Надо ли отбирать права у водителей, которые трижды за год грубо нарушили ПДД?

Надо ли отбирать права у водителей, которые трижды за год грубо нарушили ПДД? | Программы | ОТР

Идею Минюста и МВД оценим вместе с автоэкспертами

2021-01-12T12:07:00+03:00
Надо ли отбирать права у водителей, которые трижды за год грубо нарушили ПДД?
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Что нового? Южно-Сахалинск, Чебоксары, Воронеж
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Гости
Илья Огородников
главный редактор журнала «Движок» (г. Санкт-Петербург)
Алексей Нестеренко
председатель Ассоциации автомобилистов и автошкол Архангельской области

Петр Кузнецов: Три прокола. В России хотят вернуться к советской системе лишения прав. Помните, были такие, дыроколом прямо делали? Их предлагается отбирать (права, я имею в виду) у тех водителей, которые за год трижды грубо нарушили ПДД. Например, проехали на красный, пересекли двойную сплошную, превысили скорость на 60 км/ч и больше.

Ольга Арсланова: Да, автомобилистов будут лишать прав. А вот сотрудникам ГИБДД как раз дыроколы-то и вручат. И это может оказаться, как мы понимаем, крайне выгодным. Итак, лишать прав за все эти прегрешения предлагается на полтора года. Причем, как уточнили в Минюсте, грубые нарушения, которые увидели видеокамеры, учитываться не будут. Т. е. их должны оформить сотрудники ГИБДД …

Петр Кузнецов: О, вот это интересно.

Ольга Арсланова: …с этим самым, ну, наверное, сейчас уже, в XXI веке, виртуальным каким-то дыроколом.

Петр Кузнецов: И это еще не все. Также в новом КоАПе предлагается прописать отдельное, точнее будет сказать – ужесточить наказание для пьяных водителей, которые перевозят детей до 16 лет. На этот раз лишение на 3 года плюс 50 тыс. штрафа. И опять же, отдельное наказание для пьяных владельцев электросамокатов, моноколес, гироскутеров и подобных устройств. Здесь наказание предлагается до 1,5 тыс. руб.

Ольга Арсланова: А хотя, насколько я понимаю, пока что у них и прав-то нет. Официально.

Петр Кузнецов: Лишать нечего.

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: Но оштрафовать могут.

Ольга Арсланова: Минюст предлагает штрафовать не чаще одного раза в сутки на 800 руб. водителей, которые ездят еще и без ОСАГО. А судя по нашим предыдущим эфирам, таких россиян у нас немало. Тарифы постоянно растут на ОСАГО, люди часто предпочитают заплатить штраф, не покупая полис.

Петр Кузнецов: Так или иначе, ужесточения для нарушителей ПДД с нашими автоэкспертами и, конечно же, с вами обсуждаем прямо сейчас. Илья Огородников, главный редактор журнала «Движок», Санкт-Петербург. «Движок СПб». Здравствуйте, Илья.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Илья.

Илья Огородников: Добрый день. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: У меня первая же реакция – совсем недавно мы избавлялись от сотрудников ГИБДД на дорогах, заменяли их беспристрастными и объективными видеокамерами. И вдруг оказывается, что они снова нужны. Что происходит?

Илья Огородников: Можно в принципе вот эти реформы, немножко отскочив в сторону, сказать, что вот недавно у нас проводилась реформа медицинская, когда сокращали больницы, и вдруг оказалось в прошлом году, что они неожиданно нужны. Поэтому здесь приблизительно точно такая же история. Которая заключается в том, что на сегодняшний день та система, которая придумана в МВД, по крайней мере она работает не настолько эффективно, насколько бы хотелось, а в некоторых случаях не работает вообще. Потому что практически каждый год мы видим какие-то изменения, которые связаны с ужесточением, с наказанием или еще с какими-то такими санкциями, которые происходят.

Говорить, по крайней мере основная причина, ну, по крайней мере как видится мне, в том, что не выработан основной принцип введения нарушения. Т. е. на сегодняшний день, получается, в России нет неотвратимости наказания. У нас огромное количество правил, огромное количество штрафов за них и за их несоблюдение, но в целом получается так, что это компенсируется, что называется, по русской традиции необязательностью их исполнения. У нас люди ездят с огромным количеством выписанных штрафов на огромные суммы, и с ними ничего не происходит. Соответственно, у нас постоянно нарушаются ПДД, которые не видят сотрудники полиции, просто потому, что их нет на дорогах. А соответственно остальные, скажем, выполнения, они очень условны.

На сегодняшний день пытаются эту систему каким-то образом побороть. Ну, вот придумали опять, вот такое решение: за 3 нарушения лишать прав на 1,5 года. Но опять сделали оговорку. Учитывая, что всех сотрудников ГИБДД заменили камерами… ну, не всех, конечно же, но, так скажем, многое заменили камерами, которые… И тут же написали оговорку, что за 3 нарушения с камер права отбирать не будут.

Получается у нас вот такой замкнутый круг, который в общем-то… Т. е. ужесточение как бы есть, но как за него наказывать, будет не совсем понятно. Поэтому я считаю, что все-таки основная проблема на дорогах у нас заключается в том, что нет неотвратимости наказания. Люди не чувствуют ответственности, автовладельцы не чувствуют ответственности за то или иное нарушение, которое они совершают.

Петр Кузнецов: Илья, простите, это да, но в данном случае речь идет о том, что будут дважды, получается, наказывать за одно и то же нарушение. Если я правильно помню правила дорожного движения, вот те грубые нарушения, которые входят в тройку (там даже больше, да?), в пятерку вот этих грубых нарушений, за 3 нарушения которых будут отбирать теперь, хотят, – за одно только пересечение двойной сплошной можно сейчас лишиться прав. Нечего ждать трех проколов.

Илья Огородников: Естественно, да, опять-таки… Здесь, собственно, в свое время вот эта система, из-за противоречия как раз вот там с юридическими фактами, она в общем-то и была когда-то в свое время отменена, в том числе по этому вопросу. Вопрос просто – да, основная мотивация ГИБДД о том, что у них не получается справляться с той ситуацией, которая на сегодняшний день складывается на наших дорогах. Т. е. количество трупов не уменьшается, количество пьяных водителей практически не уменьшается, количество нарушений скоростных. И огромное количество нарушений скорости, которые приводят к очень порой печальным событиям. (Вот буквально недавно…) Т. е. они постоянно происходят.

Все это в совокупности заставляет, так скажем, чиновников от МВД каким-то образом вопросом заниматься. Потому что ничего сделать нельзя. Но вот они идут только по одной почему-то дороге: т. е. по дороге, когда просто ужесточаются штрафы. Она показывает свою неэффективность. Т. е. люди, которые не могут заплатить условный штраф, там, 30 тыс. руб., они явно не смогут заплатить и 50. И многие так и не платят. У нас огромное количество нарушителей, которые совершают ДТП, потом выясняется, что на него выписано 100 штрафов на какие-то космические суммы денег, и ничего с ним не происходит, он продолжает ездить…

Ольга Арсланова: Илья, я прошу прощения, а вот человек, который ездит на автомобиле, который стоит каких-то денег и который нужно как-то заправлять: у него же есть карточка. Сейчас автоматически эти штрафы списываются. В чем проблема? Этого достаточно, это суровое наказание.

Илья Огородников: Да нет, они списываются автоматически только по решению. Поэтому здесь вот так просто взять и списать… И, естественно, она еще и не привязана может быть. Поэтому здесь очень сложно. Здесь все вот эти компьютерные моменты, которые в первую очередь соответственно должны привязываться законодательно, что очень часто тормозит, так скажем, тормозит сам процесс вот этих списаний. Потому что, как выясняется, т. е. они как бы должны, может быть, списываться, но по факту ничего не происходит.

А что касается непосредственно работы на дорогах, то мы просто не видим. Я вот думаю, что любой из вас, наверное, не вспомнит, когда его уже последний раз останавливал патрульный экипаж за какие-либо нарушения. Т. е. фактически, да, с дорог, вот я могу сказать по Санкт-Петербургу, с дорог сотрудники ГИБДД практически исчезли. Их нет ни на постах, ни на въездах в город. Отдельные какие-то моменты есть, там, в центре и т. д., но, условно говоря, это очень мало.

Петр Кузнецов: Меня недавно при въезде во Владимирскую область… другое как раз. (Сейчас, наш телезритель). Скажите очень важный для меня момент как для автомобилиста, вот как раз по возвращению автоинспекторов. Я правильно понимаю, что сейчас у них нет ручного радара? Т. е. он тоже с какого-то момента у них из рук пропал? Т. е. они им все-таки не пользуются? Я просто к тому, что если, получается, они будут фиксировать также и превышение скорости, значит и радары теперь еще к ним вернутся.

Илья Огородников: Нет, радары у многих стоят в машинах. Они теперь стационарные, закреплены в том числе на панелях. Они, так скажем, отследить скорость и…

Петр Кузнецов: А, т. е. в принципе это то же самое. Понятно.

Илья Огородников: …Да. Это да. Т. е. там в этом плане проблем особых нету. Вопрос именно в неотвратимости наказания. Потому что пока ты стоишь в пробке, ни камеры и никакие не могут определить, соответственно, кто пьяный, кто не пьяный, у кого машина исправная, у кого неисправная, у кого есть ОСАГО, у кого нет ОСАГО. Кто-то не выдерживает, проезжает на красный свет. Вы можете заехать в любую пробку, и буквально в течение 15 минут там в принципе треть автомобилей нарушит, ну там, пяток правил дорожного движения. И они за это никак, соответственно, за это никакой ответственности не понесут. Потому что … эти нарушения никто не видит.

Ольга Арсланова: Илья, а расскажите, что, произошла за это время оптимизации какая-то качественная эволюция сотрудников ГИБДД? Они перестали брать взятки, они стали честнее? Почему вы верите в то, что эта неотвратимость наступит?

Илья Огородников: Но в том-то и дело, что это главная проблема, с которой надо бороться и которую надо решать. Пока мы видим, что вот эта оптимизация, которая была проведена в ходе реформы, она просто, так скажем, просортировала количество сотрудников, которые просто исчезли с наших дорог. Что касается – да, вы абсолютно правы, да, здесь еще огромный фактор влияет – коррупционная составляющая. Огромный, так скажем, фактор, который видит то, что обычные автомобилисты видят вокруг, о том, что, так скажем, люди, у которых есть деньги, у которых есть известность, у которых есть власть, иногда соответственно могут обходить текущие законы, и иногда это даже активно показывают по телевизору. Я думаю, история с господином Ефремовым, которого в конце концов, можно сказать показательно, посадили в тюрьму, – она в принципе это такая, в виде исключения. Но все остальное – я думаю, что вокруг многие из нас и много раз видят о том, что многим людям удается избежать наказания.

Петр Кузнецов: И камера на груди инспектора тоже не выход. Потому что переговоры могут вестись до включения этой камеры.

Илья Огородников: Не выход. Не помогает, да. Есть масса способов, как это все обходится. Поэтому, к сожалению, здесь надо менять… Пока вот все реформы, которые на сегодняшний день происходят, это борьба со следствиями. А вот с причинами, к сожалению, пока борятся не так эффективно. А иногда не борятся вообще. Потому что… Ну, есть много примеров, каким образом это можно сделать. И в том числе, например, вот я как житель Санкт-Петербурга, я не всегда хочу приводить в пример европейский опыт, потому что он очень часто к нам не подходит, но вот конкретно здесь я вам могу сказать, как жители до последнего года выезжали в Финляндию. Очень показательно было, когда люди, российские жители, автомобилисты на крутых внедорожниках, едут до границы и как они едут после. Потому что они прекрасно, да, они прекрасно понимают, что на той стороне с ними даже поздороваться не будет, если они там попробуют ухо хотя бы высунуть за двойную сплошную. Они лишатся там не только денег, которые соответственно им выложат, но могут лишиться визы…

Петр Кузнецов: Вот.

Илья Огородников: …которую им тоже аннулируют, и в ближайшие, там, 3-5 лет они не ездят. Поэтому люди боятся нарушать правила.

Петр Кузнецов: А человек-то тот же, да. Человек-то тот же.

Илья Огородников: Да. Поэтому здесь нужно, да, здесь нужно очень серьезно…

Ольга Арсланова: Послушаем наших зрителей. Спасибо. Так. Добрый день, вы в эфире. Владимир с нами на связи.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Здравствуйте. Я из Ростовской области. У меня водительское удостоверение с 1977 года. Вот. Имею, так сказать, некоторый опыт. И, оценивая качество дорожных инспекторов тех лет и этих, я вам скажу, что тогда тоже были требования. Но тогда было не то движение, согласитесь. Сейчас количество транспорта возросло в несколько раз. Тогда были на каждом въезде в город, ну, скажем, в Ростов-на-Дону, стоит ГАИ, тебя могли проверить, все. И милиция все-таки была, ну, не такая, как сейчас расположена к тому, что вот, контроль как бы усилили, но начинаются намеки на то, что – а может быть, давайте, если у тебя штраф 2 тыс., давай напополам, там, или как. Это провоцирует вот эти нарушения, что можно решить вот эти вопросы.

Ольга Арсланова: Владимир, простите, что перебиваю вас. Т. е. если выбирать между сотрудниками ГИБДД, ну вот такими, какие они сейчас есть, и камерами, вы все-таки предпочтете камеры? И штрафы такие… Часто же ошибки бывают, да? Т. е. они технически просто работают, объективно, никто разбираться не будет. А человек может вникнуть в вашу проблему.

Петр Кузнецов: Владимир выберет советского инспектора.

Ольга Арсланова: Давай мы Владимира послушаем.

Зритель: Да, я, конечно, я говорю, что, знаете, приходилось бывать в других городах, ну например, поедешь в город – знаки это одно, а знать движение в городе это совершенно другое. И бывает, ну, непроизвольно человек может нарушить.

Ольга Арсланова: То есть?

Зритель: Если инспектор тебя останавливает, он видит о том, что – ну, да, человек с другого города, ну просто деваться некуда было, он поехал на это, – тебя поймут. И покажут даже, как надо выехать. Сейчас этот вопрос исключается. Сейчас вопрос также упирается в деньги. Это одно.

И еще одно. Вот сейчас мы смотрим после новогодних праздников, сколько произошло ДТП, связанных с употреблением алкоголя за рулем. И там наказание – лишение на год… Я за то, чтобы – ничто не случится, вот попался ты пьяный за рулем – все, без всяких разговоров лишение пожизненно. И все. Ничего не случится. У нас достаточно людей, которые будут ездить и чувствовать ответственность. Зато не будут употреблять и не будет столько аварий на дорогах и гибнут людей, которые мы смотрим.

Ольга Арсланова: Либо нелишение будет очень дорого стоить. Спасибо.

Петр Кузнецов: Илья, подводя итог. Илья Огородников к нам возвращается. Мы должны стремиться к некой прогрессивной все-таки шкале наказаний, которая будет позволять отслеживать на дорогах водителей-рецидивистов и соответственно карать их жестче?

Илья Огородников: Нет, естественно, т. е. люди, которые показательно игнорируют правила дорожного движения и делают это многократно, естественно, должны подвергаться каким-то более строгим санкциям. Условно говоря, как с непослушными детьми. Не понял один раз – значит, в следующий раз нужно сделать так, чтобы он понял.

Вопрос вот в этом балансе. Потому что сейчас у нас есть некоторые перекосы. У нас то одно убирают, включают другое, соответственно потом понимают, что это не работает, начинают возвращать все обратно. Баланса нету. На сегодняшний день камеры – это хорошо. Камеры могут огромное количество нарушений зафиксировать, прислать автоматически и т. д. Но они не решают основное количество проблем. Т. е. они в основном работают на скорость, они в основном работают на какие-то, на полосное движение, парковки, на проезд сплошной и т. д. А все остальное? В правилах дорожного движения огромное количество пунктов, которые камеры просто физически не могут зафиксировать. И остальные, соответственно, учитывая то, что сотрудников ГИБДД с улиц практически всех убрали, получается, огромное количество людей ездят безнаказанными. Даже, условно говоря, один патрульный экипаж, который стоит и проводит рейд и тормозит, там, каждую десятую машину, выявляя как раз вот, например, человека с алкогольным опьянением, – так мимо него в этот раз еще 9 проедут совершенно спокойно и не попадутся. Вот этот вопрос нужно каким-то образом решать, так чтобы соответственно человек, который, зная, что он что-то нарушит, у него была боязнь того, что с вероятностью 90%, если он сейчас нарушит это, его остановят. Точно так же, как это происходит, так скажем, во многих других странах. Почему, собственно, там и боятся нарушать правила дорожного движения.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо вам.

Ольга Арсланова: Т. е. важно, чтобы боялись и у нас. Илья Огородников…

Петр Кузнецов: …главный редактор журнала «Движок». А прямо сейчас на связи Алексей Нестеренко, председатель Ассоциации автомобилистов и автошкол Архангельской области. Здравствуйте, Алексей.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Алексей Нестеренко: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, вот эти меры, не все успеем, наверное, обсудить, но по крайней мере мы их заявили, ну, в том числе, хотя бы, только инспектор может выписать штраф, вот эта тройка нарушений грубых, – она, наверное, сильно изменит дорожное законодательство? Т. е. многое придется переделывать под предлагаемые меры? Одним КоАПом здесь не ограничиться?

Алексей Нестеренко: Я полностью согласен с Ильей Огородниковым о том, о чем он говорил. Неотвратимость наказания должна быть. Большее количество сотрудников ГИБДД на дорогах должно быть. Та оптимизация, которая сейчас была проведена, ничего хорошего она не принесла. Посмотрите, есть такое выражение: «бить по хвостам». Вот то, чем, мне кажется, сейчас занимаются наши органы власти, исполнительной и законодательной, это называется «бить по хвостам». Потому что как таковая система подготовки водителей, подготовки безопасного участника дорожного движения в России отсутствует. Соответственно, что мы можем требовать с людей, когда у нас 95%, если не больше, водителей просто не знают правила дорожного движения и что конкретно они должны делать.

Не соглашусь с единственным: значит, коррупционная составляющая. Безусловно, вот выступал впереди слушатель, не во всех областях, не везде это есть. Я знаю, что на Севере России во многих областях (я езжу сам, езжу много) есть нормальные, скажем так, районы, где взяток не берут принципиально. У нас, допустим, в Архангельской области, я уверенно знаю, что у нас инспектор не берет взятки. Но опять же, как будет развиваться ситуация, бог его знает.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, то, что берутся за самокатчиков, вот этих гироскутеристов и т. д.: понятно, что сейчас речь идет о Москве, но мы понимаем, что с Москвы-то все это дело начинается, самокатчики есть не только в Москве. Это правильно или нет?

Алексей Нестеренко: Безусловно.

Петр Кузнецов: Но заходят со стороны нетрезвого владельца самоката.

Ольга Арсланова: А кто их будет ловить?

Алексей Нестеренко: Но, опять же, на сегодняшний день они вне правового поля находятся. Те, кто управляет средствами индивидуальной мобильности.

Петр Кузнецов: Да. Вот и мы к этому. Т. е. сначала, может быть, статус их все-таки определить: пешеходы они или все-таки участники полноценные дорожного движения?

Алексей Нестеренко: Я не открою Америку, скажем так. Вот все мои коллеги, те, кто занимается подготовкой водителей, те, кто занимается экспертизой в области безопасности дорожного движения, мы говорим об этом давно и очень-очень много. О том, что нужен комплексный подход. Начинать нужно с правил дорожного движения, начинать надо с КоАПа. Т. е. нужно менять законодательство. Потому что то, что сейчас мы имеем, и те изменения, которые пытаются вносить, это судорожные такие вот какие-то внесения. Вот произошло что-то – давай мы «опасное вождение». Внесли термин «опасное вождение», хотя, по сути дела, за все эти нарушения имеются в КоАПе, практически за все (перестроения, препятствование обгону), внесли новый термин. Непродуманно, ни как-то… И опять же, никакого наказания за него до сегодняшнего момента не предусмотрено.

Я считаю, что надо комплексно менять систему вообще безопасности дорожного движения. Как это, есть хорошие примеры. Была замечательно выстроена в Советском Союзе. Я согласен, что – да, сейчас количество автомобилей больше, количество участников дорожного движения во много раз больше. Но тем не менее. Те же Германия, Швеция, Финляндия, Норвегия – они взяли что-то от нашей советской системы, что-то и придумали сами. 25 лет уже реализуется программа Vision Zero. Результаты налицо. В той же Финляндии 3,5, по-моему (могу ошибиться), погибших на 100 тыс. населения. В России это 11.

Опять же, сейчас реализуется «Стратегия безопасности дорожного движения». Но основная направленность почему-то на дороги. Безусловно, нужны хорошие дороги…

Ольга Арсланова: Да.

Алексей Нестеренко: …нужны безопасные дороги.

Ольга Арсланова: Чтобы, да, чтобы мы от советской системы не только карательную вот эту составляющую брали. Тоже было бы неплохо. Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Спасибо. Алексей Нестеренко, спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Валерий
как и в СССР, отбирать нужно и без обсуждений... хотя бы каим то образом избавляться от дебилов на дорогах.
Игорь
надо
Сергей
"Неотвратимость наказания" штука, конечно, полезная. Но только в том случае, когда она распространяется на всех - включая судей, прокуроров, депутатов и чиновников всех рангов. Иначе получается: для друзей - всё, а для остальных - закон.
Идею Минюста и МВД оценим вместе с автоэкспертами