Московед Станислав Симонов: До 1960-х годов реагентов как таковых практически не было. Всё, что использовали, – это песок

Гости
Станислав Симонов
экскурсовод-москвовед

Мария Карпова: Смс-опрос на весь следующий час, ну, уже чуть меньше, конечно, минут 50 у вас есть, чтобы проголосовать. Антигололедные реагенты на дорогах. Вы за или против? Так и пишите: «за», «против» на короткий номер 5445. И звоните, рассказывайте тоже, вы за или против. 8-800-222-00-14 наш номер.

«А в СССР такой ерунды не было. А были дворники, которые хорошо работали». Это из Ленинградской области.

Петр Кузнецов: О! Об этом, об этом и поговорим с экскурсоводом-москвоведом Станиславом Симоновым. Он с нами на связи. Станислав Юрьевич, здравствуйте!

Мария Карпова: Здравствуйте, Станислав Юрьевич!

Станислав Симонов: Здравствуйте!

Петр Кузнецов: Давайте начнем с того, как справлялись с гололедом в Москве до реагентов. А то многие не знают. Думают, что мы всегда с реагентами жили.

Станислав Симонов: Вы знаете, история очень простая. Реагенты появляются тогда, когда появляется твердое покрытие, в том числе асфальт, к примеру. Для понимания ситуации, асфальт в Москве появился только в первый раз 1905-й год XX века. Купец Пороховщиков покрывает часть территории перед своим рестораном «Славянский базар», для того, чтобы показать, что он богатый человек.

Это вызывает удивление и панику в городе. Почему? Потому что походили москвичи, посмотрели, сказали: «Блин, хорошо!». Сказали москвичи: «Только зимой двигаться нельзя. Это будет сплошной каток». Вообще покрытие дорожное – это очень важный момент. Какие покрытия, такой и реагент.

Значит, начали бороться следующим образом. Начали делать клинкерный кирпич. Который несколько был, ну, скажем, был не такой гладкий, как асфальт. И только в 30-е годы занялись вопросом покрытия московских дорог. Например, Красная площадь приняла единое покрытие в 30-х годах XX века. В 1974-м году появляется вот та брусчатка, которую мы сейчас с вами видим.

То есть, грубо говоря, до 60-х годов реагентов, как таковых, практически не было. Все, что использовали – это песок. Но песок вызывает неприятную историю. Он забивает коммуникации, и все это, знаете, невозможно. Воде невозможно двигаться дальше.

Петр Кузнецов: Не растворяется.

Станислав Симонов: Тогда начали смешивать песок с солью технической. Все бы ничего, это 60-70-е годы. Но соль накапливается в почве. И если ее долго использовать, начинают гибнуть растения. Массово причем начинают гибнуть растения.

Мария Карпова: То есть, если ответить нашей телезрительнице из Ленинградской, зрителю из Ленинградской области, что в СССР не было реагентов, а были хорошие дворники, это тоже не совсем верно? Потому что реагенты все-таки были. Хоть и проще, но были.

Станислав Симонов: Ну, я понимаю, что девушка, конечно, хорошие дворники. Но как вы гололедом покрытый асфальт

Мария Карпова: Ну, конечно.

Станислав Симонов: приведете в нормальное состояние? Ну дворники здесь уже знали, как справляться. Поэтому появляется реагент. Есть асфальт – есть реагент. Давайте уберем асфальт, сделаем деревянные покрытия. Ситуация вообще поменяется.

Петр Кузнецов: Станислав Юрьевич, простите! Реагенты когда первые появлялись, это наше изобретение? Мы что-то с чем-то мешали, как вы сказали, песок с солью? Или откуда-то мы эти технологии перенимали?

Станислав Симонов: Нет, давайте сделаем так. Этим занимается вся Европа. Просто жесткий климат.

Петр Кузнецов: Нет, я про те времена. Сейчас-то понятно.

Станислав Симонов: Про те? 70-е годы вы в виду имеете?

Мария Карпова: Да. 60-70-е годы.

Станислав Симонов: Европа первая начала применять реагенты. Почему? Потому что они, ну, это их изобретение. У них раньше асфальт появился, чем у нас. Это ж надо понимать. Мы специально ехали, чтобы перенять систему покрытия. Мы этим занимались специально. Конец 90-х годов XIX века, скажем так. Мы оттуда переняли. Но просто у нас климат другой совершенно. У них это бывает не много и не часто. У нас это бывает всегда и постоянно.

Поэтому москвичи начали отказываться от соли. И отказались от нее практически полностью. И применяют, соответственно, хлориды всевозможные твердые. Кальций, например, и так далее. И смешивают его с мраморной и с гранитной крошкой. Вот эта гранитная крошка, она решает химические проблемы. Но не решает полностью удаление гололеда на асфальте.

И потом надо понимать, что у нас же машины тоже двигаются. Ну, вот как ты остановишь процесс движения машин? Если не будет покрытия какого-то, не будет движения машин. Это мы вынуждены делать. Сейчас ничего умного не изобрели. Все то же самое. Только соль заменили кальцием. И, соответственно, добавили крошки. Либо мраморной, либо, соответственно, гранитной. Вот и все.

Петр Кузнецов: Просто состав расширился. Да, спасибо.

Мария Карпова: Станислав Юрьевич, вы, как экскурсовод, наверняка знаете. Это правда, что вот эти реагенты очень портят исторические памятники, большой вред им наносят?

Станислав Симонов: Ну, если это соль, конечно, да. Если это крошка, наверное, нет. Потому что крошка, она используется, ну, как вам сказать, ее можно убрать потом.

Мария Карпова: Ну да.

Станислав Симонов: Хотя, в принципе, крошка ну чуть-чуть лучше, чем песок. Но принцип тот же.

Мария Карпова: Ясно. Спасибо большое, Станислав Юрьевич!

Петр Кузнецов: Спасибо! Станислав Симонов, экскурсовод-москвовед о том, как появлялись первые реагенты в Москве. Вы сами понимаете, что из Москвы потом уже опыт этот московский регионы перенимали.

Напоминаем: смс-опрос. Это только начало темы, темы второго часа. «Антигололедные реагенты на дорогах. Вы за или против?». Так и пишите на 5445. А скоро к вашим историям и в прямом эфире к рассказам 8-800-222-00-14.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (1)
Олег Столяров
особенно печалит и то, что до 90-х годов и обувь то кожаная копейки стоила. И галоши, кстати, тоже для бережливых выпускали. А сейчас и обувь дорогая и галош нету. В общем типичный российский кризис: пожар во время потопа с разгулом эпидемии вдобавок. Выживем ли? К пожру оо во время потопа вроде как бы и приспособились. Даже скучать стали, когда такого кризиса долго не было.