Мы уже перестали прогнозировать, кто из наших ученых может получить Нобелевскую премию. Следующий шаг - мы перестанем понимать, за что ее вручают

Мы уже перестали прогнозировать, кто из наших ученых может получить Нобелевскую премию. Следующий шаг - мы перестанем понимать, за что ее вручают
Наталья Агре: Долгие годы подготовка в автошколах была направлена не на безопасность движения, а на знание ПДД. А это очень разные вещи
Владимир Собкин: Не надо относиться к молодым, как к недоумкам, ждать, когда они вырастут - они уже выросли!
Борьба с курением превращается в борьбу с курильщиками?
Реальные цифры: борьба с курением
На больничный! Представители каких профессий в нашей стране болеют чаще всего?
Россия управляет соцсетями? Американские спецслужбы уже ждут российского вмешательства в выборы
У среднего класса дела средне. Россияне со средним доходом чаще других теряют работу. И ищут дольше
Родителей, чьи дети оскорбляют учителей, накажут рублем, а самим хулиганам может грозить тюрьма
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Иван Князев: Мы снова в эфире вместе с вами. Это «ОТРажение». В студии по-прежнему Тамара Шорникова.

Тамара Шорникова: И Иван Князев. Через полчаса наша «Тема дня». Сразу несколько громких случаев произошло в столичных супермаркетах. В одном продавщица резко отказалась принимать у пожилого мужчины 10-копеечные монеты, когда он хотел расплатиться за хлеб, а в другом покупательницу оттаскали за волосы. Продавцу показалось, что женщина что-то украла. И это только истории в магазинах. А сколько потасовок случается в общественном транспорте, на улицах. Почему в России так много хамства? Будем выяснять после девяти вечера.

Иван Князев: А прямо сейчас личное мнение, и долгожданный Сергей Лесков у нас в студии. Здравствуйте.

Сергей Лесков: Добрый вечер. Первая тема невеселая, но не сказать о ней невозможно. Умер замечательный советский космонавт Алексей Архипович Леонов. Он прожил долгую жизнь. Умер на 86 году жизни. И, в общем-то, тут надо сказать, что… Вы знаете, когда умер Сергей Капица, мы говорили, что, наверное, умер последний ученый, имя которого что-то говорило из мира науки широкому кругу наших соотечественников.

Я думаю, что Алексея Леонова можно в какой-то мере сравнить с Сергеем Капицей, потому что это, наверное, единственный космонавт, имя которого все помнят.

Так уж получилось, что он одарил меня своей дружбой. Мы много раз общались. Я бывал у него дома, знал его семью, замечательную супругу Светлану Константиновну. Поэтому я поделюсь какими-то своими соображениями об Алексее Архиповиче. В его космической одиссее есть, конечно, два… Два раза летал в космос. Поэтому дважды герой Советского Союза. Две самые славные страницы – это март 1965 года. Он был первым человеком, который вышел в открытый космос. Это было время, когда наша страна была пионером во всех космических достижениях: первый человек, первая женщина, первый совместный полет, первые снимки Луны. Много что можно говорить. В том числе и первый выход в открытый космос.

Тогда, конечно, не говорилось, не сообщалось о том, что это было сопряжено с совершенно невероятным риском. Было очень много нештатных ситуаций. И Леонов еле-еле протиснулся обратно. И в 1975 году он был первым космонавтом, который возглавил международную экспедицию «Союз – Аполлон» со стыковкой советского и американского кораблей, что, кстати, было очень важно в период Холодной войны для поиска общего языка. В 1976 году уже Брежнев и Картер подписали соглашение об ограничении ядерных вооружений. И мы сейчас живем, в общем-то, в мире безопасности отчасти и благодаря полету Леонова.

Кстати, эти часы мне подарил Алексей Архипович Леонов. Я их очень редко ношу. Это часы командира космического экипажа. Он сказал, что когда пролетаешь над Европой, они становятся голубого цвета, когда над Азией – желтого цвета, когда над Африкой – черного цвета. Тут все эти цвета есть. Но, - говорит, - для этого надо слетать в космос, чтобы это увидеть. А в космос я не слетал. Поэтому я не могу проверить справедливость этого суждения. Но, зная о том, что он был величайший шутник, чрезвычайно остроумный человек, за словом в карман не лез, многих разыгрывал, я думаю, что он надо мной пошутил. Но часы я храню очень бережно.

Кстати, он был еще и очень талантливый художник. И, может быть, даже был первым, кто открыл такое новое направление – космические пейзажи. Там надо чувствовать, конечно, краску. Очень порядочный человек, очень надежный. Между прочим, он был ближайшим другом Гагарина. И это неслучайно. До самых последних дней Леонов пытался раскрыть тайны загадочной смерти первого космонавта. На самом деле там до сих пор очень много непонятного.

Что еще необходимо о нем сказать? Конечно, его имя было всем известно. Какое время, такие и герои. Сейчас у молодых людей есть какие-то герои, с которых можно брать пример, делать жизнь? Очень печально, что сейчас увлекаются какими-то людьми из шоу-бизнеса, поп-культуры. Не буду называть имена, чтобы не обижать, быть может, достойных людей. Но среди тех, кто на самом деле способствует движению человечества вперед, я не вижу у нас таких людей, как Алексей Архипович Леонов. Это чрезвычайно печально. Мы много раз с ним говорили. И я помню, что он вспоминал, что сказал ему Брежнев, который тогда был в очень хорошей ментальной и физической форме. Он сказал, что «мы выбрали тебя, Алексей, командиром советско-американского экипаж по той причине, что ты будешь отвечать за весь Советский Союз, ты за все будешь отвечать». Мне кажется, что всю оставшуюся жизнь он жил с этим напутствием. Кстати, и полет экипажа «Союз – Аполлон» тоже сопряжен (и об этом тоже не сообщалось) со множеством нештатных ситуаций, что интересно – как с советской стороны, так и с американской. Оба корабля еле-еле долетели до стыковки, еле-еле состыковались. Но даже американцы не считали нужным об этом сообщать.

Иван Князев: Действительно такая трагичная новость пришла, для меня особенно, потому что Леонов был фактически моим земляком. Я сам из Калининграда. И знаю, что калининградцы сейчас тоже очень скорбят, потому что когда пришла новость, что Леонов вышел в открытый космос, все знали, что это наш, «это Лешка с Ремонтной улицы», и любой школьник фактически знает его биографию. Послушаем наших телезрителей.

Тамара Шорникова: Да. К нам дозвонился Александр из Санкт-Петербурга. Александр, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я тоже хочу выразить соболезнования по поводу ухода Алексея Архиповича. Я с ним был близко знаком, потому что более 20 лет был в руководстве космодрома «Байконур». И, будучи секретарем горкома, я познакомился с ним при подготовке советско-американского полета. Многие вопросы решались и прочие крупные дела.

Сергей Лесков: Он был заместителем начальника ЦПК много лет.

Зритель: Да, да, да. Поэтому его авторитет был непререкаем. И его дружба с Юрием Алексеевичем Гагариным, со всеми первыми космонавтами – она, конечно, влияла на решение многих вопросов. Очень жалко. Это, наверное, последний человек (правильно Сергей сказал), которого мог помнить чисто по-человечески в любом поколении. Спасибо ему за все.

Сергей Лесков: Вы знаете, мне кажется, что важным, уж коли вы хорошо знали Алексея Архиповича, сказать еще вот о чем. Ведь Иван сказал, что он жил в Калининграде. Вообще-то он, по-моему, родом из Кемеровской области. Восьмой ребенок в семье раскулаченных, которые были сосланы в какую-то там Тьмутаракань. Он спал под лавкой в детстве.

Иван Князев: И репрессированных.

Сергей Лесков: Репрессированых, да. Раскулаченных. Кстати, Гагарин же тоже был из семьи попавших в зону оккупации. Это же тоже клеймо. Вы представляете, какие были социальные лифты в стране под названием СССР? Может ли сейчас человек из такой семьи подняться на такую орбиту, как поднялись Гагарин и Леонов? Риторический вопрос, но, тем не менее, он имеет право на существование.

И еще одна деталь его биографии, которую мне стоит упомянуть. Занимался ли он общественной деятельностью? Да, конечно, он искренне недоумевал о том, почему в наше время разрушается система подготовки военных летчиков, почему космонавтика утратила набранную в эпоху Королева орбиту и замедлила темп своего развития? Но занимался ли он какой-то общественной деятельностью? Я хочу напомнить о его знаменитом выступлении в передаче «К барьеру», где у него была словесная дуэль с антисемитом генералом Макашовым. Помните, наверное, такого?

Я спрашивал Алексея Архиповича, зачем он ввязался в это дело. Он сказал любопытную вещь. Во время подготовки к советско-американскому полету он с ужасом обнаружил, что в американском отряде космонавтов есть негры. Он не мог себе представить, что негры могут быть космонавтами. Ему стало стыдно. И он всю жизнь преодолевал эту… Совесть в нем говорила. И в какой-то момент он пришел к убеждению, что вообще все люди, все человечество связаны какими-то планетарными узами, а разделение на нации, народы – это нечто… Этнические различия ничего не значат по сравнению с тем, что объединяет людей. Поэтому он согласился на эту словесную дуэль с антисемитом Макашовым. О результатах этой дуэли мы говорить не будем. Это не красит голосующих во время телешоу. Но, так или иначе, это чрезвычайно важная такая деталь.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем еще один телефонный звонок, на этот раз из Брянской области Евгений дозвонился. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Во-первых, я не люблю слово «телешоу». Это не наше. Телепрограмма. Как-то ближе людям. Заметьте. Это очень важный вопрос для слушающих вас. Вы сказали, что Леонов вышел из народа. А кто у нас не из народа? Возьмем нашего великого Михаила Васильевича Ломоносова. Откуда вышел? Из поморов, Холмогор, из народа. Все самородки у нас.

Сегодня от нас ушел один из самородков космической отрасли. Не побоюсь этого слова. Мне сообщил об этом отец: «Ты знаешь, кто умер?» - «Не знаю, бать». – «Кто вышел первым в космос?» - «Алексей Леонов?» - «Да». – «Так он же вроде был…» - «Все, нет». Мне очень тяжело говорить. Но полна русская земля самородками. Но сегодня она…

Сергей Лесков: Я не совсем понимаю, почему вы называете профессионального летчика, космонавта самородком. Это все-таки не какой-то кустарь-ремесленник, который работает в мастерской. Достижения Леонова очевидны и неоспоримы. Но он является олицетворением достижений нашей отечественной космонавтики и высоких технологий. Это не самородок, конечно. Это странный образ вы употребляете. Конечно, космонавты в силу своей публичной профессии находятся на вершине пирамиды и попадают в фокус общественного какого-то интереса. Но это не самородки. Ну, что вы! Это не совсем так. И, кстати, чрезвычайно важен поэтому персональный выбор космонавтов, потому что они находятся в лучах такой славы. Не каждый, наверное, может выдержать. Леонов выдержал. Человек, в котором ни на грамм, ни на йоту не было заносчивости, какой-то фанаберии. Он был простым и хорошим человеком.

Иван Князев: Кстати, об этом пишет Сергей из Москвы: «Обратили внимание, какие светлые лица были у советских космонавтов и какие у нынешних шоу-звезд». Несмотря на то, что Леонов был одним из немногих, кто был ближе всех к звездам (я даже могу это подтвердить, когда еще калининградским журналистом, абсолютно зеленым, брал у него интервью) – и ни грамма звездной болезни не почувствовал. Вообще калининградцы любили обращаться…

Сергей Лесков: По-моему, из Калининграда еще какие-то космонавты были, кстати. Тут надо покопаться в памяти. Кто-то там еще служил.

Иван Князев: Вполне возможно. Я сейчас навскидку не скажу.

Сергей Лесков: Он совершенно уникальный человек. Ведь в Москве есть его бюст недалеко от Останкино на Аллее космонавтов. Замечательный, конечно, человек. И большая утрата. А вы знаете, что есть же такая примета, что человек, который чудом избежал гибели, потом долго живет?

Последние космонавты, которые погибли в нашей стране – это Волков, Добровольский и Пацаев. Они погибли в 1971 году. Это был экипаж первой орбитальной станции «Салют». Вместо них должен был лететь Леонов. И экипаж Леонова буквально накануне старта из-за аллергии бортинженера Валерия Кубасова сняли с полета. И полетели эти трое замечательных людей. Последняя гибель была. И, может быть… Я не знаю. Верить в приметы или не верить в приметы – это личное дело каждого. Но в данном случае эта примета сработала. Хотя два других члена этого экипажа, Валерий Кубасов и не летавший в космос Колодин, они давно умерли, а Алексей Архипович прошел такой долгий и славный путь.

Он был членом первого отряда космонавтов. И последним. Больше никого из живых, к сожалению, уже из первого (гагаринского) отряда уже не осталось.

Давайте поговорим еще о каких-то вещах. Из политических событий, наверное, самое яркое событие – это так называемый пресс-марафон президента Украины Владимира Зеленского, который был, прошел на территории лучшего в Киеве фастфуда, фасткорта.

Иван Князев: Фудкорта, да.

Сергей Лесков: Фудкорта, извините.

Иван Князев: Там уже многие журналисты отписались по этому, что наверху была такая умная, интересная пресс-конференция…

Сергей Лесков: Но там можно было есть, да.

Иван Князев: Да, внизу жарили шашлык, хамон и всякое такое…

Сергей Лесков: Шашлык-машлык.

Иван Князев: Да-да.

Сергей Лесков: Конечно, самое главное, что надо сказать об этом пресс-марафоне: Зеленский побил мировой рекорд и обогнал всех прочих долго говорящих президентов – Фиделя Кастро, Чавеса и даже своего соседа Лукашенко – никто из них 14 часов выдержать не может.

Иван Князев: Но ему там кофеек подливали, подносили.

Сергей Лесков: Ну да, те тоже, в общем-то, может быть, сигару курили. Но нет… Может быть, это даже самое важное, что можно сказать об этом пресс-марафоне.

Однако я возьму на себя смелость в одной фразе подвести итоги, ибо там вопросы повторялись, потому что журналистов запускали командами. Если подвести главный итог, то итог такой: разведения войск в зоне конфликта на Донбассе не будет, формула Штайнмайера, хотя она и подписана, работать не будет, автономии Донбасса не будет, Крым наш, украинский, никаких разговоров по поводу обмена Донбасса на Крым не будет, Порошенко сидеть в тюрьме не будет…

Иван Князев: И Порошенко хочет Майдана нового, вот еще что сказал…

Сергей Лесков: Да, Порошенко хочет Майдан, да, ну, может, организует, можно сказать несколько слов по этому поводу. Ну вот, пожалуй, и все, хотя там есть, конечно, любопытные детали.

Надо отдать должное Зеленскому, что он категорически отказался публиковать стенограмму переговоров с президентом России Путиным, мы знаем подоплеку этого вопроса, его эти самые разговоры с Трампом, которые вызвали скандал. И в общем-то, он достаточно доходчиво объяснил, почему этого делать нельзя, – это навредит переговорам о судьбе других арестованных, заложников, как там можно их называть иначе, потому что переговоры между нашими странами по поводу обмена ведутся. И в общем-то, как он сказал, как сказал Зеленский, он не играет в игры, где на кону стоит жизнь людей. Поэтому я, в общем-то, не хочу никаких бросать комьев в его огород.

Другое дело, что создается впечатление, что за его речами не стоит возможность изменить эту ситуацию. Я даже скажу больше: независимая Украина, сейчас это уже становится все более и более понятным, независимая Украина не для того создавалась, чтобы дружить с Россией. Поэтому как можно, если главным камнем преткновения является Донбасс, как можно достичь какого-то мира. Хотя Зеленский в ходе этого марафона в очередной раз обещал мир, уже в 2019 году я неоднократно уже говорил, что путь к этому миру, как бы он ни был желанен, кажется мне просто непреодолимым. Как говорят в народе, обещать жениться не значит жениться.

Тамара Шорникова: А что может случиться за 2,5 месяца, чуть меньше?

Сергей Лесков: Не знаю, но вот должна состояться нормандская четверка. Путин же сегодня сказал по этому поводу: первое, что должны сделать стороны конфликтующие, – это отвести войска. Путин сегодня сказал, что с донецкой стороны неоднократно уже запускались так называемые белые сигнальные ракеты…

Иван Князев: Сигнальные ракеты, да.

Сергей Лесков: …что мы, дескать, готовы отойти. А оттуда пальба идет, потому что на украинских позициях появились бравые молодцы-националисты, которые, кстати, и могут устроить новый Майдан, потому что они совершенно не согласны с тем, что предлагает Зеленский. Как можно вообще договариваться о мире, если у тебя категорическое неприятие позиции другой стороны, мне совершенно непонятно.

Кстати, сегодня Нобелевскую премию мира, если вы обратили внимание, получил новый премьер Эфиопии, который что сделал, за что ему дали Нобелевскую премию мира? – он после войны, длившейся десятилетиями, сумел добиться мира с Эритреей. Эритрея – это бывшая часть Эфиопии, а теперь независимое государство. Смотрите-ка, чем Донбасс-то хуже Эритреи?

Иван Князев: То есть вы хотите сказать, у Зеленского есть шанс?

Сергей Лесков: Ну есть шанс, да. Если он пойдет по пути эфиопов, то, может быть, он и получит Нобелевскую премию мира. Но для этого надо занимать другую позицию. Эфиопы, как бы мы к ним ни относились, признали, что требования Эритреи имеют право на существование, то есть фактически они признали эритрейцев равными себе.

А украинцы, о которых так печется Зеленский, признают русских равными себе? Я сильно сомневаюсь. Как можно установить мир на Донбассе, если о причинах этого военного конфликта речь не ведется? Причина одна, будем называть вещи своими именами, – на Украине русским запрещено быть русскими. Если вытравливается язык, если вытравливается история…

Иван Князев: Ну да, начинать как раз-таки с языка надо в первую очередь.

Сергей Лесков: Человек теряет свою идентичность. Поставьте себя на место (я обращаюсь к зрителям) жителей Донбасса, которым запрещено говорить на родном языке, на котором говорили его родители, на котором его ребенок начинал говорил. Это просто совершеннейшая дикость. Если об этом не говорить, то о каком мире может идти речь?

Я, кстати, хочу сказать о том, что и для Зеленского русский язык является родным. Многие из нас смотрели талантливые эти самые постановки «95-го квартала», которым он руководил? Они на каком языке были? На русском. На каком языке был снят сериал «Слуга народа»? На русском. И в семье Зеленского говорили на русском. Но когда он стал политиком, он перешел на другой язык. Его можно понять, он играет в политические игры, но почему простой человек должен наступать на горло своей песне и жить совершенно по-другому, чем жили все его предки? Ну это как бы давний разговор. Что, о чем еще шла там речь?

Тамара Шорникова: Действительно, очень много было формулировок «не будет». А вот вам стало понятно из этой огромной 14-часовой речи, что будет-то дальше?

Сергей Лесков: Вы что, считаете, что я ее слушал?

Тамара Шорникова: Я считаю, что вы как аналитик…

Сергей Лесков: Там шоу, естественно.

Тамара Шорникова: ...читали выдержки, трансляцию какую-то.

Сергей Лесков: Я сказал на то, что я обратил внимание. Ну и, в общем-то… Вы знаете, мне вот… Да, вот еще: мне показалось, что по существу это, если не брать внешнее оформление достаточно выигрышное (он, конечно, обаятельный человек, он умеет держать аудиторию), собственно, все ведь его политические тезисы повторяют то, что говорил его предшественник Порошенко. И то, что они друг друга свергают, напоминает, кстати говоря, то, что произошло во время предыдущего Майдана, когда у власти остались те же самые.

Народ совершил эту революцию, которую они называют революцией достоинства, а в чем революция-то, если у власти остались… Может быть, мы как-то должны учебники истории переписать? Мы под революцией понимаем некую смену власти, которая приводит к изменению социально-политического уклада. Что изменил Майдан? Все те же персоналии у власти. Поэтому, когда Порошенко сейчас там собирает свою гопоту, для того чтобы устроить новый Майдан, может быть, это и удастся.

Но лично мое мнение, Майдан невозможен на Украине, наверное, и украинцы со всей их склонностью к таким ярким карнавальным проявлениям устали от Майдана. С некоторой вероятностью я бы сказал, что там возможен военный переворот, и к власти может прийти после вот этой вот длительной эпохи безвременья какой-нибудь диктатор, там даже есть на горизонте такие люди, с попыткой установить там какую-то твердую власть, твердую руку. Запад, уставший от неразберихи на Украине, вряд ли будет этому препятствовать.

Есть еще одна важная вещь, это же заканчивается нобелевская неделя. Конечно, Россия опять осталась без наград. И обратите внимание: если некоторое время назад, последняя наша премия была очень давно, Виталий Гинзбург в 2003 году, если не считать эмигрировавших на Запад Новоселова и Гейма.

Иван Князев: В 2010-м, да.

Сергей Лесков: В 2010 году они получили.

Иван Князев: Да-да.

Сергей Лесков: Если раньше мы перед нобелевской неделей делали прогнозы, кто из наших ученых еще может получить, то сейчас мы уже устали от этих попыток и прогнозов не делаем. Следующий шаг знаете какой будет? – мы перестанем понимать, за что вручают Нобелевскую премию.

Тамара Шорникова: Ну по литературе был шанс, у нас Улицкая была в числе претендентов.

Сергей Лесков: Нет, ну я про литературу не говорю. Нет, недавно, в 2015 году, по-моему, Нобелевскую премию получила Светлана Алексиевич, она пишет на русском языке, родилась в СССР, давайте считать ее своей. Я не про литературу говорю, а про…

Иван Князев: Ну а вы Гейма с Новоселовым тоже за своих уже не считаете?

Сергей Лесков: Вообще официально нобелевский комитет (один из них гражданин России) приписывает премию какой-то стране, приписывает премию той стране, в которой они работают, а работают они в Великобритании.

Кстати говоря, тут по-разному можно эту статистику наших нобелевских лауреатов считать, если уж Иван затрагивает этот вопрос, я не могу не сказать о том, что XX век трагический век для нашей страны, и так часто изламывались границы нашего государства, так часто граждане вынужденно меняли цвет своих паспортов, что, в общем-то, на самом деле уже трудно считать, кто из лауреатов наш, кто не наш. Генрих Сенкевич, например, польский лауреат считается по литературе, но он родился в Российской империи, он получил Нобелевскую премию, когда был гражданином Российской империи, – почему его Польша считает своим лауреатом? Таких сюжетов очень много.

Я как-то на свой страх и риск подвел какую-то статистику нобелевских лауреатов: вообще официально, таких «чистых» премий у нашей страны 16, лауреатов 20. Но если бы посчитать тех, кто имел гражданство Российской империи, СССР, России, но вот жизнь-злодейка так повернулась, что там судьба ученого в другую сторону повернула, то Россия, получается, имеет отношение к 6% Нобелевских премий. Если учесть, что по численности населения у нас 2%, то, видите, все-таки интеллектуальный наш вклад не настолько мал.

Иван Князев: Тут просто еще, понимаете, Сергей, вопрос, кто где учился. Ведь Новоселов с Геймом где учились?

Сергей Лесков: Они учились в Физтехе.

Иван Князев: Вот.

Сергей Лесков: Это важно, да.

Иван Князев: А другой вопрос, кто создал условия, для того чтобы случилось открытие, это вот еще один вопрос.

Сергей Лесков: Я понимаю. Но так или иначе нельзя не признать, что Россия утратила статус великой научной державы, которой еще была в 1960–1970-х гг. Надо напомнить, что тогда в нашей стране жило и работало 9 нобелевских лауреатов, сейчас ни одно, потому что Жорес Алферов недавно умер, последний, и Гинзбург тоже умер. И конечно, в общем-то, уже молодежь, тинейджеры и хипстеры, не мечтают стать учеными, совсем другой им видится путь к успеху и жизненному благоденствию. Времена фильма «Девять дней одного года», на который молилась вся советская страна, тоже ушли, просто нет уже героев-ученых. Посмотрите, как это называлось, фильм «Небо. Девушка. Любовь», что ли, недавно был снят, – там же, если в «Еще раз про любовь»…

Тамара Шорникова: «Небо. Самолет. Девушка».

Иван Князев: Вот.

Сергей Лесков: Там был ученый, которого играл Александр Лазарев, то сейчас-то уже это стал журналист-международник. Как акценты меняются. И на самом деле еще и этот разгром под видом реформы Российской академии наук привел к печальным последствиям.

Однако я думаю, что бедственное состояние российской науки – это не чей-то злой умысел, а это следствие сырьевой экономики. Невозможно, ни в одной из нефтедолларовых стран нет сильной науки, нет большой науки, правда, у нас она была, но у нас она была сформирована, это надо признать, не в рамках Академии наук, а в рамках атомного и космического проектов, которые финансировались совсем иначе, по другим статьям. И поэтому если мы хотим, чтобы в нашей стране серое вещество ценилось больше, чем «сырьевое» вещество, надо уйти от сырьевой экономики, слезть с этой проклятой иглы, а талантами, как говорил один из наших зрителей, конечно, русская земля…

Иван Князев: …полнится.

Сергей Лесков: …очень щедра. Но в настоящий момент, я так думаю, это просто невостребованные таланты.

Тамара Шорникова: Телефонный звонок у нас есть как раз по премии, Мария из Кемеровской области. Здравствуйте.

Иван Князев: Добрый вечер, Мария.

Зритель: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Сергей, я бы хотела, наверное, полностью с вами согласиться в том, что на данный момент, к сожалению, у нас отсутствуют, наверное, предпосылки для того, чтобы мы стали нобелевскими лауреатами.

Но, на мой взгляд, сейчас делается все для того, чтобы и в образовательной школе не росли какие-то такие действительно гении и не формировались люди, которые с аналитическим складом ума, которые способны стать теми же нобелевскими лауреатами. И все, кто выходят выше, к сожалению, тоже топчутся. Вся система построена на том, что нужны серые личности, для того чтобы была оправа для государственных чиновников.

Сергей Лесков: Ну это ваше мнение. Все-таки государство очень печется по-прежнему о высоких технологиях, например, в военной сфере, нельзя не признать. Но, в общем-то, ваши опасения не лишены оснований.

Самое главное, мне кажется, вот в чем: в век цифровой революции, в постиндустриальный информационный век время совершенно изменилось. Раньше человек пытался предвидеть будущее, а сейчас он может его изобрести. И если мы не будем уделять внимание науке и высоким технологиям, мы не сможем изобрести свое будущее, и нам придется его заимствовать у кого-то другого. Есть еще одна тема, о которой необходимо мне, кажется, сказать. Почему-то власти, о которых сказала наша последняя зрительница, очень обеспокоены, не наукой они обеспокоены, а борьбой с курением. Ну я не хочу сказать…

Тамара Шорникова: Ну это проще, Сергей.

Сергей Лесков: Проще, да, чего уж тут. Мы, по-моему, неделю назад говорили о запрете курения на балконе и еще что-то там такое, а теперь уже в недрах многоуважаемого Министерства внутренних дел родилась идея преследовать родителей, если их несовершеннолетние дети застуканы за этим неблаговидным делом, за курением. Причем за это прилагается налагать штраф или административный арест на 15 суток. Кстати, я обратил внимание, что штраф 5 тысяч рублей…

Тамара Шорникова: Кого, родителей арестовывать будут?

Сергей Лесков: Да, родителей, я сейчас еще на эту тему поговорю. Значит, 5 тысяч рублей за курение подростка, а за курение на балконе 3 тысячи рублей. Почему дешевле-то на балконе курить, я не понимаю? Дети – это самое святое.

Иван Князев: А если подросток на балконе покуривает, вкупе?

Сергей Лесков: А если подросток курит на балконе? Может быть, надо умножить эти…

Иван Князев: Скорее всего.

Сергей Лесков: …или в степень возвести? Непонятно. Тут, конечно, очень много непонятного. Мне кажется, что в МВД не проработали этот вопрос. А если, предположим, родитель уже находится под арестом?

Тамара Шорникова: Добавят?

Сергей Лесков: Да, что? Он собрал вещицы, с чем там сидят, узелок собирает: «Папа, ты еще посиди. Ты пока здесь сидел, у тебя оказалось, что мальчик-то курит, так что давай». А вообще все это…

Тамара Шорникова: Вы знаете, любопытно…

Сергей Лесков: Сейчас, Тамара. Мне это напоминает анекдот. Когда подорожала водка, сын спрашивает у отца: «Ну что же, папа, ты теперь забудешь про водку?» Папа говорит: «Нет, сыночек, теперь ты забудешь про конфеты».

Иван Князев: Ну да, «ты будешь меньше пить?» – «вы будете меньше есть». Нет, ну кстати, шутки шутками…

Тамара Шорникова: Это с одной стороны. А с другой стороны, депутаты бесстрашные, у них же тоже есть дети, которые могут подставить родителей.

Иван Князев: Вот…

Сергей Лесков: Я вообще думаю, что этот самый гамлетовский вопрос, быть или не быть, если послушать, что они тут эти законопроекты пишут, можно несколько редактировать: пить или курить? Что лучше?

Иван Князев: Нет, на самом деле по вопросу поставить: шутки шутками, а вот смотрите, бывают же у нас такие родители, у которых, к примеру, есть условный срок, да?

Сергей Лесков: Ну да.

Иван Князев: Там есть нарушения, что нельзя нарушать общественный порядок, и даже любое административное…

Сергей Лесков: Да, а тут он очень попал, тогда этот условный срок трансформируется в реальный.

Иван Князев: В реальный за административное правонарушение.

Сергей Лесков: И может показаться какой-нибудь провокатор, который подойдет к ребенку, скажет: «Мальчик, давай покурим». У ребенка еще нет жизненного опыта, он не понимает, как много мошенников и «черных» людей ходит по нашей земле, он согласится, и тут же его хватают, а папа получает реальный срок. Представляете, как вообще изменится жизнь?

Тамара Шорникова: Но у нас же сигареты не запрещены законом, курение не является уголовным преступлением.

Сергей Лесков: Нет, надо пойти дальше, Тамара. Мне кажется, что тут, в общем, намечена такая правильная линия, надо штрафовать родителей, если их дети бранятся, если они прогуливают школу, если они плохо учатся в школе. Причем штрафы можно брать не только за двойки, но и за тройки, ну меньше, конечно, но тоже.

Вообще это открывает гигантские возможности для пополнения бюджета. Может быть, мы решим многие… Вот, например, у нас ВВП, я слышал, не растет – можно таким образом просто несказанно повысить рост ВВП, не вкладываясь в науку, наука обременительна, а просто вот, совершенствуя и совершенствуя систему благих штрафов, можно на самом деле добиться того, что и население, народонаселение станет здоровым, и казна пополнится. И можно поднять зарплаты учителей за счет штрафов с несовершеннолетних старшеклассников. Тут всякое может быть.

Иван Князев: Да. Ну спасибо вам большое, Сергей…

Сергей Лесков: Как-то вы испуганно решили закончить.

Тамара Шорникова: У Вани просто дочка подрастает, и он сейчас подумал, что от греха подальше тему нужно сворачивать.

Иван Князев: Ну Тамара…

Сергей Лесков: Да, пока он сидит здесь…

Тамара Шорникова: Пока он сидит здесь, а не в тюрьме.

Иван Князев: Сплюнь.

Сергей, смотрите, у нас дальше будет наша «Тема дня», тема касается хамства, нашей злобы, почему мы так агрессивно настроены по отношению друг к другу. Хотелось бы у вас спросить…

Сергей Лесков: Я думаю, что это связано с некоторыми особенностями исторического пути России, где жители разбросаны на огромной территории, от деревни до деревни сто верст пути, поневоле ты станешь мизантропом: сидишь всю зиму в своей избе и озлобляешься на весь мир. Конечно, тебе случайно забредший к тебе человек кажется каким-то медведем-шатуном. Так исторически сложилось. Если бы мы жили, как европейцы, в тесных городках на тесном пространстве… Всему виной логистика.

Иван Князев: Спасибо. Это было «Личное мнение» Сергея Лескова.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Сергей
Спасибо, на мой взгляд,это была лучшая за 2019 год передача «Личное мнение» Сергея Лескова.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски