Страхование жилья - это дополнительный цивилизованный механизм возмещения, а не замена бюджетной поддержки граждан

Страхование жилья - это дополнительный цивилизованный механизм возмещения, а не замена бюджетной поддержки граждан
Леонид Григорьев: Мировой кризис бывает, когда грохается большая страна и происходит драматическое падение нефти
Как потребовать перерасчёт за оплату мусора и при этом добиться его своевременного вывоза
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
Гости
Надежда Кириллова
заместитель руководителя Департамента страхования и экономики социальной сферы Финансового университета, доктор экономических наук, профессор,

Льготы в обмен на страховку. Минфин предложил предоставлять льготы по налогу на имущество и взносам на капремонт тем, кто застраховал свои квартиры и дома. Станет ли эта мера стимулом более активно страховать жильё?

Марина Калинина: Мы переходим к следующей теме нашего прямого эфира. Расходы федерального бюджета на ликвидацию последствий паводка в Иркутской области на сегодняшний день почти 3 миллиарда рублей. Таких трат удалось бы избежать, если бы в России, как в развитых государствах, люди страховали не только свои автомобили, а еще и жилье, тогда не пришлось бы пострадавшим жаловаться президенту на то, что им негде жить. В нашей стране сейчас застраховано всего около 10% недвижимости, в Европе и США почти 90%, разница очевидна. Но скоро ситуация в России начнет меняться.

Александр Денисов: Ну вот эту тему мы обсуждаем с Надеждой Викторовной Кирилловой, доктором экономических наук, профессором, заместителем руководителя Департамента страхования и экономики социальной сферы Финансового университета. Марина, не договорили мы, да, еще про предложение.

Марина Калинина: Да, мы не договорили, потому что есть конкретное предложение от Минфина, которое уже направлено в Минэкономразвития и Минстрой, – это проект доклада о мерах по стимулированию граждан к покупке полисов страхования жилья как раз вот от чрезвычайных ситуаций. Закон о таком страховании вступает в силу 4 августа этого года уже, и сейчас регионы разрабатывают страховые программы, в частности, предлагается рекомендовать этим регионам вводить льготы по налогу на имущество физических лиц для тех, кто заключил договор страхования.

Но как всегда кроме пряников есть и кнут: гражданам, заранее не позаботившимся о страховке, новое жилье взамен утраченного при том или ином чрезвычайном происшествии, предоставлять без права его приватизации, просто на определенный срок. При этом бессрочно такое жилье будет предоставляться только малоимущим по договору социального найма, а остальным по договору обычного найма или из маневренного фонда на срок не более 3 лет. Вот такие вот изменения нас в ближайшее время ждут.

Давайте разбираться. Все-таки, Надежда Викторовна, вот то, что предлагает Минфин, – это добровольная страховка или все-таки принудительная? Или добровольно-принудительная? Как это можно охарактеризовать?

Надежда Кириллова: Это добровольное страхование, это добровольная форма страхования. Определенная мотивация, конечно, есть, но тем не менее вот такого глубинного…

Марина Калинина: Но все-таки пугают, что не застрахуетесь, будете жить в коммуналке, в комнате, все, на большее не рассчитывайте, это в лучшем случае.

Надежда Кириллова: Я бы так не противопоставляла те механизмы, которые уже сложились, те механизмы поддержки граждан в результате реализации таких чрезвычайных ситуаций, реализации рисков и страхование. Это дополнительный, такой цивилизованный инструмент, который позволяет более равномерно ответственность распределить. Потому что все-таки, если вы собственник жилья, вы должны нести ответственность определенную за его содержание. Я думаю, здесь нет глубинного противоречия. Тем более это, еще раз хочу подчеркнуть, добровольная форма страхования, то есть вы можете согласиться участвовать в такой программе, а можете отказаться, это дополнительный механизм.

Александр Денисов: Вы знаете, но тут должны согласиться два субъекта. Первый – это сам гражданин, который на эти льготы, естественно, кто откажется от льгот. Но с другой стороны, регион же получает как раз налоговые поступления от налога на недвижимость, они приходят как раз региону, они не в федеральный центр уходят. А регион-то захочет от этого отказываться? Еще неизвестно, будет у них там паводок, не будет, а они уже там людям разрешат не платить, в итоге недосчитаются для бюджета денег. Тут же нужно и с регионом решить, он же может, например, и не согласиться на эту программу.

Надежда Кириллова: Да, здесь есть такой вот тонкий момент социальной ответственности, социальной ответственности граждан, социальной ответственности регионов как части системы. Потому что ни страхование есть вещь в себе, ни регионы вещь в себе. Если мы говорим о страховании, то должна быть территориальная раскладка ущерба.

Александр Денисов: Система замкнуться должна, да.

Надежда Кириллова: Да. Там работает закон больших чисел так называемый, то есть должен быть определенный страховой портфель для формирования страхового фонда, чтобы была возможность осуществления этих выплат. Но тем не менее ведь у нас 3 уровня участия, участвует и федеральный бюджет так же, и регион так же должен подумать и о том, а если вдруг все-таки что-то произойдет, как ему тогда оставаться одному с последствиями. То есть…

Александр Денисов: Ну вот отказаться от вот этих налогов, от поступлений налоговых каждый регион согласится? То есть налоговые льготы, ну не знаю, сколько там, 50% скажут или все 100%, раз ты страхуешься на протяжении уже 3 лет. И вот регион подсчитал – ага, у меня не будет 300 миллиардов, выгодно это ему будем или нет? Ну я к примеру.

Надежда Кириллова: Я думаю, это все-таки найдет экономическое…

Александр Денисов: …обоснование.

Надежда Кириллова: Да, это может быть экономически целесообразно не в каждый отдельный период времени, но все-таки стратегически, я думаю, это целесообразно. Это такой цивилизованный, мягкий механизм. Если бы мы говорили об обязательном страховании, это проще, это полный охват, 100%-й, это нет организационных и временных затрат, но это жестко и для граждан, и для регионов. Здесь сложно, но все-таки добровольность предполагает определенную социальную ответственность.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Башкирии. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Ага. Здравствуйте. Вот я бы хотела спросить. Вот в Иркутской области было затопление, а за год до этого предупреждали, что из-за вырубки лесов там будет затопление. Но государство никаких мер не приняло. У нас вот в Башкирии тоже беспощадно вырубают леса, а это грозит, как нам экологи говорят, тем, что у нас будет землетрясение. То есть получается, что вообще мы все можем остаться без жилья.

Александр Денисов: Ирина, ну вот раз вы говорите, что люди понимают, может произойти, вы сами задумывались, что, может быть, действительно застраховать? Ну вдруг что, выделят 150 тысяч, и что ты с ними сделаешь?

Марина Калинина: И не надеяться на государственные выплаты, а просто пойти и себя застраховать, свое жилье.

Александр Денисов: Приходило вам это в голову?

Зритель: Хорошо-хорошо, я, конечно, не против, я могу застраховаться. Но получается, что какие-то, можно сказать, олигархи обогащаются, уничтожая все наши леса, а люди остаются крайними.

Александр Денисов: То есть вы не хотите страховаться, я так понял, раз олигархи наживаются, пусть они как-то и платят, да?

Зритель: Нет-нет, я не хочу, я просто хочу сказать, что у нас может разрушиться вся страна из-за этого, будут и затопления, и землетрясения. Это же просто ужас, надо это остановить, надо просто закрыть границу и не выпускать больше этот лес, не вырубать его.

Марина Калинина: У вас такие прямо радикальные предложения, Ирина из Башкирии была у нас на связи.

Александр Денисов: Спасибо. Вот люди не хотят, очевидно.

Марина Калинина: Почему вот у нас в стране люди не готовы? Почему сложилась такая ситуация? Ведь в принципе страховка – это вещь хорошая. В принципе я посмотрела цифры, которые предполагается, что люди будут платить, 150 рублей…

Надежда Кириллова: Щадящие.

Марина Калинина: Ну какие-то такие совсем прямо, действительно минимальные-минимальные, это не тысячи какие-то, не десятки тысяч в год. Почему у нас такое отношение к этим страховкам? Вот я говорю в начале обсуждения этой темы, что в Европе 90% застраховано жилья, в Америке 85–90% плюс-минус, практически все страхуются. Что же у нас так как-то не идет этот процесс?

Надежда Кириллова: У нас действительно, к сожалению, слабое проникновение страхования, такой профессиональный термин. Но справедливости ради должна отметить, что за 2018 год международные аналитические агентства провели оценочный такой анализ именно по таким рискам по природным, по техногенным, и тоже недострахованы. Может быть, в целом имущество да, 80–90%, но вот эти риски, хотя страховщики могут их взять на свою ответственность…

Марина Калинина: А, там? Ну понятно, да.

Надежда Кириллова: То есть проблема эта не только российская. Но тем не менее у нас Иркутск прозвучал, там не больше 4% было застраховано имущества, а в целом по стране, по оценкам Всероссийского союза страховщиков, до 8% не доходит страхование имущества. Рынок, как рынок у нас страховой развивается, чуть меньше 30 лет, все-таки должно пройти время, чтобы вот этот баланс ответственности как-то равномерно распределился, чтобы доверие в целом к страховщикам повысилось в обществе. Ну и потом страховщики тоже не существуют отдельно от экономики, то есть, наверное, в целом уровень социального доверия должен повыситься к институтам.

Марина Калинина: Если говорить о страховщиках, ведь, наверное, тоже они не все имущество хотят и готовы застраховать. Если это какой-то деревянный дом небольшой, полуразрушенный такой уже, старенький, так скажем, наверное, тоже не очень-то просто будет его застраховать?

Надежда Кириллова: Да, конечно, сложности определенные есть. Сложности прежде всего в расчете тарифных ставок, по которым платят страхователи премии. Но есть коэффициенты, и потом определяется базовая сумма, которую человек в любом случае должен будет получить по этой программе с достаточно, как вы уже называли, такими щадящими страховыми премиями. А дальше это уже и вопросы региональных программ, какие риски туда дополнительные включить, за какую сумму, за какую плату, и это вопросы все-таки коэффициентов объекта страхования. Действительно, если это деревянное строение, то это повышающие коэффициенты должны быть, если это другие какие-то конструкции железобетонные…

Александр Денисов: Надежда Викторовна, а вот такой вопрос. Я еще подумал, какие плюсы могут быть от страхования. Потому что, например, если помогает государство, очевидно, пока они найдут дом… В том же Нижнеудинске, я уверен, нет свободного маневренного фонда, куда можно быстро людей перевезти. То есть это нужно где-то искать, строить, на это уйдет год, полтора, два, может быть, даже еще больше. А со страховой компанией там же быстрее деньги ты получаешь, ты можешь сам начать, поехать в другой город, например, найти там жилье и там купить. То есть это и процесс-то по времени ускоряется со страховкой.

Надежда Кириллова: Естественно, да. Уже механизмы отработаны, они классические, так же работают, как и во всем мире, на нашем страховом рынке. То есть вы получаете страховую выплату и вы уже вправе ею распоряжаться. То есть вот этот вот процесс…

Александр Денисов: А сколько быстро? Например, 3% в Иркутской области застраховались, вот все, там потоп, они тут же… Кстати, вопрос с документами, как это подтверждать, если у тебя все уплыло. Вот за сколько вы выделяете эту сумму, на которую застрахован дом?

Надежда Кириллова: Это зависит от правил страховой компании, страховой организации, где застраховался гражданин, где застраховал свое имущество. Но это реальные совершенно сроки, то есть если вы предоставляете документы…

Александр Денисов: Ну неделя-две?

Надежда Кириллова: Да, это в пределах где-то 2 недель происходит, месяца, может быть. То есть вопрос в том, чтобы предоставить те доказательства, которые необходимы в том или ином страховом случае.

Александр Денисов: А что за доказательства? Как это все происходит?

Надежда Кириллова: Это документальные подтверждения, которые должны быть перечислены все в правилах страхования. Мало того, по этой программе страхования жилья, о которой мы говорим, ведь предполагается информационная база единая по России, Всероссийский союз страховщиков ее будет формировать, управлять ею. Там будут сведения обо всех объектах, и любой гражданин сможет зайти посмотреть, на что он может рассчитывать, какая компания, где дом застрахован и так далее.

Марина Калинина: Уважаемые зрители, а вы звоните, пишите, рассказывайте нам, готовы ли вы застраховать свое жилье и на каких условиях. Если вам, например, льготу предоставят по уплате налога на недвижимость, будете вы страховаться или нет? Или вы, может быть, застрахованы и сидите спокойно, ничего вам не страшно, никакие стихийные бедствия, пожары и так далее?

Вот Олег у нас на связи из Краснодара. Олег, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый день.

Марина Калинина: Вот хочу спросить у вас, будете вы страховать свое имущество недвижимое? Хотите не хотите и почему?

Зритель: Это, конечно, надо делать, но не при таком отношении нашего правительства ко всем этим вопросам. Потому что я считаю, что это продолжение той же самой политики перекладывания своих обязанностей на людей, которые и так без этого страдают от всяких дополнительных налогов.

Вот до этого выступала ваша эксперт и говорила даже, что собственник должен иметь ответственность. Но у нас же не только частная собственность, есть и муниципальная. И когда передавали это все в собственность, не спрашивали и не приводили в нормальное состояние все это, передавали только то, как считается, дай тебе, боже, что мне негоже. Так же и тут, снятие ответственности – это прямой ход, никакого тут…

Хорошо бы, если бы это было по-другому, но в головах совсем другое у них имеется в виду. Политик – это тот человек, который, как говорится, скрывает свои мысли. Вот у меня все.

Марина Калинина: Ну то есть вы просто не доверяете, да?

Зритель: Да. Я согласен, платить – это очень важно, но это в нормальном, так сказать, а не в нашем восточном диком капитализме.

Марина Калинина: Ладно. Спасибо большое, это был Олег из Краснодара. Ну вот видите, мнение человека.

Надежда Кириллова: Вы знаете, действительно, все вот эти нововведения, все эти программы должны облегчать жизнь людей, а не создавать дополнительные сложности. Здесь трудно не согласиться. Но я еще раз хочу сказать, ведь речь идет не о замене бюджетной помощи гражданам, это дополнительный механизм, который нужно использовать. Ведь последствия рисков все больше, риски все чаще, за последние…

Вот по тому же исследованию, на которое я ссылалась, за последние 2 года размер ущерба и страхового, и экономического, который не был покрыт страховыми договорами, максимальный за последние 10 лет. То есть нужно использовать все возможные механизмы, страхование – это как раз вот такой цивилизованный механизм в дополнение, не в замену каким-то уже сложившимся отношениям по бюджетной поддержке граждан.

Марина Калинина: Еще один звонок из Тюменской области. Ольга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте, алло-алло.

Марина Калинина: Да, говорите.

Зритель: Да, в общем, у вас речь идет о том, почему люди не хотят страховать свое имущество, в том числе дома и так далее. Ну у меня такой случай был еще в советское время, мы страховали своих детей, свадебные страховки до 25 лет. Но развалился наш уважаемый, дорогой Советский Союз, деньги нам никто не выплатил, страховки наши пропали, все потеряли. Даже ребенок сломал руку, мы 150 рублей по этой страховке, там 10%, по-моему, нужно было выплатить, нам и то их не выплатили. Поэтому о каких вообще страхованиях может идти речь сейчас?

И что люди получат? Вот у нас наводнение в Ишиме было 2 года назад, и что люди получили по страховкам? По 15 тысяч, по 150, может быть, не более, а потеряли они миллионы, потеряли они дома, а получили они ничего. Поэтому зачем страховать, для чего страховать?

Марина Калинина: Спасибо, понятна ваша точка зрения.

Давайте еще сразу Татьяну из Рязанской области послушаем. Татьяна, здравствуйте. Татьяна, вы сделайте потише телевизор, чтобы эха не было.

Зритель: Хорошо, сейчас. Все-все, сделала.

Марина Калинина: Да, слушаем вас, говорите.

Зритель: Вот такой вопрос про страховки. Я вот на свою пенсию могу застраховать свой дом частный только на такую сумму, которая позволит мне, извините, только обуться и одеться. На большую сумму я не могу застраховать. Но у меня нет к вам претензий по этому поводу. Есть такая претензия. Я страхую дом 13 лет, и почему нет никаких скидок? Раньше чем дольше ты страхуешь, тем более тебе скидывают проценты уплаты вот этой вот страховки. Вот почему нет таких скидок?

Марина Калинина: А вы задавали вопрос своей страховой компании, в которой…

Зритель: Задавала, да.

Марина Калинина: И что они говорят?

Зритель: Они говорят, что у них такой льготы нет.

Марина Калинина: Не положено, в общем.

Александр Денисов: Татьяна, а вы сколько платите за страховку, за жилье? Какая сумма ежегодная?

Зритель: Ну я страхую, у меня дом кирпичный, поэтому страхую в основном бытовую технику, внутреннюю отделку. Но в этом году застраховала еще крышу, потому как она новая, мало ли, какой случай, все покоробится.

Александр Денисов: И сколько заплатили в целом?

Марина Калинина: Да, сколько выходит?

Зритель: В общем, на 300–400 тысяч я страхую, плачу 5 тысяч с лишним страховку в 2 этапа.

Марина Калинина: Пять тысяч – это за какой период?

Александр Денисов: За год?

Надежда Кириллова: Наверное.

Зритель: За год.

Марина Калинина: А, в год 5 тысяч рублей страховка?

Зритель: Да.

Александр Денисов: Спасибо, Татьяна.

Зритель: Да, 5 тысяч, и то мне сложно ее платить, сложно очень, потому что я еще страхую свою жизнь, потому как случись чего, а меня хоронить не на что, потому что я отложить ничего не могу от своей пенсии…

Надежда Кириллова: Молодец какая.

Марина Калинина: Ну ладно, дай бог вам здоровья, что же вы хоронить-то сразу. Спасибо. Ну вот, видите, человек заботится…

Надежда Кириллова: Молодец!

Марина Калинина: …и о себе, и о доме своем, видимо, о детях и внуках тоже.

Александр Денисов: Ну вот мы к ценам плавно подошли. То есть если платить мало, как вот Марина в начале говорила, то ничего и не получишь. Поэтому какая действительно здравая цена, по которой можно получить нормальную выплату и купить новое жилье? То есть там уже явно не 5, не 10 тысяч, это будет около 20, 20 с лишним, скорее всего, если речь идет о квартире, например.

Надежда Кириллова: Да, конечно, я согласна, что это один из самых важных факторов, платежеспособный спрос, то есть есть ли деньги у граждан, для того чтобы дополнительно еще риски застраховать. Но и здесь вот еще два таких попутных вопроса прозвучало о гарантиях и о том, что нет никаких льгот. Во-первых, я вижу уже, такой прекрасный последний вопрос, что человек сам нашел возможность застраховать и жизнь, и имущество. Я думаю, может Татьяна найти и другую страховую компанию, посмотреть. Сейчас каждая страховая компания обязана правила размещать на своих сайтах; если она не может, внуки, может быть, помогут посмотреть какие-то другие правила, где такие льготы предусмотрены.

По поводу гарантий, по поводу выплат. Если возвращаться к программам страхования имущества, все-таки здесь будут еще две дополнительные гарантии. Это участие региональных администраций в этих программах, все-таки правильно вы начали с того, что у нас люди надеются на государство, и совершенно правильно, это у нас, наверное, на генном уровне. И участие Российской перестраховочной компании в этих программах, то есть практически все риски будут перестрахованы, и если вдруг какие-то будут проблемы с выплатами, то есть перестраховщик. Эти две момента все-таки дают определенную надежду на нормальное функционирование вот этих механиков, на нормальные страховые выплаты.

Ну а по поводу дополнительных рисков, конечно, это будет дороже.

Александр Денисов: Ну, может быть, раз участвует и государство, и перестраховочные компании, может быть, цены тогда понижать, чтобы не приходило приносить по 20 тысяч, страхуя свою недвижимость, чтобы поменьше это было? Потому что действительно человек посмотрит, думает: ну где я их возьму? Семью на что-то надо кормить.

Надежда Кириллова: Я думаю, мы придем к этому, действительно, потому что все-таки 30 лет немаленький срок, многому уже научились страховщики в России, и определенная конкуренция есть, и вот такие вот…

Марина Калинина: Они хорошему научились или плохому?

Надежда Кириллова: Вы знаете, хорошему научились, хорошему, плохому-то учить не надо, плохое само приходит. Научились хорошему, работают практически так же, как и на зарубежных рынках. Только вопрос, наверное, все-таки в просвещении, вопрос в этой ответственности людей и государства, конечно, тоже, и страховщиков за своевременные нормальные выплаты, чтобы это все работало нормально.

Александр Денисов: Меня тревожит вопрос к страховым компаниям, потому что цены, как пешки, назад не ходят, знаете: раз у них уже такие высокие цены, с чего им вдруг понижать? Я имею в виду на страхование недвижимости. Вот это главный момент.

Надежда Кириллова: Страховой портфель – это ведь добровольный вид. Где они будут искать страхователей, как они будут заключать договоры, если будут поднимать бесконечно цены на страхование? Это конкуренция.

Александр Денисов: То есть рано или поздно они вынуждены будут понижать планку?

Надежда Кириллова: Остановиться, понижать, да. Я так думаю.

Марина Калинина: Ну так как вы считаете, вот такие… Давайте подведем итог: вот то, что предлагает Минфин сейчас, как-то сдвинет в сторону, какой-то стимул даст действительно людям, что они пойдут страховать? Судя по нашим сообщениям, нет, судя по звонкам, тоже нет, за исключением Татьяны, которая и так застраховала свое имущество.

Надежда Кириллова: У нее целый страховой портфель, несколько договоров.

Марина Калинина: Да, и без льгот, и так далее.

Надежда Кириллова: Я думаю, какого-то резкого всплеска ждать, наверное, не стоит, потому что действительно механизм достаточно сложный, он должен быть проработан и он должен прийти к людям, он должен в регионы прийти. Но все-таки определенный интерес есть. И я думаю, очень хорошо, что это все-таки добровольная форма, не обязательная, даже при таких маленьких страховых премиях, конечно, это вызывало бы протест, когда и без того в не очень-то простой жизни вдруг на голову падает еще необходимость платить.

Марина Калинина: Но все равно мы надеемся на государство, что в случае чрезвычайной ситуации государство все-таки должно помогать собственникам домов, которые они потеряли.

Надежда Кириллова: Оно должно, оно помогает, оно будет помогать. Это дополнительный, еще один механизм, который позволит людям поучаствовать в этом и, может быть, какую-то более существенную помощь получить, и страховщикам, и региональным администрациям наладить взаимодействие, то есть какие-то совместные программы научиться разрабатывать.

Александр Денисов: Спасибо большое. В студии у нас была Надежда Кириллова, доктор экономических наук. Говорили о налоговых льготах в обмен на добровольное страхование своей недвижимости.

Марина Калинина: Спасибо.

Надежда Кириллова: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски