Над чем смеётся современная Россия?

Над чем смеётся современная Россия?
Наталья Агре: Долгие годы подготовка в автошколах была направлена не на безопасность движения, а на знание ПДД. А это очень разные вещи
Владимир Собкин: Не надо относиться к молодым, как к недоумкам, ждать, когда они вырастут - они уже выросли!
Борьба с курением превращается в борьбу с курильщиками?
Реальные цифры: борьба с курением
На больничный! Представители каких профессий в нашей стране болеют чаще всего?
Россия управляет соцсетями? Американские спецслужбы уже ждут российского вмешательства в выборы
У среднего класса дела средне. Россияне со средним доходом чаще других теряют работу. И ищут дольше
Родителей, чьи дети оскорбляют учителей, накажут рублем, а самим хулиганам может грозить тюрьма
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Гости
Александр Толмачев
заместитель председателя Союза юристов Москвы, доктор юридических наук
Алексей Кащеев
врач-нейрохирург, кандидат медицинских наук
Алексей Рощин
директор Центра социологии и социальной психологии при Московском институте экономики и управления в промышленности
Сергей Смирнов
доктор экономических наук
Леонид Перлов
учитель высшей категории, почетный работник общего образования России
Никита Кричевский
доктор экономических наук, профессор
Антон Табах
главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА», доцент Экономического факультета МГУ
Анетта Орлова
психолог, кандидат социологических наук

Константин Чуриков: В этом часе давайте поговорим, над чем сегодня смеются россияне, что лично у вас вызывает улыбку. Расскажите ваш любимый анекдот и вместе с гостями в студии мы подумаем, какое у нас чувство юмора и что говорят те анекдоты, которые мы любим, о нас. У нас в студии Анетта Орлова, психолог, кандидат социологических наук, и Алексей Рощин, директор Центра социологии и социальной психологии. Здравствуйте, уважаемые гости.

Анетта Орлова: Здравствуйте.

Алексей Рощин: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Давайте первым анекдотом все-таки будет тот анекдот, который вчера Владимир Путин рассказал на встрече с представителями общественности в Калининградской области.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Это для затравки. Дальше ваши анекдоты. 5445. Можете писать. 8-800-222-00-14 можете звонить. Ну что, уважаемые гости. Давайте для затравочки каждый по анекдоту? Как? Алексей Валентинович.

Алексей Рощин: Как-то так сразу, наверное, и не вспомнишь, какие у нас есть анекдоты.

Анетта Орлова: Я могу рассказать не анекдот, а смешную историю, которую дочка вчера мне принесла.

Марина Калинина: А из таких историй и рождаются, видимо…

Анетта Орлова: Да, я тоже так думаю. Вчера ко мне приходит моя дочка и говорит: «Мамочка, вот ты мне всегда, когда какое-то кино, говоришь – давайте переключим на какой-нибудь другой канал. А я теперь знаю, что такое секс». Ей 7 лет. – «А что такое секс?» - «Мамочка, секс – это там, где поют».

Алексей Рощин: Хорошо.

Константин Чуриков: Анекдот из Липецкой области: «А! Помогите! Грабят, насилуют!». – «Да не ори. Не до тебя сейчас полиции. Тут мужик какой-то на балконе курит».

Тоже из свеженького, уже такой остросоциальный, политический анекдот.

Путин – Трампу: «Дональд, скажи, чем нам поднять благосостояние России?» - «Economy, just economy». – «Ну, иконами так иконами».

Константин Чуриков: У нас сейчас на связи уже есть один из наших спикеров. Это Александр Толмачев.

Марина Калинина: Заместитель председателя Союза юристов Москвы, доктор юридических наук. Здравствуйте.

Александр Толмачев: Добрый день. Я правильно понял, что вы обсуждаете ситуации, в которых нам смешно или мы над чем-то смеемся. Верно?

Константин Чуриков: Верно. И анекдоты. У каждого…

Александр Толмачев: Слушайте. У меня только жизненная ситуация. Если хотите из серии ЖКХ. 20 лет назад я, возвращаясь из командировки домой, жил на 4 этаже в квартире на Профсоюзной. Открываю дверь и слышу такой грохот. И вдруг выясняется, что сосед сверху прорубил пол. Видимо, в ванной делал ремонт. И вот эти работяги рухнули в рухнувший пролом ко мне прямо в ванную и в туалет. Это была жизненная ситуация. Причем, вы знаете, реакция самого себя меня посмешила. Я спросил только одно: «Мужики, вы живы?» Я даже не спросил, как они попали. Они встали, отряхнулись, сказали: «Слушай, мы так больше не будем. Мы пошли». Пролом пришлось заделывать в течение нескольких месяцев. Это ЖКХ.

А если говорить вообще, над чем смеюсь – я смеюсь, конечно, только над собой. Над другими людьми, наверное, грешно смеяться. Смеюсь над тем, что, конечно, какие-то божественные провидения или ангелы-хранители тебя берегут от всяких неприятных ситуаций. Например, прыгаешь ты с парашютом – у тебя парашют не раскрывается. Ну, что делать? Летишь этой кишкой и молишься. И все рассказы о том, что проносится жизнь перед глазами – все вранье. Вы знаете, нельзя, конечно, в эфире матом ругаться, но всегда в голове только одно: «Эх, е! Зачем ты туда полез?» А когда молишься, потом потихонечку раскрывается – ну, выжил я. И так постоянно. Смотришь только за собой. Анекдоты только из себя. Поэтому я думаю, что изобретать ничего не надо. Жизнь нам сама все подбрасывает.

Константин Чуриков: Спасибо. Александр Толмачев, заместитель председателя Союза юристов Москвы, доктор юридических наук. Вот нам зрители пишут, что мы смеемся все время над собой, смеемся и плачем. Так уж много лет. С чем это связано? Ваше мнение. Почему так у нас?

Анетта Орлова: Если попытаться объяснить эту фразу, я думаю, что вообще в нашей культуре очень привычно самим себя критиковать. Это считается вполне себе хорошим тоном. Если ты сам подмечаешь за собой какие-то недостатки. И, наоборот, у нас совершенно нельзя хвастаться. И параллельно с такой тенденцией, наверное, очень часто люди, которые боятся осуждения со стороны, для того, чтобы снизить для себя этот дискомфорт, очень часто вперед начинают сами смеяться над собой, подмечать свои минусы. Потому что в виде шутки это не так болезненно. Потому что юмор – это один из защитных психических механизмов. И то, что, если бы всерьез говорили, могло бы очень сильно ранить и быть тяжелым, как только это приобретает форму шутки, это вроде бы и правда, и реальность. И в то же время эту правду и реальность можно принять и что-то с ней делать.

Марина Калинина: Вот несколько цифр. ВЦИОМ проводил исследование о чувстве юмора россиян. Оказывается, 97% заявили, что обладают в той или иной мере чувством юмора. И только 2% считают, что оно у них полностью отсутствует. Скажите, вот эти 97% юмористов – это какая-то такая российская наша тенденция?

Алексей Рощин: Известна хорошая фраза, мне очень нравится, что если у человека нет чувства юмора, то у него по крайней мере должно быть чувство, что у него этого чувства юмора нет. Вот это было бы хорошо. Но получается, что такое чувство у наших людей практически… Только у 2% оно, видимо, присутствует. И это, видимо, лучшие люди страны. А в целом, конечно, действительно, юмор для россиян – это в каком-то смысле даже практически одна из основных жизненных стратегий, можно сказать. И те же самые иностранцы удивляются, что жанр анекдота очень развит именно у нас в стране. И манера сидеть и травить анекдоты, что называется – это в принципе наша национальная особенность. Потому что на Западе это считается довольно странным – вообще знать анекдоты, как-то рассказывать их друг другу, читать специальные сборники. Это считается своего рода экзотикой.

Константин Чуриков: … не нужна такая защитная реакция от их проблем.

Алексей Рощин: Даже, получается, ведь во многом анекдоты, политические анекдоты – это тоже наша особенность. В принципе даже, допустим, во время советского застоя, как известно, те же самые американцы, ЦРУ и прочие специально собирали именно анекдоты, поскольку по анекдотам можно было лучше прослеживать реальные тенденции в стране. Когда официальная информация была вся причесанная, приглаженная и выхоложенная, то именно анекдоты отражали ту реальность, которую нельзя было вычитать ни в каких официальных сводках. И это было тоже очень интересно. И это был наш такой советский, российский, русский способ проживания реальности.

Константин Чуриков: Черный юмор из Ярославской области: «Смертную казнь заменили ипотекой». Омск: «Я смеюсь над депутатами и их законами». Давайте сейчас послушаем нашего зрителя Александра.

Марина Калинина: Над чем смеется Александр из Тульской области? Александр, здравствуйте. Рассказывайте.

Зритель: Меня зовут Александр Колесников. Я из города… Тульской области. Квартира 1, дом 6. Сейчас как раз к Новому Году этот анекдот будет как раз кстати. Едет Снегурочка на Оке, подрезает шестисотый мерседес. Выходят большие ребята: «Ну все, Снегурочка, ты попала у нас. Звони Деду Морозу. Сейчас будем разбираться». – «Сейчас позвоню». Подъезжает такой же Мерседес, выходят такие же ребята, наваляли этим. Эти приходят такие к Снегурочке побитые, говорят: «Слушай, ты же сказала, что Дед Мороз должен подъехать». – «Да Дед Мороз занят сейчас. Своих отморозков прислал».

Константин Чуриков: Спасибо. Архангельская область: «Любящий муж Галины дома все делает для галочки». «Мясокомбинат нарушил технологию приготовления колбасы. Покупатели нашли в ней мясо». Еще у нас есть сейчас возможность поговорить уже с Антоном Табахом. Антон Валерьевич – главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА». Антон Валерьевич, здравствуйте.

Антон Табах: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Регулярно читаем ваш Фейсбук. И там все время что ни час, то какая-нибудь шутка, то какой-нибудь анекдот. Что-то любимое.

Антон Табах: Любимое как раз про вчерашний праздник. Что на Хэллоуин оденусь счетом за ипотеку – все будут бояться. Так что как раз все нормально.

Константин Чуриков: Хорошо. У вас еще отдельный блок про финансовую грамотность. Там очень много, кстати говоря, всякого юмора. По поводу финансовой грамотности что-то у вас есть еще для нас сегодня?

Антон Табах: По поводу финансовой грамотности всегда сложно. Но, опять же, лучшее из свежего. «Сходил в банк. Почему так мало денег положили на карточку? Оказалось, мало зарабатываю».

Марина Калинина: Какие-то очевидные у вас истории.

Константин Чуриков: Хорошо. Спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо большое. По поводу тоже финансов и вообще ситуации с коррупцией. «Маршрутка – это единственное место в России, где финансовый поток может пройти через трех посредников, и никто не попросит откат».

Константин Чуриков: Давайте сейчас обратимся к небольшому стрит-току. Уже аудиторию в разных городах наши корреспонденты спрашивали, а вот что им смешно, над чем они сейчас смеются. Спрашивали в Липецке, в Улан-Удэ и Владикавказе.

ОПРОС

Константин Чуриков: Ну что, Анетта, может быть, какой-то психологический портрет составим? Что говорят рассказанные анекдоты вообще о людях?

Анетта Орлова: Я думаю, что в первую очередь, конечно, какой юмор нравится человеку – это говорит о его в принципе взаимоотношениях с миром и во многом об уровне его культуры. Конечно, самый простой юмор, который вызывает у большого количества такой моментальный отклик – это все, что связано действительно с нижним этажом. Это сразу прямо вызывает у большого количества.

Константин Чуриков: Почему, кстати, этот нижний этаж…

Анетта Орлова: Потому что это запретная тема. И когда она подымается, если люди вообще об этом могут говорить, а те, кто выходят, всякие Стендапы, и вот это все выдают в словесном пространстве, то, с одной стороны, это привлекает внимание, потому что сам человек, например, не готов этого делать. А, во-вторых, конечно, сама тема всегда с детских лет запретная – поэтому притягивает.

Но есть люди, про которых, например… Вот, про те 97.3%. Вот интересно. Те 97% людей, которые сказали, что у них есть чувство юмора, их бы надо было спросить – а какое у вас чувство юмора? Когда вы смеетесь над другими, или когда кто-то смеется над вами? Оказывается, что те 2% все-таки смотрели с двух сторон и думали о том, что «а всегда ли я воспринимаю, когда надо мной смеются?» Потому что смеяться над другими – это во многом снижать напряжение, это чувствовать, что ты молодец, а у кого-то вроде бы как не очень хорошо. И это немножко расслабляет. Поэтому мне кажется, что если человек саркастичен, то это говорит о том, что внутри него много агрессии. А если он смеется над собой, над какими-то ситуациями, то это здорово – он способен преодолевать. Это один из его способов преодоления стресса.

Марина Калинина: Алексей Валентинович, а как меняется вообще юмор с годами? Раньше были анекдоты про Вовочку. Сейчас…

Алексей Рощин: По возрасту. Детсадовские анекдоты. Потом побольше. Потом уже философские начинаются. Это конечно. Вообще я хотел еще дополнить Анетту. Как она правильно сказала насчет агрессии. Если мы на самом деле всмотримся в то, что происходит, ведь что такое улыбка? Улыбка… мы считаем, что это очень хорошо. Говорим – «улыбайтесь». А улыбка – это на самом деле способ показать зубы. И в принципе что такое смех? Это когда люди разевают пасть и показывают, как они могут ею захватить кого-то.

В принципе есть теория (и она достаточно подкреплена фактами), что смех – это в принципе такая инвертированная агрессия. Это способ проявить агрессию, но при этом как бы социально желательным способом. Поэтому мы очень не любим, когда смеются над нами. Потому что мы догадываемся, что на самом деле тем самым нас атакуют. Это, с одной стороны, вроде смешно. А, с другой стороны, это в принципе нападение. И поэтому то, что в нашей стране так много этого самого юмора, агрессии и смеха, на самом деле показывает, что агрессия у нас на самом деле есть.

Константин Чуриков: Сейчас к нам присоединяется Сергей Смирнов, доктор экономических наук. Сергей Николаевич, здравствуйте.

Сергей Смирнов: Дня доброго. Рад слышать.

Константин Чуриков: Мы с вами постоянно же беседуем о наших неурядицах, о пенсионной реформе, о пенсиях. Какой у вас любимый анекдот?

Сергей Смирнов: Вы знаете, я не про анекдоты. Можно сказать, над чем смеюсь я? Я не буду говорить про сарказм, про все прочее, да? На самом деле у меня такое замечательное настроение или такое увлечение – я коллекционирую смешные объявления. Понимаете, когда ездишь по стране или на велосипеде по Подмосковью, время от времени что-то такое встречается. И когда у меня плохое настроение, я открываю коллекцию и от души наслаждаюсь.

Константин Чуриков: Ну, давайте.

Сергей Смирнов: Какие-то парадоксы. Очень часто над этим смеюсь. Но если говорить о каких-то конкретных примерах приличных, как вам кажется, например, такое объявление парадоксальное. Пару лет назад столкнулся. «Крыши под ключ».

Константин Чуриков: Добро пожаловать в девяностые.

Сергей Смирнов: Большими буквами. Прошу прощения у слушателей. «Навоз и т.д.». Т.д. – тут можно просто выпасть в осадок. В этом году ездили к моему другу в славный город Обнинск. И там на вокзале я увидел… там какие-то акции проводятся в «зарежимленной зоне». Я знаю – зарыбление водоемов, понятно. Но «зарежимленная зона» - это относилось к железнодорожной станции. Или какие-то мелочи совсем, но все равно приятно. В городе Ельце в этом году магазин мужской одежды знаете, как называется? «Камелия».

Константин Чуриков: Слушайте, Сергей Николаевич, я ездил по Петербург. Там банкетный зал «Алеша».

Сергей Смирнов: Может, это не очень смешно, но как-то парадоксально смотрятся эти киоски – городские туалеты. И у них боковые вот эти самые для рекламных объявлений. Все абсолютно замечательно. Но я боюсь, что когда я увидел на этом объявлении про Burger King или еще что-то, я боюсь, что никогда в такого рода заведение я уже не пойду.

Константин Чуриков: Спасибо, Сергей Николаевич. Во-первых, это уже большое чудо – найти в любом нашем городе общественные туалеты, а, во-вторых, тем более с такой рекламой. Спасибо. Сергей Смирнов, доктор экономических наук.

Нам пишут. Смотрите, тут, кстати, про нижний этаж, Хабаровский край: «Бабка орет на площади «Помогите!» Милиционер спрашивает: «Чего орешь?» - Меня тут 30 лет назад изнасиловали. – А что сейчас орешь? – Приятно вспомнить».

Марина Калинина: Еще анекдоты. Очень много присылают нам зрители. «Мужчина вбегает в полицию и кричит: «Меня хочет убить жена!» - «С чего вы взяли», - спрашивает его полицейский. – «Я нашел у нее книгу «Как избавиться от паразитов»»».

Константин Чуриков: Лариса Сергеевна: «Говорят, что Путин на авиасалоне купил мороженое у той же продавщицы, что и 2 года назад. Не совсем той же. 2 года назад она была капитаном, а сейчас майор». Нам звонит Петр из Саратовской области. Петр, здравствуйте.

Марина Калинина: Петр, добрый день.

Зритель: Я хотел вам рассказать анекдот про дальнобойщика. В общем, в стране вышел новый закон, чтобы, кто нагрешил, дальнобойщики вахтовым методом работают, они собрали своих детей и привели к себе в семью. В общем, он говорит: «Да я туда-сюда. Не поеду». Жена говорит: «Да ты езжай. Посадят, дурака, тебя». – Да куда я повезу? У нас своих шестеро - Нет, езжай. А то накажут. Ну, поехал. Что делать? Собрал, привозит. Жене говорит: «Привез пятерых. Зови наших, пусть знакомятся». – Так нет никого. Разобрали всех».

Константин Чуриков: Спасибо.

Марина Калинина: Вот актуальный анекдот.

Константин Чуриков: Марина, я жду от тебя анекдота про двух пьяных женщин.

Марина Калинина: Сейчас дойдет до этого. Ленинградская область: «Пятилетний Вася собирается на прогулку во двор и говорит маме: «Мама, дай мне, пожалуйста, табуретку. Мы с мальчиками будем играть в Мамаево Кокорище»».

Очень много анекдотов, естественно, про пьяных, про то, как они себя ведут. Сидят две подруги, выпивают. Час выпивают, два выпивают, три выпивают. В общем, они уже хорошо приняли. И одна к другой поворачивается, говорит: «Слушай, а ты не помнишь, как меня зовут? – А тебе срочно?»

Константин Чуриков: Уважаемые гости, смотрите, нам пишут люди, что им уже не смешно. Их так все замучило и достало, что уже и чувства юмора нет. А когда человеку, наоборот, настолько плохо в жизни, что уже нет такого, что его что-то радует, как ему быть в этой ситуации? Какие ему выходы искать?

Алексей Рощин: В нашей ситуации, получается, что, конечно, людей пытаются развлекать анекдотами, веселыми историями.

Марина Калинина: Анекдотами люди сами себя развлекают на самом деле.

Алексей Рощин: Да. Все равно считается, что если тебе грустно – почитай сборник анекдотов или включи Comedy Club. И, кстати говоря, можно заметить, что на нашем телевидении такое засилье именно юмористических программ. Потому что считается, что народ живет тяжело – поэтому давайте его веселить.

Конечно, с точки зрения психологии это способ неправильный. Это на самом деле способ скорее обсмеять и принизить проблемы.

Константин Чуриков: Подождите. Но это же все к нам пришло в том числе из Соединенных Штатов Америки, где вот эти программы стендап-комиков собирают огромную территорию. Вроде американская жизнь не так тревожна и тяжела.

Алексей Рощин: У них это есть, но в них это дольше, они успели найти этому место и специальную нишу. У нас это пытаются поставить в качестве такого мейнстрима.

Вы знаете, про американцев я могу вспомнить из своей практики. Я одно время работал в международной консалтинговой фирме. И там у нас прибился очень смешной такой паренек, американец по имени Эрих. Он буквально ходил по пельменным, не было денег. Его нашли, приставили к делу, потому что он оказался русист.

И вот мы с ним работали. И по нашей русской привычке так вышло. Мы обсуждали какую-то проблему. И я говорю: «А вот на эту тему есть отличный анекдот». Ну, такая наша фраза. Все наши люди поворачиваются. Эрих вдруг вскинулся и на ломаном русском говорит: «Нет». – «Эрих, что нет?» - «Не надо анекдота». – «Как не надо? Хороший анекдот, смешной, как раз в тему». – «Не надо анекдота. Это ваша русская привычка. Вы, русские, все время, чуть что, обсуждаем дело – «а вот, кстати, анекдот». Мы работаем. А ты какой-то анекдот тут рассказываешь. Не надо анекдота. Хватит этих русских привычек». Все просто опешили. После этого при Эрихе не рассказывали.

Анетта Орлова: Мне кажется, что великолепный пример. Потому что, конечно, у анекдота очень много функций. И одна из функций анекдота – это коммуникативная функция. Если мы говорим, что у нас напряжение, серьезная задача, нам нужно достаточно быстро прийти к какому-то консенсусу. И тогда люди очень часто, особенно хорошие коммуникаторы, вбрасывают хороший анекдот, для того чтобы засмеялись.

Марина Калинина: Обстановка разряжается.

Анетта Орлова: Обстановка сразу разряжается. Именно поэтому Эрих не захотел. Почему? Потому что в его американском сознании разделяется прагматичная цель (переговоры) и анекдоты. Поэтому большинство сделок проходит во время рассказа анекдотов и всяких таких моментов.

Константин Чуриков: Вот почему у нас президент, что ни пресс-конференция, что ни Госсовет – какой-нибудь анекдот. Давайте еще вспомним один анекдот, кстати, рассказанный Владимиром Путиным.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: У нас сейчас точное время 13:39. На связь выходит Леонид Евгеньевич Перлов, учитель высшей категории, почетный работник общего образования. Здравствуйте, Леонид Евгеньевич. Вы нас слышите?

Леонид Перлов: Да, вполне.

Константин Чуриков: Что вам кажется смешным, веселым? Что учителя спасает в его нелегком труде?

Марина Калинина: Есть ли ваши какие-то любимые анекдоты об учителях?

Леонид Перлов: Насчет учителей вспомнить сходу трудно. А вот насчет школы недавно принесло: «Хорошисты и отличники окажутся в раю, двоечники и троечники – в аду. Вопрос из класса: а есть ли какой-нибудь шанс закончить школу живым?»

Константин Чуриков: Что-то еще есть?

Леонид Перлов: Вообще-то нельзя без улыбки, нельзя без смеха, нельзя без таких перерывов во время работы.

Константин Чуриков: Леонид Евгеньевич, а ученикам вашим, детям, у них какое чувство юмора? Вы же слышите, о чем они говорят. Что их смешит? В чем особенность их юмора?

Леонид Перлов: К сожалению, смешит их немногое. И смех в понимании моего поколения и смех в понимании сегодняшних моих учеников – это два разных смеха. Как было в свое время, есть комедия положений, есть комедия ситуаций, есть комедия отношений. Пожалуй, чаще всего смеются над ситуацией, над положением. Я бы не сказал, что меня это радует.

Константин Чуриков: Понятно. Спасибо. Леонид Перлов, учитель высшей категории, был у нас в эфире. Хабаровский край нам пишет: «Проктолог говорит гинекологу: «Мы с тобой соседи по работе»». Мне пошлые почему-то приходят на СМС-портал. Самара: «Рассказывает курица в курятнике: «Вчера шла через соседний курятник – изнасиловали. Сегодня шла – изнасиловали. Завтра опять пойду»».

Марина Калинина: Еще один анекдот из Омской области: «Телефонный звонок. Трубку берет ребенок и шепотом говорит: «Алло». – Здравствуйте, а папа дома? Ребенок тихо-тихо говорит: «Да, но он занят». – А мама дома? – Она тоже занята. – А еще дома кто-нибудь есть? – Дяденьки полицейские и пожарные. – Позови хотя бы их. – Не могу. Они тоже очень заняты. – Господи. Да чем же они там все занимаются? Ребенок все так же шепотом: «Они ищут меня»».

Константин Чуриков: Давайте сейчас Людмилу из Удмуртии послушаем, чтобы быстрее освободить телефонную линию. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Я из Бурятии.

Константин Чуриков: Нас дезинформировали. Здравствуйте.

Зритель: Я не буду препарировать юмор. Я просто расскажу первый вспомнившийся анекдот. Сидит рыбачок, рыбачит на берегу моря. Поймал золотую рыбку. Классический анекдот. Рыбка взмолилась: «Отпусти меня за любое твое желание». Он говорит: «Я за мир во всем мире. Я хочу, чтобы не было войны в Сирии». – Ты меня прости, но я не знаю, где Сирия находится. Давай-ка что-нибудь другое загадывай. – Сделай мою жену красавицей. – Ладно, давай. А у тебя есть фотография жены? – Есть. Всегда с собой. Смотрит, говорит: «Слушай, может, тащи глобус. Будем Сирию искать».

Константин Чуриков: Спасибо. Анетта, смотрите, вот люди отмечают, что сейчас как-то и чувство юмора, может быть, деградировало. Вот эти какие-то котики, эти забавные животные. Это можно назвать какой-то деградацией, или это нормально, просто у каждого свои какие-то шкалы, свое чувство юмора?

Анетта Орлова: Мне хотелось бы прокомментировать. Когда мы говорили о том, что сейчас очень много стендапов по телевизору и очень много разных программ. Почему они появляются? Почти в первую очередь сегодня так устроено телевидение, что функция культуры сегодня стоит уже во вторую очередь после функции рекламы. То есть те каналы, которые вынуждены сами себя обеспечивать, а не государственные, они постоянно вынуждены привлекать эти рейтинги. И эти рейтинги привлекаются любой ценой. И получается так, что чем проще дается контент, чем проще юмор, тем для большего количества людей это доступно. И это получается такой замкнутый круг. В итоге этот примитивный юмор начинает формировать уже у тех, кто смотрит, у молодого поколения, такое отношение к юмору.

И очень важно то, что сказал учитель, к которому вы обращались. Он сказал: «Смеются над ситуацией. А раньше смеялись над отношениями». О чем он говорит? Что сейчас стало много юмора. Просто он так сложно говорит. Я переведу на простой язык. Сегодня стало много злого юмора, когда кто-то выглядит глупым, дураком, в смешном виде. Это надо быстро ухватить, это надо сфотографировать, это надо сделать видео. Это надо отправить на тот же youtube, а потом за это получать подписки и лайки.

Понимаете? Смеются не над какими-то интересными отношениями, а над тем, как другой человек в глупом виде. И у молодого поколения, к сожалению, этот юмор сильно превалирует. Это как раз про ту агрессию, о которой говорилось. Скрытая агрессия. А смешить людей, рассказывать легкие замечательные анекдоты – это вклад.

Вот когда, например, Владимир Владимирович Путин проводит эту конференцию, представляете, какое напряжение у всех этих людей? Они должны это все слушать, они должны понять, они с этого должны потом сколько всего выдать всем. Это колоссальное напряжение для мозга. Он рассказывает такой 30-секундный анекдот – автоматически зал смеется, автоматически напряжение спадает. У них снижается это напряжение. Они могут опять слушать с такой же вовлеченностью. Поэтому смешить, но уместно и своевременно – это очень хороший навык.

Константин Чуриков: Из Татарстана пишут: «Из-за массовых сокращений в сфере здравоохранения в больнице теперь принимает ухогорлоглазосердцепочкинервозубнос». Алексея Валентиновича спрашивают зрители, почему такой мрачный юмор. Почему мрак один?

Алексей Рощин: Тут на самом деле я хотел сказать, что, к сожалению, даже в том анекдоте, который рассказал Владимир Владимирович, он, конечно, очень смешной, но сказать, что в нем мало насилия и агрессии, я тоже не могу, потому что «меня убьют, тебя убьют, сестру изнасилуют». Извините. Тут фон как раз вполне российский был приведен.

А я бы сказал – в чем разница давнего юмора, к которому привыкла наша пожилая часть населения и молодая, очень четко прослеживается, допустим, по КВН. Многие замечают, какой КВН был в перестроечное время и какие там шутки звучали на всю страну, и какой КВН сейчас.

Знаменитая фраза «Партия, дай порулить», которую все потом пересказывали – это именно КВН того времени. А сейчас это все такие безобидные шутки, в лучшем случае какие-то намеки на межнациональные различные понимания. А так в основном это уровня «пришла теща или любовник выпал из окна». Такого типа. То есть абсолютно беззубые.

Константин Чуриков: Возвращается муж из командировки.

Алексей Рощин: Старшее поколение любило анекдоты политические. Нынешнее поколение больше любит анекдоты сексуальные. Вот в чем разница.

Марина Калинина: Про отношения анекдот расскажу. Женщина с утра открывает входную дверь в квартиру и видит, что ее муж спит на коврике. Она его расталкивает и говорит: «Коля, Коля, ну что же ты не позвонил, не постучал». – «Я стучал». – Но я же тебя спрашивала. Я же слышала, что кто-то стучал. Я тебя спрашивала – «Коля, это ты?» А там тишина. Он говорит: «А я кивал».

Константин Чуриков: Муж моется в ванной. Жена кричит ему, что нашла у него что-то в телефоне, и ждет от него объяснений. Муж четвертый день моется.

«Какой разврат», - подумал червяк, увидев тарелку со спагетти.

Марина Калинина: Встречает грабитель учительницу в темном переулке. «Отдавай часы», - говорит он. – Часы не отдам. Берите классное руководство.

Константин Чуриков: У нас сейчас на связи, кстати… Известно, что доктора – это люди с тонким юмором. Алексей Алексеевич Кащеев, врач-нейрохирург.

Марина Калинина: Иногда с очень жестким.

Константин Чуриков: Кандидат медицинских наук. Алексей Алексеевич, здравствуйте.

Алексей Кащеев: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Надеюсь, операции сделаны, все хорошо и есть время для рассказа какой-то смешной ситуации или анекдота.

Алексей Кащеев: Да, вполне. Смотрите, вообще в России люди действительно с хорошим чувством юмора. Потому что нас специальность обязывает к этому, во-первых, потому что у нас очень много стресса в работе и мы должны действительно как-то себя разгружать. С другой стороны, мне лично юмор очень помогает общаться с моими пациентами. Я считаю, что иногда нужно шутить. Даже в очень серьезных ситуациях это снижает какую-то напряженность и помогает.

В качестве примера рассказывать какие-то анекдоты довольно сложно, потому что большая часть из них непристойных. Поскольку мы на федеральном телевидении, вряд ли это зайдет. Но, например, можно рассказать такой анекдот. Пошли на охоту терапевт, психиатр, хирург и патологоанатом. Смотрят – летит утка. Терапевт берет, вскидывает ружье, потом долго думает – а утка это или не утка, сейчас нужно почитать справочник. Он долго читает справочник, смотрит, какие признаки утки, какие не утки. Пока он смотрит, утка улетает.

Дальше снова летит утка. Психиатр смотрит на эту утку, вскидывает ружье и думает: «А утка это или не утка? А знает ли она, что она утка? А вдруг она утка, но у нее бред, что не утка». И так далее. Пока он думает, утка улетает.

Дальше что-то шевелится в кустах. Хирург, не глядя, туда разряжает ружье и говорит патологоанатому: «Слушай, иди посмотри, утка или не утка».

Константин Чуриков: Спасибо. Алексей Алексеевич Кащеев, врач-нейрохирург, кандидат медицинских наук, был у нас в эфире. От себя расскажу анекдот. «Папа, правда, что мы душевно богатые?» - «Нет, сынок. Богатые мы духовно. А душевно больные».

Кстати, нам многие зрители пишут: «Что за юмор? Почему все ниже пояса? Почему так мрачно?» Может, нас сейчас выручит Людмила из Воронежской области. Что-то приличное, доброе, вечное расскажет. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Очень люблю вашу передачу, люблю анекдоты, люблю посмеяться над всем приятным. И хочу вам рассказать один из своих любимых анекдотов. Прибегает муж домой и кричит жене: «Жена, я по лотерейному билету машину выиграл – Волгу». Выходит грустная жена и говорит: «Какая Волга? Какая машина? У меня мама умерла». Он ей в ответ: «Во поперло. Во поперло».

Константин Чуриков: Спасибо, Людмила.

Анетта Орлова: Не самый добрый.

Алексей Рощин: Добрый и веселый анекдот.

Анетта Орлова: Ну, конечно.

Константин Чуриков: Мы как раз скоро будем отмечать день народного единства. А вот вообще как-то чувство юмора, какая-то шутка, прибаутка – она помогает укрепить какие-то отношения друг с другом, с другими людьми, с незнакомыми людьми, в семье наконец. Вот функция…

Анетта Орлова: Как раз то, о чем мы говорили. Что одна из функций смеха – это снять напряжение. И в то же время, когда человек смеется, когда ему смешно, у него выбрасывается серотонин, эндорфин. Приток энергии происходит. Поэтому те люди, которые с чувством юмора… И если это, конечно, не перебор. Потому что если много юмора – становится скучно. Но если он уместен, то получается, что он становится таким проводником. И люди могут, во-первых, проговорить об очень сложных вещах и за счет юмора по касательной обойти. Во-вторых, просто совместное времяпроведение, когда люди смеются – это очень позитивно. Опять же, если они смеются над чем-то, что не касается их лично. Если один смеется над другим человеком – «О, ну понятно, у тебя сейчас…», и все смеются, то это как раз наоборот будет не коммуникативная функция, а это будет функция разрушения коммуникации. Поэтому все, конечно, будет зависеть от того, какая направленность у конкретного человека.

Если человек добрый, то и юмор он будет использовать как инструмент созидания. Если он не очень добрый, то юмор будет всегда у него сползать на сарказм.

Константин Чуриков: Сейчас у нас на связи Никита Кричевский, доктор экономических наук, профессор. Никита Александрович, здравствуйте.

Никита Кричевский: Какие-то серьезные выводы у вас прямо.

Константин Чуриков: Давайте. Свежую струю, пожалуйста, внесите в наш эфир.

Никита Кричевский: Я не знаю ни одной нации в мире, которая могла бы так над собой смеяться. Это, безусловно, говорит о нашей силе, вне всякого сомнения. У меня же есть два анекдота на выбор. Оба экономические. Один про предпринимателя, второй про правительство. Но оба экономические.

Константин Чуриков: Давайте.

Никита Кричевский: Отлично. Они оба очень короткие. Первый: «Сколько будет два плюс два? Ответ: А мы покупаем или продаем? Если покупаем, то 3. Если продаем, то 5». Это про наших коммерсантов.

А второй про наше правительство, про его планы, ожидания, стратегии. Из пункта А в пункт Б вышли навстречу друг другу два поезда. Вышли – не встретились. А почему не встретились? Не судьба.

Константин Чуриков: Отлично. Еще что-то есть? Или этим ограничимся – и до вечера. Вечером Никита Кричевский…

Никита Кричевский: У меня много чего есть. Но давайте дадим слово нашим зрителям.

Константин Чуриков: Спасибо. Никиту Кричевского ждем вечером в этой студии. Никита Александрович будет подводить итоги своего авторского опроса для проекта «Реальные цифры» о прогрессивной шкале налога.

Свеженькое: «Власти Болгарии заподозрили российской шпиона в дипломатии». Это как раз недавно арестован.

Марина Калинина: «Россия на первом месте по потреблению технического спирта, потому что россияне протирают им контакты в мозгах для улучшения связи с Останкинской телебашней».

Константин Чуриков: Зритель пишет: «У меня идея провести саммит Россия-Кемерово, на котором списать долги жителей, потому что у них все равно нет возможности их отдавать».

Слушайте, в тему как раз… Смотрите, сейчас политика, политика, а раньше не было. Стоп. А анекдоты про Леонида Ильича Брежнева – это же было как раз…

Марина Калинина: Нет, наоборот. Алексей сказал, что наоборот.

Алексей Рощин: Сейчас меньше. Мы больше уходим в отношения. Как раз вспомнил тоже анекдот, как раз в связи с тем, что было в самом начале – человек падает без парашюта, и про любовника. У меня есть как бы синтез того и другого.

Внезапно пришел муж. Любовник, буквально в чем был, распахивает балконную дверь и прыгает в окно. И вот он летит с какого-то верхнего этажа. И последние мысли проносятся в голове: «Господи, зачем я вообще вот в это ввязался? Зачем я жене своей изменял? Зачем мне это все нужно? Это и неморально, и плохо. Лучше я бы сидел сейчас дома, пил бы чай, ни к кому бы не ходил. Жена у меня такая на самом деле хорошая. Зачем мне кого-то другого искать?» И тут падает, внизу огромный сугроб. Он проваливается, смягчает падение, вылезает, отряхивается: «Какие только дурацкие мысли в голову ни лезут».

Константин Чуриков: Еще в тему. Психологи советуют: «Если вам очень понравилась красивая девушка, вы предложили ей сходить в ресторан, но она категорически отказалась, и вы из-за этого сильно расстроились, придите домой, поиграйте с внуками. Это успокаивает».

Все не могут забыть анекдот, который Путин рассказал.

«Людям жить не на что, вы смеетесь».

Алексей Рощин: Это раздражает.

Константин Чуриков: «Понравился очень анекдот от Никиты Кричевского». «На голодный желудок долго не посмеешься». Что-то как-то у нас очень серьезно настроены зрители. «Анекдоты травите? А про Шиес тишина». У меня где-то был здесь анекдот про мусор. Но уже, боюсь, не найду. А время наше выходит. Ну что, спасибо вам большое. Спасибо всем, кто участвовал в этом эксперименте. Если вкратце, вот сейчас какую можете оценить, вывод сделать по поводу нашего теперешнего состояния, исходя из того, что услышали?

Алексей Рощин: Какой вывод? На самом деле я так понимаю, что чем больше народ шутит, тем более он пассивен. А вот когда уже не до анекдотов, тогда народ собирается с силами и готов делать что-то серьезное. Мне кажется так. Все-таки для нашего населения анекдоты – это такой способ выпуска пара, отвлечения. Мы все шутим, шутим, и при этом ничего не меняется.

А, возможно, в какой-то момент надо подойти к делам серьезно – и тогда что-то изменится.

Анетта Орлова: А мне кажется, что классно, что, несмотря ни на что, юмор является одним из наших таких хороших качеств. И пусть будет очень много, но доброго юмора. Просто когда вы стараетесь рассказать анекдот, расскажите какой-то такой анекдот, чтобы было всем смешно и никому не было обидно.

Константин Чуриков: Да. А то нам уже пишут, что повышение пенсионного возраста разбудило Чернышевского. Спасибо. У нас в студии были Анетта Орлова, психолог, кандидат социологических наук, и Алексей Рощин, директор Центра социологии и социальной психологии. Мы продолжим буквально через пару минут. Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
Психология не наука, а набор гаданий и домыслов, тут я согласен с Невзоровым. Невзоров говорил, что психологические опыты сфальсифицированы и ненаучны и ещё в психологии нет формул, вычислений и анатомических наблюдений. Психология, как религия, в неё можно только верить.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски