Колбаса подорожает?

Колбаса подорожает? | Программы | ОТР

Цены могут вырасти на 10-15%. Разберёмся - почему. И можно ли избежать подорожания?

2021-02-16T12:28:00+03:00
Колбаса подорожает?
Уколоться - и забыть о covid-19
Что нового? Якутск, Санкт-Петербург, Нальчик
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
Гости
Сергей Илюха
консультант по работе с ритейлом, член правления Российской ассоциации экспертов рынка ритейла
Сергей Юшин
руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации

Иван Князев: Колбаса и сосиски могут подорожать. Производители жалуются на дорогое мясо и пытаются убедить торговые сети: нужно поднять оптовые цены на готовую продукцию на 10-15%.

Тамара Шорникова: Да, переработчики приводят свою статистику. Вот как прибавило в цене мясо. Если в феврале 2020 года 1 кг тушки бройлера первой категории стоил 87-92 руб., то сегодня уже до 138 руб. Свинина на кости стоила 119 руб./кг соответственно, а сейчас те же 134-138 руб. В Национальной мясной ассоциации сомневаются, что рост цены на свинину при этом основная причина, из-за которой переработчики хотят продавать готовую продукцию дороже, и приводят свои данные. Несмотря на повышение цен на 10% в феврале, сейчас тушка свинины стоит дешевле, чем летом 2019 и 2020 годов. Тогда, соответственно, какие еще есть причины для возможного повышения? Как ответят торговые сети, учитывая, как пристально сейчас следят за ценами и в правительстве? Вот все это сейчас и обсудим.

Иван Князев: А вас, уважаемые друзья, попросим рассказать, сколько у вас в регионе стоит мясо, колбаса, свинина, курица. По вашим наблюдениям, подорожало это все? И если да, то насколько?

Тамара Шорникова: Да, и если колбаса с сосисками, соответственно, в ближайшее время подорожает, будете брать или откажетесь от этих продуктов? Тоже звоните, пишите. сообщайте.

Иван Князев: А сейчас подключаем к разговору экспертов. Сергей Юшин у нас на связи, руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации. Здравствуйте, Сергей Евгеньевич.

Сергей Юшин: Добрый день.

Иван Князев: Резонный вопрос про причины. Вот ваша Ассоциация называла? Еще раз повторим и уточним.

Сергей Юшин: Во-первых, желания переработчиков не всегда совпадают с их возможностями. Конкуренция на рынке готовых изделий такая высокая, что торговые сети могут месяцами вести переговоры, обсуждать объективность повышения или желания повысить цены и одновременно искать себе альтернативных поставщиков. Особенно это касается наиболее потребляемых нашими гражданами продуктов, таких продуктов, как вареные колбасы и сосиски. У нас более тысячи предприятий, десятки крупнейших предприятий в стране, и все хотят место на полке сохранить. Поэтому можно, конечно, отписать письма о желании повысить цены, но не факт, что это делают все. А я уверен, что не все. И те, кто хотят занять место конкурента, они будут повышать объективно, снижать себестоимость, работать над потерями и не будут повышать цены. То же самое касается и розницы. Ей невыгодно повышать цену на полке, потому что упадет потребление.

Но я бы хотел напомнить, что, к сожалению, к нашему большому сожалению (это искажает рынок), больше половины готовых изделий у нас продается не по регулярной обычной цене, а в рамках так называемых промоакций, когда вы можете купить ту же самую вареную колбасу (и вы все знаете – желтые и красные ценники) на 50% дешевле, чем в обычные дни. Ну, и вообще на мясо готовое в конечной цене приходится порядка 40-45% от всех затрат. А есть коммерческие затраты, оболочки, есть специи, есть другие добавки, есть транспортные расходы, электричество и т. д. Поэтому вряд ли мясо является причиной.

Более того, сегодня цены… ведь переработчики немножко хитрят: они показывают самую низкую цену, которая была, когда цена провалилась осенью, но не показывают, что цена была на 10% выше, чем сегодня, буквально в июле-августе прошлого года. Они не говорят о том, что сырье фактически, если берем среднюю цену по году, не дорожает уже пять лет. Поэтому, конечно, можно брать статистику и ее подтасовывать так, как выгодно. Но все-таки, учитывая дальнейший рост производства в России, прежде всего, свинины, мы не ожидаем каких-то проблем с ценами на сырье. А следовательно, там будут другие факторы, которые могут повлиять на желание повысить. А себестоимость – да, действительно растет.

Тамара Шорникова: Сергей Евгеньевич, действительно, там ведь тоже неглупые люди бизнес ведут. Те люди, которые сейчас просят повысить цены. И абсолютно точно не хочется, чтобы вот в этой конкурентной борьбе много переработчиков просто закрыли свой бизнес. Потому что это рабочие места, это производство, это наша национальная продуктовая безопасность и т. д. Может быть, все-таки и не просто так, и долго ждали, но сейчас просто уже не могут ждать?

Сергей Юшин: И с этим согласен. Вообще я все время пытаюсь напомнить и потребителям нашим уважаемым, что неоправданно, экономически необоснованно низкие цены – это всегда первый звонок о том, что скоро они вырастут. Совершенно правильно вы сказали. Если рентабельность уже отрицательная, какие-то предприятия будут закрываться. В результате мы можем даже наткнуться на дефицит или снижение качества за счет понижения сортности используемого сырья. И от этого потребитель, конечно, проиграет.

В этом плане я всегда сторонник того, чтобы мы понимали, что затраты должны окупаться. В переработке как раз из-за этой невероятной конкуренции рентабельность всегда была низкая. И, с другой стороны, я также знаю, что несмотря на эту низкую рентабельность, сейчас будут вводиться новые, очень крупные, мощные предприятия, которые составят конкуренцию тем, кто, вероятно даже, на рынке не выживет. Кстати, предприятия закрывались и в другие годы. Это постоянный процесс. И бояться нам этого не надо.

Тамара Шорникова: Да, но все-таки, тогда, как соблюсти интересы каждой группы? Не поднимать в рознице цены и при этом дать какую-то возможность нормально работать переработчикам?

Сергей Юшин: Вы понимаете, у нас в стране все-таки неравное потребление. Есть люди, которые мяса почти не видят. А есть те, кто его едят существенно выше, чем в среднем по стране. Потому что потребление само у нас мяса и мясопродуктов в последние пять лет неуклонно росло на фоне снижающихся располагаемых доходов населения и достигло более 76,5 кг в прошлом году. Это очень высокий, поверьте, уровень. Но далеко не всем это доступно. Поэтому давайте думать о каких-то социальных программах поддержки тех, кому не хватает действительно денег на продовольствие. Но люди, которые покупают сырокопченую колбасу по 1200 руб./кг, а то и по 2000, – какая разница, что для них повысится цена на 5%, для того чтобы сохранить экономическую целесообразность производства?

Тамара Шорникова: Т. е. прямые выплаты покупателям? Тем, кому нужно.

Сергей Юшин: Конечно, нужно поддерживать тех, кто в этом действительно нуждается. А так получается, что богатые от искусственно заниженных цен всегда выигрывают больше, чем бедные. У богатых же больше потребление.

Иван Князев: Я просто вот сейчас собираю цены по разным регионам. В Краснодарском крае нам пишут, что «в принципе цена-то устраивает, только в колбасе рожки, ножки и соя, какое там мясо». Йошкар-Ола, оттуда телезритель пишет: «Колбаса стоит недорого, но вот съедобная – по 500 руб./кг». «У нас в Бурятии есть свинокомплекс, свинина 199 руб./кг, говядина от 270 до 320». Из Свердловской области: «Колбаса докторская была 450 руб., сегодня уже 550 руб. Сосиски дороже на 100 руб.» И в Нижегородской области «курица павловская стоит 200 руб. за кг», прислал нам наш телезритель такую информацию.

Тамара Шорникова: Давай послушаем Татьяну из Ростовской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: Я много лет смотрю вашу программу, очень она интересная и злободневная.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Зритель: И вообще вот хотела сказать: цены, которые вы сейчас показывали, смотрю и вижу, что она совсем отличается от той, которая у нас она в жизни…

Тамара Шорникова: Да.

Зритель: …хоть по пенсиям, хоть по чем.

Тамара Шорникова: А расскажите вашу.

Зритель: Наши? Ну, что рассказать? Мясо сколько стоит?

Тамара Шорникова: Да, вашу статистику, ваши цены. Что у вас на прилавках?

Зритель: Ну, что у нас на прилавках? Я покупаю мясо на рынке, потому что в магазинах мясо оно всегда несвежее, там, но это «Магнит», «Пятерочка» это. Я в поселке живу.

Иван Князев: Татьяна, но на рынке-то, наверное, подороже будет?

Зритель: Да нет.

Иван Князев: Нет?

Зритель: Оно не подороже, оно всегда свежее. Но дело в том, что год назад оно было вот, это, грудинка, шейное было, это было обычно где-то 360, ой, 280. А сейчас уже 360 было перед Новым годом, сейчас уже 380.

Иван Князев: А колбаса?

Зритель: Колбаса? Я ее не покупаю. Потому что ее есть невозможно. Там мяса нет. По любой цене. Вот муж у меня любит очень сырокопченые колбасы. Брала я и белорусскую когда-то. Ну, вообще невозможно есть. Соль, специи и бог знает что, жир еще. Так что я сейчас просто беру грудинку и делаю вяленое мясо для него, просто.

Тамара Шорникова: Так, да, Татьяна, спасибо вам за ваш звонок. Здесь на 100 руб. подорожала вот та самая грудинка, это в Ростовской области. Что-то подсказывает, что есть такие примеры и в других регионах. Давайте послушаем Оренбургскую область. Надежда.

Зритель: Да, я на связи.

Иван Князев: Здравствуйте. Рассказывайте.

Зритель: Здравствуйте. У нас вот свинина … от 35 до… ой, от 255 до 280. Это в магазине. Та же мясо, говядина – от 400 руб., 420 в магазине бывает. Понимаете?

Иван Князев: Это обычные магазины? Сетевые? Или какие-то маленькие?

Зритель: Обычный магазин, «Пятерочка», да.

Тамара Шорникова: Так, Надежда, а вот эти цены, которые вы…

Зритель: А на базаре дешевле.

Иван Князев: О как?

Зритель: На базаре подешевле можно купить.

Иван Князев: Так, может, туда все-таки лучше ходить?

Зритель: Ну, вот я была на базаре, там 380. Я взяла по 350. А зашла я в «Магнит», там 420 было.

Иван Князев: Ага. Ну, 420 это достаточно дорого.

Тамара Шорникова: Надежда, а вот эти цены, которые вы сейчас называете, они долго уже держатся? Или подорожало все-таки? Какие тенденции?

Зритель: Нет, нет, это недолго. Это где-то месяц тому назад подорожало. А до этого можно было купить вообще дешевую свинину. Мы даже покупали по 135 ее, по 170 покупали. Это вот месяц тому назад.

Тамара Шорникова: Понятно. Спасибо вам. Спасибо за ваши наблюдения.

Иван Князев: Спасибо. Чукотка нам пишет: «Колбаса 650 руб., до полутора тысяч доходит». Ну, видимо, разные сорта колбасы. Из Башкортостана СМС: «Курятина доступна по цене 117 руб. за кило».

Тамара Шорникова: Алтайский край: «Свинина 350 руб., баранина 400, хорошая колбаса 700», – пишет телезритель. Подключаем еще одного эксперта. Сергей Илюха, член правления Российской ассоциации экспертов рынка ритейла.

Иван Князев: Здравствуйте, Сергей Александрович.

Сергей Илюха: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да, вы зафиксировали вот такие обращения от переработчиков? Действительно есть просьбы повысить цены? На сколько?

Иван Князев: И как вы к ним относитесь?

Сергей Илюха: Ну, в отношении сетей переработчиков – у переработчика всегда стоит проблема поднять цены как можно быстрее, как можно больше и, в общем-то, как можно чаще. Это нормальная ситуация. Потому что переработчики ближе к биржевым ценам, и они очень чутко стараются реагировать на изменения биржевых цен.

Тамара Шорникова: На сколько просят повысить?

Сергей Илюха: По последним данным – 10-15% желание. Ссылаются на то, что биржевые цены выросли вот именно на эту величину.

Иван Князев: А как (я просто пытаюсь понять), как они зависят от биржевых цен-то?

Сергей Илюха: Вот это уже вопрос.

Иван Князев: Это международные цены какие-то? Я просто не очень понимаю.

Сергей Илюха: Ну, внутренние цены, идет аналитика, средние цены и т. д. И на цену, допустим, на курицу влияют… Сейчас зафиксировали цены каким-то образом на комбикорм на высоком уровне.

Иван Князев: Ага.

Сергей Илюха: Соответственно, кормовая составляющая в цене бройлера возросла.

Тамара Шорникова: Ага.

Сергей Илюха: Ну, и любой коммерсант, имея, скажем так, основания для повышения цен, он, конечно, хочет транслировать это повышение в себестоимость своей продукции. При этом не учитывается, что когда цена на комбикорм была ниже, и опять же она скоро будет ниже, ни один коммерсант не пытался снизить цену в связи со снижением цены комбикорма. То же самое – свинина. Сейчас в некоторых регионах была АЧС, и за счет этого вот именно цена в оптовом канале несколько возросла. И это используется как один из факторов для повышения цены в рознице.

Тамара Шорникова: ЧС, поясните, в регионах была?

Иван Князев: С пандемией связано.

Сергей Илюха: Чума, чума.

Тамара Шорникова: Ну, вот видишь.

Иван Князев: А, это другое…

Тамара Шорникова: Т. е. поголовье сократилось. Поэтому тоже, да?

Сергей Илюха: Сократилось, да.

Иван Князев: Как будет ситуация дальше развиваться, как вы думаете?

Сергей Илюха: Дальше – вот эти вот вещи, они бывают пиковые. И цена, как вот предыдущий эксперт сказал, она уже несколько лет держится примерно на одном и том же уровне. С одной стороны, растет сырьевая, скажем так, составляющая, кормовая и энергетическая. Ну, и стоимость бензина и т. д. С другой стороны, за счет расширения производства и его автоматизации снижаются постоянные издержки. Т. е. в целом цена на колбасу должна быть стабильной, я считаю.

Тамара Шорникова: Да. И коротко еще: а на мясо? Нам рассказывают телезрители, что уже заметили подорожание.

Сергей Илюха: На мясо – здесь немножко другая ситуация. Для розничных сетей мясо – это продукт, с помощью которого они привлекают покупателя. Потому что, ну вот мы читаем даже в ленте вашей, что от колбасы многие отказались, от мяса – нет. И мясо – это индикатор того, как позиционирует себя сеть с точки зрения цен. И здесь сеть должна реагировать на действия рынка. Если продавцы на рынке покупают дешево, сеть снижает цены. Если продавцы на рынке могут продавать дорого, сеть пытается поднять цены, для того чтобы быть в своем образе, но заработать побольше. Т. е. цена на мясо будет колебаться. И причем колебаться будет как стабильная цена, как постоянная цена, так и акционная. Потому что у сетей есть такой инструмент, как промоакция. На рынке у продавцов этого инструмента нету.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Сергей Илюха, член правления Российской ассоциации экспертов рынка ритейла, был с нами на связи. Краснодарский край вот что нам пишет: «Брали перед Новым годом свинину 175 руб., сейчас 190. Курица была 99, сейчас 121 рубль». Хабаровский край: «Свинина 400 руб., – пишет нам телезритель, – говядина 600».

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телезрителей. Светлана, Ивановская область. Здравствуйте, Светлана.

Зритель: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да, слушаем. Расскажите, что у вас с ценами на мясо, на колбасу.

Зритель: Ну, на мясо у нас цены, вот на говядину, если конкретно брать говядину, то это от 600 до 700 руб. Я просто услышала, бабушка до этого говорила, что там 420. На самом деле даже, ну, даже ей позавидовала, этой бабушке, что они имеют возможность покупать говядину за 420 руб. Т. е. у нас вот такие цены в Ивановской области: от 600 до 700 руб. говядина стоит.

Тамара Шорникова: Ну, может быть, все-таки вы разные с Надеждой выбираете кусочки говядины? Там же тоже большая разница.

Зритель: Ну, суповые наборы-то…

Иван Князев: Везде одинаковые. Светлана, расскажите, пожалуйста, а откуда производство этого мяса? Ваше местное, региональное? Или откуда-то везут?

Зритель: Ну, да, это местные какие-то фермы.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Да. Спасибо за ваши наблюдения.

Иван Князев: Хорошо. Спасибо.

Тамара Шорникова: Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Цены могут вырасти на 10-15%. Разберёмся - почему. И можно ли избежать подорожания?