О реакции МИДа на санкции против «Северного потока - 2»

О реакции МИДа на санкции против «Северного потока - 2»
Реальные цифры: что с работой?
Как люди переносят вынужденное заточение в своих домах и квартирах?
У нас огромный фонд национального благосостояния, мы все ради него работаем. Зачем он нужен, если не для того, чтобы помочь людям?
Дмитрий Градинар «Рождественская сказка»
Самоизоляция самоизоляции - рознь
История учит нас, что карантинные меры - единственное, что может помочь при эпидемии
Дыхательные и разминочные упражнения для детей и взрослых
Занимательные физические опыты. Показывает популяризатор науки Юрий Трифонов
Как справиться со стрессом?
Кто работал, а кто нет на выходной неделе? Итоги опроса
Гости
Андрей Листовский
генеральный директор Фонда энергетического развития
Александр Гусев
директор Института стратегического планирования и прогнозирования, профессор, доктор политических наук

Иван Князев: Ну, а мы начинаем. И вот с какой темы. «За санкции ответите», – примерно так сказали в российском МИДе. И добавили, что не останутся в долгу у США за санкции против «Северного потока-2». Который мы достроим, несмотря ни на что, как говорят в Минэнерго. Вопрос только, каким будет наш ответ Чемберлену, точнее, американскому конгрессу.

Оксана Галькевич: Сейчас мы этот ответ, собственно говоря, и попытаемся обсудить. Уважаемые телезрители, к вам обращаемся в первую очередь. Выходите на связь. Как вы считаете, каким должен быть наш ответ и насколько он должен быть ощутим? И готовы ли мы со своей стороны к каким-то издержкам? В данный момент сейчас идет речь только о том, что будет закрыт въезд в нашу страну нескольким американским гражданам. Но насколько это серьезные меры, так скажем, насколько они ощутимы для американской стороны, для нас, – давайте будем разбираться. Наш первый собеседник – Андрей Листовский, генеральный директор Фонда энергетического развития. Андрей Николаевич, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Андрей Николаевич.

Андрей Листовский: Добрый день.

Иван Князев: В Минэнерго уверены: никакие санкции, ничто нас не остановит, «Северный поток» скоро заработает. Эту уверенность можно разделять?

Андрей Листовский: Ну, мы все уверены, конечно, что «Северный поток» заработает. Другое дело, что начинается удлинение сроков проекта, что плохо сказывается на финансовой стороне. А то, что он будет достроен в следующем году, сомнений нет.

Оксана Галькевич: Андрей Николаевич, скажите, а вот такие неожиданные повороты, связанные с политическими какими-то моментами, они в контрактах, в договоре прописаны, заложены? Что возможно увеличение сроков, соответственно издержек, в связи с чем-то, непредвиденными обстоятельствами некими. Мы себя как-то обезопасили на этапе заключения договорных отношений?

Андрей Листовский: Мы с вами не знаем деталей контракта. Но, по всей видимости, там есть ссылка на форс-мажор. А это, конечно, является, инвестиционная политика, форс-мажором, который стороны должны были обсуждать при заключении контракта. Каков конкретный объем издержек в этом контракте, мы ничего не знаем. Но то, что юридическая оценка действиям компании будет дана, конечно, это есть.

Оксана Галькевич: А вот эти издержки на чьи плечи в первую очередь падают? На плечи российской стороны или в том числе и наших партнеров?

Андрей Листовский: У компании «Северный поток-2», я знаю, что там около 9 компаний в ней участвуют. Большинство, конечно, принадлежит Газпрому. Но также есть юридические… ой, также есть и энергетические компании Европы, которые тоже финансируют этот проект. Поэтому – да, риски будут разделены пропорционально участию между участниками.

Иван Князев: Андрей Николаевич, вот та компания, которая ушла сейчас с работ по прокладке «Северного потока-2», кто ей пришел на замену? Что это за компания? Расскажите, хватит ли у нас ресурсов дальше продолжать работу?

Андрей Листовский: Россия в лице Газпрома, конечно, отрабатывает технический вариант замены этой компании. Напрямую ничего об этом не говорится. Но я думаю, что работа уже идет, по крайней мере, неделю мы уже живем в понимании того, что вся техническая сторона ложится на наши плечи. Поэтому – да, подбираются суда, идут переговоры, которые не афишируются, между различными странами по поводу предоставления технических услуг по прокладке остального кусочка. Примерно 60 км. Я думаю, техническое решение будет найдено в ближайший месяц. После чего строительство возобновится.

Оксана Галькевич: Андрей Николаевич, я правильно понимаю, что к такому повороту событий мы были в некотором смысле не готовы? Плана «Б» на этот случай у нас не было? Но мы же понимаем, что мы не в самой, так скажем, дружелюбной обстановке уже достаточно давно существуем, отстаиваем свои интересы, бизнес-интересы в том числе. Как-то… были не готовы?

Андрей Листовский: Для нас это была полная неожиданность. Мы были к этому совершенно не готовы. Это так.

Оксана Галькевич: А почему?

Андрей Листовский: Мы считали, что успеем достроить эти 60 или, там, 80 км недостающие. Но не успели.

Оксана Галькевич: А сроки окончания работ какие были? Без этих форс-мажорных обстоятельств когда должны были быть закончены работы полностью?

Андрей Листовский: С учетом скорости прокладки 3-5 км в день на это ушло бы где-то 2 недели. 2-3 недели.

Иван Князев: Т. е. нам 2 недель не хватило, получается.

Оксана Галькевич: После Нового года фактически был запланирован запуск, получается так?

Андрей Листовский: Да. Именно так. Не запуск, а завершение укладки морского участка.

Оксана Галькевич: Да, завершение участка. А кстати, вот Европа когда, собственно, по окончании работ ожидала первых поставок по этому трубопроводу?

Андрей Листовский: Все пусконаладочные работы предполагали около 2 месяцев. Поэтому март-апрель был срок запуска официальный. Сейчас отодвигается на вторую половину 2020 года.

Иван Князев: Ну, теперь придется ждать.

Андрей Листовский: Да.

Оксана Галькевич: Будем надеяться, что все-таки техническое решение, как вы говорите, найдется. И прочие тоже возможности. Спасибо нашему собеседнику. Генеральный директор Фонда энергетического развития Андрей Николаевич Листовский был у нас на связи. Друзья, нам интересно на самом деле и ваше тоже отношение. Все-таки вы наши телезрители, вы смотрите прямой эфир, можете включиться, как-то высказаться. Вот первый звонок у нас из Московской области, Юрий. Здравствуйте, Юрий.

Иван Князев: Добрый день, Юрий.

Зритель: Да, здравствуйте. Я вот послушал вашего эксперта. Он отчасти лукавит. Потому что прежде чем приступить нашими судами, если это вдруг будет возможно, хотя у нас нет технологий, чтобы возобновить строительство «Северного потока», нужно пройти сертификацию в Датском королевстве по поводу того, чтобы в его территориальных водах производило трубоукладку такое же оборудование, как швейцарской компании. Поэтому ваш эксперт лукавит по поводу того, что «Северный поток» должен был быть открыт в ближайшие месяцы. Тем более что там не готова еще инфраструктура в Германии, чтобы принимать газ непосредственно от этого «Северного потока», в наш «Северный поток-2».

Оксана Галькевич: Юрий, вы, наверное, может быть, просто не услышали часть ответа нашего эксперта. Он сказал, что в старом плане, без форс-мажора, который неожиданно возник, должны были идти вот такими темпами. А теперь, конечно, когда потребуются новые суда, новая сертификация, как вы говорите, сроки отодвигаются.

Зритель: Нет, вы неправы. Потому что американский конгресс никогда не скрывал того, что на завершающей стадии «Северного потока» непосредственно примет санкционный пакет. В том плане, чтобы Россия полностью выдохлась на этом проекте перед окончательным завершением строительства, выложив огромные средства в никуда. Поэтому это еще одно лукавство со стороны вашего эксперта. Американцы всегда против были и «Турецкого потока», и заверяли в этом не один месяц, а целые года. И поэтому против «Турецкого потока» будет такая же схема. Тем более, и Болгария, и Греция уже настроены против России. И в том числе по поводу продажи С-400 Турции. Это все взаимосвязано. И тем более С-400…

Оксана Галькевич: Понятно. С-400 это немножко другая тема. Юрий, спасибо вам большое.

Иван Князев: Да, спасибо, Юрий.

Оксана Галькевич: Мне кажется, в чем тут, собственно, лукавство? Человек нам честно сказал, что были не готовы к такому повороту событий.

Иван Князев: Ну, может, у Юрия есть какие-то другие данные. Но не знаю, честно говоря. Давайте послушаем другого эксперта. У нас на связи Александр Гусев, директор Института стратегического планирования. Здравствуйте, Александр Анатольевич. Слышите нас?

Александр Гусев: Да, слышно, да. Добрый день, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Александр Анатольевич, как вы оцениваете этот поворот событий? Как-то вот дождались наши соперники практически последнего момента, оставалось несколько десятков километров, и вот, что называется, на завершающем этапе уже, когда мы были все в предвкушении и наши европейские партнеры, – под дых нам, да? Или вы все-таки иначе как-то видите?

Александр Гусев: Да нет, собственно, это не было неожиданностью для экспертов, кто занимается этой проблематикой. Все ожидали, что где-то в конце года цикл санкционного давления на нашу страну качнется и газопроводов «Северного потока». Да и «Турецкого потока». Что, собственно, и произошло. Потому что все ожидали. И это прогнозировалось, что в рамках военного бюджета на 2020 год, который был подписан Трампом 21 декабря текущего года, эти проблемы найдут там отражение и Минфин, собственно сказать, вот ввел эти ограничения. Правда, они официально вступят в силу где-то 1 марта. Потому что 60 дней дается на подготовку и 30 дней на собственно решение проблем по завершению работ. Поэтому есть определенное время, вот до 1 марта, где, наверное, наши, в том числе и наши руководители, конечно, и люди, которые занимаются «Северным потоком-2» и «Турецким потоком», специалисты, подготовились к тому, чтобы разрешить эту проблему строительства или завершения строительства «Северного потока-2».

Оксана Галькевич: Т. е. были готовы, да? Т. е. мы не будем выбиваться из сроков? Или все-таки не уложимся в то, что оговаривалось изначально?

Александр Гусев: Вы знаете, здесь, конечно, многое сейчас будет зависеть от того, уйдет швейцарская компания, отведет трубоукладчик или нет. Пока они находятся еще в зоне действия строительства «Северного потока-2». Но прибрежную часть мы можем достроить. У нас, собственно, есть для этого…

Иван Князев: Ну, свои технологии.

Александр Гусев: Ну нет, есть трубоукладчик. Так называемая баржа «Фортуна», которая в октябре уже пришла в немецкий порт Мукран. И, собственно, ждет команды «старт». Правда, мы можем укладывать только на глубинах, не превышающих 200 м. Т. е. вот 13 км прибрежной зоны мы можем трубопровод уложить при помощи нашей баржи «Фортуна». А глубоководную часть – конечно, нужны швейцарцы, потому что это единственный трубоукладчик, который сегодня может завершить работы по «Северному потоку-2» по укладке газопровода. Поэтому…

Оксана Галькевич: Александр Анатольевич, если очень коротко: а швейцарцы разве не дали нам понять, что, в общем, даже несмотря на то, что еще не покинули, как вы говорите…

Александр Гусев: Да.

Оксана Галькевич: …территориальные воды и там, где работы проводятся, – что они, в общем, не намерены продолжать участие в этом проекте, в работах?

Александр Гусев: Вот здесь нужны определенные договоренности. Сейчас 90, более 90% работ завершено. Осталось… ну, собственно, американцы на это и рассчитывали. Понятно, что конгресс Соединенных Штатов будет давить на Россию всеми возможными способами. Поэтому, конечно, к этому были швейцарцы тоже готовы. Но ведь в строительстве «Северного потока-2» задействовано более 350 компаний, которые попали сейчас под это санкционное давление. Конечно, швейцарцы тоже готовы. Но вот сейчас идет проработка вопросов, чтобы до 1 марта в рамках этих 90 дней, которые отведены руководством Соединенных Штатов и Минфином Соединенных Штатов для введения санкций в отношении тех компаний, которые работали и участвовали в строительстве «Северного потока»…

Оксана Галькевич: Успеть что-то сделать в это оставшееся время, я правильно понимаю?

Александр Гусев: Да, конечно. Еще много можно сделать…

Иван Князев: Да, за 90 дней можно еще много успеть.

Оксана Галькевич: Да. Спасибо большое, спасибо. Александр Гусев, директор Института стратегического планирования, был у нас на связи.

Иван Князев: У нас еще есть время на один телефонный звонок. Нам Эмма дозвонилась из Астраханской области. Давайте послушаем ее мнение.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Эмма.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я могу говорить?

Иван Князев: Да-да-да. Если можно, коротко.

Оксана Галькевич: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Я думаю, что рано или поздно мы достроим, оба «Потока» пойдут. Самое главное, чтобы было живое участие и в Германии, и в России. А дипломаты наши найдут нестандартное решение. А лучшим ответом на санкции Америки – это наше динамическое развитие нашей Родины. Вот будет Родина развиваться – и у нас все будет в порядке. Это вот прямо мое мнение.

Оксана Галькевич: Сложно спорить с этим. Спасибо большое.

Иван Князев: Да, спасибо большое.

Оксана Галькевич: Это была наша телезрительница Эмма из Астраханской области. А мы, друзья, меняем тему. Сейчас будем говорить о деньгах.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски