МРОТ - за отказ от детского сада

МРОТ - за отказ от детского сада | Программа: ОТРажение | ОТР

Помогут ли выплаты решить проблему с нехваткой мест в садиках?

2020-06-25T13:00:00+03:00
МРОТ - за отказ от детского сада
Безопасный дачный сезон. Дорогая стоматология. Борьба с лихачами. Одежда и обувь подорожают? Снова строим БАМ
Почему лечить зубы дорого?
Одежда и обувь подорожают?
Опять строим БАМ. Зачем нужна вторая ветка магистрали?
Машины для спасения. АО «Варгашинский завод противопожарного и специального оборудования»
Открываем дачный сезон
ТЕМА ДНЯ: Лечение зубов - «не по зубам»
Япония сольёт воду с аварийной АЭС «Фукусима»
Внимание! В этом фильме есть сцены
Злостных нарушителей за ДТП предлагают наказывать строже
Гости
Сергей Рыбальченко
председатель комиссии Общественной палаты РФ по демографии, защите семьи, детства и традиционных семейных ценностей
Марина Кондратович
президент Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями

Тамара Шорникова: Платить за отказ от места в детском саду предложили в Госдуме. Семьи, добровольно отказавшиеся от этого самого места, должны получать выплаты в размере МРОТ. С такой инициативой выступил…

Иван Гостев: …депутат Госдумы Василий Власов. По его мнению, проект поможет сократить очереди в дошкольных образовательных учреждениях. Что с ними сейчас происходит?

Тамара Шорникова: Да, давайте разберемся, посмотрим на цифры.

В настоящее время какие у нас очереди и в каких регионах в детские сады есть? В целом по стране на 1 тысячу детей в возрасте от одного года до шести лет приходится 639 мест в детских садах. Известно, что есть у нас регионы, где проблемы более или менее решаются, но есть и такие очаги, красные точки на нашей карте.

Давайте посмотрим, где проблем больше всего. В мае 2019 года Министерство просвещения отмечало, что сложная ситуация с местами в детских садах сложилась в пяти субъектах страны: Бурятия, Дагестан, Ингушетия, Крым, а также Забайкалье.

Иван Гостев: Собственно, легко ли отправить ребенка в детский сад в вашем городе или поселке? Если предложат компенсацию, откажетесь от места в очереди? Звоните, пишите.

И запускаем SMS-опрос: в вашем регионе хватает детских садов? Просто пишите «да» или «нет». В конце обсуждения темы мы подведем итог.

Тамара Шорникова: А прямо сейчас подключаем к разговору нашего эксперта. Марина Семенова, президент Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями.

Иван Гостев: Марина Анатольевна, здравствуйте.

Марина Семенова: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Марина Анатольевна, вот МРОТ – чуть больше 12 тысяч. Это не позволит, скорее всего, заплатить за частный детский сад. Это, скорее всего, не позволит обеспечить услуги няни. Но, тем не менее, всегда какие-то деньги – это лучше, чем ноль. Вот как вы думаете, какие проблемы поможет решить такая выплата? И побудит ли она семьи отказываться от очереди в детском саду?

Марина Семенова: Ну, я могу говорить в основном о многодетных семьях. Допустим, в моей семье вот сейчас будет два детсадовца. В принципе, мне, например, была бы, наверное, неплохим подспорьем такая сумма, потому как я могу не попасть в детский сад почти до самой школы. Соответственно, если я буду сидеть дома с детьми, то, в общем-то, 24 тысячи рублей – это для меня ощутимо.

Иван Гостев: Вот пишут нам из Новгородской области: «Мы не попали. Нам год и шесть месяцев. В очереди под № 2 300». То есть какой-то совершенно немыслимый прогноз.

Марина Анатольевна, пропали? Сейчас мы снова вас видим. Вот скажите, какие еще меры возможны, чтобы справиться как-то с этой загруженностью детских садов? Может быть, новые детские сады строить, какие-то дополнительные дошкольные группы вводить в школах?

Марина Семенова: Однозначно это, во-первых, открытие детских семейных садиков. Мы об этом очень долго говорим. И в некоторых регионах были такие программы, когда в основном многодетные мамы, у которых как раз двое или трое детсадовцев, могли взять еще несколько детей, если площадь позволяла, в квартиру или в дом. И, получая зарплату как воспитатель от конкретного детского садика, они проводили занятия, отчитывались по тому, чем они кормят этих детей, ходили на занятия музыкальные и физкультурные в прикрепленный детский сад.

То есть, во всяком случае сейчас, я думаю, что это было бы хоть каким-то решением. Конечно, в идеале это строительство детских садов и яслей.

Тамара Шорникова: Вы знаете, у меня вопрос по спискам. Мы показали карту с проблемными регионами. Еще раз перечислю: Бурятия, Дагестан, Ингушетия, Крым и Забайкалье. Там самые большие очереди в детские сады. В этом списке, на этой карте нет, например, Московской области. Но, например, в моем окружении много семей, которым пришлось на какой-то период хотя бы решать вопросы отсутствия места в детском саду с помощью частного детского сада. В одной семьей девочке четыре, и по-прежнему она ждет своего места в детский сад.

Вы наверняка общаетесь с семьями из разных регионов. Вот кого еще нет в этом списке? Или это в принципе такая общая проблема, цифры по которой просто не поспевают как-то в общую статистику?

Марина Семенова: Это общая проблема, потому что мы можем видеть, допустим, в одном муниципалитете, что все хорошо, а в другом муниципалитете мы видим большие проблемы – в одном и том же регионе. Потому что детские сады во многих регионах были закрыты, ясли были закрыты, и сейчас, естественно, реконструкция их уже невозможна. Строительство ведут в разных регионах, насколько это возможно по финансовому положению региона конкретного. Поэтому, в принципе, сейчас нигде нет такого, чтобы мы сказали: «Вот хорошо».

Тамара Шорникова: «Проблемы нет». Да?

Марина Семенова: «Проблем нет». Да.

Иван Гостев: Ну понятно. Об условиях мы тоже поговорим чуть позднее.

А сейчас у нас есть звонок – Волгоградская область на связи. Лола, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотела высказать свое мнение по поводу предоставления выплаты в размере МРОТ за счет отказа от детского сада. Это очень актуально именно для многодетных семей, потому что… Допустим, в нашей семье четверо детей, мы в ожидании пятого. Например, мне было бы удобнее сидеть со своими детьми дома или ходить в частное образовательное учреждение и получать, допустим, вот такую выплату. Во-первых, за эту сумму можно спокойно ходить в частное образовательное учреждение и развивать детей, скажем так, гораздо эффективнее, чем в детских садах.

Тамара Шорникова: Интересно, а сколько в Волгоградской области стоят частные детские сады? Видимо, дешевле, чем, например, в Московской области. Ну конечно. А насколько?

Иван Гостев: В среднем.

Зритель: Нет, я не про частные детские сады, а…

Тамара Шорникова: Про развивающие курсы?

Марина Семенова: Детские клубы, да.

Тамара Шорникова: Понятно. Чтобы на пару часов разгрузить вас, например, да?

Зритель: Ну, там не на пару часов. Допустим, можно и на полдня, кратковременное пребывание. Я все равно с малышом буду дома, допустим. Мне нет смысла отводить ребенка на целый день в детский сад. Во-первых, воспитание не всегда подходит каждому ребенку. У нас в городе Волжском Волгоградской области очень много химической промышленности, и у нас второй ребенок – аллергик.

Иван Гостев: Понятно.

Зритель: И проще было бы дома.

Иван Гостев: Да, понятно. Спасибо большое.

Мы сейчас вопрос Марине Анатольевне зададим. Как мы все слышали, телезрительница сообщила о том, что ей, например, было бы выгоднее сидеть дома с ребенком, если введут эти выплаты. Скажите, а не может ли это привести к обратной проблеме – у нас все ринутся, в общем, откажутся от детских садов, кинуться сидеть дома ради этих выплат, и некому в детские сады будет ходить?

Марина Семенова: Нет, этого точно не произойдет. Очень многие родители работают. Мы сейчас говорим о тех родителях, таких как многодетные, которые в основном, конечно, находятся дома, потому что у них, помимо детских садов, еще и школы, и необходимо водить детей в разные кружки, и так далее. То есть мамы, как правило, сидят дома.

Но мамы не многодетные – их, конечно, немного, кто готов сесть дома, в общем-то. Очень многие родители сейчас все-таки работают. Я думаю, что, может, и разгрузятся немножко детские сады, но ненамного.

Тамара Шорникова: Сахалинская область пишет: «Сады переполнены. Если будет выплата, от места откажусь, график работы позволяет». Владимирская область, между прочим, утверждает: «А у нас хватает детских садов».

Давайте послушаем, какая ситуация у нас в Нижегородской области, Ирина оттуда звонит.

Иван Гостев: Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Гостев: Какая у вас ситуация? Расскажите нам, пожалуйста.

Зритель: Ну, ситуация какая? Если бы предложили данную выплату конкретно мне, то я бы, скорее всего, отказалась, потому что все-таки ребенок должен ходить в садик, общаться со своим сверстниками, узнавать много нового.

Иван Гостев: Социализироваться, так сказать, да?

Тамара Шорникова: Отказались бы от выплаты? Правильно, да?

Зритель: Отказалась бы от выплаты, конечно.

Тамара Шорникова: А что у вас с очередями? Просто некоторые пишут: «Возьму выплату, потому что неизвестно, до школы успеет ли ребенок в детский сад сходить или нет». То есть у вас реально дождаться места?

Зритель: У нас реально дождаться места, да. Но единственное, что детские сады не рассчитаны на то количество детей, которые туда ходят, по площади. Площадь садика очень маленькая

Тамара Шорникова: Сколько в среднем в группах детей?

Зритель: В группе? Конкретно у нас в группе 26 человек.

Иван Гостев: Ну да, действительно немало. Спасибо вам большое.

Кстати, SMS-сообщение из Дагестана, пишут: «В садик устроить, – как раз к твоему вопросу, – 30 тысяч рублей. В группах по 70 детей». Представляете? Вот такие условия.

Как-то можно это прокомментировать? Есть ли какие-то ограничения обязательные, которые должны соблюдать все детские сады? Или, например, для частных детских садов никаких нет, там кто во что горазд?

Марина Семенова: Нет, ну везде есть СанПиНы, естественно. И для меня удивительно, что в группе может быть 70 человек. Если группа, условно говоря, 50 квадратных метров, то как можно там разместить 70 человек? Я не знаю, может быть, группы должны быть…

Тамара Шорникова: Как стадионы, да?

Марина Семенова: Как стадионы, да, как футбольные поля. Я не знаю.

Тамара Шорникова: Хорошо. Спасибо вам большое за комментарий. Марина Семенова, президент Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями.

Переключаемся на Сергея Рыбальченко – это председатель Комиссии Общественной палаты России по демографии, защите семьи, детства и традиционных семейных ценностей. По-прежнему ждем ваших телефонных звонков. Эсэмэски сейчас будем читать. Здравствуйте.

Иван Гостев: Сергей Игоревич, здравствуйте.

Сергей Рыбальченко: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Сергей Игоревич, знаете, пишут о том, насколько это справедливо. Родители, которые, например, водят детей в детский сад, говорят о том, что сейчас начнут выплачивать по стране – и очень многие захотят воспользоваться. Соответственно, те, кто, например, и так бы не повел ребенка в детский сад, прибавку такую получат.

Мы все время говорим, что у нас бюджет не резиновый, на все денег не хватает. Нужно, по-вашему, на всю страну распространить такую выплату? Или все-таки речь должна идти о конкретных регионах, о таких проблемных точках на карте страны?

Сергей Рыбальченко: Вы знаете, такая практика уже есть в некоторых регионах. В частности, в свое время она была в Липецкой области.

Но я считаю, что эта практика неэффективная. Во-первых, дошкольное образование – это право родителя, право ребенка. И в данном случае, заменяя, компенсируя это право, мы нарушаем сам принцип этой услуги, поскольку дошкольное образование в целом является общественным благом и способствует социализации ребенка. Вот как раз из Нижнего Новгорода Ирина выступала, она об этом говорила. Прежде всего, это благо ребенка. И оно не может быть компенсировано никакими деньгами.

Другое дело, что если мама не может выйти на работу и отдать ребенка в детский сад, то в данном случае есть возможность помочь семье в другом – например, оказать услуги присмотра и ухода. Так вот, услуги присмотра и ухода, на них как раз может распространяться не столько компенсация, а как дополнительное право. Это может быть право в виде сертификата. В данном случае может быть пособие, но пособие на услугу, поскольку это пособие позволяет работать другому человеку.

Более эффективный механизм такой субсидии существует в Белгородской области, когда деньги не попадают напрямую родителю, а они могут быть использованы только тогда, когда родитель отдал ребенка на воспитание либо в частный детский сад, либо индивидуальному предпринимателю. В данном случае это как раз и есть такая субсидия на услугу. Это более эффективный механизм.

Тамара Шорникова: А подскажите, что имеется в виду – оплата услуг по уходу? Это что? Няни приходят? Это какие-то группы пребывания? Что имеется в виду?

Сергей Рыбальченко: Дело в том, что по современному закону «Об образовании в Российской Федерации» дошкольное образование, непосредственно программа дошкольного образования, присмотр и уход – это сопровождающие ребенка в детском саду услуги. Причем присмотр и уход – это все, что относится к содержанию ребенка. Это питание…

Тамара Шорникова: Это примерно понятно. Простите, что перебиваю, у нас мало времени. Физически те, кто не попал в детский сад… Вы говорите, что возможна компенсация именно за эту услугу. Человек не может попасть в группу. К нему на дом приходит кто-то, занимает ребенка? Или как это работает?

Сергей Рыбальченко: Человеку может выплачиваться субсидия, но субсидия в данном случае не ему выплачивается, а той организации или той структуре, в которую он отдает ребенка для услуги. Это способствует развитию частного сектора. В данном случае дошкольное образование не является той услугой, которую вы должны компенсировать. Это право родителя на получение той или иной услуги.

Тамара Шорникова: Если бы этим правом могли все воспользоваться, то речи, конечно же, не было.

Иван Гостев: Кстати, сейчас читаем сообщения – и просто сердце кровью обливается! Вот Нижегородская область: «Нас даже не переводят во вторую младшую, а оставляют на второй год, потому что нет мест». Московская область, город Видное: «В садике в группе 46 человек». Учитывая постэпидемическую обстановку и угрозу, дети могут заразиться элементарно.

В этих ситуациях, таких вопиющих, куда идти и кому жаловаться?

Сергей Рыбальченко: Куда идти? Конечно же, жаловаться органам власти, прежде всего. Вопрос по наполняемости детских садов – это вопрос санитарных норм и правил. К сожалению, когда они менялись, были исключены установки по количеству мест в группе непосредственно. Хотя мы как эксперты настаивали на том, чтобы хотя бы рекомендательно они там существовали.

Иван Гостев: То есть сейчас никаких норм нет?

Тамара Шорникова: То есть сейчас те же самые 70 человек, 70 детей в группе в Дагестане – в общем-то, ничего незаконного в этом нет?

Сергей Рыбальченко: Это не противоречит санитарным нормам и правилам, поскольку… Тогда у органов власти была одна задача – решить проблему доступности мест для детей в возрасте от трех до семи лет. Сейчас та же задача для детей помладше.

Но я считаю, что это неправильно, конечно. Два квадратных метра на ребенка, а количество детей в группе не регламентируется. И в результате мы получаем и проблемы с эпидемиологической обстановкой, и другие проблемы. Сейчас новый СанПиН меняется, Роспотребнадзор его с нами согласовывает. Мы направили все свои замечания, в том числе и замечания по количеству групп.

Я могу привести международную практику. Например, во Франции не может быть яслей, в которых больше 60 детей. Это могут быть два соединенных между собой помещения, но с разными входами. И я считаю, что это, с точки зрения безопасности – и санитарно-эпидемиологической, и террористической, – абсолютно правильно. А у нас сейчас создаются учреждения на 400 детей ясельного возраста. Ну, это никуда не годится.

Тамара Шорникова: Давайте вместе послушаем телефонный звонок, выслушаем телезрителя. На связи Тюмень. Здравствуйте, Мария.

Иван Гостев: Мария, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Иван Гостев: Мы вас слушаем. Расскажите, какая у вас ситуация в регионе?

Зритель: Ой, у нас ситуация хорошая. Я хотела бы высказать свое мнение по поводу этих выплат. Ни в коем случае их нельзя вводить!

Тамара Шорникова: Почему?

Зритель: Потому что просто элементарно у родителей нет профессионального педагогического образования, именно дошкольного. А это очень важно в этот период детства.

Тамара Шорникова: Мария, никто не спорит. Смотрите, вот пара SMS. Кемеровская область: «Без взятки и помощи в садик не попасть», – пишет телезритель из Кемерова. Краснодарский край: «Просто стоим в очереди уже какой год. Видимо, в школу пойдем без детского сада». И так далее.

Зритель: Ну, это уже другая сторона. Я просто семь лет прожила на Севере, у меня двое мальчишек. И там у нас 20 детей в группе было, очень высокая профессиональная компетентность педагогов. Так что все хорошо. А потом переехали из Тюмени, здесь уже три года ждем. Нам в полтора года дали садик. В Тюмени все хорошо.

Тамара Шорникова: Видимо, просто повезло с регионом, конечно же.

Иван Гостев: Ну да, тут удачно все сложилось.

Сергей Игоревич, вот вопрос такой, который озвучивала и телезрительница наша. Она сказала, что… Ну, вы слышали, да? Получается, что родители не могут воспитать своего ребенка. Вы согласны с этим? Что, в детских садах лучше воспитывают? Или все-таки нет?

Сергей Рыбальченко: Я считаю, что мы просто зациклились на государственной форме дошкольного образования. В мировой практике есть разные формы. Например, сейчас наша организация развивает такую систему сертифицированных нянь, где няни дома у себя принимают от трех до четырех детей.

А в России очень развита система семейных детских садов, где мама – педагог. Но вот именно эта форма вариативная… Во Франции, например, этой формой охвачено 70% детей, получающих услугу в возрасте до трех лет. Если мы ее начнем развивать, то нам не нужно ничего строить. Нам нужно будет просто тем людям, которые у себя дома принимают, дать работу. Мы сейчас на этом настаиваем, разработали соответствующую систему сертификации. В прошлом году уже обучили и сертифицировали 300 нянь, 160 из них имеют сертификаты и работают в различных системах.

Если мы все-таки рассмотрим более широко подход к услугам присмотра, ухода и дошкольного образования, то мы решим эту проблему. А задача, которую сейчас пытаются решить те, кто предлагают такие решения, задача такая: государство может ничего не строить, оно может просто заплатить деньги родителю и отказаться от реализации тех прав граждан, которые записаны в Конституции прежде всего.

Это неправильный подход, он неверный. Он прежде всего не способствует развитию государства и не способствует благополучию ребенка. Вот если мы во главу угла поставим задачу – благополучие ребенка, благополучие родителя, благополучие семьи и социальное развитие, рост человеческого капитала, – то мы будем делать все для того, чтобы ребенок получал достойное дошкольное образование, в процессе которого шел бы и присмотр и уход, и социализация. Думаю, что для этого у нас на сегодняшний день есть все возможности.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Гостев: Спасибо большое, Сергей Игоревич. Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Сергей Рыбальченко, председатель Комиссии Общественной палаты России по демографии, защите семьи и традиционных семейных ценностей.

Уже скоро – после новостей – будем говорить о том, каким же будет туристический сезон в этом году, будет ли он вообще и куда можно поехать.

Иван Гостев: Потому что лето в разгаре, уже заканчивается июнь, а перспективы отдыха по-прежнему не ясны. Некоторые российские курорты не принимают без теста на коронавирус, а где-то просто нет элементарного сервиса и инфраструктуры. Что происходит с внутренним туризмом, когда поедем отдыхать и сколько это будет стоить – в большой теме дня, после новостей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Иванов
МРОТ положен всем по Конституции — право на жизнь, но придётся родить, чтобы не сдохнуть.
Помогут ли выплаты решить проблему с нехваткой мест в садиках?