Москвичам предложили работать с 6 утра

Москвичам предложили работать с 6 утра | Программа: ОТРажение | ОТР

Чтобы снизить нагрузку на транспортную инфраструктуру столицы

2020-06-17T12:41:00+03:00
Москвичам предложили работать с 6 утра
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Кирилл Янков
заведующий лабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, член Общественного совета при Минтрансе России
Владимир Дорохов
заведующий лаборатории нейробиологии сна и бодрствования в Институте высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН

Петр Кузнецов: Для обсуждения с экспертами и с вами, конечно же, новость касается Москвы, ну так всегда бывает, пилотный проект, а потом не исключено, что будет распространен на всю страну. Итак, давайте готовиться: москвичи будут работать с 6 утра до полудня. Но это пока неточно, это лишь пока предположение, предложение столичных властей, я бы так сказал. Транспортный заместитель мэра Максим Ликсутов считает, что именно при таком графике нагрузка на транспортную инфраструктуру города значительно снизится.

Ольга Арсланова: Ликсутов вспомнил зарубежный опыт: такой распорядок с 6 до полудня действует, по его словам, на многих предприятиях Германии и Канады. Чиновник также считает, что таким способом удастся распределить поток пассажиров и обеспечить более качественное соблюдение социального дистанцирования. Пока это актуально для Москвы как для города с самыми большими пробками. Мы в первую очередь, конечно, москвичей спрашиваем, удобно ли вам будет так работать? Но жители других городов, конечно, тоже могут поучаствовать в нашем опросе.

Петр Кузнецов: Можете представить, что вы в Канаде или в Германии на предприятии. Хотели бы вы работать с 6 утра до полудня, предложенный московскими властями график? – «да» или «нет» на короткий наш SMS-номер.

А мы приветствуем первого эксперта – Кирилл Янков, член Общественного совета при Министерстве транспорта Российской Федерации. Кирилл Владимирович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Кирилл Янков: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Смотрите, у нас есть привычный график работы, с 10 до 18, в нем живет все-таки большинство россиян. Но мы знаем, что в зависимости от внешних обстоятельств можно двигать туда или обратно. Вот я, например, удивилась, когда была в Финляндии, что у них тоже рабочий день в 6–7 утра начинается, и это оправдано тем, что там световой день короткий и это действительно удобно. Вот для Москвы есть особые условия, позволяющие сдвигать рабочий день в какую-то сторону?

Кирилл Янков: Я рискну предположить, что Ликсутов на самом деле имел в виду немножко другое. Он имел в виду, чтобы начало рабочего дня в разных организациях варьировалось от 6 утра до полудня.

Ольга Арсланова: Ага.

Кирилл Янков: То есть чтобы работа начиналась в одних организациях в 6, в других в 7, в 8, у кого-то в 9, у кого-то в 10, у кого-то в 11, а у кого-то и в полдень начиналась работа.

Ольга Арсланова: То есть это можно назвать модным словом «диверсификация».

Петр Кузнецов: Ну да, да, Кирилл Владимирович, очевидно, что это так, потому что, если говорить о масштабном переводе всех с 6 до 12, о какой разгрузке транспорта речь идет.

Кирилл Янков: Да, да.

Петр Кузнецов: То есть кто справляется, кто оценивает такие способности своих сотрудников, тот может переходить с 6 до 12, кто-то чуть позже, понятно.

Кирилл Янков: Да, и это можно поддержать. Я хочу напомнить, что действительно в некоторых крупных мегаполисах это нормируется, это когда-то и в Советском Союзе нормировалось, в Москве раздвигали время начала работы где-то с 7 утра до 10 утра, в этих интервалах, специально раздвигали так, чтобы не создавать пиковый поток. Потом это отменили, государство решило, что оно не может регулировать время начала рабочего дня.

Как правило, организации государственные все стали назначать его на 9 утра, коммерческие обычно на 10 утра, кто-то на 11. Когда Сергей Семенович Собянин стал мэром, он через год после этого для городских организаций назначил 8. Но, видимо, этого недостаточно; видимо, действительно нужно вот эти вот мероприятия провести системно, с тем чтобы в разных организациях города... Ну, думаю, с 6 не получится, потому что часть работников ездит из Подмосковья и просто не успеет доехать так рано...

Ольга Арсланова: Да, общественный транспорт еще не откроется.

Кирилл Янков: Да и метро только в 6 начинает работать. Но где-то в интервале с 7 до 12, да, это вполне реально и будет очень разумно.

Ольга Арсланова: А скажите, пожалуйста, какой в этом практический смысл, если уже сейчас по сути многие компании в Москве меняют на свое усмотрение? Далеко не все приезжают к 10 сейчас на работу. Да, многие, но тем не менее многие начинают работать в полдень, кто-то начинает работать даже раньше...

Петр Кузнецов: Да, и карантин этого только поспособствовал, этому смягчению графика.

Кирилл Янков: Да. Вообще вот эта самоизоляция сильно поспособствовала тому, что будет развиваться полностью и частично удаленная работа, уже даже законопроект внесен, в Думе лежит о регулировании удаленной работы. Но все-таки удаленная работа возможна не для всех, значительное количество организаций...

Ольга Арсланова: Нет, мой вопрос вот о чем – зачем, зачем это регулировать московским властям, если по сути работодателю сейчас закон никак не запрещает устанавливать удобный график самостоятельно? То есть о чем речь?

Кирилл Янков: Да. Надо принять на федеральном уровне закон о том, что в отдельных случаях городские власти имеют право регулировать начало и конец рабочего дня. Естественно, это не должно делаться бездумно, это должно делаться в рамках какой-то согласительной процедуры с каждым работодателем. Но нужно принять такой федеральный закон, чтобы городские власти в отдельных случаях получили право согласовывать время начала массового рабочего дня, когда, скажем, больше тысячи человек в одно время должно приехать в одно место.

Петр Кузнецов: Кирилл Владимирович, есть ли у вас представление, что это могут быть за предприятия, что это за отрасль, которая может воспользоваться предложенным ранним графиком и попробовать по нему работать?

Кирилл Янков: Я думаю, что ранним графиком могут воспользоваться прежде всего промышленные производства, они еще в Москве остались, естественно, непрерывного цикла, как, допустим, нефтеперерабатывающий завод в Капотне, у них все равно непрерывный цикл, но при этом у них есть время пересменки, так? Вот если сейчас на московском нефтеперерабатывающем заводе, предприятии непрерывного цикла, допустим, пересменка в 9 утра, то ее вполне можно на 7 утра сдвинуть. Остались в городе и обычные промышленные предприятия, не все еще уехали из Москвы, где люди работают 8 часов и что-то производят. Это не связано с обслуживанием населения, это не магазины, там тоже можно на 7, на 07:30 назначать начало рабочего дня.

Петр Кузнецов: Есть ли еще, по-вашему, какие-либо способы разгрузить общественный транспорт, во-первых, и во-вторых, как-то распределить пассажиропотоки?

Кирилл Янков: Да, есть. Например, сейчас вот мы готовим предложение следующее, чтобы наши навигаторы, интернет-компании типа «Яндекс», Google, которые мониторят загруженность автотрасс, чтобы эти же компании мониторили загруженность общественного транспорта: сколько людей в вагонах метро, сколько людей в автобусе, сколько людей на эскалаторе. И чтобы навигаторы позволяли людям выбрать ту дорогу на общественном транспорте, где меньше загруженность. Пока эту услугу никто не предоставляет; мы думаем, что это тоже может помочь более равномерной загрузке общественного транспорта. Вам навигатор покажет, что вы можете поехать не с одной пересадкой, а с двумя, но зато вы не попадете в загруженный вагон метро, а поедете в менее загруженном. Мы возлагаем большие надежды на то, что это поможет.

Петр Кузнецов: Кирилл Владимирович, и еще один такой вопрос: стоит ли вот настолько заморачиваться вплоть до перестроения рабочих графиков, если мы каким-то образом, да, распределим потоки удачно, займемся вот такой логистикой и этот проект завершится удачно, а потом те же самые люди, мы сейчас уже обсуждали и видели картинку, окажутся на летней веранде, где абсолютно ничего не соблюдается, гуляем как хотим и превращаем ее в Никольскую времен Чемпионата мира 2018 года? Здесь распределяем, а здесь нет.

Кирилл Янков: Ну, я думаю, что в таких местах должны чаще появляться работники Роспотребнадзора и смотреть, как там соблюдается дистанция между посетителями. Люди же есть разные: есть люди, которым все нипочем, есть ковид-диссиденты, но есть достаточно много людей, которые серьезно относятся к коронавирусу и которые не пошли вчера на летние веранды, которые не хотят ездить в переполненных вагонах метро. И я думаю, что таких не меньше половины населения в той же Москве.

Петр Кузнецов: Ага. Спасибо.

Ольга Арсланова: Да, спасибо вам.

Петр Кузнецов: Кирилл Янков.

Ольга Арсланова: Смотрите, вот SMS нам пишут: «Когда-то я работала с 5 утра до 14 часов, очень удобно и хорошо. Встаю рано, день кажется длиннее, много можно успеть». Действительно, можно...

Петр Кузнецов: Много ли таких?

Татьяну послушаем. Здравствуйте, Татьяна, откуда вы?

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Я с Новой Москвы.

Петр Кузнецов: Ага.

Зритель: Бывший Подольский район.

Петр Кузнецов: Так.

Зритель: Вот я что хочу сказать от имени своих детей и ихних друзей? Мы проживаем в поселении Щаповское, и чтобы добраться в Москву, едут до Подольска на автобусе, а потом на электричке. Вот у меня дочка работает, выходит в «Царицыно», выходит из дома на первом автобусе, ну уж раньше автобусов у нас нет, так что...

Ольга Арсланова: Это во сколько первый автобус?

Зритель: На 05:38. Уж никак она не успеет...

Ольга Арсланова: Ну то есть это надо как минимум в 5 проснуться.

Петр Кузнецов: Ваш посыл в чем? Возможен переход, но извольте уж обеспечить развоз комфортный, да?

Зритель: Вот.

Петр Кузнецов: Да?

Зритель: С транспортом у нас не очень. Перевели в Москву, но вот у нас всего 3 направления автобусов, 3 автобуса ходит, 24-й, 32-й и 34-й, все.

Петр Кузнецов: Ага, понятно.

Ольга Арсланова: Ясно, спасибо, понятно. То есть для того чтобы сесть на первый автобус в половине шестого утра, жителю Подмосковья нужно встать в 04:30, ну самое позднее в 5 утра. Не всем это подходит, нам вот зрители пишут: «Я против такого графика, это насилие над организмом».

Петр Кузнецов: Да, пока не синхронизируется с транспортной как раз инфраструктурой.

Нина, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Оренбургская область на связи. Здравствуйте, Нина. Ваше отношение к ранней работе?

Зритель: Вы знаете, здесь вот «Хотели бы работать до полудня?». Был бы отличный для мам такой график работы и вообще для большинства людей. Почему? Потому что вот, например, в Оренбурге поздно автобусы плохо ездят, один раз в час, долго ждать. А потом это не главное, главное то, что родители своим детям практически не уделяют время, а так у них будет полдня свободного времени уделять детям.

Петр Кузнецов: Но она к 12 после работы, у нее будут силы уделять время?

Зритель: Ну а как же? Конечно, будут!

Петр Кузнецов: Там уж в сон пора уходить, чтобы рано вставать на следующий день.

Зритель: Немножко раньше можно лечь спать.

Петр Кузнецов: Ага, привыкнет.

Зритель: Просто люди привыкли поздно ложиться, поздно вставать, вот с 10–11 рабочий день. Но люди не понимают, что лучше пораньше встать, отработать, и потом будет много времени для дома, для семьи. Это был бы вообще великолепный график.

Когда-то такой график был в Германии, мои хорошие знакомые, ну родственники дальние, работали в каком городе, я не помню, забыла... Вот у них там полдня рабочего времени, а потом люди сами себе время уделяют.

Ольга Арсланова: Да, спасибо. Времени больше остается на другие дела, об этом пишет нам Челябинская область: «Если есть какие-то дела днем, можно не отпрашиваться с работы и все делать в выходные».

Петр Кузнецов: Да. Но только мы забыли организм наш спросить, готов ли он. На этот вопрос уже сможет ответить Владимир Дорохов, заведующий лаборатории нейробиологии сна и бодрствования в Институте высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН. Владимир Борисович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Владимир Дорохов: Добрый день.

Ольга Арсланова: Среднестатистический человеческий организм в какое время испытывает пик работоспособности?

Владимир Дорохов: Ну, тут, видите ли, это вопрос непростой. Есть... Вы слышите меня?

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: Да.

Владимир Дорохов: Есть «жаворонки», есть «совы», есть «голуби», то есть разные хронотипы. То, что предлагается с 6 утра, – это хорошо для «жаворонков», а для «сов», они встать в это время в принципе не могут, и они потенциальные... Если они работают на транспорте, то они потенциальные аварийщики. Мы делали работу генетическую на большой автобазе, где была огромная статистика аварийности за 10 лет, и мы увидели, что если «жаворонки» работают допоздна, то они вечером делают аварии, а «совы», если их поставили в утреннюю смену, они утром делают аварии. Так вот...

Петр Кузнецов: Владимир Борисович, а невозможно, мы так понимаем перестроить «сову» на «жаворонка» и «жаворонка» на «сову»?

Ольга Арсланова: Есть точка зрения, что «совы» – это просто распущенные морально люди, это «жаворонки», которые позволяют себе спать.

Петр Кузнецов: Дисциплина, метод нового графика, ничего не поделаешь, привыкнешь в итоге.

Ольга Арсланова: То есть это вопрос привычки.

Петр Кузнецов: И организм подстроится, и голова тоже.

Владимир Дорохов: Я вам рассказывал о генетике, генетику мы переделать не можем.

Петр Кузнецов: Никак.

Владимир Дорохов: Уж извините.

Петр Кузнецов: Хорошо. Скажите, пожалуйста, судя по графику с 6 до 12, ну что тут, он для «жаворонков». А много у нас «жаворонков»? Есть какой-то процент, чтобы мы понимали? Кого больше, «сов», «жаворонков» или «голубей» вот этих вот?

Ольга Арсланова: Кто это вообще такие?

Петр Кузнецов: А это переходный хронотип такой.

Владимир Дорохов: Ну где-то чистых «жаворонков», чистых «сов» где-то 20% и 20%. То есть «голуби», о которых вы говорите, что можно перестроиться, – да, можно, но тут есть следующая проблема.

Вот вы, наверное, помните так называемое медведевское время, когда мы зимой вставали за 3 часа до рассвета. Что такое зимой встать за 3 часа до рассвета? – это в организме еще находится гормон сна мелатонин, и наши мозги работают довольно-таки плохо. И в школе дети были вынуждены начинать занятия за 3 часа до восхода солнца. И умные преподаватели на первые 2 часа делали пение, рисование, то есть то, где не нужно думать и запоминать. Наши мозги в темноте работают плохо, тут вы ничего с этим не сделаете, вы «жаворонок», «сова», пока темно, мозги работают плохо.

Мне часто задают вопрос: «Вот я хочу работать в ночную смену, мне это удобно, вы что посоветуете?» Да, есть люди, которые могут работать в ночную смену, но есть хорошая статистика, что люди, работающие в ночную смену, на 15–20 лет живут меньше обычных людей.

Ольга Арсланова: Даже если им кажется, что они чувствуют себя хорошо.

Владимир Дорохов: Да, совершенно верно.

Петр Кузнецов: Да-да, то есть это просто накапливается незаметно, а потом ба-бац!

Владимир Дорохов: Да.

Петр Кузнецов: Кстати, о здоровье. Я знаю, что есть такой период во сне, когда организм активно ищет болячки. Говорят же не зря, что сон лечит.

Владимир Дорохов: Да, конечно.

Петр Кузнецов: То есть он как бы проходит по всему телу в поисках и вырабатывает иммунитет. Это вот на какое время приходится? Это же тоже важный момент, если мы прерываем этот процесс.

Владимир Дорохов: Да. Это обычно до 1–2 ночи. Вот мы засыпаем, первые 2 цикла сна идет восстановление биохимической нашей фабрики, лечение наших болячек. В утренние часы мозг занимается вопросами эмоциональными, то есть если мы хорошо выспались утром, то, ну вы все знаете, мы встали с хорошим настроением.

Ольга Арсланова: Да, жизнь кажется чуть приятнее, да.

Владимир Борисович, последний вопрос коротко: вот идеальный режим какой вы можете посоветовать? Лечь и встать во сколько?

Владимир Дорохов: Идеальный режим – это который соответствует хронотипу. Это будет...

Ольга Арсланова: Хорошо, для «жаворонка» лечь в 10 вечера и встать в 7, для «совы» лечь в 12 и встать в 10, не знаю? Вот примерные рамки?

Владимир Дорохов: Ну вот вы это озвучили.

Ольга Арсланова: О, спасибо!

Петр Кузнецов: Тогда еще вопрос, Владимир Борисович. Вот нам говорят: посмотрите в Германии, а посмотрите, в Канаде так делают. Вот наличие «жаворонков», они нас прежде всего интересуют, в каких странах, климатах, условиях больше, меньше? Это зависит вообще от таких условий?

Владимир Дорохов: Нет, это не зависит, это генетические вещи. Вот тут женщина рассказывала о Германии – да, они дисциплинированные люди, да, они могут раньше встать. Но ведь и по Германии есть такая статистика, что то же самое, ночные работы сокращают жизнь.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Владимир Дорохов, заведующий лаборатории нейробиологии сна и бодрствования в Институте высшей нервной деятельности и нейрофизиологии Российской академии наук. Со всех сторон обсудили мы новость об идее московских властей.

Петр Кузнецов: Мы пытались применить московский предложенный график новой работы: «Хотели бы вы работать с 6 утра до полудня?» – «да» ответили 42% наших телезрителей, «нет» 58%.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Чтобы снизить нагрузку на транспортную инфраструктуру столицы