• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Павел Родькин: Сегодня в сфере сбыта сельхозпродукции фермер оказывается лишним звеном, от которого все хотят избавиться

Павел Родькин: Сегодня в сфере сбыта сельхозпродукции фермер оказывается лишним звеном, от которого все хотят избавиться

Гости
Павел Родькин
доцент Департамента интегрированных коммуникаций НИУ ВШЭ
Сергей Иванов
директор Департамента агропромышленного комплекса Костромской области

Оксана Галькевич: Ну а сейчас, уважаемые друзья, будем говорить о "Дальневосточном гектаре". Я думаю, что это словосочетание в нашей стране знают, пожалуй, все. Большая и серьезная государственная программа. Мы часто о ней говорили в наших прямых эфирах. И также часто, вы знаете, во время наших обсуждений телезрители нам писали (вот Костя не даст соврать): "Земли пустуют не только на Дальнем Востоке, – писали нам телезрители. – Не только Дальний Восток нужно осваивать". Вот профессор Яков Миркин – тоже неоднократный гость наших прямых эфиров, программ – вообще говорит об опустынивании центральных районов России, Северо-Запада России, то есть исторического ядра нашей страны.

Константин Чуриков: Ну, имеется в виду не то, что там песок, а просто людей становится меньше.

Оксана Галькевич: Людей становится все меньше, деревни и села пустеют.

Константин Чуриков: И вот в ответ на эти ожидания в Государственную Думу внесен законопроект, который предлагает бесплатно раздавать земли в селах и деревнях переселенцам – но не всем, а только тем, кто с Крайнего Севера. И не просто всем переселенцам с Крайнего Севера, а только тем, кто прожил вот в этих регионах или на этих территориях, которые приравнены к территориям Крайнего Севера, не меньше 20 лет. Это очень важно. То есть все-таки, наверное, это уже будут люди такие предпенсионного и пенсионного возраста.

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Вот авторы считают, что это позволит привлечь в село активное и трудоспособное население.

Оксана Галькевич: Интересная формулировка, правда?

Константин Чуриков: На старости лет активность-то вырастает.

Оксана Галькевич: Кстати, в пояснительной записке к этому документу, там есть еще, знаешь, слова об экономически стабильном населении. Вот ты как думаешь, это что имеется в виду? Что там лет за 20 тяжелой жизни на Севере люди сколотили капиталец? Или все-таки то, что они уже на пенсию вышли или близки к пенсионному возрасту, и, соответственно, у них будет стабильный пенсионный доход ежемесячно? Это вопрос, загадка.

Константин Чуриков: Это надо спрашивать не у меня.

Оксана Галькевич: Да. Ну что, уважаемые друзья? В этом законопроекте предполагается, что в каком селе, в какой деревне будут давать бесплатную землю, будут решать местные власти самих регионов, соответственно.

Константин Чуриков: Я предлагаю, чтобы все-таки наша беседа была интересна не только северянам и не только какому-то ограниченному количеству регионов, а всем, учитывая масштабы проблемы, учитывая опустынивание как раз таки наших территорий. Давайте подумаем. Ну, земли, правда, у нас стране очень много. Как вы думаете, надо раздавать "гектары" по всей России? Пожалуйста, отвечайте – вы за или вы против вот такой идеи? 3443, в начале буквы "ОТР", и дальше ваш ответ.

А в студии у нас – Павел Родькин, доцент Департамента интегрированных коммуникаций Высшей школы экономики. Павел Евгеньевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Павел Родькин: Добрый день.

Константин Чуриков: Ну, сначала сам законопроект, саму эту идею… Я не очень понимаю, где здесь какой-то центр тяжести. Это чтобы что? Это для чего?

Павел Родькин: Ну, вы знаете, с одной стороны, законопроект действительно интересный. С другой стороны, я вижу в нем некое системное противоречие. Это системное противоречие заключается в том, что, с одной стороны, мы, конечно, поощряем таким образом жителей Севера, улучшаем их жизненные условия. А с другой стороны, не получается ли такая ситуация, что мы этим самым опустыниванием Север, да?

Ведь, с одной стороны, если брать упомянутую вами программу "Дальневосточный гектар", то весь ее смысл как раз и заключался в том, чтобы вот эти пустующие периферийные окраины, районы как раз сделать более населенными и более экономически активными. То есть мы, с одной стороны, конечно, некий такой бонус, некую преференцию жителям Севера, ну, как мы знаем, где действительно и климат, и условия, в общем, достаточно тяжелые, то есть мы им даем этот бонус – с одной стороны. А с другой стороны, мы тем самым, в общем-то…

Константин Чуриков: Противоречим сами себе.

Павел Родькин: Да, противоречим сами себе. Поэтому, честно говоря, вот это системное противоречие немножко, конечно, непонятно. Может быть, те политики, которые этот законопроект вносят, может быть, они как-то его все-таки пояснят.

Константин Чуриков: Это же все равно, как в какой-нибудь сказке русской, где Иван-богатырь стоит на перепутье, у него и туда дорога, понимаете, там одно потеряешь, другое приобретешь. Это очень по-нашему, мне кажется.

Оксана Галькевич: Может быть, это другая дорога? "Сюда не надо ходить, туда не надо ходить". Там, кстати, было вот что-то такое в русских сказках.

Скажите, а в этом законопроекте речь идет прежде всего о землях сельхозназначения? Вообще какие это земли? У нас, знаете, Костя сказал, земли-то много, но не на всякой земле у нас что-то растет, что-то можно делать. Какую землю-то будем раздавать?

Павел Родькин: Ну, действительно, когда мы говорим о раздаче земли, мы должны понимать, что как бы понятие "земля" – это абстракция, потому что есть земля, которая действительно пригодна для некой экономической деятельности, а есть земля, которая может быть пригодна только для какой-то промышленной деятельности. И речь, конечно же, все-таки идет о землях, которые можно так или иначе возделывать, то есть вести на них какое-то хозяйство.

И здесь, действительно, вы совершенно правильно отметили эту проблему опустынивания, потому что возник феномен, в общем-то. Ну, он и в позднесоветское время на самом деле стал проявляться, но особенно актуально, активно себя в 90-е проявил, когда очень много земли было скуплено различными банками, частными структурами, собственниками, которые потом либо разорились, либо кого-то в "лихие" 90-е, так сказать, убивали. И много земли с непонятной собственностью. То есть, да, она вроде является частной собственностью, но она заброшена, она не возделывается. Собственника либо нет, либо не проявляется. И фактически мы вот эту землю и не можем каким-то образом возделывать.

Константин Чуриков: Я думаю, что давайте дальше, может быть, даже уже и не будем говорить о конкретно этой законодательной инициативе, тем более что это всего-навсего просто внесено в Думу, еще пока не рассмотрено. И просто элементарно в этом законопроекте ничего не сказано о каких-то "подъемных" на строительство. Потому что переселить условную старушку из какого-нибудь Нарьян-Мара, так сказать, в Сочи и не дать ей возможность каким-то образом льготно построиться или построить ей дом… Я уж не знаю, я не специалист, это другая история.

Константин Чуриков: Давайте расскажем о том, как в регионах решают эту проблему без всякого закона, который еще сейчас обсуждается. У нас пример из Костромской области – там аграрии получили землю в безвозмездную аренду на шесть лет. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Сейчас у нас есть возможность поговорить с Сергеем Ивановым – это директор Департамента агропромышленного комплекса Костромской области. Сергей Владимирович, здравствуйте.

Сергей Иванов: Здравствуйте, коллеги.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Какая у вас прекрасная действительно идея! Скажите, а земли-то на всех хватит? Вообще к вам активно обращаются? И сколько заявок вы готовы рассмотреть и выполнить теоретически?

Сергей Иванов: Ну, если честно, идея не совсем наша. Земельный кодекс (статья 39.10) позволяет любому региону страны такой механизм запустить. Ситуация, может, в Костромской области уникальна в том, что действительно на сегодняшний момент мы обрабатываем только треть земли, которая у нас есть, из сельхозземель, поэтому потребность вовлечения земель сельхозоборота стоит достаточно остро.

На сегодняшний момент муниципальной земли, бывшей паевой земли, которая в свое время была отдана крестьянам, и теперь муниципалитеты возвращают эту землю, стараются возвратить в оборот, – у муниципалитетов почти 155 тысяч гектаров земли. И эта земля, в принципе, ждет своего хозяина. И вот такой закон позволяет безвозмездно фермерам эту землю отдавать, чтобы ее использовать.

Оксана Галькевич: Сергей Владимирович, а как вы находите людей, претендентов? Или люди находят вас? Как вы распространяете информацию об этой программе, о такой возможности в вашем регионе?

Сергей Иванов: Ну, по большому счету, программа начала работать только с лета прошлого года. Большие результаты у нас уже есть. То есть уже говорили у вас, что тысяча гектаров уже у фермеров. Заявки сейчас почти на 3 тысячи гектаров лежат еще от 23 фермеров. Ну, информация идет через СМИ, информация идет через органы управления АПК. Совещания мы проводим и разговариваем с фермерами, извещается об этом. Достаточно широко в области говорится, поэтому, я думаю, нет фермеров, которые об этой программе не знают.

Оксана Галькевич: Это люди местные, местные жители, костромичи или приезжие есть, из других регионов?

Сергей Иванов: Ну, так как закон не запрещает приезжим гражданам Российской Федерации пользоваться в данном случае землей Костромской области, то могут и фермерские хозяйства из других регионов этой программой воспользоваться. У нас уже в одном из районов случай такой есть – фермер из Московской области землю взял уже в пользование.

Константин Чуриков: Ну, мало просто переехать и получить гектар. Надо заниматься земледелием, а значит – надо все-таки вкладываться в это дело. Льготные кредиты какие-то у вас предусмотрены в рамках этой программы?

Сергей Иванов: Ну, в рамках этой программы – нет. В рамках государственной программы "Развитие сельского хозяйства", как и по всей стране, льготное кредитование фермеров предусмотрено в Костромской области: и до 5% годовых, и краткосрочные инвестиционные кредиты. И даже те лимиты, которые области выделяются на этот проект, то есть на льготное кредитование для малых форм хозяйствования, для фермеров, они жестко закреплены, определенный процент, и они не уменьшаются. То есть на сегодняшний момент, даже с учетом того, что мы большую часть кредитов на весенне-полевые работы взяли, у нас еще по этому направлению остаются деньги, которыми фермеры могут воспользоваться.

Константин Чуриков: Сергей Владимирович, вопрос-то не к вам, наверное, а к вашим коллегам. Я думаю, что остальным регионам мешает воспользоваться правом раздавать людям землю. Ну, это не к вам. Понятно, что должны коллеги подумать.

Сергей Иванов: Ну, можно высказать предположение. Ведь регионы страны все разные. Особенности северных регионов страны заключаются в том, что действительно земля у нас меньше востребована, чем, например, в южной части страны. А у нас эта проблематика стоит, наверное, особенно остро. Я говорю: мы обрабатываем только треть земли, которая у нас есть.

Оксана Галькевич: Сергей Владимирович, а вы фермерам даете какие-то рекомендации, как возделывать, какой деятельностью заниматься на этой земле – животноводство, растениеводство? Или они сами решают, вы оставляете это на усмотрение?

Сергей Иванов: Ну, по большому счету, решение фермера, чем заниматься, какой бизнес вести – это его решение должно быть. Единственное, на территории области есть приоритеты, которые мы поддерживаем в первую очередь. Это в любом случае развитие молочного животноводства, развитие мясного животноводства и, конечно, больше травосеяние, заготовка кормов. Вот эти направления у нас сейчас в приоритете

Константин Чуриков: Спасибо большое…

Оксана Галькевич: У меня еще один короткий очень вопрос.

Константин Чуриков: Давай.

Оксана Галькевич: Я понимаю, что вы только летом запустились, в прошлом году. Но когда вы собираетесь уже оценивать успешность этой программы, как все идет?

Сергей Иванов: Ну, есть определенные сложности у этой программы. Мы понимаем, что для того, чтобы фермеру передать землю, она должна быть зарегистрирована в установленном законом порядке, и только тогда муниципалитет и поселение эту землю может передать. И вот здесь есть определенные сложности, потому что районы получили возможность работать с землей, то есть перешли право на эту землю к ним, но во многих случаях эта земля еще не зарегистрирована в установленном порядке. Вот сейчас как раз сдерживает этот факт именно эта процедура, так скажем, оформления этой земли на законных основаниях, чтобы у земли появился документ.

Константин Чуриков: Лихая беда начало.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Я думаю, все получится. Удачи вам! Это был Сергей Иванов, директор Департамента агропромышленного комплекса Костромской области.

Павел Евгеньевич, давайте сразу еще звонок, у нас прямо целая очередь зрителей, все хотят высказаться. Шамиль, здравствуйте. Шамиль, Омская область.

Зритель: Я звоню из Омской области. Естественно, как и всех нормальных людей, меня смущают заброшенные и опустевшие поля, которые не возделываются. Но я думаю, что проблема-то должна быть государственной. Если фермерам будет оказываться надлежащая помощь, будет желающих много. Вот я послушал выступление господина Медведева, и он сказал: "Мы будем контролировать колебание цен на нефтепродукты". Как это можно контролировать? Мне кажется, надо поставить жесткие цены, а особенно в период весенне-полевых работ. Не должно быть проблем с подорожанием дизтоплива, бензина и так далее. Это первое.

Второе. Меня смущает очень раздача "дальневосточного гектара". Дело в том, что семья, допустим, из трех или четырех человек берет гектар и не способна возделывать этой семьей этот гектар, делать на нем что-то положительное. Естественно, будут наниматься работники. А работники в том регионе – это кто у нас? Это в основном китайцы, которые приезжают миллионами в Россию.

Оксана Галькевич: Нет, ну почему? Есть и местные жители.

Зритель: Ну, местные жители… Я вас умоляю.

Константин Чуриков: Шамиль, мы вас поняли.

Оксана Галькевич: Спасибо, Шамиль. Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок. Просто, к сожалению, мало времени, вынуждены прервать всех наших собеседников.

Павел Евгеньевич, вот нам рассказывал наш собеседник из агропрома костромского Сергей Иванов о том, что там дают льготный кредит. Я услышал – 20% годовых. Я подумал вообще о рентабельности сельского хозяйства. Это что – 20% ты навариваешь каждый год? Мне кажется, все-таки намного меньше. Действительно, в принципе, интересная идея. Еще никто не знает, что из этого получится, но идея интересная. Как бы ее действительно сделать такой реально действующей, распространенной на всю страну? Потому что регионы, видите, могут это делать, а могут не делать.

Павел Родькин: Проблема заключается не в сельхозпроизводстве как таковом. Когда фермер или любой желающий получает энное количество гектар, у него проблемы на этом не заканчиваются, проблемы только начинаются. Основная проблема заключается в сбыте той самой продукции. Потому что, не решив проблему, не организовав систему сбыта сельхозпродукции по-новому, мы всегда будем оказываться в тупике.

Потому что сегодня сложилась такая ситуация, что и для ритейла, для владельцев всевозможных рынков фермер является лишний звеном, от которого хотят избавиться, потому что приходит фермер и сбивает как бы цену на продукцию. Мелкие частные хозяйства, мелкие фермеры не могут конкурировать с крупными агрохолдингами.

Константин Чуриков: А это должно регулировать государство. У нас есть специальный надзорный орган, у нас есть Министерство сельского хозяйства, кстати, во-первых.

Павел Родькин: А вот здесь, кстати, существует два типа решения. Первый тип решения – двигаться в традиционном поле. Ну, например, сейчас что складывается? И на рынках, и в магазинах продается большое количество импорта. Ну, мы говорим сейчас о легальном, который не подпадает под санкции. Во-первых, нужно запретить продавать импорт на рынках. Пусть импорт будет в магазинах, а на рынках импорт строго запретить. Тогда владельцы рынков будут не выгонять фермера, а гоняться за ним, чтобы вот эту заполняемость… Второй подход…

Константин Чуриков: Буквально коротко, потому что у нас…

Павел Родькин: Второй подход заключается в волшебном слове, которое сегодня и Владимир Владимирович Путин произносит, – цифровая экономика. Мы можем с помощью современных информационных цифровых технологий избавиться от большого числа посредников, перевести торговлю сельхозпродукцией в электронный вид, создавать большие логистические цены.

Константин Чуриков: Заодно и коррупцию поборем.

Павел Родькин: Фермер может маркировать свою продукцию и в реальном времени отслеживать, где она находится и сколько она стоит.

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Не понятно только, зачем огород городить с этим новым законопроектом, потому что, как нам сказал представитель Костромской области, есть статья 39, закон работает вполне себе. Подведем итоги нашего опроса. Раздавать "гектары" по всей России: "за" – 71%, "против" – 29%. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: В студии программы "ОТРажение" был Павел Родькин, доцент Департамента интегрированных коммуникаций Высшей школы экономики.

Константин Чуриков: Через две минуты вернемся, не скучайте.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты