Москва строгого режима

Москва строгого режима | Программы | ОТР

В столице сегодня заработала автоматизированная система контроля пропусков

2020-04-22T11:55:00+03:00
Москва строгого режима
Зеленая энергетика: чистая, экологичная, но крайне ненадёжная
Алиментарное решение
Маломерные суда и доступность инфраструктуры на реках и озерах
На пенсию досрочно
Пенсионеры, на выход! Минтруд предлагает изменить расчёт стажа
За зарплатой – на край света
ТЕМА ЧАСА: Нуждаемость станет объективнее?
Не наотдыхались?
Северный отток партнёров
Тепло и свет подорожают?
Гости
Владимир Круглый
член комитета Совета Федерации по социальной политике, заслуженный врач России

Ольга Арсланова: Ну а теперь поговорим о Москве строго режима. В столице сегодня заработала автоматизированная система контроля пропусков. Такого еще нигде нет, кроме нас.

Петр Кузнецов: Да. То есть поездки в городском транспорте теперь можно совершать только при наличии цифрового пропуска с привязанной к нему картой «Тройка», «Стрелка» и социальной картой.

Ольга Арсланова: Автомобилистов без пропуска будут вычислять при помощи камер. Автомобилист должен указать номер машины в электронном пропуске. В противном случае его оштрафуют.

Мы понимаем, что следом нечто подобное могут ввести в других российских регионах – с копированием, возможно, каких-то проблем и ошибок нашего города. Давайте посмотрим, какие могут возникнуть сложности и как это все будет работать. Об этом – прямо сейчас.

Петр Кузнецов: Наш эксперт по этой теме – это Владимир Круглый, член Совета Федерации, заслуженный врач Российской Федерации. Здравствуйте, Владимир Игоревич.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Владимир Круглый: Здравствуйте, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Больше всего москвичей, а следом и жителей других регионов, волнует система наказания – штрафы. Например, не решен вопрос, будут ли штрафы приходить с одной камеры в сутки или после каждого проезда автомобиля под камерой. Как вам кажется, как это будет работать?

Владимир Круглый: Вы знаете, не могу точно вам сказать, не являюсь экспертом по камерам, по Москве. Но если говорить о необходимости таких мер, то тут, понимаете, перед Правительством дилемма: или короткий, но жесткий контроль, как вводится сейчас в Москве, или мягкий, но с непонятной длительностью. Мне кажется, что вот такой жесткий контроль в течение двух недель, ну, может быть, максимум трех недель – более оправдан. Поэтому я считаю, что вот такой контроль необходим. А будет ли с это с каждой камерой или это будет со всех камер – ну, я, честно говоря, не могу вам это сказать.

Петр Кузнецов: По поводу оправданности этих пропускных мер. Смотрите. В период до 15 апреля, когда пропуска собственно появились, и после индекс самоизоляции в Москве существенно не изменился – он колеблется в районе 3,2–3,4. Или мы здесь не только по индексу меряем?

Владимир Круглый: Да. Знаете, конечно, многих людей…

Петр Кузнецов: Это больше как врачу вопрос.

Владимир Круглый: Мы помним столпотворения в метро. С одной стороны, декларируется о дистанции, из каждого утюга говорят, какие меры должны быть для профилактики заражений. И тут же создаются, в общем, властями такие вещи.

Поэтому, конечно, очень много зависит от власти, от конкретного руководителя. Потому что все равно продолжаются кое-где и конференции (я имею в виду – какие-то очные), и собрания, и много-много ненужных вещей, которые, конечно, людей раздражают.

Ольга Арсланова: Владимир Игоревич, объясните, пожалуйста, почему иногда понятные и здравые меры и ограничения, которые необходимы очевидно в этой ситуации, странно реализуются? Ну давайте вспомним толкучку в Московском метро, когда…

Владимир Круглый: Ну да, я об этом и говорю. Конечно, этого не должно быть. И это надо было предвидеть, безусловно.

Петр Кузнецов: И согласитесь, что это легко было предвидеть.

Владимир Круглый: Да, абсолютно легко.

Петр Кузнецов: Даже нам, не экспертам.

Владимир Круглый: И должны были предвидеть власти. Конечно, это не красит мэрию и тех людей, которые все это допустили. Нужно было предусмотреть. Точно так же, как в магазинах продуктовых. Точно так же, как во время богослужений на праздники.

Очень много вещей, которые люди не могут понять. С одной стороны – камеры и передвижение. С другой стороны – очереди в магазинах, где не пускают, например, по несколько человек в продуктовые магазины и тоже создают… Вот особенно перед Пасхой, я сам наблюдал, было в магазинах очень много людей, и ни о какой социальной дистанции и предупредительных мерах речь не стояла.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, может ли, по-вашему, мобилизация (как раз к слову о понимании и непонимании людей) достигаться исключительно такими методами, как угрозы, штрафы и всяческие запреты? Или наши только так и понимают?

Владимир Круглый: К сожалению, жизнь показывает, что это только до определенной степени снижает риск заражения, поскольку очень много людей бессимптомных. Уже известно, что до 60%, даже до 80%. Цифры говорят о том, что очень много людей, сами того не подозревая, являются разносчиком инфекции. И пока каждый человек не будет воспринимать любого другого – любого, абсолютно любого! – как источник инфекции… Да и себя каждый человек должен воспринимать как источник инфекции потенциальной. Только в этом случае можно добиться какого-то результата.

Но сегодняшние цифры по Москве, кстати, достаточно оптимистичные – 2,5 тысячи вновь зараженных. Это существенно меньше, чем было в последние дни. То есть все-таки как-то эти меры, мне кажется, срабатывают. И очень хочется надеяться, что то плато, о котором говорят в последнее время, оно уже вот-вот начнется.

Хотя в регионах, наоборот, идет процесс нарастания сейчас случаев заражения. Если сейчас мы Москву воспринимаем как источник заражения для регионов, то я думаю, что в скором будущем будет обратный процесс: как раз люди, которые сейчас в регионах, будут представлять определенную опасность в плане заражения для москвичей.

Ольга Арсланова: Нам пишут сразу несколько жителей российских регионов о том, что односельчане, люди из городов ездят работать в Москву, и когда они возвращаются домой, их никто не проверяет.

Владимир Круглый: Ну, я не знаю. Вот я, например, живу в Орле. У нас достаточно жесткий контроль. Ну как? Относительно жесткий. Конечно, может быть, не столь… Не браслеты, как в Мурманской области. Я не знаю, ввели это или нет, но планы такие были. Или, допустим, как в Москве, когда отслеживают по камерам. Но все-таки поскольку в нашем регионе очень много людей работают вахтовым методом в Москве и основной источник заражения именно эти люди, то все-таки их отслеживают. У нас на всех трассах стоят посты, записывают людей. Кто приезжает из Москвы – за ними есть определенный контроль.

Ольга Арсланова: Владимир Игоревич, еще один вопрос от наших зрителей вам как медику. Врачи говорят, что мы все переболеем. Зачем же сидеть дома, если рано или поздно все равно заболеешь?

Владимир Круглый: Это вопрос абсолютно закономерный. Сейчас очень много информации в интернете просто про коронавирус, огромное количество. Дело ведь идет о сроках. Ведь если будет такое стремительно заражение, как происходило в Италии, допустим, в Испании, в других регионах, то просто система здравоохранения не выдерживает. И это приводит к большому количеству смертельных случаев.

Если же будет этот процесс проходить плавно, то, во-первых, будет проходить иммунизация населения. Вот те 80% бессимптомных случаев – они будут увеличиваться, но будут увеличиваться постепенно. И постепенно будет увеличиваться количество тяжелых случаев. Собственно, весь смысл карантинных мероприятий сводится именно к этому.

И второй момент. Все-таки, несмотря на определенный скепсис со стороны некоторых экспертов, мне кажется, что в третьем, может быть, в четвертом квартале появится вакцина от коронавируса. И сейчас эти мероприятия позволят выиграть время и дотянуть до того, когда появится вакцина.

Петр Кузнецов: А это уже финальный этап. Владимир Игоревич, очень коротко, если можно. Оцените, пожалуйста, такую профилактическую меру (возвращаюсь к Москве), по которой будут отслеживать, собираются отслеживать местоположение и перемещения людей не только с коронавирусом (ну, местоположение в данном случае, вряд ли тут о перемещении речь идет), но и у людей с признаками ОРВИ?

Владимир Круглый: Мне кажется, это оправданно. Ну очень трудно по клиническим признакам оценить – это именно коронавирус либо банальное ОРЗ. И правильнее считать каждый случай ОРЗ все-таки подозрительным на коронавирус. Их необходимо обследовать, тестировать и на какой-то момент изолировать. Я считаю, что эта мера оправданная. Она введена в рекомендациях Минздрава последних. Мне кажется, что это правильно.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Спасибо. Владимир Круглый, член Совета Федерации, заслуженный врач Российской Федерации. Переходим к другой теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
Персональные данные могут собирать только гос. органы, принуждение предоставлять данные и ещё и через какие-то частные структуры — это преступление. Ограничивать конституционные права можно только по конституционному закону, например, можно ввести ЧП, но оно не вводилось. Права человека действуют напрямую (статья 18 Конституции РФ). По моему, это узурпация власти, захват власти, превышение полномочий
В столице сегодня заработала автоматизированная система контроля пропусков