Награда за крепкий брак

Награда за крепкий брак | Программа: ОТРажение | ОТР

Почему важна государственная поддержка семейных уз в современном обществе

2019-12-20T14:07:00+03:00
Награда за крепкий брак
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Юрий Крупнов
председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития

Ольга Арсланова: Теперь за долгий и крепкий брак будут награждать – и не просто какими-то грамотами, а деньгами. Такую программу придумали в Приморье. Проект закона успешно прошел чтения в местной думе и вступил в силу уже с нового года, с 1 января.

Петр Кузнецов: Посмотрим, что предлагается супругам именно из Приморья пока. Итак, к золотой свадьбе (это та, что 50 лет прожили вместе) они получат 30 тысяч рублей – ну, на пару, не каждый, 30 тысяч рублей на двоих. Те, кто в браке уже 55 лет, получат 45 тысяч рублей, а 60-летним достанется уже, видите, почти 60 тысяч рублей.

Ольга Арсланова: Подожди…

Петр Кузнецов: Смотрите, таких пар (и это понятно) не очень много, как вы понимаете. У нас в третьем столбце…

Ольга Арсланова: 16 пар в Приморье.

Петр Кузнецов: 50 лет прожили в Приморье 70 пар. То есть они как раз получат уже. Но это деньги небольшие на самом деле. Получается, что если всех пересчитать, то тут меньше 100 получается. Нет, все-таки больше 100.

Ольга Арсланова: Это получается где-то по тысяче рублей примерно или даже меньше за год брака.

Петр Кузнецов: Ну да, где-то так. Видите – по уменьшению. 70 пар – 50 лет. Те, кто прожил вместе 55 лет – 17 пар. Ну и тех, кто прожил 60 лет – в Приморье всего лишь 16 пар.

Ольга Арсланова: На самом деле бывает такое, что какой-то региональный опыт потом переносят на другие регионы, а потом, возможно, это станет федеральной программой. Давайте об этой идее как раз и поговорим.

Петр Кузнецов: Брак станет крепче и дольше, и больше его будет. Давайте выяснять. Да, кстати, эта награда прямо так и называется – «Семейная доблесть».

Юрий Крупнов, председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, с нами на связи. Здравствуйте, Юрий Васильевич.

Ольга Арсланова: Юрий Васильевич, здравствуйте.

Юрий Крупнов: Да, добрый день.

Ольга Арсланова: Судя по тому, что выделяться деньги будут, что называется, государственные, общественные, наши, программа такая региональная пока что, в любом случае все это будет оплачивать народ. И делаем вывод, что есть определенный запрос на данный момент у региональных властей на долгие браки. Зачем это нужно? То есть почему в этом заинтересованы в нашей стране? Почему в этом заинтересованы власти? В продолжении рода, в рождении новых налогоплательщиков – понятно, в чем интерес. А просто долго поддерживать штамп в паспорте – какая тут выгода?

Петр Кузнецов: Может быть, это такой новый вид пенсии у нас появился?

Ольга Арсланова: Интересно просто. Почему это решили поддержать?

Юрий Крупнов: Вы знаете, я бы не совсем с вами согласился. Мне кажется, что все-таки это не запрос региональных властей, а это, вообще-то, самая главная задача государства и общества сегодня. На самом деле у страны нашей только одна проблема – это семья. Мы, к сожалению, за последние 50–60 лет – и в позднесоветский период, уж не говоря про девяностые «лихие» и нулевые, – мы фактически почти утратили, разрушили институт семьи.

Петр Кузнецов: Юрий Васильевич, Юрий Васильевич, это безусловно. Простите, что перебиваю. Да, это один из главных вопросов. Но, скажем так, заходить на этот вопрос с той категории – самых пожилых – это рационально?

Юрий Крупнов: Так правильно.

Петр Кузнецов: Не с молодых, не с тех, кто готовится сейчас, и стимулировать их.

Ольга Арсланова: В чем выгода – заплатить эти деньги тем людям, которые уже прожили свою жизнь?

Петр Кузнецов: И мы знаем, что в таком возрасте, в принципе, разводов мало.

Юрий Крупнов: Вы знаете… Спасибо, что дали мне сказать.

Ольга Арсланова: Извините.

Петр Кузнецов: Все-все.

Юрий Крупнов: Это очень важно. Дело в том, что как раз это и есть самое важное, чтобы люди творили семью. Семья – это на порядок более сложный объект, если так говорить, при конструировании, совместном творчестве и так далее, чем суперсамолет, искусственный интеллект и прочие, прошу прощения, железки и так далее. Вы понимаете, это самое важное в жизни у человечества в целом. Весь мир в кризисе семьи.

Поэтому если люди 50 лет достойно прожили – это выдающееся событие и пример молодым. Поэтому как это разделять? Тем более что все-таки, как бы там ни было, меры поддержки идут и молодым, и средним, и за детей, и так далее. Но здесь вопрос даже не в сумме, а в том, что приморские власти совершенно правильно морально и нравственно отмечают эту доблесть. Прекрасное название! Прекрасная инициатива! И я считаю, что, конечно, это надо постепенно на федеральный уровень переводить.

Петр Кузнецов: То есть, по-вашему, это смотивирует жить в браке дольше, крепче? Да и вообще жить. Нужно же для этого еще и жить дольше.

Юрий Крупнов: Да дело не в этом – не в том, что смотивирует. Понимаете, мы подходим, к сожалению (я про всех нас говорю), часто с такого агитпроповского угла: даст эффект/не даст, повысит рейтинг/не повысит. Да вопрос не в этом! Это на самом деле означает только одно – что государство… В данном случае у нас же государственный уровень управления в субъекте федерации. В данном случае государство в лице руководства Приморского края заявляет свою позицию. А как кто уже будет ориентироваться… Кто-то смеяться будет. А кто-то…

Ольга Арсланова: Нет, ну а что тут смешного? Юрий Васильевич, нет, просто мы и сходим из того, что, в принципе, действия власти, как правило, рациональные, они на что-то направлены. В данном случае, например, чтобы продемонстрировать приоритеты какие-то, моральные приоритеты.

Юрий Крупнов: Да я вам рассказываю же, вы меня послушайте мою мысль еще раз. Вы можете не согласиться, но вы меня услышьте, пожалуйста. Речь идет о том, что Советский Союз развалился на 90% из-за развала института семьи, а дальше демография идет и так далее, в том числе в конечном счете обороноспособность, экономика и так далее.

Петр Кузнецов: Я думал, развалился он потому, что нефть упала.

Юрий Крупнов: Нет-нет-нет. Вопрос семьи – это сегодня вопрос номер один.

Ольга Арсланова: Юрий Васильевич, я продолжаю вашу аналогию. Правильно ли, что если не поддерживать семью в современной России, то мы увидим распад?

Юрий Крупнов: Конечно. И распад, и еще хуже. Тысячи явлений, когда и распада не будет, а просто будет… Вот сейчас вышла книга интересная про новый потоп всемирный. То есть будет хаос. И это есть стержень вообще жизнестойкости и русского народа, и государства. Поэтому то, что Приморский край вводит эту инициативу – я даже не знаю, что тут обсуждать. Просто честь и хвала.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Юрий Васильевич, нет, побудьте с нами на связи.

Юрий Крупнов: пожалуйста.

Петр Кузнецов: Сейчас телезрители подключаются к нам. Может быть, у вас будет желание прокомментировать выступление. Надежда, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Слушаем вас.

Зритель: Я звоню вам из Орехово-Зуево. Ну, рядом мы тут.

Петр Кузнецов: Знаем, знаем.

Зритель: Орехово-Зуево. Вот мы с супругом прожили 50 лет. У нас по 40 лет стажа, мы ветераны труда. В общем, тоже все в жизни делали для того, чтобы все везде было хорошо – в стране, в обществе и в семье. И мы были очень удивлены, когда нам 5 тысяч рублей вручили.

Петр Кузнецов: За что?

Зритель: За совместный 50-летний брак.

Петр Кузнецов: За 50 лет вместе.

Зритель: За 50 лет вместе вручили 5 тысяч рублей.

Ольга Арсланова: А кто? Муниципальные власти? От муниципальных властей, правильно, Надежда?

Зритель: Да. Я была сейчас очень… Вы знаете, даже белая зависть. Очень порадовалась за таких супругов в Приморском крае. Такие суммы!

Петр Кузнецов: Да, у них уже тридцаточка. Видите?

Зритель: Это какое счастье! И какой срам и позор… Вот Москва, Московская область – 5 тысяч рублей за 50 лет.

Ольга Арсланова: Спасибо. Вот видите? Я хочу просто адресовать Юрию Крупнову вопрос. Видите, люди вроде как счастливы, у них все хорошо, у них есть крепкая семья, но при этом какие-то претензии: «Вот нам мало за это заплатили». Вы вообще считаете это нормальным, когда личные достижения, которые самого человека делают счастливым, еще кто-то со стороны финансово подкрепляет?

Петр Кузнецов: Видите, уже оценивают: «А я считаю, что мы нажили на столько-то, на такую-то сумму».

Юрий Крупнов: Понимаете, в чем дело? Еще раз. Как бы сумму мы ни выбрали, соответственно, не знаю, 30 тысяч, 5 тысяч или 500 тысяч…

Петр Кузнецов: …всегда будет мало.

Юрий Крупнов: Нет, ну будет кто-то говорить что-то и так далее. В данном случае это первый опыт. Соответственно, говорит государство в лице руководства Приморского края, говорит простой пункт: государство считает, что семья, которая так сохранилась, прожила, которая действительно является доблестью и так далее, что оно это понимает, ценит и, как может, насколько может, оно это оценивает. Понимаете, тут же вопрос не в 30 тысячах, а именно с точки зрения того, что это позиция государства. Вот этого у нас не хватает – у нас не хватает позиции государства.

Петр Кузнецов: Спасибо. Давайте на этом завершим.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо вам большое. Это Юрий Крупнов.

Ольга Арсланова: У нас эсэмэска тут: «Страна понтов и дикой показухи», – пишет нам Приморский край.

Петр Кузнецов: Вот! Приморский край.

Ольга Арсланова: «В Приморье жизнь – труба».

Петр Кузнецов: «А тут по 30, по 60 тысяч раздают», – хочется продолжить сообщение. Это, еще раз, из Приморья. Ну, это явно тот, кому эта сумма не досталась.

А давайте послушаем телезрителя еще одного. Напомните, как его зовут.

Ольга Арсланова: Галина у нас на связи. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Галина. Спасибо.

Ольга Арсланова: Если можно, коротко.

Петр Кузнецов: Галина, если можно, коротко, да.

Зритель: Так, я слушаю. Во Владимирской области за 50 лет до этого года было, что по 50 тысяч рублей люди получали и были очень довольные.

Петр Кузнецов: Да вы что? За 50 лет?

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: А все лавры Приморье собрало. Видите? Считается, что это они придумали.

Зритель: Нет-нет, подождите. Господин Сипягин отнял у нас эту сумму, теперь только 10 тысяч дают.

Петр Кузнецов: Кошмар!

Ольга Арсланова: Люди еще не довольны тем, что им за их же удачу не платят.

Петр Кузнецов: Это новый губернатор. Спасибо. Счеты пошли.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим с Александром Колмановским. Александр Колмановский, психолог, у нас на связи. Александр Эдуардович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вот нам тут люди пишут. Одни пишут: «Что-то мало. Мы 60 лет живем в браке, могут заплатить нам и побольше». А кто-то пишет: «Плохо, что все переводят на деньги, а не на сознание». Получается, что платят просто за формальный признак – 60 лет люди вместе прожили. Это, с точки зрения психолога, полезная практика для человека самого и его сознания, для его развития?

Александр Колмановский: Не для развития, а для его кошелька. Слава богу, что платят. И в нашей кошмарной жизни чем больше дают, тем лучше. Наивно, конечно, рассчитывать, что это как-то повлияет на демографию, на отношения, на прочность брака. Конечно, это смешно. Ну, дают – и слава богу, повторяю.

Ольга Арсланова: А что могло бы повлиять, если не деньги? Ну понятно, деньги повысят благосостояние людей, это действительно хорошо. А если мы хотим решить проблему семьи?

Александр Колмановский: Ну смотрите. Проблема семьи – это такая точечная работа, она вряд ли решается на государственном уровне. Это должен быть действительно институт и психологов, и социальных работников. Понятно, что на любой семье и на любом человеке сказывается общее социальное напряжение.

Ольга Арсланова: И что происходит? Чем сложнее жизнь, тем беднее люди, тем…

Александр Колмановский: …тем они больше невротизированы. Чем им страшнее, чем им труднее, тем они более напряженно общаются друг с другом. Естественно, отношения от этого страдают. Не надо только думать, что у нас какая-то катастрофическая ситуация с институтом семьи, как сказал один из предыдущих ваших собеседников. Меняется институт брака, но вовсе не институт семьи. Брак становится более пластичным, людям легче из него выйти. Это совсем неплохо, потому что в прежних, таких более жестко фиксированных браках… они были прочнее, но это не значит, что людям там было лучше.

Ольга Арсланова: А как вам кажется, какой сигнал власть должна посылать людям, с точки зрения демографии и семейных ценностей? И должна ли она вообще этим заниматься? Или это все-таки индивидуальный выбор, и это не дело властей – что-то здесь советовать?

Александр Колмановский: Дело властей и чиновников – говорить: «Друзья, простите, что мы такие непрофессиональные и нерадивые. Обращайтесь к нам с просьбами, с вашими нуждами – мы будем стараться на них реагировать». Это максимум, что можно сделать на государственном, на городском, на любом уровне.

Ольга Арсланова: Спасибо вам за комментарий. Напоминаем – Александр Колмановский, психолог, был у нас на связи. Он прокомментировал выплаты, которые в Приморье вводят для семей, проживших долго в браке.

Петр Кузнецов: Мы заодно узнали, что эти выплаты придумали не в Приморье, а, оказывается, во Владимирской области действовала такая программа, которая была отменена с приходом нового губернатора. Видите, там даже больше платили тем, кто прожил 50 лет в браке вместе.

Ольга Арсланова: Тут пишут: «В Омске по 100 тысяч дают». Слушайте, мы обязательно изучим этот вопрос и вернемся к этой теме.

Петр Кузнецов: Обязательно. Чуть позже, я думаю, уже в других программах.

Оставайтесь с нами. В 13:15, то есть сразу после новостей, наша тема дня. Многодетные, переселенцы, пенсионеры жалуются, что из-за несовершенства закона они не могут воспользоваться положенными субсидиями или услугами. Так вот, сколько у нас таких «дыр» по субсидиям и по льготам? И можно ли здесь навести порядок? Будем его наводить. Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему важна государственная поддержка семейных уз в современном обществе