«Мусорную реформу надо было начинать до того, как мы подошли к критической черте. А сейчас мы ее уже перешли»

«Мусорную реформу надо было начинать до того, как мы подошли к критической черте. А сейчас мы ее уже перешли»
Промежуточные итоги марафона ОТР помощи Иркутской области.. Жизнь взаймы. запрещённое лекарство. Переобучение пенсионеров. «Автомобили»
Среднему заемщику для погашения кредитов потребуется почти 11 зарплат. Как себя обезопасить от пени и брать в долг у банка меньше?
Почему рост экономики сдерживается и из чего складываются зарплаты
Советы по выбору автомобиля от Андрея Осипова, автоновости и тест-драйв Hyundai i30N
Сергей Левченко: Люди, лишившиеся жилья, смогут купить дома за госсчет с квадратными метрами не меньше, чем у них было
Почти 4 миллиона пострадавшим от наводнения в Иркутской области собрали зрители ОТР. Рассказываем, на что пойдут эти деньги
Переобучение для пенсионеров - поиск самореализации или дополнительного дохода?
Процентная ставка по кредитам должна быть адекватна доходам населения и росту экономики
Лекарство или срок. Почему родителей больных детей вынуждены добывать необходимые препараты контрабандой?
«Матери детей-инвалидов попадают под статью за то, что лечат своих детей. Это абсурд!»
Гости
Рашид Исмаилов
руководитель Рабочей группы по экологии Экспертного совета при Правительстве РФ, член Общественного совета при Минприроды России

Проблемы с утилизацией отходов приобрели национальный масштаб. На «прямую линию» с Путиным поступили тысячи вопросов по той теме. Люди пожаловались, что реформа началась лишь на бумаге, а за шесть месяцев ничего не поменялось, кроме платежей. Путин подчеркнул, что люди должны почувствовать изменения уже сейчас, а обоснованность роста тарифов в регионах проверит ФАС. Когда мы увидим результаты мусорной реформы? Обсуждаем с Рашидом Исмаиловым - руководителем Рабочей группы по экологии Экспертного совета при Правительстве Российской Федерации.

Тамара Шорникова: А у нас новая тема, продолжаем обсуждать и комментировать то, что услышали вчера на прямой линии. Ждем ваших вопросов и комментариев.

Проблемы с утилизацией отходов приобрели национальный масштаб. На прямую линию с Путиным поступили тысячи вопросов по этой теме. Люди пожаловались, что реформа началась лишь на бумаге, а за 6 месяцев ничего не поменялось, кроме платежей. Путин подчеркнул, что люди должны почувствовать изменения уже сейчас, а обоснованность роста тарифов в регионах проверит ФАС.

Давайте вместе обсудим. Расскажите нам, как у вас в регионе обстоят сейчас дела? Довольны ли вы качеством услуг по этому направлению? Что у вас с платежками? Ждем ваших откликов.

Ну а сейчас представим эксперта в нашей студии.

Петр Кузнецов: Рашид Исмаилов, председатель Российского экологического общества, у нас в гостях. Здравствуйте.

Рашид Исмаилов: Здравствуйте, коллеги.

Петр Кузнецов: То, что реформа началась только на бумаге, а изменились только тарифы, они выросли – это характерно для всей страны?

Рашид Исмаилов: Нет, не для всей страны. Это скорее исключение из правил. Есть небольшая часть регионов, где действительно реформа пробуксовывает. Это во многом, конечно, обусловлено причинами простыми: негодность региональных чиновников, тех, кто отвечает за реформу, их неподготовленность, может быть, где-то даже некомпетентность, отсутствие компетенций, ну и, наверное, несогласованность все-таки федерального и региона уровня – вот это ключевые проблемы.

Тамара Шорникова: Отсутствие финансирования, не знаю, непрофессионализм региональных операторов как-то влияют на данный вопрос?

Рашид Исмаилов: С финансированием у нас все более-менее в порядке, потому что те запланированные средства с федерального уровня включены в резерв, они зарезервированы, они уже выделяются. Но механизм выделения и, наверное, избранность тех регионов, тех проектов, куда будут направлены первые средства, – вот с этим существует проблематика. Но это проблематика и регулятора, так скажем, тех, кто отвечает за это на федеральном уровне. Но во многом это и неготовность самих регионов. Про региональных операторов вы сказали, действительно на них сейчас возложена основная ответственность за всю систему обращения с ТКО, за всю так называемую мусорную реформу. Ключевые проблемы, конечно, на их уровне.

Тамара Шорникова: А можете рассказать, как эти региональные операторы в основном, как и откуда они появились? То есть это местные какие-то компании? Это фирмы из Москвы, которые поняли, что на этом вопросе можно хорошо заработать в регионе?

Рашид Исмаилов: Разная практика, Тамара, в разных регионах разная практика. Где-то действительно те предприниматели, которые долгие годы работали в этой отрасли, у которых существует своя база, свой автопарк, свои мощности, своя инфраструктура, они логичны, наверное, в этом есть определенная логика, какая-то закономерность, – они стали претендентами и выиграли эти конкурсы на то, чтобы…

Петр Кузнецов: А они монополисты, если мы берем регионального оператора и регион? Там вот этот региональный оператор, у которого очень много прав? То есть вплоть до того, что он определяет, по какому маршруту и куда вывозить.

Рашид Исмаилов: Нет, здесь немножко по-другому. У нас существует территориальная схема, которая утверждена, согласована и правительством региона, и согласована на федеральном уровне с Росприроднадзором. В соответствии с этой схемой определены все потоки, все точки, все объекты, объекты инфраструктуры, точки сбора мусора. Все это не по воле регионального оператора. Здесь как раз я бы, наверное, сказал, что регоператоры у нас сейчас оказались немножко в ущемленном положении: им ограничили свободу по зарабатыванию денег, они все-таки предприниматели, это их естественная задача, зарабатывать. Вот зарабатывать пока на реформе не получается, это все упирается в тариф, тариф – это, конечно, нагрузка на население…

Петр Кузнецов: А пока платим мы. Давайте попробуем объяснить, почему же все-таки тарифы растут. Раньше в эту строчку закладывалось что? – содержание контейнерных площадок плюс транспортные расходы. Теперь это еще и строительство мусороперерабатывающих заводов, насколько мы понимаем?

Рашид Исмаилов: Да, совершенно верно. Даже есть такое понятие, у нас было оно, когда только разрабатывался и закон, и эта реформа готовилась, было такое понятие, что этот тариф будет инвестиционным, то есть мы все…

Петр Кузнецов: Всей страной строим мусороперерабатывающие заводы.

Рашид Исмаилов: Совершенно верно, вчера президент тоже сделал акцент на этом, что мы все в какой-то степени принимает участие в построении этой системы очищения…

Петр Кузнецов: Это правильно?

Рашид Исмаилов: Это справедливо, я бы так сказал. Но вопрос в другом, насколько это болезненно и насколько эту ответственность, в какой пропорции ее следует перекладывать на каждого из нас, либо на предпринимателей, либо на власть. Вот здесь есть, конечно, перекосы, отсюда и вопросы людей, мы с этим сталкиваемся ежедневно. Это большая очень проблема. Есть регионы, где эти тарифы запредельные, где приходится вмешиваться руководителям регионов, вмешиваться полпредствам, для того чтобы просто политически снижать эти тарифы, понимаете? Они были инвестиционные, сейчас мы можем назвать, что это тарифы политические.

Тамара Шорникова: Вот, кстати, про справедливость тарифов объяснял достаточно подробно президент, почему стало дороже, я вот частично процитирую. Никто раньше не считал, сколько стоит вывоз мусора, это первое; сегодня никто не хочет, чтобы рядом с домом были какие-то свалки или полигоны, значит, приходится их везти подальше, это тоже деньги, это транспорт, это нужно на горючку тратиться, платить водителям и так далее, и так далее. При этом звонил как раз Роман Дмитриев из Омска на прямую линию, он приводил конкретные примеры: он платил до мусорной реформы 90 рублей 27 копеек в месяц, в итоге это все скатилось до 266 рублей, то есть практически больше чем в 3 раза подорожание. Вот такой рост как раз объясним тем, о чем рассказал президент, или все-таки это чрезмерное подорожание?

Рашид Исмаилов: В каждом конкретном регионе нужно считать, вот это все такая математика, арифметика, которая просто берется и считается. Что заложено в этом тарифе? Структура ценообразования, как говорят, из чего складываются эти деньги. Вот это очень четко должно быть понятно, разъяснено, обосновано и защищено каждому жителю, населению. Вот с этим проблема, то есть мы с вами не понимаем, почему мы платим именно эту сумму. Справедливый вопрос, обоснованы эти 230 рублей или не обоснованы, а если обоснованы, то докажите, подтвердите. Это нужно обосновать, чтобы мы четко понимали: да, все, теперь мы понимаем, мы за это платим, мы готовы, мы согласны.

Петр Кузнецов: Вот на примере вот этого самого пенсионера из Омска, который пожаловался, и через час мы выяснили, что СК проверит поступившую жалобу по вывозу мусора в Омске, – вопросы по конкретным ситуациям, если мы берем именно сферу ЖКХ, от конкретного человека, эффективность такого инструмента? Помогут только ему или всем по крайней мере в регионе, по крайней мере его соседи?

Тамара Шорникова: Хотя бы в его городе.

Рашид Исмаилов: Всем, конечно. Она и называется… В подводке сказали про национальный уровень этой проблемы – это не просто так, это не просто слово, это действительно национальный проект «Экология», в который вошло основным проектом федеральным создание комплексной (подчеркиваю, комплексной) системы обращения с ТКО. Вот комплексность подразумевает, что в этом участвуют все, все жители, все органы власти, предприниматели, которые по сути заново строят сейчас эту отрасль. То есть мы создаем новую отрасль экономики, мы все в этом участвуем, все заинтересованы в этом.

Петр Кузнецов: И Тамара, извини, пожалуйста, еще в твоем вопросе было, точнее в цитате было про свалки, которые, оказывается, в других регионах. Вот эти переезжающие из региона в регион свалки – как это происходит? Как они оказываются, из Москвы в какой-то совершенно даже не соседний регион? Это кто договаривается?

Рашид Исмаилов: Ну договариваются главы регионов прежде всего, ответственность за это, это компетенция уровня руководителей регионов. Но здесь много всяких вопросов возникает. Я предполагаю, что ваш вопрос и дальше как-то может быть развит, насколько это правомочно, насколько это справедливо, что мы здесь, в одном регионе мы отходы образуем, а их везут в другой регион, к другим жителям, правильно?

Петр Кузнецов: Ну то есть они не исчезают, они просто переезжают из региона в регион.

Рашид Исмаилов: Ну переезжают, да, но это все равно временная мера, потому что у нас пока недостаточно инфраструктуры по переработке отходов. Сортировка, переработка, все эти вещи уже заложены и в нацпроекте, про который президент вчера говорил, они заложены у нас в законодательстве. Сортировка, то есть раздельный сбор, вот это очень важно, потом переработка, а потом уже, если у нас что-то остается, то это уже либо захоронения, но уже в современном, цивилизованном таком порядке, либо уже дальше это термическое обезвреживание.

Тамара Шорникова: Смотрите, по поводу того, что вот такая буксующая мусорная реформа, что это частные истории. Очень много приходит SMS прямо сейчас из разных регионов. Самарская область: «Город Самара, мусор валяется помимо бачков. Раздельного сбора мусора нет, одно вранье, грабеж народа», – пенсионерка. Магаданская область: «Мусорные кучи по всему городу, крысы в открытую ходят. Почему не установят нормальные ящики для мусора?» Башкортостан: «За вывоз мусора деньги берут с человека (70 рублей), вывозят на полигоны для мусора, как и вывозили до мусорной реформы». Кемеровская область: «Никто ничего не пытается даже сделать, только контейнер убрали и платежки какие-то в ящики бросают». Это я говорю о том, как широка все-таки география, откуда приходят SMS недовольных людей.

А сейчас у нас на связи Ставрополье.

Рашид Исмаилов: Вы правы, да. Мы знакомы с этой географией, она гораздо шире даже, чем вы… И вопросы гораздо шире. Но типовые вопросы, типовые проблемы. Обратите внимание, это все…

Петр Кузнецов: Нет, просто вы сказали в самом начале, что не везде, что где-то реформа работает.

Тамара Шорникова: Что это скорее исключение из правил, нежели практика.

Рашид Исмаилов: Исключения. Мы, во-первых, про тариф говорили, что это исключение из правил.

Петр Кузнецов: Нет, мы в целом про мусорную реформу.

Рашид Исмаилов: В целом по мусорной реформе… Вопрос, мы в динамике находимся. Сложно сказать, что сейчас у нас вот везде кризис, мы в динамике находимся, мы формируем, это эволюционный процесс с огромным вовлечением людей, предпринимателей. Но обратите внимание на ваши вопросы: вы процитировали, посмотрели все, что связано, прямо связка, человек выходит из дома, вот он это все видит. То есть это не системные вопросы создания отрасли, а это вот, конкретный дом, конкретный подъезд, конкретный мусорный бак. Это вопросы очень локальные, очень вот такие точечные. Разумеется, президент об этом вчера и не должен был говорить, не вопрос президента, вообще не вопрос даже регионального руководителя, вопрос муниципалов, вопрос регоператора, который…

Петр Кузнецов: Тем не менее мы вчера убедились в том, что и мелкие дела приходится решать президенту прямо в прямом эфире.

Валентина из Ставрополья, дождались вы нас, а мы вас.

Тамара Шорникова: Да, узнаем в прямом эфире, как дела здесь. Расскажите, как у вас с вывозом мусора. Довольны вы или нет тарифом, качеством услуг?

Зритель: Алло, здравствуйте.

Рашид Исмаилов: Здравствуйте.

Зритель: У нас с мусором большая проблема.

Тамара Шорникова: В чем именно?

Зритель: Дело в том, что у нас берут мусор, как вам сказать, 75 рублей на человека. У нас частный дом. Было 50, было нормально, на дом было 50, а сейчас 75 рублей. Я многодетная мать, у меня муж больной. Я не знаю, мне очень тяжело платить, например, 75 рублей. Но контейнеров нет, ничего нет, везде мусор валяется, собаки раздирают, выносим мешки – собаки раздирают. А не отдавать мусор, по-любому надо 75 рублей платить за каждого человека, члена семьи, понимаете?

Петр Кузнецов: Валентина, тут…

Зритель: Сдаешь мусор…

Петр Кузнецов: Тарифы рассчитываются, насколько мы понимаем, в зависимости от региона или по числу людей, или по квадратам. Вы бы предпочли…

Зритель: Нет, по числу людей. Вот, например, у меня дома 7 человек…

Тамара Шорникова: Прописанных.

Рашид Исмаилов: Это сельская местность, да?

Зритель: Да, прописаны 7 человек, я должна платить на этих 7 человек по 75 рублей.

Петр Кузнецов: А площадь у вас какая?

Зритель: Вывожу мусор, не вывожу мусор, разницы нет. И самой маленькой у нас 2 годика. Вот что он может сделать мусора? Сами представьте, что 2 годика может сделать мусора, понимаете? А надо платить все равно 75 рублей. Законно ли это?

Рашид Исмаилов: Пересматривать…

Зритель: Мне очень тяжело платить, муж не работает…

Тамара Шорникова: Да, поняли вас, спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Почему же все-таки нет согласия у регионов по тому, как все-таки производить этот расчет, по числу людей или по квадратам? И как должно быть, самое главное?

Рашид Исмаилов: Здесь явное неправильное понимание того, как дифференцировать вот этот подход. Конечно, здесь по метражу, совершенно очевидно. Таких ситуаций очень много, и председатель правительства, и министр много об этом говорили, что мы будем переходить на дифференцированный подход. В данной ситуации очевидно, что здесь должен быть подход по метражу, и они будут переходить на это, будут пересматриваться эти схемы, нормы накопления будут пересматриваться, все это в процессе сейчас будет выверяться. Это проблема абсолютно типичная, особенно в сельской местности.

И кстати, по сельской местности тоже будут корректирующие коэффициенты, снижающие платежи и для социальных групп, для населения тоже будут скидки, говоря простым языком. Для северных территорий будет совершенно другой подход: в северных территориях будет установлено законодательно, что реже вывозить мусор, потребность реже вывозить мусор. То есть здравый смысл здесь будет.

Петр Кузнецов: Сельская нам как раз пишет, что вообще перестали вывозить, то есть просто нет… Возьмем маленькую деревню, просто нет этой емкости, куда ты из дома вынесешь и бросишь, и многие просто если работают в более-менее ближайшем большом городе, просто забирают свои пакеты в машину, в багажник бросают и выбрасывают в городе уже.

Рашид Исмаилов: Возят, да.

Петр Кузнецов: Светлана из Омска с нами на связи. Здравствуйте, Светлана, вас послушаем, ваш вопрос.

Зритель: Добрый день, спасибо. У меня вопрос по санитарным нормам. В Интернете прочитали, что от дома должно быть не меньше 20 метров до мусорных контейнеров. Я живу в частном секторе, и вот все соседи, с которыми я общаюсь, нас вполне устраивает, как у нас сейчас мусор вывозят, то есть мы раз в неделю выставляем пакеты, их регулярно забирают, нас это устраивает. Но в связи с этой мусорной реформой нужно, значит, эти контейнеры устанавливать в частном секторе через каждые 200 метров.

И вот так получилось, что эти 200 метров выпали как раз на долю моего дома, и в 4-х метрах от моего дома начали устраивать вот эту площадку мусорную, то есть 4 метра от дома, 5 метров от окна. Под этой мусорной площадкой находятся коммуникации, вода и канализация, которыми вся улица пользуется. Мы обратились в администрацию районную, нам сказали, что согласовано и с архитектурой, и с Роспотребнадзором. У меня вопрос, как такое вообще может быть, как Роспотребнадзор мог дать разрешение на установку вот этих вот контейнеров рядом с домом?

Рашид Исмаилов: Разумеется, очевидно, что здесь должны быть с ними должны согласования, согласовывать с ними это размещение. Конечно, здесь нужно разбираться, это совершенно неправильно, разумеется, то есть это очевидная тоже проблема.

Тамара Шорникова: Еще одна проблема, о которой говорит телезритель из Орловской области, его мнение: «Раздельный сбор – это как счетчики на газ: ну не получилось». Прав наш телезритель или нет? Вчера о том же спрашивали у президента, многие действительно считают, что даже если ты ответственно подходишь ко всему и собираешь мусор в разные контейнеры, все равно все сваливается в одну кучу. Как это сейчас у нас в стране работает? В каких регионах это работает?

Рашид Исмаилов: Работает во многих регионах, раздельный сбор запускается, это скорее… Вообще институт, само понимание этого раздельного сбора только-только начинает запускаться, в Москве вот сейчас, вчера тоже у нас мэр Москвы объявил, что со следующего года у нас раздельный сбор будет в Москве. Раздельный сбор – это, конечно же, во многом сейчас добровольно, то есть мы, каждый из нас экологически как ответственный просто человек занимается этим, но это одна из составляющих (в подводке тоже мы видим, на фотографиях) всей системы.

Но я хочу ответить вам на ваш вопрос. Вы действительно сказали, что есть такое, что мы разделяем, мы вроде бы ставим 2 бачка, у некоторых есть 4 бачка в зависимости от фракций, потом это все свозится в одну кучу, извините за выражение, потом вывозится… В этом тоже есть определенный смысл, потому что мы уже разделяем сухое от мокрого, то есть те отходы, которые потом повезутся на сортировку или на переработку, это очень важно, что не на свалку, на сортировку или на переработку, они уже не смешаны, понимаете? Это большая проблема. Почему у нас запах со свалок? Это же все органика, органика влияет на это. Вот когда мы сами разделяем, пусть это потом все даже в одном контейнере будет, но это уже будет разделено.

Петр Кузнецов: Потому что они по разным мешкам, что ли?

Рашид Исмаилов: Потому что они вообще в принципе по-разному, по разным, так скажем, не вместе выброшены, они уже будут меньше соприкасаться, мокрое и сухое. Раздельный сбор обязательно должен быть, должна быть мотивация, вот эти вопросы тоже сейчас прорабатываются, насколько мы знаем, в правительстве, чтобы была экономическая мотивация: если ты все-таки разделяешь мусор…

Петр Кузнецов: Какие-то льготы для тех, кто занимается сортировкой.

Рашид Исмаилов: Ну разумеется, да, льготы.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, по шкале утилизации – вообще существует ли она? Вот эти способы избавления от мусора как располагаются? То есть свалка – это самый отсталый вариант?

Рашид Исмаилов: Свалка – это, разумеется, самый отсталый вариант, захоронения, то, что нельзя сортировать, переработать и нельзя термически обезвредить, «хвосты» так называемые, их уже захоранивать, других вариантов нет.

Петр Кузнецов: А в топе, скажем так, мусороперерабатывающий завод?

Рашид Исмаилов: Обязательно, это центральная часть вообще всей реформы мусорной – переработка, для этого вся реформа и создана, для этого и деньги…

Петр Кузнецов: Экологи говорят, что это очень и очень вредно.

Рашид Исмаилов: Переработка?

Петр Кузнецов: Мусороперерабатывающие заводы.

Рашид Исмаилов: Может быть, вы путаете с термической обработкой?

Петр Кузнецов: Нет.

Рашид Исмаилов: Переработка ну как вредная? Если все современные технологии…

Петр Кузнецов: То есть из трубы-то там что-то дальше…

Рашид Исмаилов: Нет, переработка – это когда мусор, отходы переходят в стадию вторичных ресурсов, когда из пластикового мусора делается крошка, которая потом идет на предприятия, производится продукция. Это центральная часть всей системы, переработка, на нее направлены и деньги большие, и средства, до 2024 года у нас, напомню, в указе президента и в нацпроекте четко прописано, что 60% всего, что мы с вами генерируем, должно быть переработано, 60%. Очень амбициозная задача.

Тамара Шорникова: Президент вчера называл 200 перерабатывающих заводов, около 300 миллиардов рублей только из бюджета…

Рашид Исмаилов: Мусоросортировочных комплексов, да. Деньги большие заложены на это. Это основная идея, все должно перерабатываться вторично, чтобы это не шло на захоронения, все это должно быть во вторичном обороте.

Тамара Шорникова: От будущего к настоящему. Нижегородская область, Николай на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Расскажите.

Зритель: Вот объясните, пожалуйста, на каком основании я должен платить за мусор, допустим, за пластик? Вот мы покупаем, значит, продукт в пластиковой таре, в него уже заложен экологический сбор. Предприятие, которое выпускает эту бутылку, которое пакует молоко, уже закладывает в цену. В результате мы платим за нее, за утилизацию, уже в цену товара это все входит, и теперь еще вы должны взять с нас за утилизацию. Это, понимаете, уже тройная цена получается. Вы согласны со мной или нет?

Петр Кузнецов: Шикарный вопрос, спасибо.

Тамара Шорникова: Да, логично абсолютно.

Рашид Исмаилов: Логично, да, но я не согласен, здесь совершенно другая структура образования вот этого вот экологического сбора. Там доля копеек каких-то, может быть, отражена на стоимости. Но мы платим совершенно за другое, мы платим за всю систему, за сбор, вывоз, переработку. Вопрос интересный, но здесь надо все очень посчитать.

Петр Кузнецов: Понятно, вы как раз объяснили.

Тамара Шорникова: Успеем послушать еще Камчатку. Галина, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Галина.

Зритель: Алло, здравствуйте. Вопрос вот в чем. Вот вчера прозвучало по горячей линии с Владимиром Владимировичем о том, что там где-то 96 рублей платят с человека, а у нас по Камчатскому краю мы платим с квадратного метра. То есть если квартира около 60 квадратов и живет один человек, он платит 500 рублей, хоть сколько человек. В однокомнатной, допустим, будут жить 5–7 человек, они платят так же по квадратным метрам. Так где же логика? Эти 7 человек, наверное, больше производят мусора, так ведь?

Тамара Шорникова: Да, Галина, спасибо за вопрос.

Рашид Исмаилов: Вот видите, коллеги, это вопрос прямо противоположный тому, который был из Ставропольского края.

Петр Кузнецов: Да.

Тамара Шорникова: Перед тем как подвести итоги, кратко еще хотелось бы, чтобы вы прокомментировали новость от Генпрокуратуры, они как раз накануне прямой линии также дали такую статистику, отмечают катастрофическую исчерпаемость действующих мусорных полигонов. Эксперты отмечают, что из-за недостатка мощности для размещения мусора, отсутствия новых объектов в некоторых российских субъектах скоро может наступить мусорный коллапс. Насколько эта проблема реальна и о каких регионах идет речь?

Рашид Исмаилов: Запоздалая уже реакция, коллапс давно уже в некоторых регионах наступил, мощности исчерпаны были давно уже. Мы поздно к этому подошли. То есть при всем уважении к старшим нашим коллегам, к руководителям, нацпроект «Экология» должен был быть 5 лет назад запущен, и мусорная реформа должна была быть лет 5 лет назад, до того, как мы подошли к этой черте. А мы ее перешли и начали сейчас решать эти вопросы, и у нас времени сейчас нет, мы должны в ускоренном порядке навести порядок, сделать нашу страну чистой, а время упущено.

Поэтому, разумеется, сейчас Генпрокуратура правильную позицию занимает; они сейчас, кстати, очень серьезно занялись и нарушениями, с регоператорами тоже, с региональными властями, с нарушениями прав граждан по тарифам, на контроле у президента, у генпрокурора, я знаю. Но поздно мы вступили в эту игру, это надо было делать гораздо раньше. Но сейчас сложнее, конечно, это большой вызов, большая задача органов власти, вас как журналистов больше информировать, потому что мы должны понимать, что происходит: за что мы платим, что происходит с нашим мусором, все-все нюансы.

Пусть многие говорят, есть разные мнения, что люди не разбираются, – а я считаю, что наоборот, мы должны разбираться, в этом нет ничего сложного и ничего плохого. Мы должны понимать, что происходит с мусором.

Петр Кузнецов: Тем более да, прошло полгода все-таки, мы уже можем спросить с реформы.

Рашид Исмаилов: И обратите внимание, мы вот… Коллега, зритель задал очень хороший вопрос, вы сказали, что он шикарный, – он действительно интересный, потому что мы должны сегодня подумать, не что нам делать с мусором, с отходами, а что делать, чтобы их не было у нас дома. Не покупать лишнюю упаковку, пакеты полиэтиленовые…

Петр Кузнецов: Не есть…

Тамара Шорникова: Это совет от многих.

Петр Кузнецов: В принципе большинство наших телезрителей так и делают, просто у них нет возможности уже покупать себе еду.

Рашид Исмаилов: Полиэтиленовые пакеты не покупать в магазинах, то есть не нести домой мусор, мы мусор покупаем и несем домой.

Петр Кузнецов: Спасибо большое, спасибо. Рашид Исмаилов, председатель Российского экологического общества.

Мы продолжаем подводить итоги прямой линии, сейчас говорили об экологии, впереди медицина, а точнее закупка лекарств.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски