Надежда Ханецкая. Алексей Петропольский. Как открыть стоматологический кабинет

Надежда Ханецкая. Алексей Петропольский. Как открыть стоматологический кабинет
Обманутые дольщики. Мужчины 50+ без работы. Драка в Чемодановке. Проблемы ЕГЭ. Конфискация денег у госслужащих. Рубрика «Аграрная политика»
Как мужчинам после пятидесяти лет найти хорошую работу: почему служба занятости не может помочь?
Ирина Абанкина: Школа не берёт на себя ответственность, чтобы ребята сдали ЕГЭ на высокие баллы
Почему овощи стоят дорого? При этом закупочные цены падают, а фермеры сеют импортные семена
Конфликт в Чемодановке мог бы предвидеть местный руководитель, считает эксперт по межнациональным отношениям Иосиф Дискин
При обострении экономической ситуации сегодня в богатых регионах растет коррупцияв верхах, а в депрессивных - повышается уровень бытовой
Заканчиваются продажи - заканчивается стройка. Как решаются проблемы обманутых дольщиков, обсуждаем с управляющим партнером Общества защиты дольщиков
Ведущий научный сотрудник Академии труда и социальных отношений: «Пенсионную реформу обсуждали долго, но никто не исследовал, что будет с людьми, которые попадут под повышение пенсионного возраста»
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Гости
Алексей Петропольский
эксперт по правовым вопросам Московского отделения «ОПОРЫ РОССИИ», совладелец сети кофеен Take and Wake
Надежда Ханецкая
главный врач «Студии Ортодонтии»

Анна Тарубарова: Здравствуйте! Меня зовут Анна Тарубарова. И, как всегда по понедельникам, у меня к вам «Дело на миллион».

Тема нашего прямого эфира сегодня касается того, чего, по статистике, боятся 40 миллионов россиян – речь о лечении зубов. Поговорим о том, как превратить это страшное для многих дело в бизнес. О том, как открыть стоматологическую клинику, нам сегодня расскажут генеральный директор и главный врач «Студии ортодонтии» Надежда Ханецкая. Здравствуйте.

Надежда Ханецкая: Здравствуйте.

Анна Тарубарова: …и эксперт по правовым вопросам Московского отделения «Опоры России» Алексей Петропольский. Я вас приветствую.

Алексей Петропольский: Добрый день.

Анна Тарубарова: Мы съездили к Надежде в клинику и посмотрели, как там все устроено. Давайте посмотрим сюжет.

СЮЖЕТ

Анна Тарубарова: Уважаемые зрители, присоединяйтесь к разговору. Врач вы или пациент, у вас есть возможность сегодня напрямую задать вопрос нашим гостям в студии о качестве услуг в частных клиниках, о трудностях бизнеса. Звоните и пишите. Номер для ваших сообщений – 5445.

Алексей, первый вопрос вам. Я слышала такую статистику, что 60% частных клиник живут максимум полтора года. Это действительно так? И что с ними не так?

Алексей Петропольский: Ну, вообще бизнес, открывающийся в России, как правило, выживаемость – 30% в первый год жизни.

Анна Тарубарова: 60% – это хорошо, значит.

Алексей Петропольский: 60% – это хорошо. А у остальных проблем масса. И конечно, первая и самая главная проблема – это то, готов ли ты начинать бизнес. Вот у Надежды довольно редкий случай, когда человек по профильному образованию открывает профильный бизнес. Как правило, такие бизнесы долго не живут, потому что грамотно выстроить что-то может только профессионал, который занимается менеджментом, умеет управлять людьми, умеет выстраивать бизнес-процессы, а это требует дополнительных знаний и больше административного опыта управления, нежели профессионального, которым занимается конкретная клиника.

С одной стороны, это плюс, потому что специалист, зная свое дело, он сможет наладить правильную работу, нежели дилетант, который занимается больше привлечением прибыли, рекламой и менеджментом. Но, с другой стороны, это плохо для бизнеса, потому что, чтобы выжить, надо платить дорогую аренду, нужно платить хорошие зарплаты, нужно разбираться в маркетинге, в бухгалтерии, ну, в тысячах вещей. А если мы говорим конкретно о медицине, то здесь есть еще проблематика получения лицензии, постоянные проверки.

Анна Тарубарова: Вот давайте разбираться по порядку, да, как должно быть.

Алексей Петропольский: Поэтому что важно? Важно получить опыт до того, как начать бизнес, в сфере, смежной тому, чем вы хотите заниматься. То есть решил открыть медицину – поработай где-то в управленческом персонале внутри медицинского центра, пойми, как это работает, откуда берутся деньги, откуда берутся клиенты, все взвесь, посчитай те же стартовые инвестиции, сколько придется работать до точки безубыточности. Я не говорю об отбивке, а хотя бы выйти в маломальскую прибыль. И после этого только, набравшись опыта и ошибок на чужом примере, начинай открывать свое дело. Это, наверное, золотое правило, которое повышает возможность рентабельности и отбивки вашего дела.

Анна Тарубарова: Надежда, у вас была возможность получить этот опыт заранее? Или вот как открылись – и собственные шишки набивали?

Надежда Ханецкая: Да, собственные шишки набивали. Но самое главное, чтобы эти шишки были не смертельные, чтобы не было младенческой смерти, как сказали, вначале. Поэтому шишку набиваешь – и здесь же ищешь, где этому обучиться. Идешь и учишься. Это все сейчас доступно.

Анна Тарубарова: Где, где, где?

Надежда Ханецкая: MBA, стоматология. Есть такое у нас, да.

Анна Тарубарова: То есть я правильно понимаю, что вы в одном лице и главный врач, и бухгалтерия, и отдел кадров?

Надежда Ханецкая: Да. Это все легко. И у меня еще три выходных в неделю.

Анна Тарубарова: И как все успевать?

Надежда Ханецкая: Это неправильный вопрос. Как все успевать? Это, наверное, распределение времени.

Анна Тарубарова: Чтобы хватило энергии.

Надежда Ханецкая: Нужно, во-первых, уметь делегировать, определить людей, кому это можно сделать, и делегировать. Иногда ассистент с сертификатом врача еще имеющимся не на своем месте может выполнять роль врача лучше, чем ассистент. И это тоже нужно увидеть. У меня такой случай был.

Анна Тарубарова: Значит, вам надо быть еще и психологом.

Надежда Ханецкая: А кто из стоматологов не психологи, скажите, пожалуйста?

Анна Тарубарова: Ну, одно дело, когда ты врач, а другое дело, когда ты директор и руководишь коллективом.

Надежда Ханецкая: Да. Ну, мы вынуждены быть психологами, иначе бы нас боялись очень сильно. Нет, все это поддается, все это обучается. Самое главное… И эти риски нужно все равно рассчитывать, не просто наобум идти, куда-то вкладываться, не считать. Все нужно считать, все нужно считать.

Анна Тарубарова: То есть бухгалтерии вы тоже учились?

Надежда Ханецкая: Бухгалтерия? У меня есть на аутсорсинге бухгалтер. Есть, конечно. Но оптимизации налогов, конечно, я училась. Как я буду контролировать бухгалтера, если я не буду владеть бухгалтерией?

Анна Тарубарова: Прекрасно! Я думаю, что, наверное, все-таки не все врачи…

Алексей Петропольский: Надежда сказала, что есть уже в России профильное образование, бизнес-образование в области стоматологии.

Анна Тарубарова: MBA, стоматология.

Алексей Петропольский: Да. Это же удивительно! Раньше этого ничего не было. То есть стоматологов учат делать бизнес. Такое же есть наверняка сейчас и во всех других смежных областях.

Надежда Ханецкая: Да. И там у нас учились люди, которые не открыли еще стоматологии, и они пришли туда, чтобы понять, вообще нужно ли им это или нет, смогут ли они с этим справиться или нет. Прежде чем куда-то вкладывать деньги, они просто это оценивают.

Анна Тарубарова: Ну, давайте разбираться по порядку. Как сделать все правильно? Вот с чего начинать? Регистрируем ИП или ООО?

Алексей Петропольский: Ну, это в любом случае ООО, потому что это медицинская лицензия, а она получается только на общество с ограниченной ответственностью. Это первое, наверное, – юрлицо. Вторичное – нужно выбрать помещение, которое будет попадать под нормативы действующего законодательства для получения той самой медицинской лицензии.

Опять же сама медицинская лицензия – это целая песня. Надежда не даст мне соврать. Чтобы ее получить, нужно пройти несколько кругов ада и кучу проверок и предписаний. При этом в зависимости от видов деятельности, которые вы будете оказывать внутри вашей стоматологии… Потому что стоматология – это может быть и хирургия, это может быть и косметология. Некоторые даже ботокс колют внутри стоматологии, чтобы что-то где-то не болело или нерв не дергался. На все на это, на любой вид деятельности нужно расширять и дополнять лицензию.

И помещение должно быть оборудовано под конкретные процедуры. То есть в зависимости от набора процедур вам нужно искать хорошее помещение. А если отталкиваться от первичных этих нормативов, вам же нужно еще и найти, чтобы туда человек смог попасть удобно. Должна быть транспортная какая-то развязка, видимость с улицы, чтобы маркетинг какой-то маломальский был, и людям было удобно туда добираться. И вот чтобы все это вместе, воедино совпало – это не так просто. Найти такое помещение – это целая история, и ею нужно заниматься гораздо заранее, чем открыть бизнес.

То есть, если вы отложили деньги или приняли решение открывать что-то, связанное с медициной, на этапе формирования стартового капитала начните искать помещение, потому что это еще сложнее, чем все остальное, и от этого тоже… Ну, если в ресторанном бизнесе 70% успеха, то здесь 30% точно заложено. Чтобы не получилось так, что вы взяли, а потом нужно расширяться, или вы подали на лицензию, а вам ее не дают. Лучше посоветоваться с профессионалами, подходит ли это помещение под медицинскую лицензию.

Анна Тарубарова: А в каком случае ее могут не дать, лицензию?

Алексей Петропольский: Допустим, вы взяли полуподвальное помещение – все, вы от медицины уже лицензию не получите. Ну, какие-то простейшие процедуры – да. А стоматология – точно нет. Либо вам сдали его как первый этаж, а фактически по документам это оказался полуподвал или цокольный этаж. Такое тоже очень часто бывает, поскольку арендодатели – им лишь бы сдать, и трава не расти.

Анна Тарубарова: Но неужели у нас нет таких клиник? Ведь встречаются в регионах, когда практически в полуподвальном помещении располагаются.

Алексей Петропольский: Это тоже бывает, что полуподвал, а по документам – первый этаж.

Надежда Ханецкая: Просто раньше выдавали лицензии такие, раньше.

Анна Тарубарова: Закрывали глаза или не было такой нормы?

Надежда Ханецкая: Нет, требований таких не было. Эти требования уже позже появились.

Анна Тарубарова: А вы сразу попали с помещением?

Надежда Ханецкая: Сразу попала. Ну а как? У меня не было средств, чтобы обращаться к профессионалам. Просто открываешь СанПиНы – и все, изучаешь, подбираешь.

Алексей Петропольский: Вот пример Надежды – самый лучший, когда сам директор изучает все первично, все понимает. Ему потом проще масштабироваться. Я надеюсь, что у вас скоро будет не одна клиника, а целая сеть. И это очень сильно зависит от того, какие усилия прикладывает сам руководитель, сам учредитель. И судя по вашему стартовому капиталу, а оборудование там недешевое, вы также разобрались, как брать в лизинг это оборудование, откуда привлечь деньги. Потому что один стоматологический кабинет – это от 2–3 миллионов рублей. Одно кресло организовать хорошее, профессиональное.

И конечно, стартовые такие инвестиции лучше рассчитывать с помощью банков, потому что любое оборудование можно взять в лизинг, заложив его же. То есть платишь первые 10–15%, обращаешься в кредитное учреждение, показываешь, откуда будешь брать это оборудование, что оно сертифицированное, что оно на гарантии, что поставщик нормальный. И банк одобряет кредит. И ты уже из генерации денег, которые к тебе приходят, выплачиваешь постепенно платежи.

Надежда Ханецкая: Не было у нас ни кредитов, ничего не было.

Алексей Петропольский: Ну а как вы? 450 тысяч – это значит, что вы как-то исхитрились.

Анна Тарубарова: К денежной теме мы еще вернемся. Очень много медицинских вопросов. И есть у нас звонок из Краснодарского края от Елены, давайте его примем. Елена?

Зритель: Да-да, я вас слушаю. Здравствуйте, девочки и мальчики.

Анна Тарубарова: Здравствуйте.

Зритель: У меня такой вопрос – насчет материалов. Недавно, полтора месяца назад я сделала бюгели, сделала металлокерамические коронки, хром-кобальт, но с этим невозможно жить, потому что идет отравление организма полное. Невозможно спать, ни снявши, ни надевши, абсолютно никакой разницы. Это стоит больше 100 тысяч денег, но это какой-то ужас. Стала интересоваться, как же можно либо накрыть чем-то, либо что-то подкорректировать. Ничего. Только нужно все менять и выбрасывать.

Анна Тарубарова: А это частная клиника? Скажите, пожалуйста, Елена.

Зритель: Ну конечно, частная, да. Но дело не в том. Претензий к самому протезисту у меня нет, все сделано хорошо. Вот дикция почти нормальная, вы же слышите. А вот то, что материалы, из которых это сделано, – это какой-то ужас! Вот я читаю, роюсь в интернете уже который день. У нас вообще отечественная промышленность работает насчет материалов производства, именно для стоматологии? Это же то японское, то немецкое, то китайское, то американское. А где наше?

Анна Тарубарова: Хорошо, вопрос понятен.

Зритель: Это вообще невозможно! Я, например, доктору сказала, я говорю: «Доктор, вы ни при чем, у меня претензий нет. У меня претензии к тому, из чего это сделано». Никто это не контролирует, никто это не проверяет, что там намешано. Одному Господу Богу известно.

Анна Тарубарова: Хорошо. Давайте сейчас попробуем ответить на ваш вопрос, разобраться. А действительно ли доктор не виноват в данном случае? Он не знает, какими материалами он пользуется?

Надежда Ханецкая: Отравление организма как проявляется? И вообще почему такой вывод? Это же нужно какую-то экспертизу провести. Отравление за счет именно этого? Как это проявляется? Что это? Может быть, здесь что-то именно по протезированию? Где-то сустав не так встал, пережимается сосудисто-нервный пучок, и головокружения могут быть. То есть много нюансов. С чем это связано? Если это материал, то когда мы заключаем договор с зуботехническими лабораториями, мы всегда просим регистрационное удостоверение на любой материал.

Анна Тарубарова: То есть если там все хорошо, то претензий к клинике нет? И каким образом поступать человеку? Вот плохо ему. Вроде бы полечился, но плохо.

Надежда Ханецкая: На самом деле там замена есть, можно заменить на нейлоновые протезы.

Анна Тарубарова: Значит, совет какой Елена? Куда ей обращаться?

Надежда Ханецкая: Нужно… Вообще здесь был вопрос: «Ведь я потратила 100 тысяч рублей». То есть что? Получается, они вернуть не должны, потому что это что? Это реакция организма? Если бы это было отравление, то, поверьте мне, ни один бы такой случай был по жалобам, а сразу же. Они же протезируют…

Анна Тарубарова: Череда.

Надежда Ханецкая: Череда, конечно. Это же все нужно изучать – почему. Здесь, скорее всего, с чем-то другим связано. Надо разбираться.

Анна Тарубарова: Понятно. Давайте еще один звонок примем – из Алтайского края Николай нам дозвонился. Здравствуйте, Николай.

Зритель: Здравствуйте.

Анна Тарубарова: Слушаем вас внимательно.

Зритель: Алло!

Анна Тарубарова: Слушаем вас.

Зритель: Я вообще против вот этих частных клиник. У нас социальное государство. И почему это разводят? Потому что им надо деньги собирать.

Анна Тарубарова: Понятно. А вопрос у вас какой? Есть ли у вас вопрос?

Зритель: Вопрос такой. Не называйте тогда, что у нас в России социальное государство.

Анна Тарубарова: Понятно, понятно, хорошо.

А вот, кстати, почему такое недоверие у нас к платной медицине? С чем это связано, кроме финансовых вопросов?

Алексей Петропольский: Во-первых, начнем с того, что по ОМС вам нормально зубы никто не сделает.

Анна Тарубарова: Почему?

Алексей Петропольский: Ну, потому что в рамках обязательного медицинского страхования у нас зубной пакет очень и очень узкий и, как правило, требует доплаты, потому что государство считает, что это большие издержки.

Анна Тарубарова: Даже в государственной поликлинике.

Алексей Петропольский: А зубы – вещь недешевая. И даже когда вы покупаете ДМС, добровольное медицинское страхование (я вам как работодатель говорю), как только ты дополняешь пакет ДМС зубными какими-либо страховками, он вырастает минимум в полтора раза, а может и в два раза, потому что зубы болят у людей часто и стоят они очень дорого. И государство ну не может с этим справиться, увы. Поэтому медицина именно в области зубных профилей – она вся практически частная. Как это искоренить и убрать? Ну, я думаю, что в сегодняшней экономической ситуации никак. И более того, в ОМС уже сейчас происходит реформирование, и зачастую сложные операции, жизненно необходимые – их делают уже в частных клиниках в рамках ОМС.

Надежда Ханецкая: Да.

Алексей Петропольский: Но если зубное лечение когда-нибудь переведут, то качество услуг вырастет в разы. Но для начала государство должно задуматься, чтобы расширить пакет ОМС до лечения зубов, чтобы оно туда тоже входило.

Надежда Ханецкая: Есть частные поликлиники, которые лечат по ОМС.

Алексей Петропольский: Есть.

Надежда Ханецкая: На самом деле есть, да, и они пользуются материалами другими.

Анна Тарубарова: Другими?

Надежда Ханецкая: Просто, может быть, в том регионе, кто звонил…

Анна Тарубарова: Это Алтайский край.

Надежда Ханецкая: …материалы зарубежных производителей.

Анна Тарубарова: Скажите, пожалуйста, Надежда, а вот как завоевать доверие?

Надежда Ханецкая: Доверие?

Анна Тарубарова: Да.

Надежда Ханецкая: Это самое сложное. С этого-то и надо начинать врачу, если он хочет потом открыть бизнес.

Анна Тарубарова: Потому что одно дело, когда ты врач, человек по призванию…

Надежда Ханецкая: Пациента не обманешь.

Анна Тарубарова: А как только врач становится бизнесменом, сразу на него смотрят как-то подозрительно. Ну, очень часто такие разговоры звучат. Вот как завоевать?

Надежда Ханецкая: Вы знаете как? Если все время думать о деньгах, то пациент не вылечится точно. Это такой закон. Врач, когда открывает бизнес, он открывает на самом деле не для того, чтобы заработать деньги. Я вам так секрету скажу.

Анна Тарубарова: В смысле?

Надежда Ханецкая: Открывает для большей свободы, может быть, так сказать. Я именно для этого открыла. Когда мы идем поступать в медицинский институт, мы это делаем не для того, чтобы заработать. Поэтому это немножко другая специальность.

Анна Тарубарова: Ну да, обучение…

Надежда Ханецкая: Пациента не обманешь. Если он в кресле и чувствует, что что-то не так, он встает и уходит. Пациент всегда чувствует, его врач или не его врач. Бывает так, что с одним человеком не можешь проехать в автобусе. Вот бывает же такое, да? А тут приходится его лечить. Представляете – как? Он точно почувствует, что нужно встать и уйти. Поэтому завоевать доверие… Нужно просто четко рассказывать, несколько вариантов, кстати, предлагать, чтобы это было по бюджету, а не просто говорить один, самый дорогой, и все. По закону, кстати, мы должны предоставлять несколько вариантов лечения – от минимального до максимального.

Алексей Петропольский: Хотел бы дополнить Надежду. Вот с чего я начинал? Когда бизнесы профильный специалист открывает, хуже и отбиваются, и работают, потому что он несет личную ответственность перед клиентом.

Надежда Ханецкая: Ну да, это точно.

Алексей Петропольский: А вот если бы я открыл медицинское учреждение… Я же не врач, я в этом не разбираюсь. В принципе, моя ответственность, да, она личная, но я точно боль клиентов никогда не узнаю, их проблемы. Я примерно понимаю. И для меня важнее реально были бы финансы, чем второстепенные проблемы клиентов. Для меня важно, чтобы клиент приходил.

Надежда Ханецкая: Это хорошо. Потому что иногда нам на ситуацию нужно посмотреть со стороны. Мне приходится как врачу общаться с пациентами, с коллегами, за одним кухонным столом сидеть, да? Но при этом мне нужно просто надевать другую шляпу, быть директором, смотреть на пациентов со стороны. Я захожу в клинику и смотрю, как бы себя отрываю из своего образа.

Алексей Петропольский: Участвуете в операционке.

Надежда Ханецкая: Да. Я отрываю и смотрю со стороны с холодным расчетом, как вот говорит Алексей.

Анна Тарубарова: Как руководитель.

Надежда Ханецкая: Как руководитель. Иначе никак, иначе мы пойдем вниз. То есть здесь нужно эмоцию убирать.

Алексей Петропольский: А в этом бизнесе возвратность клиента, вообще в медицине, в косметологии, в любой сфере услуг, связанной с красотой и здоровьем, возвратность клиента – это 70% выручки. То есть работают полгода, как правило, до выхода на точку рентабельности, а в дальнейшем бизнес строится на том, что клиент возвращается, он рекомендует друзьям. Если брать Мытищи, допустим, район, то вокруг этого района все узнают, что здесь действительно близко к дому, здесь хорошо лечат, сюда можно прийти, «мои соседи сюда ходили». То есть то доверие, которое ты зарабатываешь, то имя, которое ты себе выстраиваешь, оно тебя в дальнейшем кормит. И если ты за год этого не сделал, то велика вероятность, что через полгода ты закроешься.

Анна Тарубарова: Предлагаю сейчас посмотреть, как распределяются финансовые потоки в стоматологической клинике, у нас есть графика. И у нас получился вот такой пирог под названием «расходы». Фонд оплаты труда – 50%. Материалы – 20%. Аренда – 10%. Налоги – 6%. Коммунальные услуги – 4%. И совсем маленький кусочек – 10% – это прибыль. А на рекламу вы тратитесь сегодня?

Надежда Ханецкая: Сегодня? Уже нет. Сегодня уже нет.

Анна Тарубарова: А первое время как рекламировали, пока еще не было базы?

Надежда Ханецкая: Ну, даже больше не реклама, а брендирование, этим я занимаюсь. То есть раз в год я стараюсь брендировать. Допустим, у нас со 2-го по 10-е число в кинотеатрах по Мытищам шла наша реклама. Это больше для узнаваемости, да. Дальше – маршрутки.

Анна Тарубарова: Пошел в кино, поел попкорн – зуб заболел, пошел к стоматологу.

Надежда Ханецкая: Вспомнил обо мне, да.

Анна Тарубарова: Ну, у нас остается буквально 30 секунд, давайте подведем итог нашей беседы, резюмируя все вышесказанное. Сегодня время для стоматологических клиник частных?

Алексей Петропольский: Сегодня вообще время платной медицины. Медицинский бизнес растет на 20% в год. Все падает, а медицина растет.

Анна Тарубарова: Понятно. Спасибо вам большое за беседу. О том, как заработать на улыбке, нам сегодня рассказали генеральный директор и главный врач «Студии ортодонтии» Надежда Ханецкая и эксперт по правовым вопросам Московского отделения «Опоры России» Алексей Петропольский. Спасибо вам. Увидимся через неделю.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски