Моя работа – моё хобби

Гости
Мария Игнатова
руководитель службы исследований HeadHunter
Владимир Морыженков
профессор бизнес-школы МИСиС

Петр Кузнецов: Кстати, о том, что нам нравится. Тем более, сильно нравится. Вот есть такой анекдот: «Насколько сильно ты любишь свою работу? – На 87%. – А еще 13? – Подоходный налог». Давайте поговорим о хобби, на котором можно зарабатывать, хобби, которое превращается в работу. На своих увлечениях, как выяснилось, зарабатывает каждый пятый россиянин. Больше всего таких увлеченных зарабатывающих в сфере искусства, развлечения, масс-медиа.

Ольга Арсланова: Т. е. мы сейчас хобби занимаемся, если речь о масс-медиа идет.

Петр Кузнецов: Оля уже третий раз за эфир это подчеркивает. Я с ней соглашаюсь.

Ольга Арсланова: Все закончится тем, что нам перестанут платить зарплату. Я надеюсь, что наш начальник не слышит сейчас наш эфир.

Итак, вот таких, о которых Петя сказал, 59%. На увлечениях из области информационных технологий зарабатывают 38% опрошенных.

Петр Кузнецов: Кстати говоря, о том, какое именно увлечение возможно превратить в профессию, четверть респондентов сказали, что это было программирование, 13% отметили, что это было рисование (дизайнер, художник-модельер), и еще 6% признались, что теперь занимаются писательством: журналистика, копирайтинг, пиар-менеджмент и т. д.

Ольга Арсланова: Поговорим о хобби как профессии вместе с вами. Вот расскажите, на вашем хобби можно заработать? Это вопрос для нашего СМС-голосования. Отвечайте коротко «да» или «нет». А если вы хотите нам о такой работе приятной рассказать, то звоните в прямой эфир. У нас уже…

Петр Кузнецов: Да, подкрепим старт голосования двумя историями, героиням которых удается зарабатывать на своем хобби. Узнаем, сколько.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Итак, мы ждем в прямом эфире…

Петр Кузнецов: …ваших историй…

Ольга Арсланова: …о«И хобби – работа», – нам пишут. «Можно заработать на спорте». «А у меня хобби – выживать, – пишет зритель из Псковской области. – А за это не платят».

Петр Кузнецов: «Наука – вот хобби», – Ленинградская область пишет. Ну, и некоторые другие варианты предлагаются. Мы их зачитаем после того, как поговорим с нашим первым экспертом. Мария Игнатова, руководитель службы исследований HeadHunter, с нами на связи. Здравствуйте, Мария.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Мария. Расскажите нам, пожалуйста, поподробнее об исследовании, которое вы проводили. И что это за люди в основном, что за категория людей, которые умудряются заработать на своем увлечении.

Мария Игнатова: В исследовании приняли участие почти тысяча наших соискателей. Провели мы его совсем недавно. Решили просто узнать. Очень много все время информации про то, что профессию выбирают случайно либо это выбор родителей. Действительно, вариант случайного стечения обстоятельств оказался лидирующим. Но хобби оказалось на втором месте: чуть больше 20% отметили, что все-таки профессия развилась из хобби. Это в основном как бы основная когорта работников. Люди в возрасте 20-40 лет, мужчины и женщины. Т. е. мы опросили как бы основной костяк рынка труда, по сути. И действительно, у нас получилось интересно, что некоторые профессии, некоторые хобби действительно превратились в профессию. Но кейс как раз кулинарии, видимо, такой не самый популярный. Потому что как раз по нашим данным люди, которые увлекались в свое время кулинарией, почти никто из них не пошел в повара, в шефы. Т. е. только 2% пользователей все-таки связали свою жизнь именно уже профессиональную с этим.

Ольга Арсланова: Скажите, а может, это связано с тем, что сложно это делать на конкурентоспособном уровне? Т. е. ты занимаешься этим как хобби, но не сможешь конкурировать с профессионалами, на самом деле.

Мария Игнатова: Это тоже, конечно, имеет место быть. И сама сложность работы. Т. е. некоторые просто предпочитают оставить свое хобби все-таки хобби. А как раз приготовление еды зачастую для многих это им и остается. Поэтому как раз, собственно, даже те же фотографии, увлечение фотографией, которое, казалось бы, могло трансформироваться в фотографа, для многих людей осталось так хобби. Люди работают в совершенно разных сферах, а фотографией продолжили заниматься те же 2% наших опрошенных. Т. е. такое достаточно вроде бы естественное развитие событий – из хобби сделать профессию, – но именно фотографы как раз оставили это себе просто как отдых.

Петр Кузнецов: Хочется все-таки понять, как этот инструмент превращения хобби в профессию работает. Т. е. хобби начинает приносить какие-то деньги, и потом появляется такая существенная графа в резюме, получается? Или как? Что есть опыт?

Мария Игнатова: Люди с детства увлекаются какими-то вещами, а потом понимают, что им нравится этим заниматься более профессионально, пытаются обогатить свои какие-то наработки, знания, полученные на старте, уже более профессионально за счет какого-то обучения или получения образования. И потом уже пытаются предлагать свои услуги. Начинают, соответственно, с каких-то низов. У нас половина опрошенных, которые отметили, что действительно их работа сейчас связана с тем, чем они увлекались в детстве. Сказали, что они рядовые специалисты. Т. е. прямо полноценными стать, там, руководителями, монетизировать это в свой бизнес удалось только у 10-15% пользователей.

Но при этом те, кто остался работать рядовыми специалистами, вполне довольны этим положением. Т. е. их устраивает текущее место работы, текущая должность, они не стремятся прямо кардинально все-таки добиваться высот.

Петр Кузнецов: Т. е. в принципе можно предположить, что хобби после перехода уже в официальный, скажем так, статус может превратиться в работу уже без удовольствия?

Ольга Арсланова: Придется искать новое хобби.

Петр Кузнецов: Я понимаю, что цифр статистики нет по этому поводу, но…

Мария Игнатова: Не могу сказать, что прямо без удовольствия. Просто люди, скорее всего, найдут какую-то свою гармонию, сочетание баланса личной и рабочей жизни и уже будут просто выполнять свою работу. Скорее, нейтральное будет, наверное, настроение. Т. е. это не будет вызывать ни какого-то прямо негатива, ни какого-то прямо суперпозитива. Т. е. те, кто прямо очень хотел из своей профессии сделать полноценный бизнес, это вот те 13% опрошенных, они действительно добились огромных высот. И, видимо, это делом жизни считается для них. Но таких не много.

Петр Кузнецов: А вот еще такой вопрос. Как часто все-таки у нас работу выбирают именно по желанию? Т. е.: «О, это то, чем я хочу заниматься. И за это еще деньги платят?» Или про нашего человека все-таки – «Эх, хоть какую бы работу найти!»?

Мария Игнатова: Культура российского рынка, конечно, да, в меньшей степени, наверное, предусматривает, что у нас люди идут туда, чему они учились и то, что им нравится. Собственно, поэтому результаты нашего опроса показывают, что половина опрошенных отметила, что текущее их место работы это просто случайное стечение обстоятельств. Особенно наглядно это видно в сфере продаж, административного персонала. Люди, которые там работают, на старте карьеры не думали, что они там окажутся. Т. е. это действительно дело случая. Рынок сам направляет зачастую наших пользователей.

Но очень мало людей, которые работают по специальности. Мы часто видим юристов, которые работают маркетологами, инженеров, которые работают экономистами. Т. е. просто потому, что в свое время они туда вот так попали…

Ольга Арсланова: Да, такой уже вопрос профессиональной адаптации…

Мария Игнатова: Да.

Ольга Арсланова: …и применения своего образования в другой сфере. Смотрите, вот нам пишут тут интересные истории. «Водитель-дальнобойщик на своем автомобиле, передвигался по стране, встречал однополчан, друзей, и за это удовольствие мне еще платили». Вот кто-то пишет стихи, но нигде не печатается, мечтает. «Рисую, пишу маслом. Пока нет возможности на этом заработать». «Нравится садоводство. Специалистов мало, а спрос всегда есть». И давайте еще нашего зрителя послушаем, из Башкирии, и как раз обсудим. Владимир. Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да. Расскажите о вашем хобби.

Зритель: Я как раз отношусь к тем, к красному цвету: 83%, которые сейчас показывают. Радиолюбительство, есть такое хобби. И там разновидностей много. Одна из них – это проводить радиосвязи, участвовать в радиосоревнованиях, зарабатывать дипломы различные. Но это как раз является затратной частью. Из этого никак, хобби очень такое любимое, но из него не сделаешь, как говорится, заработок или что. Наоборот получается. Аппаратура дорогая, антенное хозяйство дорогое…

Петр Кузнецов: Расходные материалы…

Зритель: …Квитанции, все дорогие, все надо заказывать, все рассылать, почта дорогая и все прочее.

Ольга Арсланова: Владимир, а если не секрет, скажите, пожалуйста, во сколько вам в среднем в месяц обходится ваше это удовольствие, ваше хобби?

Зритель: Вы понимаете, это сложно сказать, во сколько это обходится. Вот. Но вот купить аппаратуру хорошую – ну, импортная аппаратура, – это где-то от 50 до 500 тыс., будем говорить так, в зависимости от…

Ольга Арсланова: Понятно. Недешевое хобби, да.

Зритель: Вот. Плюс антенное хозяйство. Там вот то же самое, там эти суммы очень хорошие.

Ольга Арсланова: Да.

Зритель: А карточки – 1000 штук заказать это где-то в районе от 1,5 до 2 тыс. А эти тысячи связи можно провести за месяц.

Петр Кузнецов: Очень, очень недешево, да. Последний вопрос: а работа у вас какая официальная? Или, там, вы на пенсии?

Зритель: Я сейчас на пенсии. Работал я председателем профкома по охране труда. Так что мы… А для пенсионера тем более.

Петр Кузнецов: И заработанные – на хобби. Да, спасибо. Владимир, Башкирия.

Ольга Арсланова: Да, Мария, вот последний вам тоже вопрос. По вашим наблюдениям, какие условия должны быть соблюдены, чтобы хобби стало прибыльным?

Мария Игнатова: Во-первых, нужно, чтобы это хобби было востребовано на рынке, чтобы было где работать. Плюс, действительно, как сказал герой предыдущий, должны быть все-таки какие-то, видимо, дополнительные средства и какая-то база стартовая, чтобы можно было все-таки это превращать в бизнес. Потому что одна из проблем, сложностей, которые отмечают как раз пользователи и соискатели, это то, что зачастую у них нет опыта и их не берут, это первая причина, и вторая, соответственно, то, что те же даже фотографы, как раз почему-то даже фотографы, не идут в профессиональные потому, что действительно аппаратура, на которой нужно работать, очень дорогая, и зачастую просят, чтобы у людей была своя аппаратура. Т. е. вот когда тебе не выдают никакие дополнительные средства, неважно… т. е., фотограф… И даже если мы возьмем индустрию салонов красоты, и там все то же самое. Т. е. у мастеров должны быть свои инструменты. И зачастую это тоже одна из проблем, потому что их нет.

Т. е. если работодатель будет обеспечивать людей необходимым хотя бы минимальным набором вещей, чтобы можно было развиваться, давать какую-то некую базу, гарантировать, то, я думаю, тогда будет больше людей, которые будут все-таки реализовывать свои какие-то амбиции и превращать их в полноценные профессии.

Петр Кузнецов: Например, как наш следующий телезритель. Спасибо большое, это Мария Игнатова, руководитель службы исследований HeadHunter. Наш следующий телезритель – это Елена, Пермский край.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Алло?

Петр Кузнецов: Да. Мы как раз про фотографию говорили. И мы так понимаем, это про вас?

Зритель: Да, про меня. Я занялась фотографией как хобби, когда еще работала маркетологом. У меня появился ребенок. Потом уже, когда появился второй ребенок, так скажем, я вынуждена была уйти с работы. И постепенно, постепенно, я фотографировала сначала друзей, знакомых, свадьбы какие-то у друзей, потом меня начали уже приглашать. И вот это все само собой начало развиваться. После того, как у меня родился второй ребенок, я уже из декрета не вышла официально на работу, я уже просто полноценно стала зарабатывать именно фотографией.

Петр Кузнецов: Сколько вы зарабатываете сейчас уже как состоявшийся фотограф?

Зритель: Сейчас немного тяжелый период. Но вообще, если не брать коронавирус, если брать среднегодовой доход, потому что все-таки сезонность играет большую роль, – если среднегодовой доход, примерно может быть 350-400 тыс. в год. Примерно вот так.

Петр Кузнецов: А, в год. Спасибо.

Ольга Арсланова: Да, спасибо вам за вашу историю. Люди хорошо зарабатывают сегодня в своих инстаграм и ютьюб-каналах, тоже считают это хобби. «Хобби сразу превратится в убыток, как только зарегистрируется человек самозанятым», – считает житель Самарской области. А мы продолжаем наш эфир и поговорим сейчас с Владимиром Морыженковым, профессором Бизнес-школы МИСиС. Владимир Алексеевич, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Владимир Морыженков: Здравствуйте. Добрый день.

Ольга Арсланова: А вот люди делают хобби свое способом заработать – от хорошей жизни? Как вам кажется?

Владимир Морыженков: Моя точка зрения – что это великое счастье. Дело в том, что человек, увлекающийся чем-то, посвящает этому все свое сокровенное желание достичь какой-то цели. Он либо охотится за каким-то уникальным экземпляром, там, собирательства. Или непрерывно тратит днем и ночью все свои мысленные способности, т. е. мобилизует себя всего, для достижения какой-то уникальной цели, того желания, которое движет этим человеком.

Это значит, что человек, который увлекается каким-то хобби, готов к лишениям. А любой предприниматель, прежде всего чем-то увлеченный, он готов к лишениям, он готов многим пожертвовать, чтобы добиться какого-то результата. Так что все люди, у кого есть хобби, они наполовину предприниматели. Другая задача в том, что кто бы мог помочь монетизировать тот результат, который является их результатом.

Но и есть еще одна – этическая проблема. Когда человек, который чем-то увлекается, пытается дистанцировать себя от бизнеса, потому что, вполне возможно, у него есть какие-то доходы или еще что-то, вот эту часть не берем в рассмотрение. А сейчас берем огромную, гигантскую проблему незанятых людей, которая по всему миру на сегодняшний день распространяется с невероятной скоростью, ибо труд человека становится массово не нужен и человек остается наедине со своими мыслями. И вот те, у кого есть хобби, на сегодняшний день у них значительно больше шансов заработать себе на жизнь.

Петр Кузнецов: Но, смотрите, но не получается ли так, что увлеченный человек – все-таки это несколько неадекватный человек? В том смысле, что он, как мне кажется, может не совсем адекватно оценивать свой труд. Потому что он увлечен, и для него это главное. А тут еще и деньги, ну пусть и небольшие. И в этом смысле и для работодателя выгоден такой человек, потому что ему можно и сэкономить на зарплате, потому что он увлечен и готов работать за небольшие деньги.

Владимир Морыженков: Нет, здесь эта экономия не пройдет. Он может стать… Работодателем у этих людей является идея. А никакой другой человек не может ему что-то поручить или сказать, потому что он служит, это как вера во что-то, затягивающая человека служить своему ключу. Я соглашусь с вами, что это не совсем адекватное состояние человека. Но все, кто в предпринимательстве добивался успеха, начните от Тинькова и до множества людей, которые по-честному, будем так говорить, без коррупции, зарабатывали себе деньги, – не совсем адекватные люди. И это нормально.

Ольга Арсланова: Но скажите, вы лично знаете истории, когда человек увлекался чем-то, но по сути был непрофессионалом, а просто увлеченным человеком, и он смог действительно добиться успеха и признания среди профессионалов?

Владимир Морыженков: Мне кажется, я не могу быть пиарщиком известных брендов, но я вам приведу примеры. Эти примеры сплошным потоком. Вот только что я с коллегой своим обсуждал, как какая-то группа ребят из-под Иваново, сподвижников, организовали посадки жимолости. И эта замечательная ягода там настолько прижилась, у них 7 сортов различных вкусов, это как мир фантазий, и сейчас из этой жимолости сделали невероятный бизнес. Потому что это продается чрезвычайно дорого, уникальная ягода. Люди, которые выращивают какой-то иван-чай, превратили это в плантации. И на сегодняшний день они собирали… Т. е. чаевников теперь в России развелось огромное количество. Несколько людей, которые увлекались (мне сейчас коллеги из Казахстана на связи подсказали), создали свои уникальные туристические маршруты и водят по ним людей. И, я сейчас не хочу называть вам, но та же идея крупного бизнеса, «ВкусВилл», стремление создать уникальные бизнесы в бирюзовой компании, – все это происходит из фанатичного увлечения какой-то сверхидеей, как можно создать уникальную вещь.

Т. е. хобби, правильно, это стремление к уникальности. Если вы можете про эту уникальность сказать: «Это моя жажда это сделать», – да, вы наполовину уже бизнесмен, и за вами могут пойти другие люди. Поэтому примеров не счесть.

Но чтобы сказать, что и в каждом человеке есть такое… Вот слышали сейчас разговор: садовник, там, или какой… Я вчера пошел в магазин, подхожу, мальчишка там, 10 лет ему по возрасту, 9 с половиной лет, стоит продает яйца от курочек и от перепелок. Слушайте, он становится предпринимателем, он с бабушкой там, он что-то выращивает, маленький доходик у него формируется. В хобби, во что это превратится дальше, как у него в голове сложится экономическая моделька? 10 лет, отличное начало такого вот. И я вспоминаю, в детстве, когда мы бедствовали с семьей, отец был учителем в школе, я продал крыжовник, потому что мне нужно было купить какие-то тетрадки или еще что-то, книжку, и получил 3 рубля и стал довольно приличным бизнесменом.

Ольга Арсланова: Но это уже даже не хобби. Это юное предпринимательство.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Да, времени у нас не остается. СМС: «Если поэтесса найдет спонсора, то стихи ей будет писать некогда». «Хобби огородников России развито», – Нижегородская пишет. «А можно и работу в хобби попробовать превратить», – это Игорь нам предлагает.

Ольга Арсланова: Но тогда вам не заплатят, видимо, да? Мы вас спрашивали: можно ли заработать на вашем хобби? Ответили «да» 19% наших зрителей, «нет» – 81%.

А вот о чем поговорят сегодня наши коллеги вечером в программе «ОТРажение».

Петр Кузнецов: Не пропустите.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Каждый пятый россиянин зарабатывает на своём увлечении. Какие это хобби?