Мораторий на долги пенсионеров

Мораторий на долги пенсионеров | Программы | ОТР

Окажется ли он действенной мерой для тех, кто оказался в безвыходном положении

2020-12-29T22:37:00+03:00
Мораторий на долги пенсионеров
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Внимание – мошенники!
Россию XVIII века от любой европейской страны отличал громадный культурный раскол общества, в котором одна часть не понимает, как живет другая
Что у школьника в тарелке?
ТЕМА ДНЯ: Продукты накрыло цунами цен
«Всё включено» по-русски
Траты растут! Покупаем больше или платим дороже?
Прививка от ограничений
Что нового? Екатеринбург, Абакан, Биробиджан.
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Гости
Павел Медведев
экономист, финансист
Агван Микаелян
член совета директоров международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza

Елена Медовникова: И мы начинаем обсуждение нашей первой темы. И вот взыскивать с пенсионеров бесчеловечно: в «Справедливой России» снова задумались о справедливом отношении к этой категории граждан и выступили с очередной громкой инициативой, то есть предложили банкам и приставам наложить мораторий на их долги, ведь пенсионеры и так сильно пострадали от пандемии и экономического кризиса, многим не хватает денег на еду. А между тем сейчас в производстве находятся почти 1,5 миллиона дел о пенсионных долгах. Ну вот поможет ли мораторий тем, кто оказался в безвыходном положении? Об этом поговорим.

Александр Денисов: Да. Ну и должны пенсионеры, по данным Федеральной службы судебных приставов, примерно 330 миллиардов рублей.

На эту тему мы поговорим с Агваном Микаеляном, членом совета директоров международной аудиторско-консалтинговой сети «ФинЭкспертиза». Агван, добрый вечер.

Агван Микаелян: Добрый вечер.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Александр Денисов: Добрый вечер.

Расскажите, пожалуйста, по закону, был принят закон, который запрещал забирать в счет, списывать в счет долга деньги социальных выплат, но тем не менее из пенсии могут вычитать примерно до 70% от суммы. Как это согласуется? Вроде и закон был, и при этом такая проблема до сих пор существует.

Агван Микаелян: Вы знаете... Меня слышно, я просто плохо вас слышу.

Елена Медовникова: Да.

Агван Микаелян: Надеюсь, что вы меня слышите.

На самом деле социальные выплаты и пенсии – это не совсем одно и то же. Надо понимать, что социальные выплаты – это совершенно другая вещь, поэтому по закону реально можно, наверное, из пенсии вычитать то, что положено по закону. Вы знаете, сама по себе величина пенсии в России не очень большая, поэтому предполагаемые ограничения, наверное, можно рассматривать как справедливые, скорее всего. Но мне кажется, что на сегодняшний момент немножко преувеличен масштаб бедствия. Во-первых, начнем с того, что наши пенсионеры все-таки одни из самых добросовестных плательщиков, одни из самых...

Александр Денисов: Агван, вы знаете, я тоже так подумал, потому что нам часто зрители звонят, рассказывают пенсионеры, что они занимают 3–5 тысяч рублей до следующей пенсии, на текущие расходы если требуется, и не жаловались. Но при этом цифра в 330 миллиардов рублей все-таки смущает, вот Дмитрий Аристов, руководитель Федеральной службы судебных приставов, сказал, что вот у нас 1,5 миллиона должников среди пенсионеров, вот такую сумму они задолжали, сумма все-таки немаленькая.

Агван Микаелян: Сумма совершенно не маленькая, но на самом деле абсолютная сумма всех долгов россиян сильно большая. Если посмотреть среднюю цифру, это примерно составляет где-то для лиц больше 60 лет 90 тысяч рублей. Есть одна вещь, которая очень свойственна России: почему-то наши пенсионеры склонны серьезно помогать своим детям. На самом деле не менее пятой части всех задолжавшихся пенсионеров – это деньги, которые взяты, для того чтобы помочь своим же детям, внукам перекредитоваться, то есть закрыть свои долги, вот такая вот есть тема. Но во всем остальном, мне кажется, тема немножко раздута.

Думаю, что, если дать солидную отсрочку, где-то год-полтора, все пенсионеры рассчитаются. У нас не принято не рассчитываться по долгам; доля тех людей, которые не могут рассчитаться, среди тех, кому больше 60 лет, меньше 2%, это неслыханно низко.

Александр Денисов: Как тогда увязать отсрочку с банками? Потому что мы же понимаем, чем больше времени, тем больше штрафы копятся. Как с ними этот вопрос решать?

Агван Микаелян: Я предложил бы такой вариант. Во-первых, подавляющее большинство всех кредитов, которые берут пенсионеры, – это потребительские кредиты. Потребительские кредиты имеют очень высокий процент, ну это всем известно, что потребительские кредиты исключительно редко бывают ниже 18%, тем более на таких маленьких суммах. Поэтому я думаю, что банки могли бы по согласованию с государством или по настоянию государства даже без принятия закона сделать определенные послабления и просто реструктуризировать эти долги. Хотя можно и закон принять, но просто для этого требуется какое-то определенное количество времени.

Александр Денисов: Да. Вы знаете, еще есть еще один инструмент, как выкрутиться, как отсрочить долг, – написать заявление в Федеральную службу судебных приставов, указать сумму, которую получаешь ежемесячно, что единственное жилье у тебя, больше никакого нет, и, возможно, по словам Дмитрия Аристова, снизить процент изъятия до 20%, то есть чтобы не больше 20% от пенсии забирали в счет долга. Такой тоже инструмент существует.

Агван Микаелян: Ну, инструмент более-менее нормальный, но надо понимать, что все равно для части пенсионеров это будет недостаточно по той простой причине, что все-таки сама по себе абсолютная величина пенсии весьма маленькая, и его на сегодняшний момент с учетом тех инфляционных процессов, которые есть, продуктовая инфляция достаточно высокая, она выше, чем общая инфляция, а пенсионеры очень серьезные потребители, основную часть их затрат составляют как раз покупка продуктов, обслуживание каких-то хозяйственных моментов. Думаю, что это будет маловато.

Конечно, хорошо, что такой механизм есть, и надо, конечно, этим механизмом воспользоваться. Честно говоря, меня сильно удивляет, что наши приставы вот так вот рьяно взялись за пенсионеров. Обычно они никогда не отличались какой-то бодростью при взыскании долгов другого плана, к ним масса претензий, и такое прямо рьяное внимание к нашим пенсионерам...

Александр Денисов: Ну, ничего удивительного, пенсионеры не скрываются. Вы имеете в виду жуликов, которые должны миллиарды? Их, конечно, непросто отыскать, непросто отловить.

Агван, а вас не удивляет вообще сама ситуация? Вот банки, меня как-то удивило, что в какой-то момент они стали рассматривать пенсионеров как клиентов, предлагают, причем навязчиво предлагают, одно время даже звонили, пока это не было запрещено, предлагали кредиты. Казалось бы, все ясно, человек не обладает большими доходами, при этом...

Агван Микаелян: Вы знаете, кредитование – это математический, очень четко рассчитанный механизм. В принципе совершенно точно понятно, какая у человека пенсия, то есть доход его определенный и гарантированный, пенсия не может пропасть, не может исчезнуть, уровень дожития пенсионеров после выхода на пенсию, так сказать, тоже вещь достаточно хорошо описанная и статистикой, и всем. Поэтому банки создают свои модели, они идут на этот риск.

Еще раз подчеркиваю, пенсионеры берут самые дорогие кредиты, как это ни странно, потому что очень маленькие суммы, а потребительские кредиты традиционно самые дорогие. Вот доля кредитов на недвижимость, которые могут быть дешевле, ну там очень маленькая, можно сказать, ничтожно маленькая.

Елена Медовникова: Агван, ну вот вы говорите о том, что все должны выплачивать свои долги. Смотрите, сколько возникает проблем и у банкиров, и у пенсионеров. Может быть, сделать проще, изначально поднять пенсию всем пенсионерам, тогда, может быть, и проблем будет меньше?

Агван Микаелян: Ну, я согласен...

Александр Денисов: Радикальное и хорошее предложение, Агван, Елена сделала.

Агван Микаелян: Прекрасное. Мне кажется… Я бы вообще поднял и пенсии, и всем бы выплатил каких-нибудь денег, чтобы они могли спокойно пойти и взять что-нибудь в долг. Но на самом деле логика подсказывает немножко другое, в этой логике вроде бы как мы сейчас двигаемся. Правильнее, так сказать, чтобы кредиты были более доступные, проценты были ниже, разумнее, и вместо того чтобы финансировать банковские структуры, можно было финансировать экономику. Вы же берете кредит не просто так, чтобы над ним плакать, вы же берете его для того, чтобы пойти что-нибудь купить. Соответственно, делая покупку, вы финансируете нашу экономику.

Правильнее было бы, чтобы процентная вот эта нагрузка была минимальной, как это, допустим, в достаточно крепких экономиках существует, по-моему, это более правильный путь, и мы туда двигаемся, если заметили, с уменьшением абсолютной инфляции у нас кредитная ставка все-таки падает. Может быть, не такими темпами, как нам хотелось бы, но уже существуют кредиты 8%, хотя совсем недавно, каких-то там 2 года назад это было практически нереально.

Александр Денисов: Спасибо большое, Агван.

Елена Медовникова: Спасибо.

Александр Денисов: Агван Микаелян был с нами на связи.

И зрительница у нас дозвонилась.

Елена Медовникова: Татьяна, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте! Очень рада, что позвонила, дозвонилась к вам. С наступающими вас праздниками.

Елена Медовникова: Спасибо большое!

Зритель: Здоровья вам, всем вашим родственникам.

У меня вот какая тема. У меня сильно болел сын онкологией, мне пришлось взять кредит, а потом он умер, и я взяла кредит. Так Сбербанк дает кредит под такие ставки, вот он почти под 19%. Я согласна платить, у меня пенсия 8 666, из них я плачу 6,5 тысяч за кредит. Ну, корячусь потихоньку, как-то плачу, не отказываюсь, ну хотя бы ставку, хотя бы до 12% снизили.

Александр Денисов: А сколько вы должны всего по двум кредитам?

Зритель: В общей сложности... Один раз 100 тысяч взяла и второй раз 100 тысяч взяла. Год проплатила, выплатила всего 8 тысяч.

Александр Денисов: А сейчас сколько должны, по-прежнему 200 тысяч примерно, да?

Зритель: Ну примерно, без 10 тысяч в одном кредите, без 10 тысяч в другом кредите, ну где-то 170–180 тысяч.

Елена Медовникова: Татьяна, а вам на еду хватает денег?

Зритель: Ну как хватает... Я сама инвалид II группы, мне практически есть ничего нельзя. Ну хватает как... Вот так вот я и живу.

Елена Медовникова: Хватает как-то, да. Ну вот большинство людей, как раз наших пенсионеров, так и живет. Спасибо вам большое.

Зритель: Как можно не голодать, если остаются копейки? Просто еще получаю 2 800 за инвалидность, что II группа инвалидности, тут остается 2 тысячи с лишним, там около 3 тысяч, вот 5 тысяч, на эти деньги я живу.

Александр Денисов: Спасибо.

Елена Медовникова: Спасибо. С наступающим вас, Татьяна, чтобы было все-таки хорошее настроение. Спасибо.

Александр Денисов: Наш следующий собеседник – Павел Медведев, экономист. Павел Алексеевич, добрый вечер.

Павел Медведев: Здравствуйте.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Павел Алексеевич, знаете, сразу хочу с чего начать? Слушаем мы наших телезрителей и экспертов вот уже второй день подряд, сегодня опять идет такая инициатива от «Справедливой России», и уже вызывает сомнение, ощущение, что сотрясается воздух, а результат будет опять ожидаемый и, в общем-то, на месте.

Павел Медведев: А инициатива какая? Простить долги?

Елена Медовникова: Да-да.

Павел Медведев: Ну, это действительно сотрясение воздуха. Этот велосипед уже давно-давно изобрели, лет 50, если не 100, тому назад – простое банкротство. Если человек мало должен, как Татьяна, 200 тысяч рублей, это небольшая, относительно небольшая сумма. Для Татьяны должна быть процедура простого банкротства, как во многих странах, в Великобритании например, там финансовый омбудсмен банкротит граждан с небольшими долгами. Он, конечно, проверяет, не являются ли они обманщиками, вот обманщиков он не банкротит, он заставляет их продолжать платить. Но Татьяна явно не обманщица, ее бы обанкротили буквально за 15 минут.

Елена Медовникова: А почему не работают такие механизмы?

Павел Медведев: Ну потому что они не прописаны. Довольно давно начали писать законы о банкротстве физических лиц. Сначала написали закон о банкротстве тех физических лиц, у которых все-таки довольно большой долг, больше 500 тысяч рублей. Потом написали по названию ровно то, о чем я мечтаю много лет, внесудебные банкротства, но анекдотическим образом внесудебно обанкротиться может только тот, кто уже попал в суд. Вот те пенсионеры, о которых сейчас шла речь, теоретически могут внесудебно обанкротиться после того, как судебные приставы все заберут у них, что только можно забрать. Но скорее всего, у них и забирать-то нечего...

Елена Медовникова: И забирать нечего, конечно.

Павел Медведев: Ну вот они должны иметь в виду, что для них есть закон о внесудебном, то есть относительно простом и дешевом банкротстве. Но прохождение через суд, для того чтобы без суда обанкротиться, – ну это же анекдот.

Александр Денисов: Павел Алексеевич, вот про банкротство заговорили, сейчас же много очень рекламы «Спишем все ваши долги», а ведь это дополнительный крючок для еще бо́льших проблем. Расскажите.

Павел Медведев: Вы знаете, это еще не полный крючок. У меня уже значительная часть заявителей, которых ограбили три раза. Первый раз вот те самые крючки, о которых вы сейчас говорите, те, кто понаобещал им как-то справиться с финансовыми проблемами и ничего не сделал, конечно же. А следующий грабитель – это те псевдоюристы, которые обещали вернуть деньги, заплаченные этим первым мошенникам-юристам. Вы правы, здесь надо очень осторожно себя вести. И вы знаете, я всегда призываю граждан попытаться самостоятельно разобраться. Не то чтобы уж все, но подавляющее большинство наших сограждан имеют достаточно хорошее образование, чтобы самостоятельно прочитать закон. В конце концов, мне можно написать, я абсолютно бесплатно проконсультирую.

Александр Денисов: Павел Алексеевич, мы ваш телефон можем передать Татьяне, чтобы она посоветовалась? Может быть, решить вопрос, действительно процедуру банкротства пройти, если она самостоятельно сможет, либо ваши помощники.

Павел Медведев: Да, можно, конечно.

Александр Денисов: Можно. Хорошо, мы передадим ваш телефон, чтобы она связалась, решила свою проблему. Павел Алексеевич, спасибо большое, спасибо. На связи с нами был Павел Медведев, экономист.

Елена Медовникова: Спасибо.

Александр Денисов: Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)