На жизнь хватит...

Гости
Константин Ордов
заведующий кафедрой финансовых рынков РЭУ им. Г.В. Плеханова
Георгий Остапкович
директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ

Иван Князев: В Госдуме сегодня пересчитывают МРОТ и прожиточный минимум. Со следующего года их будут определять по новой методике, исходя из медианных показателей. МРОТ будет составлять 42% от медианной зарплаты по стране, т. е. 12 792 руб. Увеличение минимального размера оплаты труда коснется почти 4 млн. человек. Но при этом минималка по зарплате не должна быть ниже прожиточного минимума, а он теперь будет определяться не по потребительской корзине, а тоже по медианному доходу и составит в 2021 году 11 653 руб.

Анастасия Сорокина: Похоже, что мы вздохнем свободней теперь с такой минимальной оплатой труда в стране. К чему же приведет новый подход в расчетах, узнаем у экспертов. Ну, а вы расскажите, какой доход у вас, сколько зарабатываете и как отразится вот это изменение в вашей конкретной ситуации.

Иван Князев: Константин Ордов у нас сейчас на связи, руководитель департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при правительстве России. Здравствуйте, Константин Васильевич.

Анастасия Сорокина: Добрый день.

Константин Ордов: Добрый день.

Иван Князев: Константин Васильевич, тут вот, знаете, я смотрю – как ни считай МРОТ, а вот намного больше-то он не становится. Там буквально несколько сот рублей.

Константин Ордов: МРОТ и прожиточный минимум теперь станут производными от уровня дохода, от уровня экономики. Если раньше мы с вами могли ориентироваться на выживание – необходимое количество продуктов, калорий, белков, углеводов, – то сейчас все эти показатели считаются немодными, а принята европейская методика, в которой мы будем больше ориентироваться на так называемое медианное значение зарплаты и медианный душевой доход.

Анастасия Сорокина: Константин Васильевич, вот вы заговорили про примеры и про выживание. Вот все-таки разные есть примеры в Европе. И почасовое есть, и в зависимости от того, какой специальностью занимается человек: там своя идет линия расчета. Сварщик столько получает, водитель столько, учитель столько. Почему у нас принята именно такая модель? Она сможет действительно выровнять показатели по всей стране?

Константин Ордов: Но тут важно понимать, что какая-то определенная экономическая подоплека, наверное, разумная, есть в минимальном размере оплаты труда. И 2021 год вроде бы нам сулит что-то положительное с точки зрения увеличения. Если мы с вами попросим даже этих разработчиков закона попросить нам сказать, какая величина будет в 2022 году, они этого не смогут сделать. Ровно потому, что данная методика не дает прогнозируемости. А мне кажется, что все-таки, когда речь идет, например, о прожиточном минимуме, нам надо быть абсолютно убежденными в том, что социальная функция государства выполняется.

И вот в случае, если мы с вами через год не можем понять, по сути будут ли вот эти 42,2% (если мне память не изменяет) от медианного среднедушевого дохода достаточны для обеспечения своих первичных функций, первичных потребностей, – если мы в этом не убеждены, то, мне кажется, конечно, это такой большой недостаток у этой методики. Но закон, видимо, будет принят. И в рамках этого закона нам с вами придется выстраивать нашу политику в области социального обеспечения граждан.

Анастасия Сорокина: Понятно.

Иван Князев: Просто я так понимаю, что разработчики все-таки надеются, что наши с вами доходы будут расти в следующих годах, и поэтому тогда расчеты вот эти все-таки оправдают себя. Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Это был Константин Ордов, руководитель департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при правительстве Российской Федерации. А сейчас поговорим со следующим экспертом. На связи со студией Георгий Остапкович, директор центра конъюнктурных исследований Научно-исследовательского института Высшей школы экономики. Георгий Владимирович, здравствуйте.

Георгий Остапкович: Добрый день, Анастасия. Добрый день, Иван.

Анастасия Сорокина: Неоднократно с вами говорили на студии про вот эту методику расчета.

Георгий Остапкович: Да.

Анастасия Сорокина: Но чего ждут люди? Они ждут, станут ли они лучше жить, а не выживать, вот при этих цифрах.

Георгий Остапкович: Анастасия, давайте подойдем философски к этому вопросу. Никакого отношения, как считать, не имеет к уровню жизни населения и к заработным платам. Вы можете 44,2, а можете 45,8, можете 40 считать. Уровень жизни и благосостояния людей зависит, в первую очередь, от их реальных располагаемых денежных доходов и от заработной платы. Чтобы росли именно вот эти два показателя. А как там посчитает Минтруд, как утвердят депутаты, – ну, не имеет это отношения. Ну, да, сейчас зафиксируют прожиточный минимум на данном уровне. Почему 44,2? Для меня это тоже непонятно. Потому что в принципе правильно вот господин Ордов сказал: это общемировая практика. Но практика общемировая – 40% от медианного дохода, считают в Европе, это крайняя бедность. Крайняя. Обычно считают или от базовой бедности 50%, или от так называемого недостатка, а это 60% от медианы, понимаете?

Т. е., вопрос не в счете. И при каком мы счете будем жить – это не имеет значения. Нужно поднимать доходы, нужно поднимать заработные платы. А чтобы это поднять, должна заработать экономика. Должно заработать производство, прибыль предприятий. И тогда…

Иван Князев: В общем, тогда все остальное получается бессмысленным. Давайте вместе, Георгий Владимирович, послушаем наших телезрителей.

Анастасия Сорокина: Тамара из Калининграда на связи. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот я постоянно смотрю вашу передачу. Но я, например, и не только я, я не понимаю, что такое медианный доход или зарплата. Вот можно это объяснить? Я не одна такая.

Анастасия Сорокина: Сейчас попросим Георгия Владимировича.

Иван Князев: Да. Георгий Владимирович, давайте так на пальцах, чтобы понятно всем было. Хотя мы это делали, и не раз.

Георгий Остапкович: Ну, давайте, я постараюсь доходчиво объяснить. Есть два показателя, которыми считают заработную плату. Первый показатель – это средняя заработная плата. Это фактическая заработная плата, поделенная или наоборот на численность занятых. И мы получаем среднюю заработную плату. Она сегодня, по данным Росстата, около 50 тыс., где-то в районе 47 тыс.

Иван Князев: Ну, да, там больше 40. Я еще проще объясню…

Георгий Остапкович: Нет, но больше 40: 47. Около 50. Средняя. А медианная – это, так сказать, линия, которая проведена по диагонали: что ровно столько же получают больше моей зарплаты, ой, медианной, и ровно столько же людей получают меньше. Так вот, сейчас эта медианная зарплата 35 тыс. Т. е. фактически на 12 тыс. меньше средней заработной платы. Но я не буду сейчас в методологические изыски входить. В общем, медианная – это половина получают больше, половина получают доход меньше. Доход или заработная плата, в зависимости от того, что ты считаешь. Этим показателем пользуются во всем мире. Это общепринятый показатель, согласованный и рекомендованный МОТ (это Международная организация труда), и там система национальных счетов. Это распространенный показатель.

Иван Князев: Но самое главное в нем, что он ближе к реальности просто. Он показывает реальную картину, а не как: один получает миллион, другой рубль, на двоих полмиллиона получается в среднем.

Георгий Остапкович: Конечно. Медианная зарплата ближе к реальности. Потому что на реальную зарплату очень давит верхний дециль … высокодоходных людей. Они поднимают среднюю. Именно за счет высоких доходов верхних децилей людей. Т. е. богатые люди увеличивают среднюю. Это как средняя температура больных в палате (Ленин, что ли, это говорил). Вот. Поэтому медианная – она более распространенная, более адекватная для расчетов.

Анастасия Сорокина: Выслушаем еще один звонок от зрительницы. Светлана на связи, Краснодарский край. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Я хотела бы сказать по поводу «Как вам МРОТ, народ?». Ну, я считаю, это мало. Потому что, как говорится, мы получаем 12130 – это только нам пишут в распечатках, но на руки-то мы получаем 10500. И с такими ценами, как они, как всегда, растут, – и я считаю, она-то стоит на месте. Как на 10500 можно в месяц прожить?

Иван Князев: Ну, так не только вы считаете, Светлана. Так, наверное, почти вся страна считает. Но вот как раз таки новый подход должен будет ликвидировать этот момент, что граждане получают ниже МРОТ. Особенно там в регионах с этим проблемы бывают.

Анастасия Сорокина: Но вот задаются вопросами зрители еще: зачем сейчас пересчитывать эту методику? Вот сообщение из Орловской области: «Цель методики – отвязаться от инфляции и роста цен. После ее принятия можно будет их не учитывать». Какое у вас мнение по этому поводу, Георгий Владимирович?

Георгий Остапкович: Нет, ну я считаю, что вот этот маневр – правильный. Во-первых, это в рамках мирового тренда. Во-вторых, нужно уходить от этой, как там, прожиточная корзина у нас была, которая считала гречку, муку и сколько человек может съесть. Это не имеет тоже никакого отношения к уровню бедности. В принципе это правильно. Но это не повлияет, еще раз хочу сказать, на уровень бедности и на доходы граждан. Для этого существуют совершенно другие индикаторы.

Просто вот этот счет позволяет определить прожиточный минимум, и от него будут считать уровень бедности. В принципе у нас сейчас уровень бедности – около 20 млн.: 13 с лишним процентов граждан. Пока, даже перейдя на этот счет, мы не опустим эту планку и не поднимем ее. Все будет зависеть, как будет продвигаться вот этот медианный среднедушевой доход. И как будет продвигаться МРОТ. Теоретически, МРОТ идет большими темпами, чем медианный доход. А нам нужно выполнять решение президента об уменьшении в 2 раза бедности. В принципе МРОТ будет, да, МРОТ будет обгонять.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо, Георгий Владимирович. Это был Георгий Остапкович, директор центра конъюнктурных исследований НИУ Высшей школы экономики. Идем дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)