Мы скоро придём в страну, где жил Чиполлино, и будем платить за воздух, которым дышим

Гости
Марина Кондратович
президент Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями

Иван Князев: Начинаем.

Тамара Шорникова: А пока такие новости, какие есть, – хочется сказать.

Иван Князев: Да. И вот какая новость. Минтруд предлагает лишить работающих родителей пособия по уходу за ребенком. В ведомстве полагают, что получать его должен только тот, кто фактически ухаживает за ребенком и уделяет этому достаточно времени, даже если работает неполный рабочий день.

Тамара Шорникова: То есть, если мама подрабатывает из дома либо убегает на полставки и просит папу, бабушку, соседку, подружку подменить ее на несколько часов, пособие ей не давать.

Иван Князев: Прежде чем мы попытаемся понять причины этой идеи Минтруда, давайте посмотрим, сколько сейчас получают мамы, находящиеся в декрете.

Сегодня по закону неработающие родители или трудящиеся на условиях неполной занятости имеют право на пособие по уходу за малышом до полутора лет. Его размер – 40% от среднего заработка, но не меньше 3 тысяч рублей на первого ребенка и 6,5 тысячи на второго. При этом максимальный размер пособия – 26 200. Ну а после полутора лет – извините, 50 рублей в месяц.

Тамара Шорникова: В общем, звоните нам. Конечно, действительно от мам ждем прежде всего звонков. Рассказывайте. Того, что сейчас в декрете получаете, хватает вам или нет? Если не хватает, то как выкручиваетесь?

Иван Князев: Да уже есть у нас звонок, дозвонилась нам Патимат, Ставрополье на связи. Здравствуйте.

Зритель: Алло. Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте. Вот вы говорите, что пособие тем, кто работает…

Иван Князев: Слушаем вас. Вы в декрете?

Зритель: Да, в декрете нахожусь в данный момент. У меня трое детей. А эти детские пособия – на что их может хватить?

Тамара Шорникова: Слышим-слышим, что вы точно не на работе, а дома за детьми присматриваете.

Иван Князев: А сколько получаете? У вас третий ребенок, да? Вы в декрете с третьим ребенком?

Зритель: Да, третий ребенок.

Тамара Шорникова: Сейчас сколько в декрете находитесь?

Зритель: Уже полтора года.

Иван Князев: А, полтора года? А сколько получали за эти полтора года? Рассказывайте.

Зритель: 6 150 получала. А на эти деньги ребенку смеси нужно покупать, все приходится покупать. Тоже не хватает денег. А кто работает, кто не работает? Приходится подрабатывать, искать какую-то работу. Нужно, чтобы посидели бабушки и дедушки с ребенком. Ну, надо как-то выкручиваться. А что делать?

Тамара Шорникова: А вы сами подрабатывали? С тремя детьми, мне кажется, сложно на работу вырваться как-то.

Иван Князев: Я вот тоже про это подумал.

Тамара Шорникова: Или муж обеспечивает? Как у вас?

Зритель: Ну да, муж работает. Приходится мне в данное время сидеть дома, в декрете, а муж подрабатывает, муж работает. А на эти пособия получается как-то выкручиваться, но не хватает их точно.

Тамара Шорникова: Да, понятно.

Иван Князев: Понятно, хорошо. Спасибо, спасибо вам.

Ну, сейчас попробуем подключить к нашему разговору эксперта. Сергей Смирнов с нами на связи, доктор экономических наук. Сергей Николаевич, здравствуйте.

Сергей Смирнов: Всем доброго вечера.

Иван Князев: Сергей Николаевич, вот какая-то грустная история, особенно когда слышишь, что будут отнимать пособия, которые, как мы все знаем, и так небольшие.

Сергей Смирнов: Вы знаете, как отнимать. Во-первых, нужно посмотреть, что значит… Вы видели вот этот флеш, как говорят, пользователи компьютера: либо занятость, либо неполная занятость. Что есть неполная занятость? Это нужно четко определить.

Если действительно мама или папа ребенка заняты 20% своего обычного рабочего времени, то я думаю, что проблем не возникнет. А вот если они заняты 50–60% своего свободного… своего рабочего времени прежнего, то, конечно, пособия они, скорее всего, будут лишены. И поэтому пособие формально никто не отменяет, но эта самая семья, если она по-прежнему сохраняет занятость, она должна будет найти человека, который будет сидеть с ребенком и на чье имя будет выписываться вот это самое пособие. Ситуация усложняется, потому что не все найдут такого человека.

И на мой взгляд… Я тут согласен с замечательным российским экономистом Никитой Кричевский, который сказал сегодня утром у себя в посте в Facebook (можно посмотреть), что это прямой путь в «серую» заработную плату, то есть когда будут люди работать формально дистанционно (а сейчас много таких рабочих мест) и получать зарплату, извините, в конверте и получать то самое детское пособие.

Вообще я не очень понимаю позицию Минтруда. Почему? Потому что на самом деле, если мы говорим о серьезной демографической политике, если сейчас мы переживаем очередную демографическую волну на спаде, то государство, на мой взгляд, если оно не на словах, а на деле заинтересовано в повышении рождаемости, в обеспечении нормальных условий бытовых и денежных для любой семьи с детьми, то мне кажется, что…

Иван Князев: Ну, поощрять, наоборот, должно, но не палки в колеса либо какие-то затруднения придумывать. Правильно ведь?

Сергей Смирнов: Естественно! Вы абсолютно правы, я с вами согласен.

Иван Князев: Хорошо.

Тамара Шорникова: Скажите, а у нас какая-то чрезвычайная ситуация сейчас в стране?

Иван Князев: У нас денег не хватает?

Тамара Шорникова: На что очень срочно понадобились средства?

Сергей Смирнов: Вы знаете, я не знаю. Мне кажется, это просто желание сэкономить бюджетные средства, потому что есть своего рода ужесточения и по тем же самозанятым, и по всем прочим. Я не знаю, откуда растут… то есть понятно, откуда растут ноги. Минфин…

Иван Князев: Непонятно – зачем.

Сергей Смирнов: Сейчас такой проблемы нет, во всяком случае на таком промежутке времени. Не такая большая у нас рождаемость, чтобы государство не выполняло свои социальные функции в полном объеме.

Иван Князев: Да, спасибо большое, Сергей Николаевич. Сергей Смирнов был с нами на связи, доктор экономических наук. Спасибо.

Тамара Шорникова: Сначала пара SMS буквально. Ростовская область: «Родителей штрафовать нужно на самом деле, чтобы неповадно было детей заводить». Зачем полумеры эти – отнимать, добавлять, сокращать?

Иван Князев: Ну, это такая жесткая ирония, видимо, да?

Тамара Шорникова: Да, конечно. Ждем ваших SMS и ваших звонков.

Сейчас представим эксперта в нашей студии. У нас в гостях – Марина Анатольевна Семенова, член Общественного совета при Уполномоченном при Президенте Российской Федерации по правам ребенка. Здравствуйте.

Марина Семенова: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Обсуждали эту инициативу очень бурно всем коллективом, потому что у нас, конечно же, многие детей воспитывают, и многих это взволновало.

Иван Князев: Многие молодые и красивые хотят в будущем.

Тамара Шорникова: Вопрос вот в чем. У сотрудников Минтруда по-другому как-то дети появляются? Они избегают декрета? У них сразу взрослые дети? Почему?

Иван Князев: Они сразу в институт идут? Они в декрете не сидят? Они не покупают подгузники и не знают, сколько стоит смесь молочная?

Тамара Шорникова: Возможно, у них секции бесплатные.

Иван Князев: Да-да-да. Не знают размера пособия, что ли? И сравнить с ценами в магазинах как-то не могут?

Тамара Шорникова: Или зарплаты настолько хорошие, что позволяют сидеть и полтора, и три года в декрете?

Марина Семенова: Иногда, честно говоря, возникает ощущение, что люди просто придумывают что-то, не соотнося это с реальной действительностью. На самом деле я с Сергеем Николаевичем абсолютно согласна, с предыдущим экспертом. Если мы сейчас говорим о демографической яме, о демографическом кризисе (а на самом деле это большая угроза в нашей стране сейчас), то мы, наоборот, должны поощрять тех мам в декрете, которые не хотят сидеть просто в декрете, ничего не делать, а пытаться как-то еще и подзаработать. Стимулировать мы к этому должны.

А получается, что, наоборот, государство говорит: «Нет, тут лишняя копейка». И если мы возьмем, честно говоря, детские пособия, которые получают даже в Московской области, то это…

Иван Князев: Ну смехотворные!

Марина Семенова: Да. Это очень маленькие деньги. А если мы возьмем какую-нибудь Курскую область с 250 рублями…

Иван Князев: Вот Ставрополь – 6 тысяч.

Марина Семенова: Опять же, да. Ну, 6 тысяч – это еще куда ни шло. И то мама заработает за месяц, условно говоря, 3–4 тысячи, а мы ее лишим этих 6 тысяч. Ну издевательство просто!

Тамара Шорникова: Ленинградская область предлагает ход конем: «Если есть такая потребность сэкономить, то давайте работникам Минтруда отменим зарплату. Возможно, как-то удастся пополнить бреши в бюджете».

Иван Князев: Ну, простимулируют, возможно. Калининград пишет: «Государству дети не нужны». Вот уже сразу пошло несколько SMS.

Тамара Шорникова: И Пермский край спрашивает: «Это борьба с демографией?» К чему приведет такая возможная мера?

Иван Князев: Ну, одну причину мы назвали – «серая» занятость.

Марина Семенова: Абсолютно. Я тоже думаю, я абсолютно уверена в этом, что это будет… Сейчас как раз одной рукой государство пытается самозанятых вывести на свет, скажем так, а второй рукой, получается, топит всю эту историю. И естественно, мамы уйдут в «серое» получение денег, в «серую» зарплату. И все, в общем.

Тамара Шорникова: Это экономическая сторона вопроса. А на демографию это как-то повлияет?

Марина Семенова: На демографию, конечно, это повлияет, потому что, я же говорю, сейчас, даже во время финансового кризиса, понятно, что многие мамы стремятся даже дообучиться во время декретного отпуска чему-то. Ну, что-то печь начинают, что-то шить начинают, где-то вязать, где-то, может быть, переводы какие-то делать и так далее.

Иван Князев: Фриланс, конечно.

Марина Семенова: Абсолютно. Ну понятно, да.

Иван Князев: Фриланс сейчас очень сильно развит, особенно у молодежи.

Марина Семенова: Соответственно, если мы сейчас… И мама, в принципе, уходя в декрет, она уже понимает, что она не будет, например… понимает свою тяжелую финансовую ситуацию, и она понимает: «Я не буду просто сидеть, я буду еще чем-то заниматься». А когда она будет понимать…

Иван Князев: А уж как папа понимает! Папа понимает, что фактически останется с одной зарплатой вся его семья.

Марина Семенова: Да. Когда они будут понимать, что просто они лишатся пособия, тогда зачем этим заниматься? Может быть, вообще тогда, правда, какое-то время не рожать, пока не стабилизируется финансовая обстановка в семье? А она может не стабилизироваться, извините, просто никогда.

Иван Князев: Вообще никогда. Звонки у нас есть. Татьяна, Пермский край. Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Татьяна, я так понимаю, что вы тоже в декрете?

Зритель: Да, я нахожусь в декретном отпуске. У меня четвертый ребенок, четвертая девочка. Когда ей было восемь месяцев… ой, десять месяцев, я пошла на учебу, самостоятельно обучилась за свой счет. И сейчас, разумеется, подрабатываю, поскольку нам уже исполнилось полтора года вот сейчас. Конечно же, у меня есть большой заработок, который мне помогает. Конечно же, на то пособие, которое выделяет нам государство, прожить, наверное, просто невозможно. Я получала 7 200. Это очень мало, конечно же.

Тамара Шорникова: Татьяна, а пока вы учились, кто с детьми был?

Зритель: Сидел папа. Ну, слава богу, что учеба заняла не так много времени. Скажем так, моя новая профессия связана… Слава богу, что курсы не очень длительные.

Тамара Шорникова: Видимо, вечерние, да? Чтобы папа мог после работы посидеть.

Зритель: Ну, папа у нас работает в командировочном режиме, поэтому, когда он был дома, я успела за этот период обучиться.

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо вам, Татьяна.

Смотрите, Марина Анатольевна. В Минтруде объясняют это еще борьбой с разными махинациями с этими пособиями. Что они из себя представляют? Насколько это вообще массовая история? Просто хотелось бы понимать.

Марина Семенова: Для того чтобы махинаций не было, просто необходимо поддерживать. Государство должно поддержать материнство вообще как таковое – и тогда махинаций никаких не будет.

Иван Князев: Ну а какие сейчас есть? Я просто даже…

Тамара Шорникова: Какие сейчас? То есть сколько у нас злостных многодетных матерей, которые хотят нажиться на 5 тысячах рублей?

Марина Семенова: Ну, не только многодетных. У нас же принцип малоимущности. Соответственно, родителям не выгодно показывать настоящие реальные доходы либо невыгодно… У меня, например, многодетные семьи очень часто сталкиваются с тем, что супруга не пускает мужа подрабатывать, потому что, если он подработает, они лишатся пособий.

Иван Князев: Вот! Опять же.

Марина Семенова: То есть опять этот принцип малоимущности, когда мы боремся за демографию, за повышение демографии, он как-то вообще странен. А то, что сейчас предлагает Минтруд – это странно вдвойне. Уже такое ощущение, что скоро мы придем в ту страну, где жил Чиполлино, и с нас начнут налоги брать за воздух, за то, что мы дышим. То есть ситуация, конечно, крайне неприятная.

Тамара Шорникова: Еще один телефонный звонок у нас, Людмила из Москвы. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Добрый вечер. Я хотела бы сказать, что у меня дочка родила второго ребенка. И пособие у нее не 6 тысяч, как говорят люди, а 16 тысяч она получает. Это сколько надо зарабатывать мужу, чтобы на четверых им хватило прожить в Москве? Первый ребенок пошел в школу, он хочет заниматься в каких-то кружках, все это платно – от 4 до 5 тысяч. Где семье взять? И еще эти деньги вы хотите отнимать. Как можно вообще прожить на 50 тысяч в Москве четверым?

Иван Князев: Ну, это такой риторический вопрос, наверное. Действительно, это…

Марина Семенова: Это к Минтруду вопрос, а не к нам.

Иван Князев: Да. Потому что не только в Москве, а вообще в принципе…

Тамара Шорникова: Продолжаем разбираться в инициативе. Говорят: «Нет, не отнять, но пусть эти деньги получает тот, кто реально сидит с ребенком». У нас много историй, когда женщина воспитывает ребенка одна, нет бабушек и дедушек. Есть какие-то действительно подработки, которые помогают выжить. И на это время есть, я не знаю, соседки…

Иван Князев: Подружки.

Марина Семенова: Подождите. Она может этим заниматься дома. Почему нет? То есть те же… Как у нас сказала телезрительница, что-то связанное с красотой. То есть она может вплоть до того, что стричь дома либо маникюр делать дома, или опять же переводами заниматься дома, или верстать тексты дома. При этом ребенок будет при маме. То есть это необязательно, что мама выходит на работу, вот у нее грудной ребенок, а она пошла работать.

Плюс, может быть, у нее неполный занятый день. Где-то она попросила бабушку, где-то – соседку. Где-то, может быть, помогает муж, если они работают «двое через двое». Но опять же семья крутится, семья пытается выживать, семья не садится полностью на обеспечение государства. И те небольшие, даже 16 тысяч… Москва? На четверых детей? Ну это смешные суммы! Ну смешные!

Иван Князев: Марина, скажите, пожалуйста… Вот вы работаете в Общественном совете при Уполномоченном по правам ребенка, да? Здесь, наверное, есть все-таки какое-то нарушение. Если у мамы не будет денег, то, соответственно, и ребенку-то все самое лучшее… Ну, бог с ним, с самым лучшим. Даже необходимое ты не купишь. Как-то повлиять на это можно, на эту инициативу?

Марина Семенова: Конечно. Мы в совете обязательно разработаем рекомендации в Минтруд. На площадке Общественной палаты Российской Федерации также рабочая группа создана как раз по вопросам многодетных семей. И так как я сама многодетная мама, мама шестерых детей, то для меня, конечно, все, что касается материнства, просто очень близко. Поэтому обязательно мы отреагируем как общественность. Мы отреагируем, конечно, на данную инициативу. Главное, чтобы услышали.

Иван Князев: Звонок у нас, да?

Тамара Шорникова: Хорошо, ладно, давай сначала звонок. Просто тоже много SMS. Есть, конечно, такие, которые обязательно нужно прочитать. Катерина.

Иван Князев: Ну, пока… Да, Катерина из Москвы. Здравствуйте, Катерина.

Зритель: Да, здравствуйте. Я мама двоих детей. Старшему почти четыре года, младшей – полтора. Я не получаю пособие, потому что до первой беременности я официально нигде не была трудоустроена. После первой беременности я отучилась на парикмахера. Сейчас я пишу картины. Я могу сама оплачивать няню. В принципе, в пособиях я не нуждаюсь. А малыш на кухне. Спасибо.

Иван Князев: Катерина, подождите.

Тамара Шорникова: Подождите!

Иван Князев: Катерина, я не понял. Вы официально не работали, и поэтому не получали пособие? Ведь что-то здесь не так.

Зритель: Я не обращалась.

Марина Семенова: Она не обращалась просто.

Иван Князев: А, просто не обращалась?

Марина Семенова: До полутора лет…

Зритель: Я думаю, что они не положены, если…

Марина Семенова: Нет, до полутора лет положено. А после полутора лет, да, не положено.

Иван Князев: А сколько там, если человек не работал?

Зритель: Представляете, мне об этом в МФЦ никто ни разу не сказал.

Марина Семенова: Нет-нет, было положено. И до трех лет все равно небольшие деньги мама получает. Нужно было просто пойти в управление или в территориальное управление социальной защиты и там, в общем-то, подать документы. Опять же…

Иван Князев: А почему в МФЦ не сказали ей?

Марина Семенова: К сожалению, у нас все носит заявительный характер в стране.

Тамара Шорникова: Подождите…

Марина Семенова: Поэтому если мамочка сама не заявит – значит, и не надо.

Тамара Шорникова: У меня вопрос. Ей деньги положены? Положены.

Марина Семенова: Да.

Тамара Шорникова: А они тогда куда ушли? Где они? В чьем кармане они материализовались?

Марина Семенова: Нет, они никуда не ушли. Это просто экономия бюджета.

Иван Князев: А задним числом их можно за полтора года попросить?

Марина Семенова: Нет. Попросить можно, а дать нельзя.

Иван Князев: Еще проясните, пожалуйста, вот такой момент. Смоделируем ситуацию. Человек не работал по какой-то причине – муж обеспечивал и так далее. Осталась без мужа и при этом не работает, но при этом беременная. Появляется ребенок. Пособие вроде как полагается.

Марина Семенова: Полагается.

Иван Князев: Человек месяц посидел и начал подрабатывать либо устроился, пускай, как сейчас, на неполный рабочий день, на полдня, чтобы хоть какие-то деньги получить. При воплощении этой идеи получается, что она вообще без ничего останется?

Марина Семенова: Да, конечно. Все.

Иван Князев: Потому что когда человек с работы уходит в декрет, то там понятно, там платятся вот эти 40%. А в этой ситуации что делать?

Марина Семенова: Все. Ничего. Мама будет лишена пособия и будет, соответственно, подрабатывать на неполном рабочем дне.

Иван Князев: Вообще тогда получается абсурдная ситуация.

Тамара Шорникова: У меня в связи с этим вопрос. Конечно, он больше не к вам, а к вышестоящим инстанциям, что называется. Просто хочется как многодетную мать спросить. Вы чувствуете, что дети в современном государстве ему нужны?

Марина Семенова: Ну, судя по тому, что сейчас очень много платных кружков и бесплатного очень мало, судя по тому, что очень небольшие пособия, они иногда даже оскорбительные, судя по тем предложениям, которые даже Минтруд предлагает, который в идеале должен, наоборот, скажем так, нас охранять и защищать каким-то образом, – ощущение такое складывается, что… И мы много говорим о детской бедности, мы много говорим о проблемах демографии. Ощущение такое, что государство забывает, правда, о том, что дети – это наше будущее. Если мы сейчас в них не будем вкладывать, то завтра просто может быть не очень хорошим.

Иван Князев: Я вам сейчас переадресую вопрос из Челябинской области: «Почему мамы, которые работают и получают мало, вообще должны идти на заработки в том же интернете? А как же внимание детям?» Вот смотрите. В Минтруде как раз таки об этом и говорят. Они, как они заявляют, заботятся о детях. «Вот больше внимания детям! Никаких подработок! Сиди с ребенком, иначе ребенок остается один».

Марина Семенова: Нет, эта позиция-то правильная.

Иван Князев: Да.

Марина Семенова: Только тогда давайте на каждого ребенка ну хотя бы минимум. То есть у нас есть около 12 тысяч, по-моему, вот этот минимум на каждого ребенка, вот такая сумма. Ну так выплачивайте на каждого ребенка по 12 тысяч. Соответственно, мама с четырьмя детьми будет почти 50 тысяч получать, сидеть дома и не захочет подрабатывать.

Иван Князев: С утра до ночи, с утра до ночи!

Марина Семенова: Конечно. И будет заниматься…

Иван Князев: И покупать все, что нужно.

Марина Семенова: Абсолютно. Плюс еще муж 50 тысяч принесет. И вообще прекрасно! И будут они сидеть, и мама даже не захочет подрабатывать.

Такое ощущение, что Минтруд считает, что мама, находясь в декрете, просто безумно рвется… Нет, возможно, и есть такие мамы, и это хорошо. Но в основном женщина, конечно, особенно до полутора лет, она хочет заниматься ребенком, не хочет, чтобы у нее болела голова, чем этого ребенка кормить. Ей хочется быть мамой в этот момент. Но государство не дает ей эту возможность и еще хочет отобрать то, что дает.

Иван Князев: Этот закон какое-то чтение будет проходить? Как он будет воплощаться в жизнь (если вообще будет)?

Марина Семенова: Конечно, да. Я думаю, что… Ну, я надеюсь, что он даже до нулевых чтений не дойдет. Я думаю, что Минтруд учтет тот негативный общественный резонанс, который сейчас данный законопроект вообще вызвал, вокруг него такой ажиотаж негатива. Я думаю, что он учтет эти моменты и, наверное, как минимум переформулирует, а лучше – вообще забудет про этот законопроект.

Иван Князев: Ну, все мы будем на это надеяться, потому что… Опять же пишет Челябинская… прошу прощения, Оренбургская область: «Мать-одиночка. Один год и семь месяцев. В сад не берут. Платят всего 826 рублей. Как жить?» Надеюсь, вот такого рода SMS разработчики этого закона все-таки учтут.

Марина Семенова: Учтут.

Тамара Шорникова: Спасибо большое. Марина Семенова, член Общественного совета при Уполномоченном по правам ребенка при Президенте Российской Федерации, была в нашей студии. Спасибо вам. К следующей теме переходим через пару минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Обсуждаем инициативу лишить работающих мам «декретных»