Надо ли вводить обязательную проверку электропроводки?

Надо ли вводить обязательную проверку электропроводки? | Программы | ОТР

Татьяна Овчаренко снова в рубрике «ЖКХ по-нашему»

2020-11-18T13:46:00+03:00
Надо ли вводить обязательную проверку электропроводки?
Руководить может любой? Как люди из народа справляются с работой во власти
Замурованная радиоточка, антенна, домофон... Лишние строки в платёжках: как их убрать?
Как уборщица возглавила село. Сюжет о людях из народа во власти
Росстат: зарплата выросла, работа есть...
Как поменять работу? Рекомендации от эксперта рынка труда
Цены с пробегом. В России дорожают подержанные авто
Когда стартует массовая вакцинация от ковида в России?
Регионы. Что нового? Омск, Уфа, Курск
Помощь бедным. Мусорная чехарда. Пенсионеры и пенсии. Пьяные водители. Вредная соль. Заготовки на зиму. Рубрика «Промышленная политика»
Как помочь бедным? Правительство предлагает новый порядок учёта и поддержки малоимущих
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Ольга Арсланова: А давайте о других проблемах поговорим.

Денис Чижов: Да, о более серьезных. У нас постоянная рубрика «ЖКХ по-нашему». На этой неделе как раз появилась интересная новость, с нее и начнем.

Эксперты предложили ввести в нашей стране обязательные плановые проверки электропроводки в квартирах. Это инициатива не кого-то там, не каких-то экспертов, а это Общественная палата России предлагает и некоммерческое партнерство «ЖКХ Контроль». То есть серьезно, да? Письмо с предложениями уже направлено в Министерство строительства.

Ольга Арсланова: Пока что у нас дела так обстоят. За состояние электросетей в квартирах отвечаем мы сами, то есть жители, а система электроснабжения в подъездах дважды в год проверяется управляющей компанией. Но именно возгорание электропроводки часто становится причиной пожаров в многоквартирных и частных домах. Как раз это происходит внутри квартир, куда управляющая компания не может попасть.

Давайте посмотрим несколько самых громких историй. Это всего лишь примеры, а такие истории происходят по всей стране.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. Давайте поговорим об этой проблеме, кстати, и о многих других тоже, связанных с ЖКХ, поговорим. Мы вас просим звонить в прямой эфир и задавать вопросы нашему эксперту – руководителю «Школы активного горожанина» Татьяне Овчаренко, ведущей этой рубрики.

Татьяна Иосифовна, здравствуйте. Рады вас видеть.

Денис Чижов: Здравствуйте. Рады вас видеть, да.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Ну смотрите. По закону все, в принципе, логично. Проводка внутри моей квартиры – это моя собственность. Я имею право никого не пускать, никому не показывать. А какова моя ответственность за эту проводку?

Татьяна Овчаренко: Ну как? Проводка загорится – сгорит ваше имущество. Вот и вся ваша ответственность.

Ольга Арсланова: А если чужое сгорит?

Денис Чижов: Соседи же есть.

Ольга Арсланова: Да. Ну, перед соседями – это вопрос серьезный, это уже вопрос взысканий, судебный. Установление виновника пожара – главная задача тут, в общем-то. Так что… Увы, мало кто занимается этими проводками всерьез. Совершенно страшные розетки, совершенно дикие, висят на «соплях». Ну и плюс у нас такая проблема. Когда строилось большинство многоквартирных домов, проводку делали из алюминия. А у него срок службы – 30 лет.

Денис Чижов: И во многих он вышел уже…

Татьяна Овчаренко: Да, давно он вышел. Там порошок, поэтому у них возникает… Он разрушается в такое порошковое состояние. Поэтому замыкание – это очень легко и просто. Менять надо. Но менять – это очень недешево. И потом, представляете, у вас в квартире стоит мебель, дети играют, ковер. А тут приходят дяди и говорят: «Отодвигай все! Будем заменять».

Ольга Арсланова: По сути, это сделать ремонт в квартире, новый ремонт из-за одной проводки. Насколько я понимаю, менять нужно раз в 30 лет, как вы говорите, или, по крайней мере, поменять ту старую советскую на современную нужно. Но это нигде не прописано, это обязанность жильца? То есть он вполне может сказать: «У меня нет денег – я не буду менять. Ну, авось как-нибудь еще за 30 лет оно не рассыплется».

Татьяна Овчаренко: Ну да, так и происходит. Вы же не можете заставить человека думать о своем имуществе и о своей жизни, о жизни домочадцев.

Денис Чижов: Татьяна Иосифовна, так нас не особо волнует имущество конкретного человека, нас волнует, что это наш сосед. И мы знаем, допустим, ну, по каким-то косвенным признакам или были в гостях, мы знаем, что это опасно. Допустим, у нас квартира рядом. И как заставить его?

Ольга Арсланова: Вот впустил Дениса в гости сосед, а он уже его проводку оценил. Видите как?

Денис Чижов: А я про него уже рассказываю, про этого соседа. Нет, ну это опасно, правда.

Татьяна Овчаренко: Но предложение-то в том, чтобы просто ее проверять силами управляющей организации. Письмо я не читала, я его не нашла. И там непонятно… Ну хорошо, будем управляющая организация ходить. Сейчас они два раза в год ходят, общее имущество проверяют.

Денис Чижов: Да, подъезды.

Татьяна Овчаренко: Да, состояние проводки. Ну, сейчас они начнут, допустим, ходить по квартирам. И что? Кто за это будет платить? Это же другие работники, вообще-то. Их не будут впускать. Или кто-то уехал, запер квартиру навеки. А таких случаев много. Так что… Не знаю. Я не понимаю. Я не понимаю ни предложения, ни как на него реагировать.

Денис Чижов: Хорошо. Инициатива заключается в том, чтобы делать проверку. Ну давайте попробуем спрогнозировать. Очевидно, что будут проверки. Значит, по итогам проверки есть какой-то результат: прошел проверку/не прошел. А если не прошел? Как вы считаете, справедливым должно быть какое-то предписание? «Проводка не прошла проверку. Предписание: сделать ремонт проводки».

Татьяна Овчаренко: Ну да. Во-первых, кто придет? Это вопрос денег – хождения и проверки. Это повышение тарифов на содержание и ремонт. Прямо сначала начнем.

Следующее. Он пришел. Висят «сопли» вместо проводов. Ну и что? Он сказал: «Это опасно, меняйте». Они сказали: «Да-да-да. Это самая дорогая услуга вообще в содержании дома. Вот я разбежалась 300 рублей за метр платить. Ни за что! Уходите. Вас понял», – расписался. Не представляю себе никак пока.

Ольга Арсланова: Нам сообщение пришло из Воронежской области, интересовался этим вопросом наш зритель: «Замена проводки – только работа стоит минимум 25 тысяч рублей». Ну а максимум, как мы уже с вами выяснили, – это капитальный ремонт.

Денис Чижов: И зависит от квартиры.

Ольга Арсланова: Там в зависимости от того, как идет проводка. Это и обои придется менять, вероятно, и, возможно, полы, потолок. Смотря как разведено.

Татьяна Овчаренко: В старых потолках проходит прямо в отверстиях в панелях. А в новых много решений, от которых я лично падаю в обморок вместе с экспертами. Под полом. В общем, какой-то сумасшедший дом! Но главное, что вы должны штрабить стены, то есть делать в них специальные бороздки. А это безумная работа. Туда укладывается проводка, и потом это штукатурится. Какие обои? Это капитальный вид работ, капитальный.

Ольга Арсланова: Я и говорю: стены, потолок и даже еще пол, если это новый дом.

Татьяна Овчаренко: Ну, в потолках нет. А вот в стенах или… Потому что наружная проводка запрещена категорически. Может, кто-то помнит, раньше на таких симпатичных фарфоровых штучках висела скрученная проводка.

Денис Чижов: Подождите, это не раньше. Сейчас это тоже модно. Много где есть эта внешняя проводка.

Татьяна Овчаренко: Да?

Денис Чижов: Да-да-да.

Ольга Арсланова: На дачах такое бывает.

Денис Чижов: Ну и в кафе, и в ресторанах тоже бывает – в тех, в которые мы ходили до пандемии.

Татьяна Овчаренко: Правда? Я отстала. Я, наверное, хожу не в те рестораны. Кто бы мог подумать?

Денис Чижов: Ладно, вернемся к квартирам все-таки.

Татьяна Овчаренко: Так что это серьезная работа на самом деле. Я могу сказать, что без всяких походок «управляек» достаточно посмотреть на год строительства дома и когда проводился капремонт, и проводили ли его собственники, чтобы сказать, что там с проводкой, потому что массово делалась алюминиевая. Сейчас в процессе капитального ремонта заменяют на медные провода. Они служат вечно. Вот такая у них особенность.

Денис Чижов: Татьяна Иосифовна, у нас звонки бесконечные, давайте начнем их принимать. Татьяна из Севастополя.

Ольга Арсланова: Очень хорошо, что бесконечные. Мы всегда вам рады. Здравствуйте.

Денис Чижов: Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я услышала и очень довольна этим положением, что будет проверка электропроводок проходить именно в квартирах. Сюда бы я еще подключила газоснабжение. Если проводка горит, то от газа взрываются квартиры. Что касается проводок, то у меня лично есть такой практичный к этому подход. Вот то давнишнее внешнее электроснабжение, проводка… А сейчас нам дают возможность приобрести интересные кабели очень хорошей мощности. Они декоративные и имеют покрытие пластиковое. То есть то, что вы говорили, что на даче или еще что-то. Современное преподношение.

Но то, что сейчас будут проверяться квартиры… И кто не хочет – штрафовать. Потому что есть дисциплина, есть дисциплина. И техника безопасности, и не только на рабочем месте, но и в твоем жилище, за которое мы отвечаем. Поэтому спасибо большое, что над этим вопросом задумываются и работают.

Ольга Арсланова: Татьяна, простите, вопрос вам: а вы впустите к себе таких проверяющих на регулярной основе?

Зритель: Да, впущу.

Ольга Арсланова: А если скажут, что надо менять, то вы готовы потратиться на ремонт?

Зритель: Надо менять, нужны деньги. А как же? Или гореть? У меня такая история. У меня у самой дому уже 30 лет. Желаю иметь проводку помощнее. И я бы все… Смотрите. Я бы все вытащила за свои деньги. Ну, может, какие-то моменты государственного подхода я не знаю. И я сделала бы внешнюю проводку, для того чтобы, если даже какой-то участок стал по какой-то причине слабым, его можно было легко устранить. То, что в наших стенах замурована эта проводка – это беда. Со временем это беда. И не забывайте за газоснабжение, потому что газ – это… Мгновение – и полдома нет!

Ольга Арсланова: Ну, с газоснабжением нет проблем, я так понимаю. Да, Татьяна Иосифовна?

Денис Чижов: Газовые же проверки проводят.

Ольга Арсланова: Сейчас ходят.

Зритель: Газоснабжение? У нас сейчас проводят газ. И я хочу сказать, глядя по тому количеству, как взрываются квартиру и рушатся дома, то я и не очень-то за газ. Я справляюсь прекрасно и электричеством.

Ольга Арсланова: Ну понятно.

Зритель: Мультиварка, разные печи. Мы уже к этому приспособились.

Ольга Арсланова: Особенно если электропроводка в хорошем состоянии, то можно кучу этих электроприборов наподключать, лишь бы тянуло.

Татьяна Иосифовна, с газовщиками нет проблем – в том плане, что есть проверки. А откроют/не откроют жильцы? Дадут проверить или нет? Это же второй вопрос.

Татьяна Овчаренко: Ну как? Мне вообще страшно слушать. Два раза в год обязаны смотреть. Если управляющая организация моей тезки спит под лавкой, то это проблема моей тезки. Требуйте. Это первое.

И второе – относительно того, что сейчас есть красивая упаковка. Для технически опасных устройств это звучит умилительно. Вынуждена вам сообщить, что закон запрещает наружную проводку.

Что касается того, как обрывы провода внутри исправлять – да, это действительно сложная проблема. Но вашему дому 30 лет, он молод, как сосенка. Дома эти живут по 125–150 лет, согласно закону опять же. Так что 30 лет назад, когда вы покупали, можно было бы и заменить.

А так я не вижу… Я вижу колоссальную проблему в том, что в домах, в тысячах домов алюминиевая проводка вышла из строя в квартирах. Но это ответственность самих владельцев, собственников. Там, где муниципалитеты владеют квартирами, вот пусть денежки отпускают городские службы и меняют. Вот все, что я могу сказать. А собственники заботиться о своем здоровье и благополучии должны сами.

Денис Чижов: Давайте, Татьяна Иосифовна, посмотрим, заботятся ли слушатели, люди о своем благополучии. Мы спросили людей на улице: «Нужно ли ввести обязательные проверки электропроводки в квартирах? И почему? Впустите ли вы сами людей с проверкой?» И вот что нам ответили.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. Вопрос от наших зрителей, пишут наши зрители: «Если квартира муниципальная, то капитальный ремонт за счет администрации города». Да, Татьяна Иосифовна? Мы как раз об этом говорили.

Татьяна Овчаренко: Конечно, да.

Ольга Арсланова: А если, соответственно, ваша проводка – это ваша собственность, то вы за нее должны нести ответственность не только в том плане, какая она (алюминиевая, новая или старая), но и в плане, какое у вас напряжение. Правильно? То есть если у вас очень много электроприборов (это сейчас очень актуально для городов больших), вы должны постоянно думать о том, не чрезмерна ли эта нагрузка. Вот что тут нужно учитывать?

Татьяна Овчаренко: Здесь только замена. Сечение проводов, как правильно сказали наши телезрители, которых опрашивали, сечение старое – кажется, 2,5. Оно не рассчитано на мощность современных приборов. Утюг сам по себе ужас сколько берет – 3 киловатта. А мультиварка? А еще кофемашина! И вообще миллион всего. А стиральная – тоже не меньше.

Ольга Арсланова: Посудомоечная.

Татьяна Овчаренко: Посудомойка. В общем, обставились электроприборами на радость производителю. Но это совершенно другое сечение должно быть. Иначе действительно горит, потому что ну не позволяет мощность. И очень правильно об ответственности перед соседями, особенно в старых домах.

Ольга Арсланова: Послушаем пока звонок от Ирины из Московской области, нашей зрительницы. Добрый день.

Денис Чижов: От Людмилы или Ирины?

Зритель: Добрый день.

Ольга Арсланова: Да, слушаем вас.

Зритель: Добрый день. Вы меня слышите?

Ольга Арсланова: Да-да.

Зритель: Здравствуйте. Я бы тоже хотела высказаться по этому поводу. Вот все говорят про квартиры. А если у нас в подъезде висит сеть, опутанная этими проводами? И управляющей компании никакого дела нет. То есть это уже повод переложить всю финансовую нагрузку на потребителей. Вот мы сейчас по газу с этим столкнулись. Проверка газового оборудования легла финансовым бременем на нас самих. Например, мы законопослушные, и у нас газовое оборудование – все новое. Так же и проводка. Вот люди, которые заботятся, у них все нормально. Если что-то где-то искрит – сразу стараешься… То есть настолько боишься!

А есть люди, которые вообще не открывают, не впускают. И их не могут отключить от электроснабжения, потому что в доме маленькие дети. И все это повиснет опять, вот повиснет, как и с газом. То есть одна квартира или, например, пять не впускают из стоквартирного дома – это уже угроза всем. И неважно, что девяносто пять проверены.

И так же электрооборудование. Это финансовая нагрузка на нас, то есть собственников или муниципалов. Все равно сейчас даже муниципальные квартиры платят так же за все. Это мое мнение. То есть я категорически против!

Денис Чижов: Да, спасибо. Это Ирина из Московской области.

Татьяна Иосифовна, я не понял, а с доступом-то, как предлагается в этой инициативе, разве какие-то проблемы могут быть? Я про то, что газовые службы сейчас проверяют, они уже ходят. Например, поверка счетчиков должна проводиться, это обязанность. И ты обязан обеспечить доступ. То есть, в принципе, механизм-то отработанный. Просто будет еще один проверяющий приходить.

Татьяна Овчаренко: Нет, там же не пустил… Сейчас как раз у меня такая жалоба на рассмотрении. Не пустил – сразу начинаешь платить по нормативу. И там полуторный коэффициент.

Денис Чижов: С электропроводкой так же можно сделать.

Татьяна Овчаренко: Ну, это как раз с электричеством. Кстати, в 354-м постановлении как раз счетчики электрические, когда не впускают. Но по аналогии, вы правы, это распространяется и на все остальные виды.

Что касается того, что их за обследование газовых приборов заставляют платить. Ребята, вы договора управления свои читайте, на собрания ходите. Это входит в содержание и ремонт.

Ольга Арсланова: «Еще чего!»

Татьяна Овчаренко: За счастье лежать на диване надо платить.

Ольга Арсланова: Зрители нам пишут: «В мою квартиру войдут, если только дверь выломают». А вы говорите о собраниях.

Давайте послушаем сейчас Людмилу из Тулы. Здравствуйте.

Зритель: Алло.

Ольга Арсланова: Ваше отношение, Людмила, к таким проверкам?

Зритель: Значит, так. У нас очень много не то что старых людей, а инвалидов. Вот я инвалид первой группы, беспомощный человек с ходунками. Я никого в свою квартиру не впущу, когда я одна. А ходят обычно днем. Единственное, что газовщики бегают в субботу, но к ним запись на два месяца вперед. Я действительно никого не впущу.

Проводка вся в стене. Как ее будут проверять? Вот был несколько дней назад электрик, сказал: «Надо менять счетчик». Созвонились. Пришли человека с этим счетчиком, поставили. А я не знаю, кто будет долбить стену. И я не дам стену долбить. Она у меня одна. Кто будет оплачивать счета, все по-новому замазывать?

И я удивлена, что нельзя по закону какому-то делать проводку, как в старых домах, как в 60–70-е годы, – поверху. У нас все люди, кто в пятиэтажках, кто делал ремонт капитальный или некапитальный, действительно меняли проводку. И у них вся проводка идет очень культурно, в желобках по стенке.

Ольга Арсланова: Понятно. Давайте, кстати, электрика спросим. Спасибо, Людмила. Электрик дозвонился, его тоже хочется послушать.

Денис Чижов: Профессионал в этой сфере. Евгений из Пензенской области, как вам эта инициатива с обязательными проверками?

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие. Здравствуйте, зрители. В общем, инициатива несколько настораживает. Просто сейчас слишком много разных проверяющих, и они выдают свои разные рекомендации. А вот исполнение…

Я могу сказать о проводах. Ваш эксперт говорил о сечении. Просто сейчас провода выпускаются по техническим условиям, и многие предприятия не соблюдают правильное сечение и тот материал, который должен там быть. Я сам работаю на предприятии. Мы каждый год проводим, так положено по инструкции. У нас было такое, что кабель не проходил испытания.

Денис Чижов: Больше того, Евгений, часто бывает, что ты покупаешь обычный кабель – Евгений, вы здесь? – три на два с половиной в двух разных местах, у двух разных производителей. На нем написаны одинаковые технические параметры, а кабель – прямо визуально видно – разного сечения.

Зритель: Ну да, разные бывают. Вот разделываешь кабель, а у него при его изготовлении сплавились жилы внутренние.

Денис Чижов: Да, понятно, понятно. Спасибо большое. Евгений из Пензенской области, электрик, против таких проверок.

Ольга Арсланова: Татьяна Иосифовна, у нас остается минута. Согласитесь, есть вопросы?

Татьяна Овчаренко: Да, да, конечно. Это вы меня спрашиваете?

Ольга Арсланова: Да. То есть как-то преждевременно сейчас говорить о том, что эти проверки – однозначное благо?

Татьяна Овчаренко: Да. Я полагаю, что да, потому что… Вот видите, люди не впускают к себе. Хотя должна вам сказать, что это вопрос решаемый, просто законодатель… вернее, исполнитель, правоприменитель не рискует принимать меры, особенно по газовому оборудованию. А так – конечно. Не ясен вопрос с расходами. И вообще полагаю, что это излишне на сегодня.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Денис Чижов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Татьяна Овчаренко с нами была, руководитель «Школы активного горожанина». Это рубрика «ЖКХ по-нашему».

На этом дневное «Отражение» прощается с вами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Татьяна Овчаренко снова в рубрике «ЖКХ по-нашему»