МРОТ не снизят

МРОТ не снизят | Программы | ОТР

В законопроект о новых принципах расчёта «минималки» внесли поправку о запрете её снижения

2020-12-10T13:26:00+03:00
МРОТ не снизят
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Неопределённость как норма жизни
Китай от бедности ушёл
Когда вернёмся к нормальной жизни?
Соломка для бизнеса
«Корона» пала?
ТЕМА ДНЯ: Жмём на газ!
«Жаворонки» работают лучше?
Гости
Иван Родионов
профессор департамента финансов НИУ ВШЭ

Константин Чуриков: Ко второму чтению законопроекта «О новых принципах расчета МРОТ» депутаты «Единой России» внесли существенную поправку. И это многих обрадует. Согласно этой поправке, размер минимальной зарплаты отныне, и присно, и во веки веков не может быть снижен, вот что бы ни происходило в стране. Вообще представим себе любые ситуации. Даже если наш главный союзник в этой жизни – Пенсионный фонд – зафиксирует сокращение медианной зарплаты, вот даже в этом случае МРОТ останется ну как минимум неизменным, прежним.

Оксана Галькевич: Союз какой у тебя интересный! Костя, у нас ныне, и присно, и во веки веков неизменна Конституция, но тоже, если надо, мы вносим в нее изменения. Кстати, вот то, что Костя рассказал – изменение не единственное. Смотрите, в Челябинской области… Это не единственное изменение.

Константин Чуриков: Ну, мы расскажем про Челябинскую область сейчас отдельно.

Оксана Галькевич: Расскажем сейчас о некоторых примерах из разных регионов нашей страны.

Ну а сейчас подключаем к нашему разговору первого нашего собеседника. На связи с нами Иван Родионов, профессор Департамента финансов Высшей школы экономики. Иван Иванович, здравствуйте.

Иван Родионов: Добрый день.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Иван Иванович, дело даже… Скажем так, это просто по ходу возникла такая ремарка от «Единой России», и вот она наполнит этот закон еще и таким смыслом. А в принципе о чем этот закон? Что за новый принцип расчета МРОТ и прожиточного минимума?

Иван Родионов: Правительству так удобнее на самом деле. И удобнее это тем, что теперь можно не отвечать на вопрос: как наполнить реальным потреблением те деньги, которые дают в качестве минимального уровня оплаты труда или прожиточного минимума? Понятно, что у пенсионера почти 50% – это коммуналка. Лекарства – 25%. А на остальное – гуляй! Покупай одежду, обувь, овощи, фрукты… Вот сейчас эти вопросы к правительству неуместны, потому что корзины никакой нет.

С другой стороны, мы понимаем, что больше не получается по тому бюджету, который принят и вчера был подписан президентом. Обратите внимание, этот закон – это часть как бы такого пакета бюджетного. То есть он не мог быть не подписан, не принят, иначе мы бы жили без бюджета.

Оксана Галькевич: Иван Иванович, ну понятно. Вы говорите, что вопросы к правительству теперь не принимаются. Правительству в принципе так проще и понятнее, да? Корзины никакой нет. Но привязка-то должна быть какая-то-то, простите. Ну, потому что 12 180 или будет 12 500, 12 700 и так далее – это просто сумма. А привязка-то какая?

Иван Родионов: Нет, как раз правительство и ответило этим законом: «Крутитесь как хотите. Вот раньше мы вам обещали одно пальто в 15 лет, а сейчас вообще не обещаем».

Оксана Галькевич: Ничего не обещают.

Иван Родионов: «Нужно вам лекарство? Не ешьте хлеб. Хотите хлеба? Не надо лечиться». Обратите внимание, очень интересная с этого года тенденция в статистике: число пенсионеров начало падать. Вот в Алтайском крае упало. Конечно, все радуются, потому что пенсий надо платить меньше. Все хорошо. COVID помог очень этому.

Но, с другой стороны, для людей здесь только одна польза. Ну, во-первых, по регионам должна выровняться, потому что ориентир теперь на общестрановую цифру. С другой стороны, есть и минус: раньше считали ежеквартально (иногда было больше, иногда меньше), а сейчас ежегодно, но по прошлому году. То есть на самом деле, если год был не очень удачный, значит, и следующий будет не очень удачный. Но зато нам пообещали, что не будет снижаться.

Константин Чуриков: Все радуются, как вы сказали… Ну, я думаю, все-таки надеюсь, что никто не радуется. Просто вот такая ситуация.

Давайте сейчас послушаем нашу зрительницу Татьяну, она до нас дозвонилась, какой-то вопрос есть у Татьяны из Саратова. Татьяна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Я хотела бы такой вопрос задать. Дело в том, что я хочу сказать, что про потребительскую корзину совсем забыли, по идее, да? Медведев хотел пересмотреть ее. Еще хочу сказать про МРОТ. Ну что это такое – МРОТ, а? Сегодня такое тяжелое время! Разве можно прожить? Я пенсионерка, мне 70 лет. Я с 16 лет работала. Пенсия у меня – 11 330 рублей. Это издевательство! Военнопленных кормили фашисты лучше, чем у нас этот прожиточный минимум. И как они рассчитывают? Раньше рассчитывали, что нам меньше нужно, чем молодежи. Сейчас наоборот – нам нужно больше. Правильно?

Константин Чуриков: Ну давайте с военнопленными все-таки сравнивать не будем. Спасибо за ваш звонок. Конечно, понятно, о чем говорит Татьяна.

Оксана Галькевич: Ну, как минимум Татьяна права в том, что нормальная жизнь на эти деньги невозможна. Вы знаете, сейчас покажем как раз небольшой сюжет из Челябинской области. Там такой социальный эксперимент провели. «Жизнь на минималках» – так они его назвали. Активисты Профсоюза горно-металлургической отрасли… Как вы понимаете, это такая достаточно физически затратная работа у этих людей. Так вот, эти люди пытались прожить на МРОТ один месяц – на 12 130 рублей, четко.

Константин Чуриков: Из 14 человек продержаться до конца смогли только четверо. После вычета затрат на жилье, проезд и коммуналку у них осталось всего около 4 тысяч рублей на питание. Через несколько дней тотальной экономии все без исключения жаловались на упадок сил и моральную усталость. А особенно сильно это сказалось на тех, кто работает на опасном производстве – у них наблюдались потери концентрации внимания, другие еще какие-то вещи, что приводило к повышенному риску (ну, что они какой-то брак сделают, что-то недоделают) и к угрозе безопасности для себя и окружающих.

Оксана Галькевич: Мне кажется, что угроза безопасности для этих людей и окружающих – самое важное. В итоге выяснилось, что сумма минимального размера оплаты труда не соответствует реальным потребностям не только этих людей, как вы понимаете, а вообще в принципе всех россиян. Задолго до окончания эксперимента у большинства участников полностью закончились продукты, а двое просто заболели. А денег, кстати, вот интересно (я посмотрела весь этот ролик), денег на приобретение лекарств уже не было, все ушло на питание.

Константин Чуриков: Иван Иванович, за все время наблюдения за этим феноменом МРОТ и прожиточным минимумом я что-то не помню, чтобы кто-то из депутатов Государственной Думы так экспериментировал. Был, по-моему, один депутат от Волгоградской области…

Оксана Галькевич: Да, был. Муниципалы какие-то были.

Константин Чуриков: Но это местный депутат.

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: А я говорю про депутатов Государственной Думы. Все-таки они принимают и бюджет, и вот эти все изменения. Может, сначала эксперимент на себе провести, а потом закон?

Оксана Галькевич: На всей стране.

Иван Родионов: Вы знаете, это такой разговор пустой, потому что… Ну вот мы их выбираем, вот они нам нравятся. Вот они и такие. Просто такое впечатление, что мы с ними живем на разных планетах. У них всегда солнце и неплохо, а у нас деревня Гадюкино, где всегда дожди.

Оксана Галькевич: Ну слушайте, как-то же должны быть какие-то рычаги все-таки воздействия, попытки изменить эту ситуацию.

Иван Родионов: Вот вчера, например, президент узнал, что, оказывается, цены-то растут, а доходы-то падают. И озадачил опять…

Оксана Галькевич: Мы, кстати, будем об этом говорить сегодня.

Иван Родионов: Времени на раскачку, как всегда, нет. Озадачил опять Правительство тем, что надо ситуацию исправить. Вот будем ждать. Мы же все время «ждунами» работаем, мы ждем уже 30 лет.

Константин Чуриков: Иван Иванович, расчет минимальной зарплаты, ее привязка к определенному проценту от медианной зарплаты – это разумно, это неразумно? Это плюс или минус?

Иван Родионов: Это удобно, это удобно государству. Почему? Потому что, во-первых, проверить нельзя. Во-вторых, сама цифра счетная, то есть средняя, медианная. И вот эти проценты – 42 и 44% (44% относятся к зарплате, а 42% относятся… вернее, 42% относятся к зарплате, а 44% относятся к подушному доходу) – они тоже вызывают сомнения. Понимаете? Почему? Потому что медианный подушный доход – это значит 50% людей получают доход вот такого уровня. Ну, значит, у них детей нет, если опять вести речь о средней зарплате. Ведь средняя зарплата подразумевает, что семья, два человека и ребенок, например. А по результату – ну, 12 700 и, скажем, 11 600 – они близки. То есть что-то здесь не бьется. Значит, статистика опять какая-то такая натянутая.

Константин Чуриков: Иван Иванович, в ответ на это, я не знаю, какой-нибудь чиновник из Минфина, из какого-нибудь бюджетного комитета Госдумы вам скажет: «Времена тяжелые. Неизвестно, что будет дальше. Резервы расходовать пока еще нельзя, они нам нужны для обеспечения стабильности и «подушки безопасности». Где взять денег вот сейчас, чтобы у людей, например, существенно вырос МРОТ? Я не знаю, хотя бы на процентов… Я не знаю – на сколько. На 50%.

Оксана Галькевич: Да хотя бы на несколько тысяч вырос, а не на несколько сотен рублей.

Иван Родионов: Ну, уменьшить долю государства в экономике и строже спрашивать за результат, увеличить долю бизнеса и помогать бизнесу развиваться – тогда есть какая-то перспектива. Если исходить из того, что делить нечего – значит, и страна такая не нужна.

Константин Чуриков: Нет, подождите. Уменьшить долю государства в экономике? То есть опять какую-то приватизацию делать? Опять раздавать? Придут какие-то олигархи новые.

Иван Родионов: В Америке в кризис 2009 года спокойно приватизировали крупнейшие компании… вернее, национализировали. Через три года их опять приватизировали. Это техника. Понимаете? Вопрос в том, что должна быть ответственность за результат. У нас результаты у всех – и у нефтяных, и у финансовых компаний – ну, не очень хорошие, честно говоря, а все на месте. У всех зарплаты… «Иначе они уйдут, не дай бог». Вот президент что говорит? «Если ему снизить зарплату с трех миллионов в месяц до миллиона, он уйдет». Может быть, и хорошо, если он уйдет? И спрашивать его надо не на зарплату, а за результат. А результат-то, в общем, аховый. Мы видим это по бюджету, который мы утверждаем.

Оксана Галькевич: Да, проблемы с эффективностью у нас действительно есть.

Константин Чуриков: Спасибо вам большое, Иван Иванович.

Оксана Галькевич: Спасибо, Иван Иванович. Иван Родионов был у нас на связи, профессор Департамента финансов Высшей школы экономики.

А сейчас давайте послушаем зрителей. Галина из Челябинской области, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотела спросить. Когда МРОТ вводили, предлагали же, чтобы 12 500 или 12 700 не облагать налогом, а то зарплата 12 700, подоходный вычтут, профсоюзы вычтут – и на руки потом получаешь вообще 10 тысяч. И думаешь: господи! А дальше – ЖКХ. А дальше как?

Константин Чуриков: Разговоры такие действительно были.

Оксана Галькевич: Слушайте, налоги – понятно. А профсоюзы? Вы в каком профсоюзе состоите, интересно? Это такая тема, знаете, немножко не из нашего времени. Редко встретишь человека, который профсоюзные взносы платит. Ну правда.

Зритель: Да, есть на заводе профсоюз. И высчитывают.

Оксана Галькевич: Ах вот… И сколько?

Зритель: А зарплата – минимальная, 12 тысяч.

Оксана Галькевич: Ясно.

Константин Чуриков: А что за производство у вас? Завод что производит?

Зритель: «Мечел».

Константин Чуриков: Подождите! Это крупное предприятие.

Оксана Галькевич: Серьезное.

Константин Чуриков: А вы на этом заводе чем конкретно занимаетесь?

Зритель: Филиал, филиал.

Константин Чуриков: Ну хорошо, филиал. Но – «Мечел» же.

Оксана Галькевич: А вы чем занимаетесь, конкретно вы? Ну, специальность ваша, так скажем, работа в чем состоит?

Зритель: Ну, уборщица.

Константин Чуриков: Понятно.

Зритель: Минимальная зарплата. Почему облагают ее? Ведь много людей получают минималку, и облагают подоходным налогом.

Оксана Галькевич: И на руки вообще ничего не остается.

Константин Чуриков: Вы знаете, что удивительно? На самом деле разговоры такие были, на самом верху даже как-то советовались, что надо это прекратить. Но у меня нет информации, честно говоря…

Оксана Галькевич: Чем закончилось?

Константин Чуриков: …что с 1 января, например, с минималки не будут брать НДФЛ.

Оксана Галькевич: Да был даже разговор, что не только МРОТ не облагать, а какой-то доход чуть до 25 тысяч. Ну, были разговоры, друзья, но воз…

Константин Чуриков: Пока результата нет. Спасибо большое за ваш звонок.

Очень много сообщений.

Оксана Галькевич: Что пишут?

Константин Чуриков: «Где в МРОТ средства на ребенка?» «С этого МРОТ надо еще уплатить налог». Это нам зрительница сказала. Красноярск: «Просто позор при таких природных богатствах!» В общем, народ, так сказать, недоумевает.

Оксана Галькевич: Но главное – не безмолвствует. Это важно.

Ну что, меняем тему.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В законопроект о новых принципах расчёта «минималки» внесли поправку о запрете её снижения