Нацпроекты - это всего 8% экономики. А что будут делать остальные 92%? Смотреть, как бедные становятся беднее, а богатые богаче

Нацпроекты - это всего 8% экономики. А что будут делать остальные 92%? Смотреть, как бедные становятся беднее, а богатые богаче
Промежуточные итоги марафона ОТР помощи Иркутской области.. Жизнь взаймы. запрещённое лекарство. Переобучение пенсионеров. «Автомобили»
Среднему заемщику для погашения кредитов потребуется почти 11 зарплат. Как себя обезопасить от пени и брать в долг у банка меньше?
Почему рост экономики сдерживается и из чего складываются зарплаты
Советы по выбору автомобиля от Андрея Осипова, автоновости и тест-драйв Hyundai i30N
Сергей Левченко: Люди, лишившиеся жилья, смогут купить дома за госсчет с квадратными метрами не меньше, чем у них было
Почти 4 миллиона пострадавшим от наводнения в Иркутской области собрали зрители ОТР. Рассказываем, на что пойдут эти деньги
Переобучение для пенсионеров - поиск самореализации или дополнительного дохода?
Процентная ставка по кредитам должна быть адекватна доходам населения и росту экономики
Лекарство или срок. Почему родителей больных детей вынуждены добывать необходимые препараты контрабандой?
«Матери детей-инвалидов попадают под статью за то, что лечат своих детей. Это абсурд!»
Гости
Никита Кричевский
доктор экономических наук, профессор

Налог нам в помощь? Без новых налогов развивать экономику невозможно - так считают наши депутаты в Государственной Думе. Мол, через год-два население оценит результаты непопулярных мер. Жизнь дорожает, но становится лучше?

Оксана Галькевич: Ну а мы переходим к обсуждению следующей темы. Многие из вас слышали, в Госдуме у нас недавно заявили, что развивать нашу экономику, оказывается, без повышения налогов очень сложная задача, невозможная. Это мнение первого зампреда Комитета Госдумы по бюджету и налогам Ирины Гусевой. По ее словам, доходы от повышения НДС помогут наконец в реализации национальных проектов: можно будет строить дороги в регионах, развивать наши села российские, поднимать демографию.

Есть, правда, и другая оценка. Например, в Минфине говорят, что повышение НДС – это прибавка к бюджету 600 миллиардов рублей. В общем, деньги, наверное, тоже нужные, как они будут расходоваться, сейчас тоже об этом поговорим.

Иван Князев: Ну вот неудивительно, что эти меры, повышение НДС, в народе непопулярны, и депутаты и чиновники это признают, тем более что рост НДС уже привел к фронтальному повышению цен на товары и услуги. Но, говорят в Госдуме, год-два подождите, год-два пройдет, и результаты дополнительного финансирования нацпроектов станут видны, и жизнь россиян, соответственно, улучшится. Вот, кстати, буквально на днях, 18 июня, правительственная комиссия уже утвердила профицит федерального бюджета России на 2020 год в размере 1 триллиона 335 миллиардов рублей, это данные пресс-службы Министерства финансов. Одни эксперты-финансисты говорят, что это своеобразная подушка безопасности для нашей экономики; другие спрашивают, зачем же тогда повышать НДС, резонный вопрос.

Оксана Галькевич: А вот, вы знаете, все резонные вопросы, друзья, я предлагаю сейчас адресовать нашему гостю. Представляем. Кто у нас в студии сегодня? Профессор, доктор экономических наук Никита Кричевский. Никита Александрович, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Никита Кричевский: Добрый день.

Оксана Галькевич: Первый резонный вопрос к вам вот такой. Смотрите, 20% НДС, вот эта 2%-я прибавка, это 600 миллиардов рублей в год прибавка нашему бюджету. Но это же, пардон, из нашего кармана. А нельзя как-то развивать экономику с нашим участием, но без вот такого глубокого проникновения в наши семейные бюджеты, в наши кошельки, в наши карманы?

Никита Кричевский: В хорошем смысле без глубокого проникновения, я надеюсь? Слушайте, я не могу никак прокомментировать заявление думской девушки по поводу того, что повышение НДС позволит строить дороги, поднимать села и прочее, прочее, потому что даже по самым оптимистичным оценкам, 600 миллиардов рублей на всю Россию ну никак не хватит ни на села, ни на дороги, ни на что.

Иван Князев: Ну там речь идет…

Никита Кричевский: На дороги несколько триллионов выделяется, а 600 миллиардов рублей – это ни о чем.

Иван Князев: Никита Алексеевич…

Никита Кричевский: Подождите, суть и причины ее заявления заключались в том, что она воодушевилась прямой линией с президентом, который говорил приблизительно то же самое по поводу 20%. Что на самом деле происходит, я могу сказать. На самом деле по итогам января-мая этого года, профицит бюджета составил 1 триллион 150 миллиардов рублей.

Оксана Галькевич: Триллион 150 миллиардов…

Никита Кричевский: Включая, кстати говоря, часть дополнительного НДС.

Иван Князев: Это уже заложили туда эти деньги, да, которые мы соберем, или нет?

Никита Кричевский: Подождите, ничего мы не закладывали. Так вот вы не поверите, все эти деньги ушли на покупку валюты, и Минфин еще даже немного «стрельнул».

Оксана Галькевич: Подождите, это мы вложили в американские государственные…

Никита Кричевский: Да.

Оксана Галькевич: То есть мы помогли не себе, а товарищу другому?

Иван Князев: Все-таки в валюту или в золото?

Никита Кричевский: На приобретение валюты. Золото у нас приобретается внутри страны, это несколько иная статья расходов. А то, что касается этого профицита, он весь ушел на приобретение валюты, на пополнение международных резервов страны.

Это я к чему? Это я к тому, что девушка, конечно, воодушевлена, мы очень гордимся тем, что думцы внимательно, с карандашом и с ручкой смотрят прямую линию, но говорить о том, что эти деньги уйдут на ремонт автодорог или на развитие села, наверное, не очень, так сказать, правильно и корректно, потому что эти деньги за 5 месяцев получили и они все волшебным образом куда-то разбежались, точнее разбежались в иностранную валюту.

Иван Князев: Никита Александрович…

Никита Кричевский: И кстати говоря, 1 триллион 335 миллиардов рублей профицита по итогам года – это цифра, которая будет пересмотрена. Я вам больше скажу: в Китае, на который мы в последнее время равняемся, дефицит бюджета в прошлом году составил 3,8%.

Иван Князев: Ну бог с ним, с Китаем, в США постоянно дефицит, они тоже все прекрасно живут.

Никита Александрович, ну вот все-таки так или иначе национальные проекты существуют и речь там идет, конечно, все-таки больше не о дорогах регионального значения, я имею в виду федеральные трассы или даже региональные трассы, а именно районные. Вот районы постоянно нуждаются в дотациях, и вот как раз-таки за счет национальных проектов будут ремонтировать эти дороги, будут строить поликлиники и так далее, будут в целом вкладывать, как мы это называем, в социалку, вот. Но тем не менее пока это все-таки еще в будущем, нацпроекты, как нам говорят, заработают через год-два, ну и…

Никита Кричевский: Вообще-то они должны уже работать.

Иван Князев: Ну возможно, наверное, да, где-то…

Никита Кричевский: Почему «возможно»?

Иван Князев: Где-то уже работают, наверное, где-то дороги уже сделали. Но все-таки такой вот вопрос: а не обманут ли нас в очередной раз? Год-два, конечно, по старой русской доброй традиции мы подождем, пояса подтянем, а не обманут ли нас снова? Тем более некоторые эксперты уже говорят, что нацпроекты будут буксовать, будут тормозить. Как вы считаете?

Никита Кричевский: Ну по поводу того, что обманут вас или нет, – вас, Иван, возможно, и обманут, а меня и наших зрителей, скорее всего, уже не обманут, потому что мы все это слышим на протяжении лет 25–27 как минимум…

Иван Князев: Вам-то легче.

Никита Кричевский: Нам постоянно говорят, это уже третий десяток лет, что надо затянуть пояса, чуть-чуть подождать, потерпеть, дальше все будет здорово и прекрасно. Иван, вам для сведения: весь бюджет страны составляет 20% ВВП, из них нацпроекты составляют от силы 8% экономики. Чем будут заниматься остальные 92% экономики, это у меня вопрос к вам.

Иван Князев: Я вряд ли смогу с вами поспорить, потому что я не экономический эксперт.

Никита Кричевский: Но подождите, вы говорите про нацпроекты. Вот я вам говорю: нацпроекты, если мы считаем, что это приблизительно 7–8 триллионов рублей, это 8% экономики, потому что ВВП страны по итогам прошлого года составил чуть больше 100 триллионов рублей. А 92% чем будут заниматься?

Иван Князев: Хороший вопрос.

Никита Кричевский: Хороший. Я знаю ответ на этот вопрос: они будут смотреть, как бедные становятся беднее, а богатые еще богаче. И в столичных топовых заведениях общепита, в кафе и ресторанах модных…

Оксана Галькевич: Мы таких не знаем, мы не ходим, мы дома…

Никита Кричевский: Да, по-прежнему не будет даже в будние дни ни одного свободного столика.

Оксана Галькевич: Никита Александрович, ну вот все-таки, вы знаете, у меня вопрос к вам такой. Логика последних действий наших экономических властей говорит о том, что не только Гусева с карандашом слушает и что-то потом толкует так, как она поняла, Гусева из Госдумы. Ведь мы видим повышение НДС, каких-то косвенных налогов, цены растут. Понимаете, такое чувство, что не только Гусева считает, что нам без этих дополнительных поборов, сборов и пополнений нельзя развивать экономику. Так у нас в принципе экономическая мысль государственная мыслит, простите за тавтологию. Не так разве?

Иван Князев: Ну это нормальное старое явление, что если государство хочет жить лучше, нужно собирать больше налогов.

Оксана Галькевич: Люди, принимающие решения, считают, что без этого невозможно, это единственный путь. Нам повышают и повышают, нам прибавляют и прибавляют все что угодно, только не наши доходы.

Никита Кричевский: А потом деньги меняют на валюту.

Оксана Галькевич: А потом деньги меняют на валюту.

Никита Кричевский: И?

Оксана Галькевич: И? Почему?

Иван Князев: Я хочу тогда уточнить…

Никита Кричевский: Вы меня спрашиваете?

Оксана Галькевич: Ну конечно.

Иван Князев: Да-да.

Никита Кричевский: Ну я же не Дмитрий Анатольевич Медведев, ну вы чего?

Иван Князев: Понятно. Никита Александрович, я тогда хочу уточнить…

Никита Кричевский: Давайте, уточняйте, Иван.

Иван Князев: Другой-то какой-то путь есть?

Никита Кричевский: Конечно, есть.

Иван Князев: Вот вы говорите, что этот плохой, с повышением НДС. А как тогда по-другому жить?

Никита Кричевский: Прежде всего, при всем уважении к нашему президенту, я бы все-таки не согласился, что главная задача или, скажем, одна из главных задач в российской экономике на предстоящий период – это повышение производительности труда. Почему? Потому что две самые массовые профессии в России в настоящее время какие, Иван?

Иван Князев: Журналист.

Никита Кричевский: Нет!

Оксана Галькевич: Охранник и водитель!

Никита Кричевский: Нет!

Оксана Галькевич: Сдаемся.

Никита Кричевский: Продавец и водитель.

Оксана Галькевич: Продавец и водитель. Я была близка.

Никита Кричевский: Наполовину. Вот скажите мне, как можно повысить производительность труда водителя?

Оксана Галькевич: Ох…

Иван Князев: Заводы стоят.

Оксана Галькевич: Ну в принципе, знаете, если дороги подремонтировать, то он будет больше проезжать, быстрее, нет?

Никита Кричевский: Ну конечно, да, у нас 75% населения живет в городах.

Иван Князев: Ладно, друзья, мы немножко отвлеклись. Никита Александрович…

Никита Кричевский: Каким образом повышать его производительность? Подождите, каким образом повышать производительность труда продавца?

Оксана Галькевич: Добавить рабочих часов только если, хотя нет…

Никита Кричевский: Да, вот исключительно.

Иван Князев: Это уже другая тема, мы к ней вернемся на этой неделе.

Никита Кричевский: А у нас принято измерять производительность труда, как один из вариантов измерения, по количеству выручки: в каком-то сегменте больше выручка, следовательно, увеличилась производительность труда. Но это прямой путь к инфляции, вы понимаете? Вот как это можно сделать? Я понимаю, в реальном секторе, но реальный сектор у нас составляет меньше 30% экономики – ну господа, это явно не тот путь, о котором мы должны с вами рассуждать, должны с вами говорить. Больше того, я бы не согласился с президентом, что экономистов из 1990-х гг. у нас нет.

Оксана Галькевич: Во власти.

Иван Князев: Никита Александрович, у нас сейчас в студии…

Никита Кричевский: Я экономист из 1990-х гг., я экономист из 1990-х гг.!

Иван Князев: …есть звонок.

Никита Кричевский: Понимаете? И мне говорят… А как же я? Ну если у меня отличные от Кудрина и от кого-то стиль мышления, я вижу путь развития по-другому…

Иван Князев: Никита Александрович, давайте к вашей биографии мы чуть-чуть позже…

Никита Кричевский: Ну что же вы меня перебиваете? Вот пришел, понимаешь, на прямую эфир, сидит перебивает, а?

Иван Князев: У нас люди звонят, давайте им дадим слово.

Никита Кричевский: Это не значит, что экономистов из 1990-х гг. нет.

Иван Князев: К нам дозвонился Анатолий из Кирова. Анатолий, здравствуйте, вы нас слышите?

Оксана Галькевич: Экономисты есть, да.

Анатолий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Значит, я садовод. Я смотрю, у нас скоро депутаты введут налог на огурцы и помидоры. У меня есть хорошее предложение для них: говорят, Петр I ввел налог на бороды – а смотрите, сколько у нас бородатых! Вот бы такая добавка к бюджету была!

Иван Князев: Понятно, хорошо, спасибо, Анатолий.

Никита Кричевский: Налог на бороды был введен Петром I для того, чтобы бороться со старообрядчеством, потому что старообрядцы считали: мужик без бороды голый. Никакого отношения к реальной экономике этот налог на бороды не имел.

Теперь по поводу реального пути, по которому нам бы следовало идти и по которому, кстати говоря, идут практически во всем мире, – это постановка во главе угла особенностей менталитета нации, особенности менталитета. Что есть менталитет и как его можно приспособить, для того чтобы экономика развивалась, чтобы она двигалась вперед? Я вижу три составные части: солидарность, этого у нас порядком, самодостаточность, то есть…

Оксана Галькевич: Этого нам не занимать.

Никита Кричевский: …как можно большая с производством и снабжением продукцией, произведенной внутри страны. По этому пути очень многие страны идут, да практически все.

Оксана Галькевич: И третья?

Никита Кричевский: Справедливость.

Оксана Галькевич: Ну такая прямо философская скорее категория, не экономика.

Никита Кричевский: Философская категория, Оксана, имеет вполне конкретную расшифровку: равный бюджетный доступ к образованию, здравоохранению, другим бесплатным услугам.

Оксана Галькевич: Ага.

Никита Кричевский: Качественное, в интересах большинства распределение доходов и богатства, это в первую очередь прогрессивный подоходный налог, и третье – это обеспечение и развитие некоммерческой деятельности, то есть волонтерства, и деятельности коммерческой, то есть бизнеса. Вот что такое справедливость для экономиста, представляете? Все же просто, все элементарно!

Вы думаете, они сейчас смотрят ОТР? Да они сейчас на обеде сидят. Они говорят: «Нет, ну это, конечно, вот эта вот справедливость – это нам все знакомо, мы все это знаем, но у нас до конца рабочего дня еще 3,5 часа, а потом у нас там спортклуб, встреча с интересными женщинами и прочее… Давайте как-нибудь завтра?»

Иван Князев: Понятно, да.

Никита Александрович, ну вот если немножко оттолкнуться от философии к более приземленным…

Никита Кричевский: Это не философия. Половина экономики… Иван, тихо: половина экономики…

Иван Князев: Хорошо, давайте я все-таки…

Никита Кричевский: Подождите… Ну дайте мне сказать-то, господи.

Иван Князев: Про теневой сектор спрошу, если мы уж затронули вопрос менталитета.

Никита Кричевский: Половина экономики – это психология. Знаете, кто это сказал?

Иван Князев: Нет.

Никита Кричевский: Автор немецкого экономического чуда Людвиг Эрхард. Половина экономики – это психология.

Оксана Галькевич: Никита Александрович, а вот эти 3 составляющие, которые вы перечислили, – это наш менталитет, или это, собственно, применимый рецепт ко всем? К немцам, что нам хорошо, то и им нормально, полякам и всем прочим?

Никита Кричевский: Нет, у них свои особенности, они пусть о себе сами думают, мы-то здесь при чем? Просто я говорю исходя из исторических особенностей развития нашей нации, русской нации, причем под русскими я понимаю всех, кто исповедует общий с русской нацией социокультурный код: это и чуваши, и татары, и якуты, все кто угодно. То есть это те люди, которые мыслят, разговаривают, думают по-русски, соответственно живут нашими устремлениями, нашими условиями, вот и все. Но это же элементарно, Ватсон, но до этого-то почему не доходят? Ну потому что это сложно, господа. А знаете почему, Иван? Знаете, почему не вводят подоходный налог прогрессивный?

Оксана Галькевич: Вот, кстати, об этом многие спрашивают.

Никита Кричевский: Знаете почему? Знаете?

Оксана Галькевич: Почему?

Никита Кричевский: Потому что считать тяжело, считать тяжело.

Оксана Галькевич: Нет, подождите, бедных считать, получается, не тяжело? Нас всех пересчитали и добавили всем по 2% НДС с нового года…

Никита Кричевский: Бедных считают, Росстат…

Оксана Галькевич: А богатых, которых меньше, считать тяжело, да?

Никита Кричевский: Им надо сдавать декларации, понимаете.

Оксана Галькевич: С ними разговаривать тяжелее, Никита Александрович, а не считать их тяжело.

Никита Кричевский: Да подождите, им надо сдавать декларации, Оксана, им надо говорить о том, что я за прошлый год заработал, скажем, не миллион, а на двух или трех работах по договорам гражданско-правовым, скажем, 2 или 3 миллиона, а это уже прогрессивный подоходный. У нас многие будут сдавать декларации? Их придется ловить, поэтому тяжело.

Оксана Галькевич: Работать придется.

Никита Кричевский: И работать придется.

Еще один нюанс для тех, кто платит взносы в Пенсионный фонд. Господа, у нас есть верхняя планка взносообложения, там миллион с хвостиком. Если вы работаете на тех же двух или трех работах, Пенсионный фонд вам должен возвращать излишне уплаченные суммы. Стандартная ставка 22% от фонда зарплаты, а свыше миллиона с хвостиком 10%. А Пенсионный фонд не возвращает.

Оксана Галькевич: А есть вообще прецеденты, чтобы кто-то пришел и сказал: «Пенсионный фонд, верни, а? По закону же так».

Никита Кричевский: Ну налоговая служба возвращает налоговые вычеты, а как же. А Пенсионный фонд делает вид, что все хорошо, прекрасная маркиза, все тихо-спокойно, хотя у него циферки… Вот Кричевский, например, перечислил больше, ну за него, точнее, – так ты верни, верни Кричевскому! Нет, ну подождите, ну что значит… Спросите у Оксаны, она знает: есть прецеденты? – нет и не будет.

Оксана Галькевич: Зато у нас есть Виктор из Калуги. Виктор, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Наконец к вам дозвонился. Хочу по поводу налогов сказать. Скоро их не у кого будет брать, потому что реально у нас появились мажоры от экономики, просто управленцы, а реально кто производит, это бедные, скажем, работающие, и с них пытаются еще взять. В конце концов люди, которые не могут это платить, все бросят платить, включая налоги, ЖКХ, и вот мы придем куда придем.

Идем мы очень тяжело, потому что по существу экономика разрушена, много предприятий закрылось, очень много. Я всю жизнь проработал на предприятии военном, все останавливается. А вот эти вот разные цифровые экономики – это, конечно, хорошо, удобно, но это, скажем так, для подсчета, а людям нужен реальный хлеб, который вот сейчас… И вот этот момент может быть так, что у нас как лавинообразно все обрушится, вот чего я очень боюсь.

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Виктор.

Иван Князев: Спасибо.

Никита Кричевский: А сколько лет нашему зрителю?

Оксана Галькевич: Сколько вам лет, Виктор, спрашивает вас наш эксперт.

Зритель: Семьдесят мне, я работающий пенсионер.

Оксана Галькевич: Ну вы знаете, работающий пенсионер, пенсионер или такой самый активный экономически возраст – это на самом деле неважно. Вопрос, мне кажется, был в том, что уже последние соки, уже из лимончика не капает.

Иван Князев: Ну да, кстати, хотелось бы спросить…

Оксана Галькевич: Вы знаете, выжимают последние соки из лимона, вот из нас последние какие-то поступления, человек об этом. Скоро некому будет платить, нечего будет с нас выжать.

Никита Кричевский: Ну слушайте, мне такая постановка вопроса претит, честно говоря. Я не считаю, что у нас налоговая нагрузка в целом на граждан, на физических лиц какая-то заоблачная. У нас единая плоская шкала подоходного налога; даже если она станет прогрессивной, все равно основная часть населения будет платить по-прежнему 13%. У нас 30% взносы в социальные фонды – вы посмотрите, сколько платят в Европе, сколько платят в Китае, вы только посмотрите. В Китае не 30%, а 40%, а в Европе и того больше. Причем платят не работодатели, а вполовину платят…

Иван Князев: Вот я не согласился бы с вами насчет того, что в Европе больше. Вот смотрите, в Германии НДС составляет 19%...

Никита Кричевский: Я про граждан, про физических лиц.

Иван Князев: А, про физических лиц.

Никита Кричевский: А про НДС – он везде разный. Больше того, например, в Америке и в Канаде НДС нет вообще, там налог с продаж. Иван, что же вы, ты понимаешь, а?

Оксана Галькевич: Никита Александрович, ну если посчитать не только подоходный, а просто все налоги, которые мы платят, включая, может быть, и косвенные каким-то образом, их же можно учесть в той нагрузке, которая на наши плечи обрушивается?

Никита Кричевский: Нет, давайте говорить о людях.

Оксана Галькевич: О людях.

Никита Кричевский: То, что предприятия платят, – это платят предприятия. То, что они воруют у своих работников, – это отдельный разговор, они кладут эти деньги себе в карман. То, что индустриальный период развития и российской, и мировой экономики закончился лет 20 назад, есть тоже очевидный факт. И то, что реальное производство, надо заводы строить, – да ради бога, кто же против? Но только кто это должен делать? Государство?

Оксана Галькевич: Вот вопрос, кто это будет делать.

Никита Кричевский: Подождите, государство не должно строить заводы с фабриками, это не Советский Союз, это не развитой социализм. Это должны строить частники. Государство может строить, если это госкорпорация, то есть руками госкорпорации. Госкорпорации сегодня довольствуются тем, что есть, а то, что в Людиново, или в Обнинске, или еще где-то нет соответствующих предприятий, – ну так они, значит, там просто не нужны. Значит, сегодня постиндустриальная эпоха такова, что их продукции будет не востребована. Ну построят завод – какой завод? О чем мы говорим? Но построят. Дальше что делать? Никто не знает.

Оксана Галькевич: Кто будет там работать и куда будут продавать эту всю продукцию?

Никита Кричевский: Нет, работать-то там придут, там будут работать и все, а кто будет покупать? Кто будет покупать? На границе Калужской области и Московской области стоят современные производственные предприятия самых разных иностранных компаний, и эта продукция востребована. Например, тот же «Samsung» или в Рузском районе Московской области «LG» стоит. Эта продукция покупается. Но что можно заново отремонтировать, построить в Калуге? У меня, например, это большой вопрос.

Оксана Галькевич: Хорошо, тогда такой вопрос к вам. Вы сказали, что у нас, собственно, излишки больше триллиона рублей, которые были обращены в американскую валюту. Ну хорошо, не будут они покупать валюту, во что тогда инвестировать? Во что вкладывать?

Никита Кричевский: Подождите, государство у нас инвестициями не заведует. Оно может предоставить определенное финансирование на каких-то условиях и прочее. Куда эти деньги можно девать?

Оксана Галькевич: Как пустить на развитие экономики?

Иван Князев: На какие статьи в бюджете их пустить?

Никита Кричевский: Не надо говорить о развитии экономики. Государство занимается очень многими вопросами, кроме развития экономики. На той неделе…

Иван Князев: Я имею в виду, наверное, Оксана тоже, на какие статьи в бюджете их можно…

Никита Кричевский: Иван, я даже запятую не поставил в своей фразе, а вы тут же вклинились.

Иван Князев: Хорошо, я просто уточняю вопрос, а то вы сейчас опять в пространственные рассуждения пуститесь.

Никита Кричевский: Иван, я вас выгоню сейчас из студии. На той неделе Ильхам Алиев, президент Азербайджана, подписывает несколько указов, по которым МРОТ в Азербайджане увеличивается на 40%, зарплата госслужащих и приравненных к ним лиц, например, пожарных или тех, кто занимается МЧС, или полицейских, тех же военных, увеличивается точно так же на 40%, зарплата учителей вырастает на 20%. Сегодня средняя зарплата в Азербайджане 400 манат, с сентября минимальная зарплата будет 250.

Оксана Галькевич: Это в наших рублях сколько, сравним?

Никита Кричевский: Двадцать пять тысяч и сорок тысяч.

Оксана Галькевич: Ага.

Никита Кричевский: У нас сегодня 11 280 рублей МРОТ. Почему бы его не сделать 25 тысяч? Соответственно поползут вверх и пенсии, и все остальные выплаты. Но у вас же полно денег! «А вот если будет кризис, а вот если цены на нефть упадут…» и прочее, прочее, прочее. Это не очень большие статьи расходов, ребята, это те статьи расходов, которые вы тратите на своих граждан, на своих граждан. Не надо жидиться!

Оксана Галькевич: А если все-таки упадет, нас это спасет?

Никита Кричевский: Ниже чего?

Оксана Галькевич: Вот эти вот…

Никита Кричевский: Ниже чего?

Иван Князев: Цены на нефть.

Никита Кричевский: Ниже 40 долларов?

Иван Князев: Ниже 30–40 долларов.

Никита Кричевский: Так у нас цена отсечения 40, 43,8. С учетом мировой инфляции ниже, чем максимум 35, они не упадут. Для нас это совершенно посильная цена за нефть. И плюс ко всему, а как же, мы же гордимся тем, что у нас несырьевой экспорт растет и прочее? Ну господа…

Иван Князев: Никита Александрович, можно еще последний вопрос? Смотрите, если все-таки…

Никита Кричевский: Неинтересно. Это не к вам, Иван.

Иван Князев: Если будет, вот как сейчас НДС повысили на 20%, в нашей стране, если опять возвращаться к менталитету, мы привыкли не совсем доверять государству, особенно когда нужно отдавать ему деньги. Не уйдет ли все больше бизнесменов в тень, в теневой сектор? Может, нужно сначала с ним разобраться, а потом уже налоги повышать?

Никита Кричевский: Нет, не уйдет, потому что к чести ФНС и Центрального банка, они очень сильно сократили теневой сектор. Сегодня вы не встретите удобных цифр, например, по обналичке, по незаконному использованию труда мигрантов. Просто если поймают, там штраф будет минимум 400 тысяч рублей от миграционных властей. Вы не сможете заниматься работами, которые якобы будут кому-то не видны. Ну конечно, исключение составляют, скажем так, наркотики, торговля людьми, проституция и прочее.

Иван Князев: Нет, понятно, а если хотя бы самозанятые? Вот президент, кстати, весьма аккуратненько обошел этот момент. У нас сколько миллионов самозанятых в стране?

Никита Кричевский: Вы меня спрашиваете?

Иван Князев: По-моему, 22 миллиона, если не ошибаюсь.

Оксана Галькевич: Разные есть оценки, от 15 до 30, назывались разные данные.

Иван Князев: Да, разные есть, очень тяжело посчитать.

Никита Кричевский: Нет-нет, нельзя так говорить. В столицах это приблизительно 25% занятых, в средних городах порядка 12%, а в среднем по стране порядка 18% тех, кто невидим для проверяющих инстанций, порядка 18%. Это проблема, это проблема. Как эту проблему будут решать власти, для меня очень большой вопрос.

Доверия к государству нет, нет. Почему? Потому что люди же видят, что происходит, люди же понимают, что государство, вместо того чтобы заботиться о развитии социалки, – а ведь потребление есть еще один уровень поддержки потребительского спроса, следовательно и экономики, – все, что делает, как накануне дефолта 1998 года, сжимает денежную массу, недостаточно развивает, инфляция.

Иван Князев: Ну не будем так пессимистичны.

Никита Кричевский: Так ЖКХ ее и раздувает.

Иван Князев: Нацпроекты через 2–3 года нам все покажут: дороги отремонтируют, социалка будет хорошей…

Оксана Галькевич: Никита Александрович, это…

Никита Кричевский: Семь-восемь процентов экономики, Иван! Не обманывайте людей!

Оксана Галькевич: Так, друзья, мы вот как раз людей не обманываем.

Никита Кричевский: Так вы им про нацпроекты рассказываете, что через год-два они там что-то покажут.

Оксана Галькевич: Да мы же эти нацпроекты с вами в прямом эфире и обсуждаем.

Никита Кричевский: Да не дадут!

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Никита Александрович Кричевский, доктор экономических наук…

Иван Князев: …профессор…

Оксана Галькевич: …профессор был у нас в студии. Спасибо вам. Но мы, друзья, с вами не прощаемся, впереди еще много интересного. Оставайтесь с нами.

Спасибо, Никита Александрович.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (4)
Василий
Мы идём назад в будущее, снова возрождаются ПЯТИЛЕТКИ. Все нацпроекты, в основном, направлены на развитие инфраструктуры: образование, здравоохранение, наука и т.п.- все они ничего не производят для роста ВВП, а только потребляют. В нацпроектах всего две позиции, из всего огромного объема, реально могущие развить экономику страны, увеличить ВВП и внутренний рынок - промышленность и бизнес. По промышленности только один показатель - увеличить экспорт продукции и всё!!! Как, за счёт чего, сколько построить предприятий, каких и где - ничего этого нет. И вторая позиция развитие малого бизнеса - довести число предпринимателей до 25 миллионов человек - и тоже всё. Численность на бумаге чиновники доведут быстро, а вот, сколько их будет реально работающих при наших драконовских налогах и "проверках" - большой вопрос. Кто эти проекты разрабатывал и где обсуждали, тоже непонятно. Всё у нас как снег на голову. Все они очень напоминают коммунистические пятилетки, эти проекты тоже на 5 лет, - с помпой принимались, Народ пять лет ждал результаты, но мало что менялось. По-моему, в таком виде, эти нацпроекты тоже ничего не дадут. Гора, как всегда, родит мышь.
василий
Нам всю жизнь говорят подождите, только вот жить хочется сейчас. Так что обещаниям давно веры нет...
Стремоухов Геннадий Данилович Москва
НАЦПРОЕКТЫ это "переобутые", в попыхах, брошенные программы аж до 25г Нацхотелки Геннадий Стремоухов Почему не работают национальные проекты - экспертное мнение Экономика » Прогнозы и статистика Возможен ли долгосрочный экономический рост в России? Почему большие проекты развития уже не работают? Есть ли положительные сдвиги на Дальнем Востоке? Почему маленькое производство лучше огромного завода? Правда ру Ровно по тому почему "с треском провалилась реформа Косыгина", накрылась медным тазом "переплюйка" Горбачева..."программа 2920", 29 страшно стратегических программ ....АЖ до 25г, административная реформа Путина.....майские Указы.. и "нацпроекты" в общей куче... У ВСЕХ наших хотелок, был, есть и будет один ГРОБОВЩИК - это "пресловутая уравниловка в оплате труда чиновничества".. Начиная с реформы Косыгина я тупо добавляю ко всем хотелкам..Если в хотелке не прописан шкурный интерес чиновника, можете смело, на титульном листе, большими буквами написать - ФИЛЬКИНА ГРАМОТА... .Глава Дагестана: "Законодательство прописано для воров и коррупционеров" и когда Президент озвучивает как "сверх задачу МЕНЯТЬ структуру экономики".. НАПЯЛИВАТЬ на этот фон какие то стратегии, саботируя эти моменты - это игра в Зарницу на минном поле... А это КАК появились "нацпроекты"..просто вывески поменяли... Программа это ведомость хотелок, а нацпроект должен РЕШАТЬ только одну проблему... Под личную ответственность...дорожная карта с четким обозначением КТО,ЧТО, ГДЕ,,КАК,,,КОГДА,,,ЗА СЧЕТ ЧЕГО...должен делать...
Виктор
Нет комментария. Умом не постичь, разумом не объять.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски