Надоели человейники!

Надоели человейники! | Программы | ОТР

Почему построить дом в ипотеку скорее всего не получится?

2021-01-19T22:47:00+03:00
Надоели человейники!
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Олег Столяров
заместитель генерального директора Международного центра развития регионов
Надежда Косарева
президент Фонда «Институт экономики города»
Константин Барсуков
генеральный директор агентства недвижимости
Денис Новиков
исполнительный директор Клуба инвесторов Москвы

Оксана Галькевич: Оказывается, уважаемые зрители, наши желания очень сильно отстают от наших возможностей. Как показал недавний совместный опрос ВЦИОМ и «ДОМ.РФ», почти 70% россиян хотели бы жить в собственном доме, но живут в собственном доме только 30%, то есть из более чем 61,5 миллиона семей только 18,5 эту мечту сумели воплотить.

Константин Чуриков: Ну, грустно, конечно, что не у всех мечты сбываются. Но вот еще печальнее причина всего этого – у подавляющего большинства просто нет денег (все догадались, какая причина, да?). Средствами на переезд за город располагают пока только 400 тысяч семей, причем деньги нужны не только на приобретение собственного дома, но и на его содержание, это, кстати, отдельный разговор.

Оксана Галькевич: Один миллион четыреста тысяч, так если поправить.

Константин Чуриков: Один миллион четыреста тысяч.

Оксана Галькевич: Интересно, что сейчас один из самых обсуждаемых вопросов в нашей экономике – это как раз льготная ставка по ипотеке. Но она ведь не распространяется на индивидуальные жилищные строения, на приобретение участков за городом, только на городские новостройки, получается так. Почему, друзья? Ведь и спрос, получается, есть, и пандемия его, как все говорят, только подстегнула, да и вечный наш разговор о том, что нужно нам осваивать страну, развивать малоэтажные районы, малоэтажную застройку как-то, никаких адекватных современных инструментов, получается, что мы не имеем.

Константин Чуриков: Ну, на самом деле в принципе-то имеем, есть один банк, пока не буду его называть, в общем, уже дают под строительство дома, под загородную недвижимость дают кредиты, дают ипотеку, заем.

Уважаемые зрители, хотим вас спросить: вот вы бы взяли ипотеку на строительство загородного дома? Ну, представляем себе, что это какая-то очень выгодная, может быть, даже субсидируемая какая-то государством ипотека. «Да» или «нет» на номер 5445, пожалуйста, присылайте ваши ответы и звоните в эфир, телефон у вас на экране.

Оксана Галькевич: Ну а к нашему разговору в прямом эфире присоединяется Надежда Косарева, президент Фонда «Институт экономики города». Надежда Борисовна, здравствуйте.

Надежда Косарева: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Надежда Борисовна, скажите, а почему вот, действительно, до последнего времени так настойчиво обходят вниманием наши банковские структуры, ну в том числе как бы и государственные структуры, этот сегмент загородного жилья, загородной недвижимости? Почему бы не поддержать его?

Надежда Косарева: Ну, во-первых, потому что это более рискованный сегмент для кредитования, нежели приобретение квартиры в многоквартирном доме. Во-первых, потому что индивидуальные дома могут располагаться в тех районах, территориях и так далее, где потом будет очень сложно продать этот залог, если заемщик не выплатит кредит, который он взял. А во-вторых, очень трудно производить оценку конкретную, это будет очень индивидуальная оценка. И непонятно на самом деле, как требовать от заемщика, чтобы он построил именно такое жилье, которое соответствует проектной какой-то документации, потому что по градостроительному законодательству проекта для строительства индивидуального жилья не требуется.

Если говорить коротко, то это более высокие риски, поэтому банки пока к этому сегменту не хотели подступаться. Но да, действительно, до недавнего времени, потому что сейчас уже инициатива «ДОМ.РФ» по разработке стандартов кредитования индивидуального жилья, но не самостроя, то есть не когда сам человек заказывает у каких-то подрядных организаций строительство дома, а такого скорее профессионального строительства загородного жилья с застройщиками, которые строят целыми поселками, а потом либо готовое жилье продают уже людям, либо привлекают их средства на этапе строительства, ну что-то подобное, в форме долевого участия, но тогда с проектным кредитованием банка.

Оксана Галькевич: Надежда Борисовна, я подумала: а может быть, одной из причин, почему, собственно, этот сегмент так неохотно, так скажем, обсуждался в качестве мер поддержки, потому что государству необходимо идти за людьми? Если люди переезжают за город, соответственно, там ведь инфраструктуру надо создавать, а одно дело создавать и поддерживать инфраструктуру в городе, где она уже какая-никакая есть, а другое дело идти вглубь страны, углубляться в эти малые города, в эти новые поселки, новые какие-то поселения или даже какие-то старые поселения, которые там люди хотят осваивать. Это ведь тоже проблема? Нужны школы, дороги.

Надежда Косарева: Инфраструктура, как коммунальная, так и социальная, – это проблема для любого жилищного строительства. Даже когда... Вот до сих пор у нас происходило жилищное строительство во всех городах на периферии городов, эти пояса, которые осваивали на ранее неосвоенных территориях, возникало вот это многоэтажное жилищное строительство, там тоже необходима инфраструктура, и там тоже эта проблема, и до сих пор. А более распределенная, низкоплотная застройка, конечно, например, с точки зрения коммунальной структуры требует еще бо́льших вложений, потому что плотность меньше, отсюда протяженность больше.

Ну и, кроме того, понимаете, потребность и спрос – это разные вещи. Когда люди говорят «мы бы хотели», это не значит, что они купят или будут участвовать, потому что конкретный спрос, как вы сами сказали, во-первых, доходами определяется, а во-вторых, нашей реальной жизнью. Тратить на дорогу в город из такого загородного жилья 2 часа – это, конечно, мало себе кто может позволить...

Константин Чуриков: Да, это не сахар, безусловно.

Но, с другой стороны, Надежда Борисовна, все-таки рынок есть рынок, и я думаю, что, когда коммерсанты видят что вот такое единодушное желание, раз, во-вторых, что больше всего это желание свойственно очень такой, знаете, лакомой группе, вот я смотрел, это, по-моему, 35–59 лет, то есть это наиболее платежеспособные люди...

Оксана Галькевич: Экономически активные такое, да.

Константин Чуриков: ...уже с какими-то накоплениями. Тут, кстати, между прочим, ученые, как говорится, спорят, я вот сегодня увидел новость о том, что уже есть целый «Почта Банк», который дает подобные кредиты, да, я имею в виду не какие-то там льготные, а у него там какая-то своя программа, беззалоговый кредит под 4,9%, сегодня «Ведомости» об этом писали.

Давайте сейчас послушаем нашу зрительницу Ольгу из Омска. Ольга, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Ольга.

Константин Чуриков: Хотели бы вы перебраться за город или в город? Куда бы вы хотели?

Зритель: Здравствуйте.

Мы живем за городом, вот недавно приобрели дом в Омской области. Как бы хотели сказать, что надо как бы нашу область удовлетворять, надо давать ипотеки на строительство, ну как бы давать деньги на строительство, там семьям, которые нуждаются в этом. Потому что как вот вы сказали насчет, допустим, что не строят там дороги или что-то, – но мы же платим, мы здесь живем за городом, мы платим, то же транспортное налоговое обложение...

Константин Чуриков: Да.

Зритель: Тоже у нас ни дорог, есть проблемы с дорогами, но я считаю, что за городом экология лучше, чем в городе.

Константин Чуриков: Ага. Ольга, вы как приобрели дом? Кредит взяли? Что это, был какой-то целевой заем потребительский?

Зритель: Да, взяли ипотеку, мы взяли ипотеку.

Константин Чуриков: Ипотеку, так, хорошо. А расскажите, на каких условиях, сколько платеж, какой процент? Интересно просто.

Зритель: Ну, у нас был первоначальный взнос 50%, и мы взяли ипотеку как бы. Сейчас, конечно, ниже ставки, но у нас 12%.

Константин Чуриков: Ой, дорого.

Оксана Галькевич: Ничего себе, какая ставка.

Константин Чуриков: Во сколько вам вообще обошелся дом, участок, вот все вместе сколько?

Зритель: Ну, мы взяли за 1 миллион 800 тысяч. Мы взяли дом, как бы он был уже почти готовый для жилья, нам надо было внутреннее только сделать.

Константин Чуриков: Ага, так, хорошо. Участок во сколько обошелся?

Зритель: Участок у нас 12 соток, мы не жалеем.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: То есть на круг... Подождите, я хочу понять, сумма на круг. Вот сейчас нас смотрит вся страна, люди думают, стоит не стоит.

Оксана Галькевич: Один миллион восемьсот тысяч плюс ремонт, отделка, я так понимаю, дома, чтобы туда переехать, я правильно поняла вас?

Зритель: Да. Ну это стоит явно не дороже квартиры двухкомнатной в городе.

Оксана Галькевич: Вот.

Константин Чуриков: Поняли.

Оксана Галькевич: Нет, а с другой стороны, вот смотрите, говорят, что квартира, но там центральное водоснабжение, какие-то коммунальные работы выполняются службами по дому, а здесь вам, собственно, я правильно понимаю, все приходится самим? Вы взвешивали эти... ?

Зритель: Нет, в доме у нас уже было газовое отопление...

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: У нас была канализация...

Оксана Галькевич: Ага!

Зритель: У нас был свой санузел, получается, и свой... Правда, кабину душевую мы сами покупали.

Оксана Галькевич: Ага. Ну понятно, то есть вы все «за» и «против»...

Зритель: У нас все как в квартире, только это частный дом.

Оксана Галькевич: Ну хорошо, здорово, замечательно. А ведь качество...

Зритель: Я думаю, что стоит как бы людям... Конечно, у нас ипотечная ставка большая по сравнению с тем, на сегодняшний день какая она есть, но это чистый воздух, это, я не знаю, здоровье для детей. Тоже можно здесь сельскохозяйственную какую-то... продвинуть...

Константин Чуриков: Да, спасибо большое за ваш звонок.

Я вот сейчас хотел бы провести такие итоги нашего опроса. «Взяли бы вы ипотеку на строительство загородного дома?» – ну вот желающих, Оксана, на самом деле не так много, 31%, 69% говорят, что нет. Это, видимо, потому, что денег нет, желание есть, денег нет.

Оксана Галькевич: Тридцать процентов, потому что говорят, что нужен процент какой-то адекватный. Вот Коми, например, пишет: «Обязательно взял бы, но под минимальный процент».

Мы ведь говорим о каких-то вещах совершенно, собственно, непонятных еще, иллюзорных. Если льготная ипотека на городские новостройки уже имеет какие-то реальные черты, то какой могла бы быть ставка ипотечная, должна быть, чтобы поддержать этот сегмент строительства на рынке загородного жилья? Надежда Борисовна?

Константин Чуриков: И собственно, она же уже есть, кажется, льготная ипотека 2%, есть же она, да?

Оксана Галькевич: Но это для сельских жителей, это сельская ипотека, Костя.

Константин Чуриков: Да?

Оксана Галькевич: Это вот для тебя, для москвича, захочешь ты переехать куда-нибудь там...

Константин Чуриков: А, понятно.

Оксана Галькевич: Я правильно понимаю, Надежда Борисовна?

Надежда Косарева: Да. Она, во-первых, не во всех субъектах федерации, и потом она действительно для сельских жителей, а не пригородных зон, а мы сейчас скорее говорим все-таки о пригородных зонах, когда выбор стоит между городской квартирой и все-таки доступностью работы, значит, какая-то пригородная зона.

Ставка по ипотеке, которая сегодня даже льготируемая 6% или, скорее всего, в ближайшее время такая и рыночная может быть ставка, где-то 7%, она все равно будет доступна, как и сегодня, для примерно 50–55% семей. Все равно у чуть меньше половины семей доходы не позволят взять кредит пусть даже под нулевую ставку, потому что у людей просто останется очень мало денег на жизнь. Этот дом надо будет потом содержать, надо будет платить налоги, надо будет еду покупать, надо будет машину менять, для того чтобы добраться до работы, и так далее, и тому подобное. Все равно этот образ жизни не для, скажем так, семей с невысокими доходами.

Константин Чуриков: Это все-таки, да, разговор в пользу богатых, да, не в пользу больных.

Надежда Косарева: Ну, по крайней мере со средними доходами.

Константин Чуриков: Понятно. Спасибо, спасибо вам большое. Надежда Косарева, президент Фонда «Институт экономики города».

Румия, Московская область, если я правильно произнес ваше имя. Румия, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Да-да-да, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый.

Константин Чуриков: Рассказывайте о вашей подмосковной жизни.

Зритель: Я живу в подмосковной Кашире, живу в частном доме. Я раньше жила в квартире в городе Кашира, покупала, когда работала на каширской ГРЭС. Сейчас я на пенсии, я поменяла, у меня хоть газа нет, отапливаюсь электричеством, у меня баллонный газ, мне хватает на 4–6 месяцев, я плачу только за свет, ну пусть выходит... Зимой у меня где-то 8 тысяч, вода у меня своя, колодец, я очень довольна. Я родилась и выросла в Астрахани тоже, в деревне, у меня все родственники там живут, и никто даже в город не хочет, хотя живут в Астрахани, там 15 километров от города Астрахани, никто не хочет жить в городе.

Константин Чуриков: Румия, но скажите, ведь электричество-то дорогое у вас, у нас в Подмосковье оно дорогое.

Зритель: Ну, у меня двухтарифный счетчик, у меня выходит где-то 8 тысяч, в месяц я плачу.

Константин Чуриков: Ну... Много.

Оксана Галькевич: Румия, скажите, ну а вот все-таки, выбирая между домом и квартирой...

Зритель: Пенсионерка, мне 65 лет, скоро будет 66, я работаю, уборщицей устроилась, у меня пенсия хорошая, я работала на каширской ГРЭС, как бы на вредной работе с углем, у меня сейчас пенсия 23 500...

Константин Чуриков: Ух ты!

Зритель: ...и получаю 15 тысяч зарплату.

Оксана Галькевич: Румия, но все-таки плюсы и минусы жизни в своем доме и в квартире, почему все-таки решили переехать из квартиры? Там...

Зритель: А я почему-то родилась и выросла в деревне, мне вот очень даже нравится.

Оксана Галькевич: А, привычно просто.

Зритель: Тут тишина... Я, во-первых, живу недалеко, у меня до остановки до городской 500 метров в Кашире, деревня Терново-2.

Оксана Галькевич: Ага, понятно.

Константин Чуриков: Понятно.

Оксана Галькевич: Все сложилось.

Константин Чуриков: Замечательно.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Зритель: Я ездию, у меня своя машина, я за рулем ездию.

Константин Чуриков: Слушайте, какая вы активная.

Оксана Галькевич: Молодец, молодец, Румия!

Константин Чуриков: Да вы просто молодец! Спасибо.

Сейчас все-таки обратимся, я так понимаю, к традиционной недвижимости, к квартирным домам.

Оксана Галькевич: Посмотрим, да, как обстоят дела на рынке недвижимости не только в столицах, не только в крупных городах, но и в небольших городах, в других достаточно удаленных от центральной части России регионах, это Алтайский край и Камчатка.

Константин Чуриков: Но речь пойдет о квартирах, да.

Оксана Галькевич: О квартирах.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Вот представляете...

Константин Чуриков: Дмитрий Дробышев, наш алтайский корреспондент.

Оксана Галькевич: ...нагнали какого ажиотажу, вон, и в Алтайском крае, и на Камчатке тоже все бегают и цены задирают... Ну зачем оно надо?

Константин Чуриков: Нет, я чего-то не понимаю. Я не понимаю, почему в Бийске растут так квартиры, вот что там такого. Тем более люди сами говорят, что делать нечего, город не самый симпатичный на земле...

Оксана Галькевич: Зато край хороший.

Константин Чуриков: Край хороший.

Мы сейчас спросим Константина Валерьевича Барсукова, это генеральный директор агентства недвижимости. Константин Валерьевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Ты обидел всех бийчан.

Константин Барсуков: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ну, на самом деле в чем феномен? Почему в Бийске так дорожают квартиры? До этого смотрели репортаж с Камчатки, из Петропавловска, тоже говорят, что, в общем, в городе хороших предложений мало, так сказать, проблемы и с работой, и так далее. И почему дорожают так квартиры? Чем это объясняется-то? Все уезжают куда-то?

Константин Барсуков: Я думаю, что в целом все в стране имеет одинаковые корни. Когда говорят, что льготная ипотека как-то сильно повлияла на то, что цены начали расти, на мой взгляд, это совершенно неправильно. Мы, например, слышали, что в Петропавловске-Камчатском под льготную ипотеку не подходит ничего, а цены при этом растут. На мой взгляд, рост спровоцирован несколькими факторами, которые в одну кучку так собрались. Для этого были и определенные экономические, наверное, предпосылки, потому что все-таки цены у нас в 2015 году упали очень сильно, с тех пор 2016–2018-е гг. цены не росли, а инфляция была, поэтому понятно, что некая ценовая яма была.

Потом у нас, например, если взять Москву и крупные города, апрель и май – это карантинные мероприятия; люди, которые могли бы делать сделки, они их не делали, соответственно, они их начали делать в июне, июле, августе. Дальше что произошло? Дальше рубль вдруг резко упал, у людей началась паника, ну и на этом фоне на всем еще застройщики твердили давно, что есть некие эскроу-счета, из-за них начнут расти цены, и тут вдруг начнут расти цены из-за всего этого, и начали потихоньку поднимать цены.

У людей возник некий такой ажиотаж, и мы видели этот ажиотаж, когда на самом деле скупали под Новый год вот все, вот все, что ликвидно, это было продано. Это касалось и загородной недвижимости, и вторичной, и новостроек, покупали очень много всего, просто люди начали бояться за то, что что-то случится с деньгами, они девальвируются, рубль обесценится, все будет расти. Ну, в итоге это все и совпало. На автомобильном рынке то же самое. На мой взгляд...

Константин Чуриков: Все заодно решили подзаработать сейчас, ага.

Константин Барсуков: ...это очень многое психология сыграла... Что, еще раз?

Оксана Галькевич: Подзаработать, вложить деньги, потратить деньги...

Константин Чуриков: Все заодно решили подзаработать, все побежали, и я побежал.

Константин Барсуков: Ну, я не думаю, что там много инвесторов было, я не думаю, что там прямо масса инвесторов было, которые решили подзаработать. Инвесторы на самом деле довольно прагматично относятся, и большой вопрос, они бы стали вкладывать в ситуации, когда будет продолжаться рост или не будет, большой вопрос. Сейчас же большая зона турбулентности вообще такой, скажем так, прогнозной, мы не понимаем, что будет. Сейчас вот спрос на самом деле уже не такой сильный, хотя январь, конечно, всегда был таким месяцем тихим. Посмотрим, что весной будет.

Оксана Галькевич: Константин Валерьевич, но там ведь речь не идет о каких-то квалифицированных инвесторах, инвестиционных домах и так далее, а речь идет о том, что люди поснимали деньги со своих ипотечных счетов, со своих каких-то там, достали из своих банок, из-под матрасов и так далее, понесли эти деньги, покупая квартиры. Действительно, была сегодня информация о том, что количество инвестиционных квартир выросло в прошлом году в 3 раза, их стало в 3 раза больше, когда люди действительно вкладывали деньги на будущее, чтобы потом сдавать их кому-то. Не знаю, кому они будут сдавать, у нас демография-то падает...

Константин Барсуков: Ну, это вечная проблема неквалифицированных инвесторов, как вы их назвали правильно довольно, потому что на самом деле люди не понимают, что, покупая новостройку, они ведь и являются инвесторами, пытаясь купить что-то, что будет потом квартирой, вкладывая сейчас деньги. Соответственно, они будут нести все риски, которые за этим стоят. И часто, к сожалению, бывает так, что именно такие люди и теряют.

Профессиональный инвестор оценивает риски и исходя из оценки вкладывает деньги или нет, а ажиотаж когда такой создается и все бегут быстрее-быстрее покупать... Ну честно, на мой взгляд, здесь хорошая история, помните про акции, я не знаю, всегда Рокфеллера или еще кого-то приводят, что да, сапожник когда сказал ему, чистильщик обуви сказал: «Не купить ли мне этих акций?» – он подумал, что надо продавать. Ну вот здесь логика такая же: когда все бегут, не всегда это хорошо.

Константин Чуриков: Ну да.

Константин Барсуков: И мы это часто видели.

Константин Чуриков: Не надо поддаваться массовым явлениям, массовому психозу.

Оксана Галькевич: Но самое интересное, Константин Валерьевич, а почему бегут именно в городскую недвижимость? Почему не бегут на загородный рынок, там не вкладывают деньги такими же темпами, такими же суммами?

Константин Барсуков: На самом деле все зависит от качества загородной недвижимости. В Подмосковье очень хорошо скупили загородную недвижимость. Все, что продавалось, вот знаете как, все, что не продавалось годами, было куплено, ну не прямо все, но очень многое, вот. Подмели рынок загородной недвижимости так, что хочется что-то купить, а купить нечего.

Константин Чуриков: Ну да.

Константин Барсуков: Так что это все зависит от качества. Просто Подмосковье и пригороды крупных городов – это такая, понимаете, своя некая особенность, потому что здесь все-таки более развитая инфраструктура, есть свои какие-то, банальные вещи, поликлиники рядом, детсады, школы, более развито, чем село где-то там в глубинке России, это разные вещи. И тенденция, кстати, есть довольно хорошая, когда люди из Москвы переезжают за город. Вы знаете, например, есть у меня, мы общались недавно с директором по маркетингу одной крупной компании, которая строит здесь коттеджные поселки, он сказал, что у них порядка 80% покупателей – это жители Москвы, которые продают свои квартиры.

Константин Чуриков: Ну да, да, понятно-понятно, это еще на волне этой всей удаленки, это еще все сбегали от коронавируса...

Константин Барсуков: Да-да-да.

Константин Чуриков: Правда, я сейчас вот, пожалуйста, читаю «Коммерсант», тут наоборот все, «Коронавирус идет в деревню», статья о том, что в городах оно как-то стабилизируется, а в сельскую местность как раз сейчас коронавирус приходит. Спасибо вам большое за ваш комментарий. Константин Барсуков, генеральный директор агентства недвижимости.

Много звонков. Выводим в эфир Виту из Самарской области. Вита, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, слушаем вас.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Вы меня слышите, да?

Константин Чуриков: Да.

Зритель: У меня дочь вот купила квартиру у нас в городе на 25 лет в ипотеку.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Под 7%, это до Нового года. Но как-то вот все равно обидно, потому что как бы у нас же Сбербанк почему-то, вообще все наши банки на нас наживаются. За рубежом они процентную ставку ниже делают, например в Германии той же, в Италии или еще где-то.

Константин Чуриков: Ну, там и процентные ставки другие, там и ключевая ставка другая, и инфляция другая. Вита, скажите, пожалуйста, из какого вы города, кем работает дочка...

Зритель: Тольятти.

Константин Чуриков: Тольятти.

Зритель: Дочка работает на заводе, будет ежемесячно платить по 13 тысяч, она мать-одиночка.

Константин Чуриков: Зарплата какая у вашей дочки?

Зритель: Ну, она работает у меня днями и ночами, чтобы хотя бы 30 тысяч получать.

Константин Чуриков: Слушайте, ну это же... На самом деле это просто непосильно, с ребенком... Половину отдаешь...

Оксана Галькевич: Так, может быть, не стоило тогда торопиться с ипотекой?

Зритель: Что?

Оксана Галькевич: Может быть, не стоило тогда с ипотекой спешить? Тяжело.

Зритель: Ну вы понимаете, мы как бы в однокомнатной квартире вчетвером жили, это тяжеловато тоже.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Как бы ребенку 30 лет, хочется отдельно от меня жить.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Так, Вита, а вариант дома какого-то не рассматривали, или это еще было бы дороже в условиях Тольятти?

Зритель: Нет, это было бы еще дороже, вообще бы неподсильно было бы.

Константин Чуриков: Да, спасибо за ваш звонок.

Мы сейчас обратимся к небольшому видеоопросу. Наши корреспонденты опрашивали жителей Владивостока, Краснодара и Белгородчины, где лучше жить, в городе или в деревне. Давайте посмотрим.

ОПРОС

Константин Чуриков: И еще, кстати, в дополнение можно вот SMS, Пенза... Кстати, многие подобное пишут городские жители, что их замучили соседи. Пенза: «Я очень хочу жить в своем доме, там тишина, покой, над головой не бегают, не скачут неадекватные соседи».

Оксана Галькевич: Вот.

Константин Чуриков: Кто-то вообще пишет, что «он сможет тогда вообще не выходить со своего участка». Почему у нас так люди не любят других людей в стране? Вот вопрос.

Оксана Галькевич: Костя, а представляешь, ты в своем доме живешь, ты же пить бросишь... Ну не в смысле ты, а я имею в виду, у тебя же автомобиль...

Константин Чуриков: Я, между прочим, и не замечу.

Оксана Галькевич: ...тебе надо на автомобиле на работу, значит, пить нельзя.

Константин Чуриков: Условный гражданин Российской Федерации.

Оксана Галькевич: Условный, среднестатистический. Опять же детей рожать и воспитывать где удобнее?

Константин Чуриков: Конечно же, в сельской местности, безусловно.

Оксана Галькевич: Вот, в собственном доме. Да необязательно в сельской местности, просто где-то...

Константин Чуриков: ...в собственном доме.

Оксана Галькевич: ...в собственном доме, да.

Константин Чуриков: К нашему разговору присоединяется Олег Столяров, заместитель генерального директора Международного центра развития регионов. Олег Иванович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Олег Столяров: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Олег Иванович, вот так размечтались люди в этом опросе, который провел Сбербанк, да, собственно, и нам тоже многие признаются, что действительно хотели бы, да вот очень боятся, что дорого. Что нужно сделать, для того чтобы эта программа стала народной, более доступной, более популярной? И нужно ли это делать, как вы думаете?

Олег Столяров: Так, почему банки не дают деньги? Первое: потому что дома не типовые и они не могут оценить ликвидность залога. Еще со времен СССР, вы знаете, были очень отличные коттеджи на две семьи панельные двухэтажные, двухквартирные, квартиры на двух уровнях, разлетались как горячие пирожки...

Оксана Галькевич: Дуплекс это называется сейчас, Олег Иванович, таким модным словом.

Олег Столяров: Были финские дома, были финские дома с утеплением с любым. Значит, на сегодняшний день, так сказать, если говорить не о верхней страте среднего класса, а действительно о людях, которые хотят иметь свой дом вне города, то им надо предлагать несколько типов типовых домов, и тогда у банков резко снизятся риски на ликвидность залогов.

Второе. К сожалению, если мы ведем разговор об индивидуальном жилищном строительстве, это самострой, и банк когда дает деньги, он учитывает еще подрядную организацию. Если мы, так сказать, в местах массовой застройки не сделаем хотя бы систему коллективного пользования строительной техникой, чтобы можно было обеспечить качественное строительство, то банк, естественно, под такое строительство с нарушением технологий денег не даст.

И третье. Мы очень быстро, так сказать, уничтожали поселки, а теперь вдруг вспомнили, что просто давать людям земельные участки под ИЖС, под индивидуальное жилищное строительство, не группой, значит резко удорожать стоимость коммуникаций. Пора уже проектировать поселки для нижней страты среднего класса, иначе будут вот расти такие пояса, как… вокруг Москвы.

Оксана Галькевич: Ага.

Олег Столяров: А самое-то интересное другое, что если вы проектируете этот поселок, вам так и так, как тут товарищ до того говорил, возникает маятниковая миграция, вам нужно там ставить какую-то работу для этих людей. То есть... Ну вот последний норматив по групповым системам расселения вообще-то был издан... году в 1984-м прошлого века, а сейчас мы вообще не знаем, как создавать поселки и города.

Константин Чуриков: Олег Иванович, у нас же очень много брошенных поселков, заброшенных деревень, там, кстати, дома стоят как будто никому не нужные. Может быть, там как-то порядок навести? Может быть, там где-то коммуникации уже есть?

Оксана Галькевич: Но оттуда ушла экономическая активность какая-то, жизнь оттуда ушла уже.

Олег Столяров: Понимаете, какая штука? Есть такое понятие «дауншифтеры», они туда действительно едут. Под моим родным городком, так сказать, есть такая брошенная деревня Михайловка, там даже клады царицы ищут, так сказать, до сих пор. Но, к сожалению, восстановить эту деревню уже невозможно на современном уровне, потому что ну проще по новой коммуникации проложить, проще по новой поставить дома, чем сейчас эти срубы деревянные оценивать, насколько они прогнили. Но нам от типизации, так сказать, и от групповых систем никуда не уйти абсолютно.

Оксана Галькевич: Олег Иванович, а здесь что... Знаете, вот как в этой поговорке, яйцо или курица, что, в общем, собственно, первично-то? Должно государство, я не знаю, какой-то сигнал подать, организовать какие-то условия, я не знаю, сказать, что нам надо этим заниматься, или люди своим спросом должны обеспечить там что-то?

Олег Столяров: Оксана, а государство уже забегало. Сначала Трутнев объявил, что на Дальнем Востоке дадим каждому по гектару.

Оксана Галькевич: Ага.

Олег Столяров: А потом догадался: а гектар-то надо давать в деревнях каких-то коллективных. А потом догадался, что там нужно работу делать. А потом догадался, что там надо коммуникации делать коллективные. И сейчас говорят: будем-ка мы на Дальнем Востоке не миллионники формировать, как была идея по стратегии пространственного развития, а формировать нормальные здоровые поселки, поселения с гектарами, с усадьбами, с коммуникациями, и с социалкой, и с работой.

И самое-то интересное, Оксана, там еще одна вещь пошла очень интересная. Вот вы забыли опыт Белгородчины и Ульяновской области...

Оксана Галькевич: Так.

Олег Столяров: В свое время в Белгородчину пришла Елена Батурина с «Интеко», и она сказала: «А на фига мне ваши маленькие деревеньки погибающие?»

Константин Чуриков: Так и сказала?

Олег Столяров: Да-да, она переругалась там с губернатором по полной программе и начала ставить агрогородки на базе индивидуального жилищного строительства. Этот опыт пошел и по Ульяновской области, это практически современные поселки, где стоит... комплексов и стоят современные индивидуальные дома с социалкой, с инфраструктурой с развитой...

Константин Чуриков: Да, но это все-таки Черноземье, там и для сельского хозяйства особенные возможности.

Олег Столяров: Да-да-да, совершенно верно.

Оксана Галькевич: Ну, Ульяновская область – это не совсем Черноземье все-таки, но тоже.

Константин Чуриков: Ну, чернозем, чернозем. Давайте сейчас послушаем звонок.

Олег Столяров: Ну, Белгородчина захватила Ульяновскую область, еще какая-то область.

Константин Чуриков: Земля там черная, Оксана, проверял.

Оксана Галькевич: Да?

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем звонок Алексея из Тюмени. Алексей, здравствуйте. Вот это не Черноземье будет сейчас. Алексей, здравствуйте. Западная Сибирь.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Алексей, добрый вечер. Говорите, не стесняйтесь, сейчас вас выведут.

Оксана Галькевич: Алексей? Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Вот, наконец.

Зритель: Да, ну... Я вот включил вашу передачу и прочитал надпись «Россиянам надоели квартиры». Это действительно так и есть, то есть уже как бы многие после 40 стараются все-таки в свое жилье заехать. Вот у меня такая ситуация, я в этом году продал квартиру и купил участок, начал строить дом. Практически дом готов, единственное, я там еще пока коммуникации не завел, приходится сейчас пока на съемном жилье жить. То есть планирую этим летом закончить и переехать с семьей уже туда.

Ну, я в пригороде Тюмени, получается, участок, кусок земли взял, то есть я к этому шел уже давно, после 40 я шел к этому давно. Рассматривали с женой 3–4 года участки, и все-таки мы выбрали в черте города, на окраине Тюмени то есть, это нас как бы устраивает.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Олег Иванович, вот тут много разных все-таки у нас на портале мнений, я сейчас их зачитаю. Тут и шутки, и серьезное... Значит, Красноярский край: «Я бы в центре города поставила скромный дворик, засадила бы вокруг березы, сосны, огородик». «В деревне тоже стало тяжело, дорогое отопление и электричество, обложили налогами и всякими поборами». Вот по поводу поборов, по поводу стоимости электричества и так далее. Если вот попробовать прикинуть, хотя, конечно, от региона к региону ситуация отличается...

Оксана Галькевич: Стоимость проживания?

Олег Столяров: Ну, это я уже прикидывал. Вот со мной плохо беседовать, потому что я обычно работаю через экономику.

Константин Чуриков: Так.

Олег Столяров: Когда я приехал в свой родной городок и увидел у своей сестры, так сказать, в жировке стоимость отопления 1,5 тысячи, это было лет 8 назад, мы ей просто поставили котел «Голубой ангел» и отрубили коллективную котельную, экономия возникла немедленно, и возникла горячая вода еще в квартире. На сегодняшний день, так сказать, индивидуальное обеспечение водой и теплом решается, с электричеством хуже.

Константин Чуриков: И дороже, да.

Олег Столяров: Да, с электричеством хуже.

Оксана Галькевич: Олег Иванович, ну вот вы, кстати, прозвучала у вас такая фраза, что проще строить новое, чем восстанавливать старое. Может быть, оно так и есть, но тем не менее вот эти вот старые деревни, почерневшие вот эти вот срубы деревянные, с ними-то что делать? У них ведь и собственники есть, а пока они стоят, гниют, разваливаются, они какую-то депрессию вокруг себя распространяют. Не совсем, конечно, по теме, но тем не менее вдруг такой вопрос у меня возник.

Олег Столяров: Значит, тут ответ простой. Если в этом месте можно заводить какую-то экономическую деятельность, чтобы людей там не надо было содержать, деревню можно восстанавливать. Если там экономику нельзя запустить, деревню надо сносить.

Оксана Галькевич: Сносить, ага.

Константин Чуриков: Да, грустно, что деревню надо сносить, хочется как раз деревню восстанавливать. Спасибо вам большое. Олег Столяров, заместитель генерального директора Международного центра развития регионов.

Сейчас приглашаем сразу в эфир, потому что мало времени, Дениса Новикова, это исполнительный директор Клуба инвесторов Москвы. Денис Владимирович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Денис Владимирович.

Денис Новиков: Здравствуйте, добрый вечер.

Константин Чуриков: Вот уже прозвучало мнение, что все-таки это история, затея про средний класс, про какие-то слои среднего класса. Но мы понимаем, что среднего класса в нашей стране, ну вот сейчас пандемия еще прошлась по нему, ну практически не осталось. Так для кого эта затея? Вообще кому она нужна? Государству, я не знаю, массово самим гражданам, и только самым богатым из них и все?

Денис Новиков: Вы имеете в виду затею про... ?

Константин Чуриков: ...загородные дома, да.

Денис Новиков: Жить в загородном жилье?

Константин Чуриков: Да.

Денис Новиков: Слушайте, в любом случае средний класс в нашей стране есть, это жители всех основных наших больших городов, которые как раз-таки и устали от жизни в мегаполисах, от жизни в этом бесконечном темпе. И как раз-таки пандемия позволила многим, переход на удаленную работу позволила воплотить свои мечты в реальность.

Константин Чуриков: Хорошо. Денис Владимирович, воплотить наши мечты...

Денис Новиков: Самое главное, чтобы была возможность работать удаленно. Так же вот как пример я, я сейчас нахожусь в загородном доме и общаюсь с вами, работаю с вами.

Константин Чуриков: Хорошо. Денис Владимирович, как эксперт, можете даже не о своем опыте, просто как эксперт: хорошо, если все упирается в то, что это должны строить застройщики целые поселки, их продавать, подключать к коммуникациям, тогда, значит, и под это дело будут ипотеку давать и так далее, в основном мы понимаем, что это возможно там, где сейчас уже это есть, это Подмосковье и еще какие-то регионы. Так все-таки входной билет какой в это дело, чтобы вот... ? Сейчас нас смотрят люди, они должны понимать, сколько это стоит.

Оксана Галькевич: Ну, Денис Владимирович, наверное, все-таки по своему региону-то ориентиры...

Константин Чуриков: Ну да, по Подмосковью давайте.

Оксана Галькевич: ...потому что тут разные цены нам называют.

Денис Новиков: Нет, ну смотрите, конкретные цифры я не готов назвать, но в любом случае в том же Подмосковье достаточно большой разброс цен и надо... Я напоминаю, что в самой Москве цены достаточно серьезные, поэтому под любой бюджет можно, я считаю, найти необходимый вариант. Будет зависеть от транспортной доступности, от инфраструктуры, от иных показателей этого жилья, но на любой кошелек можно найти достойное предложение. Другой вопрос...

Оксана Галькевич: Денис Владимирович...

Денис Новиков: Да?

Оксана Галькевич: А что мешает, по-вашему, так скажем, активному развитию? Не только хорошей продаваемости, да, высокой ликвидности объектов на этом рынке, а именно чтобы это развивалось не только вокруг Москвы, а вообще, в принципе в стране? Что мешает развитию малоэтажного строительства, по-вашему?

Денис Новиков: Слушайте, самая главная проблема – это развитие регионов. Как только в регионах будут рабочие места...

Оксана Галькевич: Вот, работа.

Денис Новиков: И большая работа ведется по благоустройству городов, и Минстрой России, и «ДОМ.РФ» ведут большую работу по благоустройству наших городов. Когда люди перестанут уезжать в Москву, в Петербург, будут связывать свою жизнь со своими городами, тогда и будет возникать потребность в этом индивидуальном жилье. Потому что я не понимаю, например, в небольших городах региональных зачем строить многоэтажки, когда земли, извиняюсь, полно.

Оксана Галькевич: А вот, слушайте, знаете еще какая, вы, наверное, тоже видели: вот так приезжаешь в какой-нибудь малый город, стоит пятиэтажечка, а под окнами огороды разбиты, да? Видели, наверное, такое, да?

Денис Новиков: Конечно, конечно.

Оксана Галькевич: Вот, собственно говоря, и вопрос возникает.

Денис Новиков: И белье, белье висит.

Оксана Галькевич: Да, на улице причем.

Константин Чуриков: Да. Так это, может, потому, что, значит, земля недоступна, земля дорогая, людям не дают землю, понимаете, она уходит в какие-то нечестные, нечистые руки, нет?

Денис Новиков: Нет, если мы говорим глобально, для того чтобы так действительно активными темпами развивалось индивидуальное жилищное строительство, оно должно перейти в индустриальный формат. Не когда взял участок земли без подряда и начинаешь там строить, есть деньги – построил этаж, нет денег – все это стоит. Это должен быть действительно индустриальный формат индивидуального жилищного строительства. Этому препятствует, перед этим выступал спикер, госпожа Косарева, она четко обозначила проблемы, почему пока это не запущено.

Но работа в этом направлении идет, и действительно, и государство, и правительство заинтересованы в том, чтобы не только строить многоквартирные дома, а действительно давать возможность людям жить. И по итогам опроса, который мы обсуждаем, что 70% хотят жить в собственном жилье, в собственных домах, как раз чтобы у них была возможность реализовать эти вещи.

Константин Чуриков: Ага.

Денис Новиков: Многие почему отказываются? Потому что мне нужно самому построить этот дом, найти там подрядчиков, рабочих, проконтролировать это. Смотрите, какая тенденция последних 5 лет на рынке жилищного строительства многоквартирных домов: если в 2013–2014-х гг. квартир с отделкой практически не было, то сейчас квартиры с отделкой, в Москве по крайней мере, составляют уже больше половины предложения. Любой жилой комплекс возьми, что эконом-класс, что бизнес-класс, тебе предлагают квартиры с отделкой и квартиры без отделки.

Константин Чуриков: Нас только волнует эконом-класс, на бизнес-класс... Мы так далеко, понимаете, не замахиваемся. Спасибо.

Денис Новиков: Я просто вам для примера говорю.

Константин Чуриков: Да, понятно, понятно.

Денис Новиков: Когда такая же тенденция будет и на рынке индивидуального жилищного строительства, что человек приходит, получает ключи, вселяется, живет и понимает, что у него есть там тепло, электричество, есть благоустройство, инфраструктура, тогда и будут люди обращать свой взор с покупки жилья в многоквартирных домах на свои дома.

Оксана Галькевич: А также школа, поликлиника...

Денис Новиков: И я уверен, что (извиняюсь) в ближайшие годы такая возможность, дай бог все будет у нас нормально с экономикой, со всеми макроэкономическими показателями, это будет реализовано.

Константин Чуриков: Ох, любим мы мечтать несколько недель до и после Нового года, да.

Оксана Галькевич: Ох, а как иначе жить? Жить-то как по-другому?

Константин Чуриков: Спасибо большое, спасибо. Денис Новиков, исполнительный директор Клуба инвесторов Москвы.

Оксана, мнения на портале разделились, я хочу, чтобы все сейчас подключились к этой проблеме.

Оксана Галькевич: Это нормально, Костя.

Константин Чуриков: Москва пишет (ты поймешь, наверное): «К дому нужен мужик с руками, а где его взять?» С другой стороны...

Оксана Галькевич: В смысле, Костя?

Константин Чуриков: Ну, как женщина ты, наверное, понимаешь, что «к дому нужен мужик с руками».

Вологодская область: «Так нашли бы мне женщину, готовую жить в селе, инициативную, может, село и поднимем», – Архипов, Шейбухта, вот так.

Оксана Галькевич: Это ты как мужик должен понять, да?

Константин Чуриков: Так что, в общем, нужны соответствующие люди.

Оксана Галькевич: Давайте Валентину из Краснодара выслушаем, а то не успеем.

Константин Чуриков: Ага. Да, Валентина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Валентина. Если можно, коротко.

Зритель: Добрый день, добрый вечер, извиняюсь.

Константин Чуриков: Добрый.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Волновалась, пока вас ждала.

Константин Чуриков: Ну рассказывайте.

Оксана Галькевич: Слушаем вас, Валентина.

Зритель: Я вам хочу сказать так по поводу того, где хорошо жить. Наверное, скорее всего, хорошо там жить, где у тебя есть деньги, а соответственно, деньги у тебя когда будут? – когда у тебя есть работа.

Константин Чуриков: Так.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: На селе фактически работы нет. Даже если она есть, то оплата, соответственно, за эту работу мизерная. То есть люди даже если бы и хотели построить свое жилье, то у них не хватит финансов, это первый момент.

И второй момент. У меня есть опыт постройки дома, у нас есть и квартира в городе, и дом в станице. Чтобы построить дом, нужно столько бюрократии пройти, просто не каждый на это согласится. А купить готовое жилье, стандартное, ну то есть оно будет стандартное, это не то, что ты хочешь.

Оксана Галькевич: Да, творчества в этом никакого нет, да-да-да.

Зритель: Никакого абсолютно.

Оксана Галькевич: Ну и потом, за оформление всех этих... нужно тоже заплатить.

Зритель: Когда ты строишь сам дом, то есть ты вкладываешь в него душу, ты строишь только то, что ты хочешь как бы.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Сейчас быстро мнение Татьяны из Саратова. Татьяна, а вам что по душе, дом или квартира?

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Мне, в общем-то, как и всем телезрителям, большинству телезрителям нравится дом. Но если брать именно глубинку, вот если я беру из Саратовской области, то в глубинке в своем доме жить в селе сейчас невозможно. И я, в общем-то, согласна с вашим, я забыла, как имя специалиста, мнением...

Константин Чуриков: Эксперт.

Зритель: ...что села умирают, в общем-то села умирают. Работы нет, и поэтому на селе в глубинке жить – это утопия.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Ну, есть сложности, да, особенно зависит от региона. Татьяна, спасибо большое. Спасибо всем нашим зрителям. Друзья, но это еще не все...

Константин Чуриков: Далеко не все.

Оксана Галькевич: Мы сейчас будем подводить «Итоги дня».

Константин Чуриков: Через несколько секунд.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)