходов населения, которое мы наблюдали в 2019–2020 году, был устойчивый рост спроса на традиционные сыры и на традиционное масло. При этом было снижение спроса на продукты с заменителями молочных жиров.

Я считаю, что такой тренд предопределили как раз те факторы, о которых мы говорили: разделение полки и изменение технического регламента. Поэтому, даже несмотря на снижение доходов населения, потребитель хочет четко понимать, что он покупает, традиционное ли это молоко, продукт, сделанный исключительно из молока, либо это продукт с заменителями молочных жиров.

Еще раз говорю: ничего страшного в этих продуктах нет. Они также есть в технических регламентах. У них также есть определенные потребители. Но нужно четко понимать, что вы не должны заблуждаться, я не должен заблуждаться в том, что я конкретно покупаю – продукт это животного происхождения либо растительного.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Артем Белов, генеральный директор «Союзмолоко», был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Слушаем телефонный звонок. Надежда, Волгоградская область, да?

Зритель: Да.

Иван Князев: Здравствуйте, Надежда.

Зритель: Да-да-да. Алло.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас, Надежда.

Зритель: Здравствуйте. Вы меня слышите?

Тамара Шорникова: Да. Говорите, что вы покупаете, какую продукцию.

Иван Князев: Прекрасно слышим.

Зритель: Я хочу вам вот что сказать. У меня несколько вопросов к вам. Во-первых, почему не сделать сейчас, как было в советское время, колхозы и совхозы, чтобы было много коров, свиней, курей, индюков, кого угодно, уток? Тогда было мясо качественное, настоящее. А сейчас вы знаете, сколько курица растет, которую мы едим? 23 дня. Поросенок за три месяца вырастает до 120–150 килограмм.

И когда устраиваешься на работу в Белгородской области, например, на птичник, ты должен написать… Как это называется? О неразглашении тайны. А какая тайна может быть на птичнике или на свинарнике? Расскажите мне, а? Вы думаете, что наше правительство не знает, что мы едим? Они прекрасно знают. Медведев приезжал туда, жал руки им, говорил: «Молодцы!» Но сам-то он это мясо не ест. Правда? Это мясо мы едим.

Иван Князев: Это мы не знаем.

Зритель: Поэтому у нас у всех болят ноги, руки, все больное. Столько людей больных сейчас! Посмотришь, люди ходят, передвигаются, как утки. Вот так вот.

Тамара Шорникова: Надежда…

Зритель: Знаете, когда я жила в Казахстане, у нас, например, давали людям специально машину зерна, трех поросят и говорили: «Кормите два поросенка для государства, а одного – для себя». Почему бы сейчас так не сделать?

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо вам.

Тамара Шорникова: Как выращивается современное мясо? Вернее, как оно потом попадает на прилавки? С какими добавками работают производители?

Иван Князев: И мясо ли это?

Тамара Шорникова: Обо всем поговорим вместе с экспертом. Алексей Поповичем, исполнительный директор ассоциации «Русбренд».

Иван Князев: Здравствуйте, Алексей Валентинович.

Алексей Поповичев: Добрый день.

Иван Князев: Алексей Валентинович, у меня вот такой вопрос. А зачем мы все это кодируем в какие-то сложные коды? Е-258, еще что-то, какие-то другие непонятные слова, которые большинство людей не понимает. Даже если назовешь какой-нибудь «глюконат», то я, честно говоря, не особо разбираюсь в этих штуках. Нельзя ли писать, как на пачке сигарет: «Вот это не ешь – будет рак», «Вот этот сыр съешь – у тебя почки будут болеть или желудок, гастрит», – и так далее? Ну, чтобы действительно понятнее потребителю было. Простите за такую примитивную формулировку.

Алексей Поповичев: Ну, во-первых, Артем уже вспоминал технические регламенты. На сегодняшний день наше государство на 100% гарантирует, что все используемое для производства пищевой продукции – безопасно. То есть продукты на сегодняшний день – безопасные.

Конечно, добавляют туда определенные консерванты, ингредиенты, подсластители, красители определенные, но все они безопасные и прошли проверки нашими органами Роспотребнадзором.

К сожалению, сейчас… Вот предыдущая выступающая вспоминала времена Советского Союза. Молоко хранилось одни сутки. Но сейчас, к сожалению, логистика требует большего времени, пространства. Предприятия пытаются производить продукты питания с максимально высоким сроком годности. Для этого служит упаковка, а также они используют консерванты в рамках допустимого.

Тамара Шорникова: Давайте вместе посмотрим видеоматериал. Мы решили небольшой опрос провести среди наших телезрителей. «Нужно ли запретить пищевые добавки?» – узнавали корреспонденты у жителей Чебоксар, Калининграда и Краснодара. Посмотрим видеоматериал и вернемся в студию для обсуждения.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Алексей Валентинович, разные мнения услышали от телезрителей. Тем не менее, разбираясь с теми же самыми добавками, почитала, что скрывается за этими сокращениями. Например, Е-440 – полезный для пищеварения яблочный пектин. То есть все же есть добавки, которые вполне себе, скажем, натуральные и так далее.

Иван Князев: Полезные.

Тамара Шорникова: Есть при этом и искусственного происхождения. Может быть, хотя бы такую границу в составе проводить, как сейчас с натуральным молоком и с заменителями? Мол, это и раньше добавляли, а это – индустриализация, техническая революция помогла нам разработать добавки и сейчас мы их добавляем. Как вам кажется?

Алексей Поповичев: Мне кажется, что такой путь, наверное, порочный, он тупиковый, потому что на самом деле потребитель делает свой выбор зачастую вне зависимости от этого. Он выбирает по вкусу, запаху. Вы знаете, все потребители, когда проводят тестирование, обычно говорят, что они хотят все натуральное, а когда им делают натуральный йогурт с натуральными добавлениями фруктов, то они говорят: «Что это за страшная серая гадость?»

Иван Князев: Так вот, в этом-то как раз и обман происходит, что потребитель не знает, что ему скормили. Он за счет этих вкусных всяких добавок, усилителей вкуса и тому подобное считает, что вот это как раз хороший и вкусный продукт. А если бы ему рассказать о том, что он съел?

Алексей Поповичев: Кто-то ему должен об этом рассказать. Но я хотел бы сказать, что продукт становится более красивым и более ароматным, и это не сильно влияет на человека, с точки зрения его здоровья. Потому что на сегодняшний момент, как я уже говорил, все добавки, которые фигурируют в описании продукта (а это обязательная информация, которую проверяют наши контролирующие органы), они все безопасные, с точки зрения здоровья.

Иван Князев: То есть мы должны этому поверить просто и даже не знать об этом, просто довериться? Нам сказали, что все это безопасно, и пускай я даже не знаю, что означают все эти буквы, цифры на этикетке?

Алексей Поповичев: Вы знаете, я помню, в свое время с нитратами боролись. И женщина одна сказала: «Я прихожу, с огорода приношу огурцы на рынок, а мне не дают их продавать, потому что там в четыре раза превышено содержание нитратов, а я только навозом удобряю». И что, вот эти огурцы, где превышено содержание нитратов, у тебя полученные естественным путем, они тоже небезопасные.

Поэтому, с моей точки зрения, разумное добавление каких-то добавок делает продукт лучше, в том числе дает потребителю новые вкусовые ощущения, но ни в коей мере не влияют на его здоровье. Конечно, потребитель волен выбирать…

Тамара Шорникова: Со связью начались проблемы, но мысль поняли. Спасибо. Алексей Поповичев, исполнительный директор ассоциации «Русбренд».

Давайте послушаем еще телефонный звонок.

Иван Князев: Ирина из Приморского края у нас на связи, успеем выслушать. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотела сказать о том, что у меня высшее образование, химик-биолог. Я бы хотела сказать, что продукты – это национальная безопасность людей в Российской Федерации. Это одно. Сейчас 99% продуктов, которые у нас в магазинах, их кушать нельзя, а их кушают и дети, и взрослые, и старики. Поэтому аллергия, онкология и так далее.

Продукты нужно делать для людей, а не для предпринимателей, которые обогащаются за счет этих продуктов, которые выпускают химическое молоко, химическое мясо, химические овощи и фрукты. Это неправильно! Нам надо сделать ОТК, как раньше было. Если ОТК прошло, если ГОСТы утверждены по изделиям – значит, нужно выпускать. Почему мы не думаем о людях? Почему?

Тамара Шорникова: Ирина, подскажите, пожалуйста, а как вы с такими знаниями выбираете себе продукты?

Зритель: А у меня дача, у меня дача. У меня свои яйца, у меня свои куры, у меня свои кролики. Я даже беру крупы, даже крупы беру, и, понимаете, мне страшно их брать. Почему страшно? Потому что там много гербицидов, пестицидов и так далее. Почему ничего не проверяется?

Иван Князев: А друзьям своим вы как советуете выбирать продукты? Ну не у всех же есть дача, овощи свои.

Зритель: Послушайте меня, мы не должны выбирать, мы не должны выбирать. Мы должны прийти в магазин и знать, что мы взяли продукты и что эти продукты натуральные.

Тамара Шорникова: И гарантированного качества. Да, спасибо.

Иван Князев: Понятно. Да, спасибо вам большое. Ну, собственно, об этом и речь – чтобы мы все-таки хотя бы, если уж есть вариант выбора, нет варианта выбора, но мы хотя бы знали, что мы покупаем.

Тамара Шорникова: Полярные мнения приходят к нам на наш портал в эсэмэсках. «Добавки нужно запретить – люди будут здоровее в тысячу раз», – пишет Волгоград. А вот Сахалинская область сомневается: «А хватит ли продуктов на всех, если качественные выпускать, и будут ли они нам по карману?»

Иван Князев: Тоже вопрос.

Это темы дневного блока программы «ОТРажение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)