Надоела удаленка?

Надоела удаленка? | Программы | ОТР

Большинство россиян освоили дистанционную работу, но она им не нравится (опрос)

2020-05-18T12:28:00+03:00
Надоела удаленка?
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Неопределённость как норма жизни
Китай от бедности ушёл
Когда вернёмся к нормальной жизни?
Соломка для бизнеса
«Корона» пала?
ТЕМА ДНЯ: Жмём на газ!
«Жаворонки» работают лучше?
Гости
Владимир Морыженков
профессор бизнес-школы МИСиС
Александр Ветерков
заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру»

Ольга Арсланова: Страна на удаленке. Большинство россиян освоили дистанционную работу, но она им не нравится - это показал опрос, проведенный во время карантина. Давайте посмотрим на его результаты, как же россияне отнеслись к своей новой реальности. Итак, во время режима самоизоляции доля россиян, работающих дистанционно выросла, в среднем, в 8 раз.

Из них более трети - 36%, как вы видите, довольны переходом на удаленный формат, а 61% недоволен. Среди причин: невозможность сосредоточиться и полноценно работать дома. Почти каждый третий сказал, что его работа требует прямого контакта с людьми, каждому десятому просто надоело сидеть дома. А почти столько же ответили, что любят работать в коллективе, одним им одиноко.

Респонденты, которым работа дома нравится, таких, я напомню, тоже немало - 36%, говорят, что теперь не тратят время и деньги на дорогу, получили в итоге гибкий график, о котором мечтали, и работают в более комфортной домашней обстановке. Также немаловажным оказался аргумент: возможность присматривать за детьми и работать на своем привычном компьютере.

Где вы в этой статистике, позвоните и расскажите, нравится ли вам работать удаленно.

Петр Кузнецов: О том, как домашняя работа сказывается на эффективности этой работы и о том, что же будет с теми, кого перевели на удаленку на эти 2 месяца, а, может быть, даже и больше, мы обязательно поговорим с экспертами. Пока опрос, который мы запускаем прямо сейчас: нравится ли вам работать удаленно? Все очень просто, отвечайте «да» или «нет» на наш короткий смс-номер. Совсем скоро подведем итоги.

Прямо сейчас с нами на связи Владимир Морыженков, профессор бизнес-школы МИСиС. Владимир Алексеевич, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, нравится ли вам, Владимир Алексеевич, работать удаленно?

Владимир Морыженков: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Тут нужно уточнить, кому, работодателю или работнику, скорее всего, первое.

Ольга Арсланова: Вам лично.

Владимир Морыженков: Я хочу сказать, что я в восторге от возможности работать удаленно, это дает возможность сэкономить, как минимум, 1,5 часа в день на дорогу, связанных с переездом - бессмысленная трата времени и энергии человека. Второе: я понимаю трудности тех людей, которые говорят, что удаленные условия для работы не позволяют человеку в полной мере реализоваться, человеку нужна коммуникация. Но сегодня если ты продвинулся в IT...

Я не самый молодой человек и являюсь относительно продвинутым пользователем IT, понимаю, что за этот период карантина у меня вообще революция в жизни. Мир потрясающих продуктов, ты можешь общаться со всем земным шаром. Главное, чтобы у тебя были какие-то профессиональные компетенции, которые ты мог бы предложить рынку общения, то есть сам почувствуешь на себе, с тобой лично кому-то интересно общаться. Ты можешь потреблять, потреблять, запасать в себе информацию, а потом делиться ей, потому что твой процессор, который ты носишь на плечах, он в состоянии, например, для людей в возрасте поделиться своей мудростью, опытом, знанием - это феноменально, причем скорость общения...

Ольга Арсланова: То есть если вы компетентный работник и интересный человек, вам будет комфортно и на удаленке, и в обычном режиме? Те, кому не нравится, правильно я вас понимаю, с ними что-то не так?

Владимир Морыженков: Да, а что не так. Я хочу сказать, что здесь есть еще и высококомпетентные люди, но они недовольны удаленкой. Многолетняя статистика, американские ученые, британские ученые, мы все пришли к выводу о том, что где-то половина времени на работе у человека уходит на обустройство его межличностной коммуникации в целях достижения его личных устремлений и целей, которые часто не совпадают с целями компаний и организаций, то есть это часть его личной жизни на работе.

И вот за эти 50% времени женщины успевают создать семьи, создать жизнь, мужчины также создают семьи, и это не только семейная, а та жизнь, которая просто необходима человеку. Люди просто еще не освоили те интернет-ресурсы, которые позволяют достичь тех же смыслов, которые они часто используют вторыми и третьими планами у себя на работе. Это очень важный аспект, поэтому люди и вырываются изо всех сил скорее на работу, потому что у них есть ограниченный ресурс времени и возраста, чтобы все успеть организовать в своей жизни.

Петр Кузнецов: Владимир Алексеевич, вот судя по опросу, вернемся не нему, большинство недовольно дистанционной работой, но, по логике, работодатель наоборот должен быть доволен: это и существенное сокращение расходов на аренду помещений, связанная с этим административно-хозяйственная деятельность - зарплаты водителей, курьеров, охраны.

Может быть, это боязнь тех, кто на эти 2 месяца переведен домой, что он не вернется потом в офис? А у нас отношение к тому, кто работает из дома, даже сейчас, когда так обстоятельства сложились, что почти все, что сотрудник без офиса какой-то неполноценный, а значит не совсем нужный работодателю и первым попадет под сокращение.

Владимир Морыженков: У меня уже сформировалось устойчивое знание на эту тему. Я уже больше 10 лет занимаюсь тем, что призываю людей не призывать их находиться на рабочем месте. Ответственность за события, которые должны происходить там, где производится ценность или продукт, должна быть твоя, должен организовать. А телу твоему не обязательно, чтобы оно находилось там в этот момент для того, чтобы тебя кто-то бил по голове.

Так вот, результат на сегодняшний день революционности того, что произошло, в том, что собственники увидели, что КПД человека на рабочем месте, если ты знаешь подход или владеешь соответствующими программными продуктами - это настоящая революция. Офисы во многом не потребуются в том составе, в котором они сейчас есть, увы, для строителей недвижимости, для которых это приговор.

Ольга Арсланова: Владимир Алексеевич, хочется все-таки к вам вернуться: вы профессор, вы общаетесь, насколько я понимаю, со студентами. Как можно проконтролировать на удаленке, честно ли они сдают тесты, отвечают на лекциях, как можно понять, слышит ли вас студент: он вроде присутствует, микрофон выключен, видео нет... Неужели вам комфортно так работать?

Петр Кузнецов: Неужели только по итогам результатов сдачи?

Владимир Морыженков: Да, в определенную бытность моих исследований в США я изучал, как организована работа университета Феникс. Я был поражен, как они могут... У них там 300 тысяч студентов, я в первый раз обратил внимание и долгое время находился в циничном восприятии, что нельзя организовать работу слушателей. Можно очень высокопрофессионально готовить людей, потому что те работы, которые вынуждены или обязаны выполнять студенты - это просто другая организация обучения.

Ты постоянно видишь, что студент ведет какой-то исследовательский тренд, и в этот тренд ты можешь входить по его отчетности в базах данных, смотреть, получается ли у него получить результат труда. Получается, что неисчислимое количество студентов становятся твоими союзниками по исследованиям, которые ты ведешь, и ты обязан им начитывать лекции, чтобы помогать им в голове дальше продвигаться.

Не нужно больше эти лекции делать по-прежнему: многие преподаватели, увы, моего возраста, надиктовывают людям в записные тетрадки, а потом заставляют это все заучивать и отвечать, передавать на экзамен. Это абсурдное обучение, уже изжившее себя, ты должен чувствовать. Если у тебя самого, как у профессора, есть мир знаний, которым ты увлечен, который ты ведешь за собой, свою мысль - за тобой устремляются студенты. Это и есть цеховое обучение.

Ольга Арсланова: Спасибо, да, понятно, Владимир Морыженков, но с ним не согласна наша зрительница из Калужской области: «Работаю в образовании, совершенно не нравится, проконтролировать учеников невозможно, все скачивают с интернета, а сами ничего не делают».

Петр Кузнецов: Александр Ветерков, заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру» с нами сейчас на связи. Здравствуйте, Александр.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Александр Ветерков: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Как вы оцените со своей стороны, со своей колокольни эти 2 месяца людей, проведенных на удаленной работе: надоело, действительно есть опасения, что потом не вытащат в офис, скажут: «Хорошо, ты достаточно эффективен дома, трудись там», может быть, с сокращением заработной платы. Что это, почему людям некомфортно, неудобно, не нравится на удаленной работе?

Александр Ветерков: Я бы сказал, что общество у нас стандартно поделилось пополам, и половина, по нашим опросам, хотят продолжить работать из дома: 20% людей вообще хотят только дома остаться и если им предложат выйти в офис, они задумаются о смене работы и поиске удаленной работы; 30% хотят чередовать удаленку и работу из офиса; и половина хотели бы вернуться в офис. То есть нет такого, что людям надоело. Есть определенные сферы и определенные профессии, где работая из дома вы показываете достаточно хорошую эффективность и отрабатываете для работодателя результаты.

Почему, что не нравится. Безусловно, у большого количества людей есть страх, опасения, что они потеряют работу в результате того, что их бизнес, их профессия не будут востребованы - это около 15% опрошенных, они предполагают, что останутся без работы именно из-за того, что исчезнут офисные пространства.

Дальше многим не нравится то, что им пришлось освоить новые технологии, которыми они не пользовались ранее. Например, ранее они пользовались телефоном или живым контактом с потенциальным клиентом, заказчиком, здесь пришлось больше внимания уделить IT-технологиям, перейти на другой тип телефонии, пользоваться Zoom, Skype, почтой - это тоже выход из зоны комфорта.

Петр Кузнецов: Они не рассматривают это как самосовершенствование и самопрокачку себя? Все равно, что-то новое, новый инструмент, который в будущем...

Александр Ветерков: Кто-то рассматривает как самопрокачку, но большинство людей все-таки это воспринимает как некоторое неудобство. Какие еще неудобства называли люди. Работая из дома, они тратят гораздо больше времени и не могут переключиться на домашние дела, то есть утром проснулся и начинаешь работать еще в кровати.

Петр Кузнецов: Очень сложно соблюдать 8-мичасовой рабочий день, строго начать его в 9 и закончить в 18.

Александр Ветерков: Да, никто практически не соблюдает, и все говорят о том, что у них рабочий день увеличился. А другие отвечают, что у них уходит большое отвлечение от работы на семью, детей, бытовые вещи, то, что им мешает давать больший эффект. И те люди, которые, например, работают на сделке и могут работать удаленно, но отвлекаются на домашние дела, получают в итоге меньше денег, и их это не устраивает.

И, конечно, есть большой процент экстравертов - людей, которые привыкли к общению и замыкаясь в общении дома, с семьей, это иногда даже приводит к каким-то семейным конфликтам. То, что нет возможности выйти во внешний мир и получить новые эмоции не только внутри своей квартиры, но и из внешнего мира, приводит к определенным конфликтам.

Ольга Арсланова: Спасибо вам, Александр Ветерков, «Работа.ру». Сейчас давайте посмотрим на результат нашего опроса. Мы спрашивали, нравится ли нашим зрителям работать удаленно. «Да» ответили 31%, «Нет» - 69.

Петр Кузнецов: Похоже на опрос, который был вначале, что только подтверждает это.

Ольга Арсланова: А мы продолжаем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Большинство россиян освоили дистанционную работу, но она им не нравится (опрос)