Молоко оцифровали

Гости
Артём Белов
генеральный директор «Союзмолоко»

Марина Калинина: Ну, и первая тема нашего сегодняшнего эфира сегодняшнего дня: в России начали маркировать молочную продукцию с коротким сроком хранения – 40 дней и менее. По данным «Союзмолока» некоторые компании испытывают трудности с подключением к маркировке, и так же есть сложности с их поставками.

Иван Князев: Ну а мы же хотим понять, что вообще эта маркировка дает нам, потребителям, как будет работать эта система и вырастут ли цены на молочную продукцию. Некоторые, кстати, это уже отметили – там на рубль, на два, когда заходили в магазин сегодня утром. Обсудим это с нашими экспертами. С нами на связь выходит Артем Белов, генеральный директор «Союзмолоко». Здравствуйте, Артем Сергеевич.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Артем Белов: Добрый день.

Иван Князев: Артем Сергеевич, ну вот мы сегодня уже с Мариной зашли с утра в магазин, точнее Марина зашла, и я этому порадовался. И хотим вам и нашим телезрителям продемонстрировать, как вся эта система работает. Мы специально установили приложение «Честный знак». Марина...

Марина Калинина: Вот йогурт «Клубника» – вот маркировка.

Иван Князев: Да, вот йогурт «Клубника» – вот здесь на крышечке маленький знак маркировки, QR-код такой, сейчас посмотрим, что...

Марина Калинина: Вот, Ваня, и считай что там.

Иван Князев: Да, что это написано. Так. Йогурт «Клубника»: массовая доля жира – 2,5%, «РостАгроЭкспорт», 290 граммов. Сертификат ветеринарного контроля отсутствует. Вот, уже первая неожиданность. Состав: молоко цельное, молоко обезжиренное, сахар, наполнитель фруктовый клубничный.

Марина Калинина: Ну, в общем, состав, который и так на этикетке написан.

Иван Князев: Да-да-да, который, в принципе, и так мы все знаем. Так. Закваска термофильных молочнокислых стрептококков и болгарской молочнокислой палочки. Что еще здесь пишут? Исследование качества. Это уже вот информация от "Роскачества" от системы: фальсификация – 5 звездочек стоит, достоверность маркировки – 2,5 звездочки. Это вот тоже интересный вопрос, нужно будет еще обсудить. Качество – 3 звездочки, даже не дотягивает до 3 звездочек. Потребительские свойства – одна звездочка, ну чуть-чуть там на другую заехали, захватили. Ну, в принципе, вот так вот, уважаемые телезрители.

Марина Калинина: Ну еще там есть описание испытаний и так далее. Артем Сергеевич, а зачем вообще мне, как потребителю, это надо? И еще доплатить за эту маркировку 2 рубля? Потому что йогурт подорожал на 2 рубля сегодня.

Артем Белов: Ну, вы знаете, я не думаю, что йогурт подорожал прямо сегодня на 2 рубля, то есть такой прямой, я думаю, связи все-таки нет. Что касается цели, которая декларируется при внедрении данной системы, то основная цель, которую декларирует государство и оператор системы ЦРПТ (Центра развития перспективных технологий) – это прослеживаемость продукции от поля до прилавка.

Система "Меркурий", информация по которой должна подгружаться, прослеживает движение сырого молока от фермы до перерабатывающего завода. Система маркировки прослеживает уже продукт от непосредственно завода до полки магазина и дальше – холодильника потребителя. То есть основная цель, которая декларируется, – это прослеживаемость продукции от поля до прилавка.

Иван Князев: Ну вот нужно именно такими методами, да? Как-то по-другому контролировать производителя невозможно у нас в стране? Чтобы действительно все честно было, фальсификатов не было?

Артем Белов: Ну, вы знаете, вы задаете такой очень-очень непростой вопрос в том смысле, что конечно же мы, как представители, я, как представитель бизнеса могу сказать, что конечно же, в принципе, в России существует достаточно большое количество контролирующих органов, которые достаточно внимательно следят за тем, насколько качественно, безопасно продукты попадают на стол нашего потребителя.

Есть разные виды нарушений: нарушения, связанные с фальсификацией продуктов. Про нарушения состава я могу сказать, что в случае с молочной продукцией таких случаев в последние годы становится все меньше и меньше. И, в принципе, в настоящий момент их количество сводится к совершенно мизерным значениям.

Есть такое нарушение, как контрафакт, когда нарушаются авторские права тех или иных производителей на бренд. Опять же в молочной категории таких случаев, ну вообще практически не наблюдается, потому что контрафакты – это нарушения, которые характерны для подакцизных товаров или очень дорогих товаров. Поэтому, ну, наверное, маркировка рассматривается как один из дополнительных инструментов, которые позволят государству более эффективно выполнять свои функции.

Иван Князев: Артем Сергеевич, как производители вообще подошли к этой маркировке? Насколько это сложно? Насколько это дорогостояще? В этом вот даже честно признавался «Честный знак», что это будет стоить денег.

Артем Белов: Ну, конечно, это будет стоить денег. Вообще процесс маркировки он достаточно длительный. Мы сейчас говорим о том, что у нас начинается третий этап нанесения DataMatrix код, тот код, который вы считывали.

Но в целом весь процесс маркировки, который включает в себя прослеживание продукции займет еще минимум два года и завершится там, в лучшем случае, 1 декабря 2023 года. То есть это довольно длительный процесс.

А сейчас чем интересен третий этап – это тем, что начинается маркировка самой массовой категории продукции, то есть, продукции сроком хранения менее 40 дней – это порядка 60, если не больше, процентов от общего оборота молочной продукции. Поэтому это такой самый массовый этап. В маркировку вступает наибольшее количество предприятий. Здесь, конечно, есть определенные технические сложности, с которыми мы уже сейчас столкнулись.

Иван Князев: Вот! Какие? По технической части это действительно сложно? Вот это вот – наклеечку на крышку, это новое оборудование нужно. Просто я для чего спрашиваю, чтобы, когда там через месяц, через два у нас цены на молочную продукцию повысятся там не на 2 рубля, а на 10%, мы бы уже были готовы к вашим оправданиям, к тому что «извините, ребята, мы вложились».

Артем Белов: Ну, вы знаете, мне кажется, что здесь не совсем правильный посыл – «нам». Мы живем в правовом государстве. Производители выполняют те решения, которые предприняло государство. Государство приняло решение о том, что будет проверяться маркировка, поэтому мы, производители, добросовестно выполняем те решения, которые были приняты.

Мы покупаем оборудование для нанесения, для считывания, для прослеживания. Мы покупаем за 60 копеек на каждую единицу упаковки – 60 копеек с НДС – это DataMatrix код. Мы не можем по-другому. Если DataMatrix кода не будет, если оборудования не будет, мы просто не сможем работать на рынке. Поэтому мы, как добросовестные производители...

Иван Князев: Так! Плюс 60 копеек. Что еще?

Артем Белов: Ну, смотрите. Плюс поставки оборудования. Поставка оборудования – это тоже очень существенные затраты. Если производитель решил наносить DataMatrix код не на предприятии, а в типографиях, – это тоже определенные затраты дополнительные, связанные с ростом стоимости упаковки. Поэтому какие-то затраты, конечно же, бизнес несет.

Марина Калинина: Артем Сергеевич, я просто хочу вернуться к своему первому вопросу. Я просто честно не могу понять, для кого эта система контроля – для покупателя, или для кого? Потому что я не уверена, что бабушка пойдет в магазин, купит пакет молока, достанет iPhone, приложит iPhone, значит, к этому знаку...

Артем Белов: И будет разбираться, что здесь значит «органолептика», безопасность, маркировка и звездочки.

Марина Калинина: И будет долго, да, интересоваться, что же это все значит. Вот как-то вот...

Артем Белов: Вы задаете правильный вопрос, но, к сожалению, не по адресу. Я еще раз повторюсь, я представляю добросовестный бизнес, который реализует на практике те решения, которые приняты государством.

У системы маркировки есть оператор – Центр развития перспективных технологий. Он оператор этой системы. Государство приняло ряд решений, мы эти решения исполняем. Вопрос целесообразности. Ну я... как это... есть решение, мы его выполняем. Вопрос целесообразности мы не обсуждаем.

Марина Калинина: Нет, ну смотрите, вы же тоже покупаете продукты в магазине, правильно? Вот насколько вы лично, как потребитель будете рассматривать вот эту маркировку и читать, что же там за органолептика такая?

Артем Белов: Ну, смотрите, в принципе, информация, которая необходима потребителю для того, чтобы принять осознанное решение относительно там того или иного продукта, достаточно жестко регламентируется техническими регламентами Таможенного союза...

Иван Князев: Достаточно его попробовать.

Артем Белов: ...на этикетку, на упаковку. Ну а дальше, понимаете, молоко все-таки такая категория. Вы как часто меняете те молочные продукты, которые вы покупали? Вы, собственно, один раз выбрали, вы привыкли к ним и вы их покупаете. Но если вдруг не случилось каких-то форс-мажоров, если вы не столкнулись там, например, с испортившимся продуктом, либо еще с чем-то, то, в принципе, вероятность того, что вы серьезно будете менять свои потребительские привычки в части употребления молока не очень высока.

Марина Калинина: Звонок есть у нас. Ольга на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Город Калуга. Скажите пожалуйста, почему меня, как покупателя, лишают права выбора: купить очень дешевые, но пусть не очень качественные продукты, на которые мне хватает пенсии, или я обязана буду покупать вот это сертифицированное, оцифрованное молоко. Потому что мы сейчас пасемся в магазинах только по очень большим скидкам, по сути, питаемся просроченными продуктами. И меня лишают выбора. Я буду или качественным оцифрованным, или я хочу, допустим, фальсифицированным, но очень дешевым, питаться. Спасибо.

Иван Князев: Прямо фальсифицированным? Ну, интересный вопрос, Артем Сергеевич?

Артем Белов: Ну, я не знаю, как на это можно ответить. Недопустима продажа продукции фальсифицированной в торговых точках. Недопустима продажа продукции, которая просрочена. За подобные случаи достаточно серьезную ответственность в соответствии с законодательством, несут как производители, так и розничные сети, которые подобную продукцию продают.

Иван Князев: Артем Сергеевич, я думаю, здесь, понимаете, вопрос больше в такой плоскости... Ну вот человек из Калуги, да? Из Калуги был наш телезритель. Есть там небольшой производитель, к которому все привыкли, который, в принципе, у него небольшая маржинальность, и так далее, и тому подобное. И для него вот эти все затраты, они могут быть неподъемными. И это скажется на цене. И людям придется покупать только всем известных марок производителей и так далее.

Артем Белов: Ну, вы знаете, тут такой очень непростой вопрос, потому что молоко, вы абсолютно правы, является самым значимым продуктом. Я могу вам сказать, мы посмотрим, например, на то, как выросла себестоимость производства молока и как выросла цена на полке. Эти цифры совершенно несопоставимы. Себестоимость, например, производства молока выросла в прошлом году примерно на 20%, а цена на полке магазина, с учетом акционных продаж (а молоко – одна из ключевых позиций с точки зрения акционных продаж), выросла примерно на 5-6%. Молоко являлось делятором.

Поэтому, когда мы говорим о росте себестоимости в связи с введением маркировки, да, она вырастет. Там, по нашим оценкам, вырастет примерно на 2,5% себестоимость. Но насколько производитель сможет ... это на полки – это большой вопрос. Потому что, еще раз повторюсь, молоко – это действительно социально значимый продукт.

Возможно, ряд производителей будет жертвовать своей доходностью, обеспечивая потребителя качественным и доступным молочным продуктом. Хорошо ли это будет в долгосрочной перспективе? Ну, наверно, не очень хорошо с точки зрения бизнеса, потому что снижение доходности – это ограничение возможностей его развития. А развитие бизнеса – это новые рабочие места высокотехнологичные, это налоги в регионы, и так далее, и так далее, и так далее. Но это такой, более комплексный системный вопрос.

Марина Калинина: И это на фоне падения платежеспособного спроса у населения, понимаете?

Артем Белов: Ну, здесь действительно ситуация, там, если мы смотрим реальную статистику, мы видим, что в 2021 году уровень доходов, реально располагаемых населением составлял от 93-94% от 2012 года. Это правда.

Иван Князев: Давайте еще послушаем наших телезрителей, что они думают по этому поводу.

Марина Калинина: Юлия из Костромской области. Юлия, здравствуйте.

Иван Князев: Приветствуем вас.

Зритель: Здравствуйте. Я вот смотрю вашу рубрику «Молоко оцифровали», и у меня такой вопрос: что касается оцифровки других молочных продуктов, которые на натуральном молоке, я имею в виду – сметана, сливочное масло, творог. Коснется ли оцифровка вот этих продуктов? Спасибо.

Иван Князев: А мы сейчас спросим. Да, спасибо вам. Артем Сергеевич?

Артем Белов: Да, с 1 декабря все молочные продукты, которые вы видите в магазинах, должны содержать маркировку. Ну, там есть некоторые исключения. В настоящий момент в обороте разрешена продукция, которая была произведена до 1 декабря. Например, вы йогурт со сроком годности менее 40 дней, но на нем нет DataMatrix кода, то высока вероятность, что он был просто произведен до 1 декабря.

Вся продукция, которая произведена после 1 декабря должна содержать DataMatrix код. С 1 июня текущего года вся продукция – мороженое, сыры – должна содержать DataMatrix код. С 1 сентября стало необходимым наносить DataMatrix код на всю продукцию сроком годности более 40 дней. А с 1 декабря – на всю продукцию менее 40 дней.

То есть, в принципе, этап, связанный с нанесением DataMatrix код, в данный момент завершен. То есть вся молочная продукция должна сейчас содержать, если она произведена после 1 декабря, содержать DataMatrix код.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам большое за комментарии.

Марина Калинина: Артем Белов, генеральный директор «Союзмолоко», был с нами на связи. Ну а мы идем дальше.

Иван Князев: Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)