«На протяжении ряда десятилетий никто не мешал российским компаниям начать шить нормальные штаны и рубашки, не говоря уже о телефонах!»

Гости
Алексей Егармин
сопредседатель Национального союза защиты прав потребителей

Ассоциация компаний интернет торговли предлагает установить единую пошлину на посылки из-за рубежа. Она может составить 15%. Своё предложение ретейлеры объясняют желанием уравнять условия, в которых работают иностранные и отечественные компании. Впрочем, не все представители отрасли с этим согласны. Некоторые из них указывают, что новый сбор приведёт к росту цен.

Тамара Шорникова: Давайте разберемся. Тут появилась новость, которая всех взбудоражила. Начало казаться, что все, сэкономить больше не получится. Популярные товары, которые мы заказываем в зарубежных онлайн-магазинах, могут подорожать из-за 15-процентной пошлины на все посылки оттуда. Установить такую пошлину предлагает Ассоциация компаний интернет-торговли. Свое предложение ритейлеры объясняют желанием уравнять условия, в которых работают иностранные и отечественные компании.

По этому поводу сразу заведем SMS-опрос: делаете ли вы покупки в зарубежных интернет-магазинах – да или нет? Расскажите. А мы расскажем о том, как ужесточались нормы ввоза посылок из-за рубежа.

Виталий Млечин: Да, вообще нарисуем общую картину, а потом уже к деталям перейдем. Итак, нормы ввоза покупок из интернет-магазинов постоянно ужесточаются. С 1 января в России беспошлинный порог был понижен с 1 000 евро до 500, то есть примерно с 73 тысяч до 36,5 тысячи рублей. Если в течение календарного месяца этот порог превышен или общий вес заказов превышает 31 килограмм, покупатель обязан заплатить уже 30% от суммы превышения, но не менее 4 евро (порядка 300 рублей) за 1 килограмм сверх лимита. А с 2020 года предлагается снизить эту сумму уже до 200 евро, при этом сбор будут рассчитывать не на человека, а с каждой отдельной посылки, стоимость которой превышает порог.

В общем, как по мне, с первого раза даже не очень понятно, как это все будет функционировать. Но это мы сейчас обсудим в ближайшее время.

Тамара Шорникова: Да, будем разбираться. Сразу после снижения порога до 500 евро число трансграничных посылок в Россию начало падать. Ну, в общем-то, логично: это стало дороже и, соответственно, менее выгодно. До этого объемы росли ежегодно. Что нас ждет? Давайте разбираться с экспертом.

Виталий Млечин: И с вами.

Тамара Шорникова: У нас в студии – Алексей Егармин, сопредседатель Национального союза защиты прав потребителей. Здравствуйте.

Алексей Егармин: Добрый день.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Алексей.

Тамара Шорникова: Давайте сразу разберемся. Естественно, волнение возникает сразу, оно волной просто прокатывается. Оно обосновано? Действительно может такая пошлина в ближайшее время появиться?

Алексей Егармин: Ну, волнение обосновано, потому что мы налицо видим тенденцию ущемления прав потребителей. И если раньше потребители могли исполнять свои желания на сумму, как вы сказали, 73 тысячи рублей, то сейчас уже существенно меньше. И в перспективе меньше еще. Ну конечно, это плохо. Потому что мы имели возможность купить что-то более качественное и по меньшей цене, а сейчас мы этой возможности в каких-то конкретных случаях не имеем или имеем в усеченном виде.

Тамара Шорникова: Мы хотим еще раз обратиться к телезрителям. Мы вам дали вопрос для ответа коротко – «да» или «нет» – в SMS. А вы, пожалуйста, нам еще звоните в прямой эфир и рассказывайте, что конкретно лично вы покупаете в зарубежных интернет-магазинах, какие-то товары вы покупаете там из-за того, что они существенно дешевле того, что продается в России, и вы таким образом действительно экономите семейный бюджет. Придется ли вам отказаться от чего-то, если подорожает? Или все равно будете покупать их там? Звоните и рассказывайте.

Виталий Млечин: Ну понятно, что когда нас лишают возможности купить что-то подешевле – это плохо. Но давайте попробуем разобраться, насколько это действительно значимая и действительно весомая сумма – сумма, установленная без пошлины. Ну, скажем, как мне представляется, в китайских магазинах в основном покупают что-то недорогое – ну, по разным причинам.

Мне кажется, одна из достаточно важных причин в том, что просто страшно покупать какую-то дорогую вещь, скажем, в Китае или еще где-то, потому что ты должен же заплатить сначала. Понятно, что ты вроде как защищен, и, если что, тебе деньги вернут, но тем не менее. Ведь когда ты приходишь и покупаешь что-то дорогое в магазин, и тебе это сразу дают, и ты за это платишь, то ты понимаешь, что ты купил. А тут тебе вместо сотового телефона, скажем, кирпич может прийти – как это, в общем, и бывало. Насколько часто люди действительно покупают в зарубежных интернет-магазинах дорогие товары, а не дешевые, копеечные?

Алексей Егармин: Ну, во-первых, здесь речь не идет только о китайских магазинах. Достаточно много интернет-магазинов, которые европейские, которые с хорошей репутацией и продают достаточно дорогие вещи – например, предметы одежды. Это хороший способ купить без тех наценок, которые традиционно здесь у нас существуют и разогреваются аппетитами ритейлеров, купить эти вещи там, где их производят, по более дешевой цене. Подчеркиваю, что это достаточно существенный объем. Например, одежда зимнего сезона вся, в принципе, дорогая. И этот вопрос – до 73 тысяч – раньше стоял. А сейчас надо что-то как-то комбинировать, экономить, попадать на пошлины. Ну, в общем, это существенно.

Более того, например, в китайских магазинах… Ведь не все люди покупают какие-то телефоны, чехлы, какую-то мелочевку. Есть люди, которые покупают там предметы для ремонта: выключатели, розетки, какие-то еще приспособления. А они там достаточно надлежащего качества и стоят существенно дешевле. Поэтому в ремонтном объеме эта сумма тоже влияет на ситуацию. То ли вы можете позволить себе купить это и сразу все применить, то ли вы должны это делать частями: в один месяц, в другой месяц. Или разделить на шесть месяцев. Значит, у вас ремонт будет идти столько же. Или идти в магазин, платить дороже и быть спокойным.

Виталий Млечин: Ну, зато это справедливо, как говорят нам наши ритейлеры. Почему они должны иметь какие-то преференции?

Тамара Шорникова: Платить НДС, соответствовать жесткой сертификации.

Виталий Млечин: Да. Ведь если, скажем, я плачу налог, то почему мой конкурент не должен платить этот налог и иметь преимущество?

Алексей Егармин: Ритейлеры здесь лукавят. Бизнес состоит не только из налогов, а он состоит еще из оптимальных решений бизнес-процессов, которыми наши ритейлеры, в общем, долгое время пренебрегали. И их попытка взять эти деньги себе в компенсацию… Ну, как они считают – уравнять. А как считают потребители – навариться за счет их кармана. Они не совсем из той области. То есть ритейлеры должны работать над оптимизацией бизнес-процессов, логистической процессов, удешевлять себестоимость своих процессов – и тогда они, возможно, выйдут на хорошие предложения интернет-магазинов.

Подчеркиваю: не все интернет-магазины, в общем-то, торгуют дрянью задешево и без налогов. Многие интернет-магазины торгуют с налогами уже, в общем-то. А если мы на интернет-магазины программного обеспечения направим свой взгляд, то они уже с налогами торгуют давно. И это тоже интернет-магазины. Собственно говоря, тогда и с ними надо как-то разобраться, да? Те, кто из-за рубежа торгуют с налогами, давайте с них еще пошлину возьмем на 15%, чтобы этим нашим ребятам жилось хорошо? Вот так вопрос стоит.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок, нам дозвонился Геннадий из Хабаровска. Геннадий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Вы покупаете что-то за рубежом по интернету?

Зритель: По интернету я не покупаю. Я, вообще-то, живу практически на границе с Китаем.

Тамара Шорникова: Можно доехать.

Зритель: В шаговой доступности. Да и у нас этого товара полно. А во-вторых, по интернету я смотрел – размеры на меня достаточно маленькие. Ну, там как бы на молодежь все завязано.

Тамара Шорникова: Но тема вас, очевидно, все равно волнует?

Зритель: В чем волнует? Вопрос в том, что у нас тут кричали давным-давно про импортозамещение. А вот вы мне скажите… На самом деле импортозамещение у нас никак не может состояться, потому что мы против Китая вообще не закрыты. То есть китайский товар завалил практически, и не только товар, а и продукты, и все остальное завалило, по крайней мере Дальний Восток. Ну, наверное, у вас то же самое творится.

Как наши производители могут конкурировать? Вы же знаете историю с Чубайсом, когда они построили в Сибири солнечные батареи, завод. И все, этот завод не работает, потому что китайцы построили завод, на котором в два, а может, и в четыре раза дешевле продукция. Извините, как мы будем проводить импортозамещение? Мы живем в капиталистической стране…

Тамара Шорникова: Геннадий, по вашей логике…

Виталий Млечин: Может, нам как раз подешевле тоже строить заводы – и таким образом конкурировать?

Зритель: Нам надо закрываться. Дешевле, не дешевле…

Виталий Млечин: А, закрываться? Понятно.

Зритель: Закрываться. Потому что Китай все равно нас забьет дешевизной. Мы живем в капстране. Как говорил Карл Маркс: «За 300%, – да он и за 100%, – капиталист мать родную продаст». Поэтому будут все равно тащить товар через границу всякими путями. Причем в Сибири это очень выражено, люди даже работать там не хотят.

Виталий Млечин: Скажите, а вы понимаете, что если мы закроемся и перестанем закупать товары из Китая, то у нас своих товаров от этого не появится? Просто никаких не будет.

Зритель: А если мы не закроемся, то у нас тем более их не появится.

Виталий Млечин: А, понятно.

Зритель: Просто-напросто будут открываться заводы, которые будут неконкурентоспособными. Ведь завод… Не самое главное – произвести. Вы же сами понимаете. Самое главное – это чтобы товар имел спрос. А если будет забиваться ценой – уже все. Люди выбирают все равно товар, который по более низкой цене.

Виталий Млечин: Да, тут вы правы, несомненно. Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Спасибо, да.

Виталий Млечин: Послушаем Белгород сразу. Вячеслав, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Допустим, в наших магазинах, в том же DNS, я видел картридер ценой 350 рублей, а в Китае на AliExpress тот же картридер или подобный стоит, к примеру, 32 рубля вместе с пересылкой. Дело в том, что у нас идет огромная наценка на перепродажи. А суть в том, что, допустим, если ты хочешь что-то купить даже у нас, то «Почта России» превышает многократно сумму доставки… Сумма доставки превышает сумму просто покупку по России той же. Почему-то из Китая за 32 рубля можно купить эту маленькую детальку, а у нас только доставка будет 150 или 250 рублей.

Тамара Шорникова: Да, это «хороший» момент.

Зритель: Как с этим конкурировать – вообще непонятно. Вот тебе и вся суть покупок за рубежом, это в первую очередь.

Тамара Шорникова: Вячеслав, скажите, а качество товаров, которые вы заказываете из-за рубежа, всегда ли вас устраивает? Понятно, цены хорошие, привлекательные.

Зритель: Качество? Да в принципе, в общем, приемлемое качество, оно немногим отличается. Да, есть откровенная ерунда, скажем так, но в основном качество вполне приемлемо за ту сумму, за которую заказываешь, и ничем не отличается во многих позициях от того, что здесь продается.

Тамара Шорникова: Помимо картридеров, какие еще товары закупаете с помощью интернета?

Зритель: Допустим, тот же чехол для телефона можно заказать в три, в четыре, в пять раз дешевле. Расходники какие-то, допустим, мелкие.

Тамара Шорникова: Если они серьезно подорожают на зарубежных сайтах, будет ли там их покупать? Откажетесь от них вообще или будете искать дорогие аналоги в российских магазинах?

Зритель: Я думаю, что отчасти откажусь, что-то буду искать. Ну, отказаться полностью от покупок за рубежом, я думаю, навряд ли получится у кого-то вообще.

Виталий Млечин: Да, понятно.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Что касается той же как раз «Почты России», о которой мы сейчас заговорили с помощью нашего телезрителя. Ведь не секрет, что большая часть доставок как раз из-за рубежа приходится на эту крупную компанию, то есть она получает прибыль благодаря этим посылкам.

Алексей Егармин: Конечно.

Тамара Шорникова: Устроит ли ее введение такой пошлины? Или этот крупный игрок будет препоны выставлять для реализации этого проекта? И получится ли?

Алексей Егармин: Нет, я думаю, что «Почта России» – это прежде всего государственная компания, и они будут в контексте того, как будут приняты законодательные инициативы, выполнять свои функции. Отдельно противостоять этому всему, несмотря на их прибыль, они не будут.

Тамара Шорникова: Что касается российских компаний – действительно ли эта помощь им поможет найти своего покупателя, стать качественными?

Алексей Егармин: Нет, совершенно не поможет, совершенно не поможет. Здесь надо четко понимать… Вот на протяжении ряда десятилетий никто не мешал российским компаниям шить штаны, рубашки, зимние куртки, пуховики и так далее. Это не так сложно, понимаете, это не запуск ракеты. Но этого никто не сделал. Я уже не говорю о телефонах, которые нам презентуют, а оказывается, что они на самом деле китайские в российской коробке. Кому-то выгодно это делать. Ничего не поменяется.

Больше того, по некоторым позициям у нас нет возможности так быстро перестроить производственные мощности для того, чтобы выпускать что-то достойное. Для того чтобы сделать телефон, нужно выпускать экраны, всяческие разъемы, чипы и прочие вещи, которые у нас в принципе не производят или производят те, которые на 5–7 поколений находятся позади. Здесь, соответственно, наверное, надо как-то способствовать модернизации этого процесса, если уж говорить…

Как наш товарищ говорил: «Надо закрывать границу». Ну, закроем. И тогда надо всем выдать рабочие штаны вместо джинсов и телогрейки вместо пуховиков. И мы все будем весело ходить в этой нормальной своей одежде. Это неправильный путь. Я думаю, что он совершенно неразумный на сегодняшнее время и противоречит нашим настроениям, чтобы улучшать качество жизни.

Тамара Шорникова: Еще один телефонный звонок.

Виталий Млечин: Саратовская область.

Тамара Шорникова: Константин, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Мы слушаем вас.

Зритель: Вы знаете, хотел высказать свое мнение, вот я слушаю. Соглашусь я с вашим гостем – с тем, что было до последнего у него. Вы знаете, я так считаю. Я много пользуюсь, покупаю в интернет-магазинах, покупаю телефоны, в том числе… Вот у меня трое детей, двое из них уже взрослые и пользуются телефонами китайских марок. Супруга – то же самое. Как бы покупаю одежду. В общем, я вам хочу сказать, что наше мнение уже сформировалось об этом. Ну, мы ориентируемся легко. Это все можно понять, какой товар, какого качества. В общем, насчет возврата и невозврата средств – вообще с этим проблем никаких не возникает.

И цены, естественно, у нас здесь на 3–4, тысячи, даже иногда на 5–6 тысяч дороже, чем мы имеем возможность заплатить, заказав тот же самый товар, ну, так сказать, через интернет из Китая непосредственно. И качество… Знаете, одежда детская очень хорошего качества приходит, верхняя одежда. И на порядок дешевле. Понимаете?

Мое мнение такое: наша торговля… Понимаете, они просто отстают в плане того, что… Знаете, это же все надо прорабатывать, новых поставщиков изучать, связываться, списываться. Этим надо заниматься, в это надо вникать. А они по старинке работают. Соответственно, просто-напросто они не могут конкурировать, и все. И цены, соответственно, выше на рыбацкие принадлежности, на костюмы рыбацкие и так далее, и так далее. Понимаете?

И люди пользуются, активно покупают, да. А почему? Это мое право. В конце концов, я экономлю свои деньги, я имею на это право. И я считаю, что, повышая эти вещи, вводя такие ограничения, наше государство таким образом… Ну, это одна из причин решения своих проблем, за наш счет пополнение бюджета. Вот и все.

Тамара Шорникова: Понятно, спасибо.

Виталий Млечин: А кстати, понятно, куда эти деньги пойдут? Если эту пошлину все-таки введут, то она кому достанется? В какой бюджет?

Алексей Егармин: Ну, объяснять у нас, слава богу, научились. А вот ответ, понятно ли это, он не очевиден. Лично мне не понятно. Я не понимаю, как это все скажется на том случае, когда поддерживают каких-то торговцев, производителей, и вдруг они на нашей поддержке сделают нам через год очень конкурентные предложения и вернутся к китайской или европейской цене. Это вряд ли. То есть собирать деньги – соберут. А кого будут поддерживать? Не знаю. Я на этот вопрос ответить не могу. Скорее всего, не того, кто об этом волнуется. Вот так вот.

Виталий Млечин: Понятно.

Тамара Шорникова: Вот кто об этом волнуется? Эсэмэски почитаем, которые к нам приходят.

Виталий Млечин: Давай.

Тамара Шорникова: Владимир (регион неизвестен, правда): «Всегда покупаю через интернет. Качество нравится, система скидок. Главное – похожий товар в нашем малом городе стоит в разы дороже. Местные торговцы, особенно южане, на этих наценках и жируют». Нижегородская область: «Без Китая мы просто будем ходить голыми». Ирина: «Заказываю из Америки через совместные покупки, – ну, часто мамы объединяются, чтобы детям покупать что-то. – И дешевле, и качество намного лучше». Томская область: «Китайцы, хоть их и недолюбливаю, могут. Здоровая конкуренция. Давайте делать так же, просто делать свой качественный продукт».

По какой части населения действительно это может больнее всего ударить – вот такая наценка существенная в интернет-магазинах? И правы ли мы сейчас, говоря о том, что эта наценка непременно будет?

Алексей Егармин: Давайте с конца начнем. Наценка непременно будет, потому что… Мы ее можем отвоевать путем своей активной позиции, скажем: «Нет, нет, нет. Мы не хотим этого». И наверное, нас могут услышать. Такой вариант есть. Он незначительный, но существует.

По какой части населения это ударит? Ну, наверное, не по тем людям, которые получают зарплату по 3–15 миллионов и хорошо себя чувствуют, рассказывая нам с экранов телевизоров, что жизнь стала лучше. У них – да. А та часть населения, которая называется социально незащищенной, живут на трудовые доходы, которые получают в качестве вознаграждения за свой труд, достаточно скромные, я замечу, – по ним это все и ударит. По людям, которые имеют несколько детей, которые, как наш респондент сказал, покупают одежду качественную для детей, чтобы просто семейные бюджеты адаптировать таким образом, – по ним ударит. Ударит также по тем людям, которые здравую и разумную экономию предполагают в своей деятельности, в своей жизни.

Ну, подчеркиваю: по тем людям, которые делают заявления, скорее всего, не ударит. То есть для них это все равно. Начиная с зарплаты, например, от 3 миллионов рублей в месяц, можно не париться насчет этих 15%.

Виталий Млечин: Мне кажется, можно и раньше не париться.

Алексей Егармин: Можно и раньше.

Тамара Шорникова: Не переживать особо.

Алексей Егармин: Здесь все зависит от того, сколько можно купить.

Виталий Млечин: Такие колоссальные деньги. Столько не зарабатывают люди.

Посмотрим небольшой сюжет. Наши корреспонденты задавали вопрос людям на улицах: покупают ли они в зарубежных интернет-магазинах что либо?

ОПРОС

Тамара Шорникова: Пошлина – 15%. А цены на сколько могут подняться?

Алексей Егармин: Цены поднимутся больше чем на 15%. И здесь все зависит от фантазии ритейлеров. Я думаю, что если они воспользуются ситуацией, то формула очень простая: если 15% – пошлина, то 30% – повышение. Вот так вот. Я думаю, что где-то в этом диапазоне.

Виталий Млечин: Надо нам подвести итоги. Мы спросили у вас: покупаете ли вы какие-либо товары в интернет-магазинах? И 49% наших зрителей ответили «да, покупаем». Ну, раз половина наших зрителей этим пользуются – значит, очевидно, это важный вопрос. Будем, естественно, следить за судьбой этой инициативы. Хотя вы, конечно, нас не обнадежили, сказав, что это точно станет реальностью и что цены вырастут на треть.

Алексей Егармин: Я сказал, что если мы будем бороться, то отстоим.

Тамара Шорникова: Обсуждать точно будем.

Виталий Млечин: Да. Ну, по крайней мере, мы будем следить за тем, что происходит. А если вдруг нас спросят, то мы, конечно, выскажем тоже свое мнение. Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: У нас в гостях был Алексей Егармин, сопредседатель Национального союза защиты прав потребителей.

Виталий Млечин: Мы вернемся через две минуты.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
О введении пошлины на посылки из зарубежных интернет-магазинов