Мёртвые души в эпоху цифровизации

Мёртвые души в эпоху цифровизации
Кого и как учить? Китайцам въезд запрещён. Хакеры атакуют банки. Опасен ли 5G? Передел рыбного рынка. Индексация для работающих пенсионеров
Сергей Лесков: У нас очень неравномерное распределение ресурсов по стране. Где-то не хватает рабочих, а где-то работы. Это беда!
Сергей Обухов: С тех пор, как отменили индексацию работающим пенсионерам, их количество резко сократилось. Стало меньше налогов и отчислений в ПФ
Герман Зверев: В стоимости рыбы - 35% отпускная цена рыбака. Остальное - это перевозка и ритейл
Татьяна Овчаренко: У сбытовых компаний манера обсчитывать и начислять долги просто фантастическая!
Как оплачивают счета в глубинке, где нет почты и денег на интернет?
Валентина Иванова: Норматив школьного питания вырос вдвое – до 75,6 рублей. Но есть проблема ежедневного контроля качества и разнообразия рациона
Почему наши мегаполисы превращаются в гетто?
5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Пассажир, выключи музыку! Надо ли запретить использовать в транспорте гаджеты без наушников?
Гости
Алишер Захидов
адвокат, эксперт в области защиты прав потребителей
Андрей Андреев
главный научный сотрудник Института социологии РАН, доктор философских наук

Александр Денисов: «Живые мертвые души». У нас появился повод перечитать Гоголя, да и не один. Мало того, что Чичиков – это такая ролевая модель для современных взяточников: прикидываться честным, чтобы потом драть с бизнеса подороже. Да еще и его придумка – скупить умерших, чтобы получить возврат из бюджета – по-прежнему в ходу.

Анастасия Сорокина: Вы удивитесь, но и сейчас находятся проныры, умудряющиеся заставить мертвых служить живым. То жительница Таштагола выйдет за жениха в коме, который скончался, да так и не узнал о своем семейном счастье и о том, что у него появилась наследница. То благодарный сын из Ижевска получает пенсию за своего отца, умершего восемь лет назад.

Александр Денисов: В Японии, кстати, тоже был скандал с долгожителями, их пришла проверить социальная служба. И обнаружили только родственников, которые получали за них пенсии, а долгожителей-то и не было.

Анастасия Сорокина: Кстати говоря, 60 лет получали, на секундочку.

Александр Денисов: Да. Короче, чичиковщина – явление всемирного масштаба. Об этом сейчас поговорим с нашим экспертом – Андреем Леонидовичем Андреевым, главным научным сотрудником Института социологии РАН, доктором философских наук.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Александр Денисов: Андрей Леонидович, когда наши продюсеры вам позвонили, то поставили вас в тупик. Вы были очень удивлены, какую тему хотят с вами обсудить. Действительно так было?

Андрей Андреев: Да, это так. Хотя тема очень актуальная. И здесь действительно вы правильно сказали, что мошенничество было везде и всегда. И Чичикова мы не зря вспоминаем. Но я должен сказать, что оно было и в СССР тоже, кстати говоря. Но за последние 25–30 лет масштабы этого мошенничества выросли, и больше того – оно стало более изощренным. Ничто этих мошенников не берет.

Я вам приведу только один пример. Когда у нас был кризис 2008 года, очень многие гастарбайтеры из Средней Азии потеряли работу. В общем, никто о них не заботился, они тут были, так сказать, брошены совершенно. И вот один их соотечественник, так сказать, очень ушлый человек, он продавал им, вернее, сдавал им чужие квартиры. Допустим, какой-то дом, его только что заселили. И вот эти квартиры он им как бы сдавал, хотя не имел никаких на это прав, никаких документов. Они просто вскрывали двери.

Представляете, приходит человек, допустим, куда-то… А дом был еще не совсем заселен. Там квартиры были уже распределены, но пустовали. Вот человек приходит – бабах! – а там пять таджиков живет. Ну конечно, они сразу же подхватывались и убегали. Но это же надо придумать – продавать чужие квартиры, причем хозяева вот-вот придут. Тем не менее он собирал деньги со своих соотечественников.

Ну понятно, что причины этого – социальные. Еще Маркс говорил о том, что когда при капитализме видят выгоду 300%...

Александр Денисов: …то пойдут по головам.

Андрей Андреев: …да, пойдут по головам и мать родную продадут, убьют и так далее. Люди теряют голову и готовы на любое преступление. Ну, мы все-таки научились распознавать некоторые пирамиды, типа «МММ». Конечно, люди все равно попадают, все равно есть доверчивые. Но все-таки, по крайней мере, известны некоторые внешние признаки: слишком большой процент, агрессивная реклама. А что сказать насчет того, что в последнее время (например, я из прессы узнал) рассылают фиктивные уведомления о налогах?

Александр Денисов: Да, свежее мошенничество, кстати.

Андрей Андреев: Бланк приходит. Ну как ты разберешь? Конечно, можно звонить. А вы попробуйте и дозвонитесь в налоговую инспекцию. Я, например, налоги плачу. Чтобы что-то выяснить, дозвониться туда невозможно.

Анастасия Сорокина: Ну, сейчас тоже будут нововведения, в МФЦ можно будет получать сведения от налоговой. Просто поразительно, что сейчас мы говорим об истории с мертвыми душами, которая была подсказана, в общем-то, 188 лет назад Пушкиным Гоголю. А сейчас XXI век на дворе, цифровизация, сведения о том, что люди живые. Ну послушайте, масштабы же просто фантастические! В Дагестане доставщица пенсии обманывала шесть месяцев и получала пенсию умершего селянина. В Сочи жительница прописала у себя 11 родственников и получила 6 миллионов на улучшение жилищных условий.

Сейчас же все можно проверить. Как это вообще возможно на сегодняшний день?

Андрей Андреев: Ну, это, в общем, конечно, вопрос к государственным органам. Во-первых, и халатность есть, и не хватает их иногда просто потому, что у нас бюрократизация достигла таких масштабов, что иногда нужные вещи проверить невозможно. Введены электронные системы. Они, конечно, облегчают жизнь во многих отношениях, но иногда все же дублируются – и электронный вариант, и распечатка. И работы только прибавляется.

Но я хотел сказать еще и о другом. Понимаете, государство и государственные органы иногда тоже действуют на грани фола. Я с этим тоже сталкивался. Это, правда, было не сегодня и не вчера, это было где-то в 2000-е годы. Это связано было с распределением жилья. Когда человек, например, получает государственную площадь и вдруг он узнает, что дом принадлежит вовсе не мэрии Москвы, а какой-то другой организации.

Эти конфликты улаживались. В общем, конечно, в конце концов, государство никого не обманывало, в отличие от известных строительных компаний, которые плодят обманутых дольщиков. Но представьте себе ощущение человека, который сталкивается с такой ситуацией, что дом не принадлежит тем, с кем он заключил договор и оплачивал его. Понимаете, ему предлагают идти в суд. Ну, в общем, вопрос решился, решались эти вопросы. Но представляете, сколько это стоило нервов и как человек это мог воспринять. Он же вчера слышал передачу об обманутых дольщиках. И вот он заключил договор с Правительством Москвы о получении жилплощади, и он с этим сталкивается.

Ну не знаю, по-моему, сейчас это уже не практикуется, но вот такое было. И я не уверен, что, например, в провинции всегда чисто действуют и государственные органы.

Александр Денисов: Андрей Леонидович, совсем коротко. То есть Чичикову сейчас было бы легче действовать, легче обманывать было бы, намного проще, чем раньше, хоть и всюду документы цифровые?

Андрей Андреев: Да. Вы знаете, дело в том, что усложнилось информационное поле. Ну, это хрестоматийный случай, когда человек заключает договор с какой-нибудь ООО «Инвест», как-то так оно называется, а потом его просят перезаключить – и там уже не ООО, а ОАО, мелкими буквами. Конечно, обычный человек, даже внимательный, он может этого не заметить. А потом оказывается, что он заключил договор с кем-то другим.

Это практикуется. И это в значительной степени связано с тем, что не регламентировано, как должен оформляться договор. То есть он может написать там какими-нибудь мелкими буквами, ну, в расчете на то, что это не заметят. В общем, ну а какие к нему претензии? Все же написано. Значит, надо было читать.

Все рассчитано на то, что обычный человек, конечно, воспринимает по-другому, он вот этих тонкостей не видит. Но нет никаких средств и нет вообще никаких признаков того, что правоохранительная система это взяла как бы на карандаш и разрабатывает хотя бы регламенты, законы, которые не позволяли бы вот таким вещам происходить.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо.

Александр Денисов: Спасибо большое, Андрей Леонидович.

Анастасия Сорокина: На связи был Андрей Леонидович Андреев, главный научный сотрудник Института социологии РАН, доктор философских наук.

Есть звонок у нас от зрительницы – из Удмуртии дозвонилась Мария. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте, Мария.

Зритель: Добрый день. Алло.

Александр Денисов: Да-да, Мария, слушаем вас.

Анастасия Сорокина: Рассказывайте, Мария.

Зритель: Понимаете, у меня сложилась ситуация такая, что подделали мое свидетельство о смерти и завладели землей.

Александр Денисов: Свидетельство о смерти?

Зритель: Да. Но я живая, понимаете, я с вами разговариваю по телефону.

Александр Денисов: Ну, мы верим.

Анастасия Сорокина: А как это возможно? Как это удалось – подделать удостоверение о смерти живого человека?

Зритель: А я не знаю. Понимаете? То есть умерла моя мама, мы с братом были наследники. Брат мой умер. И получается, что я остаюсь сейчас одна наследница по третьей линии. Но сейчас, как говорится, у меня свидетельство о смерти, и на моей земле построили уже дом.

Александр Денисов: А кто завладел вашей землей? Кто подделал? Кто этот злодей?

Зритель: Я этих людей даже не видела. Понимаете, я боюсь даже ехать туда, если они уже такое сделали. То есть нотариус даже уже подавала запрос, никаких данных не было. То есть они построили там незаконно, они даже там не прописаны.

Анастасия Сорокина: А вы в какие-то органы правоохранительные обращались? Ведь видно же, что вы живой человек.

Зритель: Нет, я пока еще никуда не обращалась. Ну, я так думаю, что там у них все подкуплено. Моя тетка через суд хочет взять долю умершего брата, они судятся. Понимаете?

Александр Денисов: Спасибо большое. Сейчас прокомментируем.

Анастасия Сорокина: В этом вопросе может только профессионал разобраться. Ему и зададим вопрос. На связи Алишер Юрьевич Захидов, адвокат. Здравствуйте.

Алишер Захидов: Да, всем добрый день. Ну, слушаю, слушаю. Что могу сказать? Действительно, существует колоссальная проблема, когда с умерших душ их горе-родственники получают денежные суммы. Это компенсация льготы на квартиру, это пенсии прежде всего.

Но хочу сказать, что в 95% из 100%, практически всегда все это выявляется. Это уголовная статья, уголовное дело, уголовное преследование. И все эти суммы, которые необоснованно были получены, по 165-й статье Уголовного кодекса взыскиваются с этих виновных лиц, которые таким алчным и недостойным способом пытаются продлить свое благосостояние за счет умерших душ.

Почему это происходит? Это происходит не из-за бюрократии, как говорил уважаемый научный сотрудник, доктор философских наук. Это происходит из-за того, что у нас базы не соединены. Смертями у нас занимаются загсы, пенсиями у нас занимается Пенсионный фонд. И из-за того, что нет единой глобальной базы по России между налоговой, Пенсионным фондом, социальным страхованием, органами загса, социального страхования, медицинского страхования, – вот из-за этого возникают эти мошеннические схемы. То есть Пенсионный фонд не знает, что происходит в загсе. Те выдают справку, но единой базы нет. Это может быть, скажем, на уровне субъекта, но на уровне разных субъектов нет.

Вот сейчас в Госдуме они наконец-то озаботились и создают глобальную базу, в которой пытаются соединить все базы, которые есть, по всем гражданам Российской Федерации и по всем субъектам. Работа, конечно, будет колоссальная проведена, потому что разные блоки писали разные люди в разное время на разном программном обеспечении. Там сейчас сидят, правда, умные люди, которые… Меня слышно, да?

Анастасия Сорокина: Хорошо слышно.

Александр Денисов: Да. Алишер Юрьевич, а вот звонила зрительница. Ладно за умершего…

Алишер Захидов: Сейчас я расскажу, расскажу, расскажу. Это другая история. Это просто голое мошенничество, когда подделали документы. Это мошенническая схема. Когда человек живой, они переоформляют квартиры, переоформляют дачи, переоформляют дачные участки, быстренько их перепродают вторым-третьим людям. И вот человек узнает, когда он жив, что он уже не собственник этой квартиры, а уже вторая-третья сделка.

Это происходит, когда есть коррупция в реестре. Вот сейчас из реестра половину выгнали, половину посадили. Из комимущества половину выгнали метлой, а половину посадили. Потому что все эти мошеннические схемы возможны только в прямом коррупционном сговоре с этими сотрудниками из Росреестра. Ну, какой-то порядок и там пытаются навести. Отвертеть эти сделки потом обратно – это требуются действительно большие усилия, потому что там люди тоже могут быть добросовестные. И уже в суде будут разбираться, чьи приоритеты выше, при каких обстоятельствах было сделано это все.

Поэтому эта вся тема по мертвым душам… Я просто хочу сказать, что у многих действительно глаза горят. Но все эти деньги потом взыскиваются в уголовном порядке. Потом клеймо на этих горе-родственниках и на их детях будет висеть всю жизнь, потому что дети уже никогда не смогут работать в органах госвласти, никогда не смогут работать в силовых структурах, никогда не смогут работать в органах управления, потому что если родители подвержены уголовному преследованию, то на них стоит клеймо. Все, привет, ты не годен к строевой. И поэтому эти деньги все взыскиваются.

Помимо этого, взыскивается еще штраф в соответствии со статьей – в зависимости от суммы украденного, от суммы похищенного на этих льготах и на этих пенсионных деньгах за умерших. И там достаточно крупные суммы получаются. Поэтому прежде, чем это делать…

Кстати, это касается еще одного вида мошенничества. Из-за того, что эти базы не объединены, базы загса и базы, скажем так, пенсионные, у нас в Москве много так называемых «спящих квартир». А что такое «спящая квартира»? Это когда бабушка какая-то умирает, и у нее нет ни родственников, ничего. И вместо того, чтобы быстренько и по-тихому ее сдать как выморочное имущество в Департамент имущества Москвы, те менты, которые сидят на этом участке, участковые, полиция, ОВД, они знают эти квартиры, но они не могут их легализовать. Они по-тихому платят за коммунальные платежи, за эти квартиры и сдают их каким-нибудь гастарбайтерам.

Александр Денисов: Спасибо большое, Алишер Юрьевич.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это отдельная тема.

Александр Денисов: В общем, чичиковщина процветает на всех этапах. Спасибо большое за интересный рассказ.

Анастасия Сорокина: На связи был Алишер Юрьевич Захидов, адвокат. Ну а теперь давайте поговорим о том, кому еще скоро не увидеть государственной службы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски