Накопительную часть пенсии отменяют

Накопительную часть пенсии отменяют | Программы | ОТР

Что будет с деньгами, которые уже перечислены? И предложат ли другие инструменты для тех, кто хочет копить?

2020-12-23T12:40:00+03:00
Накопительную часть пенсии отменяют
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Гости
Сергей Кикевич
финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений»
Михаил Беляев
эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук

Оксана Галькевич: Вы знаете, у нас во всем стабильность, кроме пенсионной системы. Бедная наша, Господи, многострадальная! Вот опять Центральный банк анонсирует (я процитирую даже) «законодательный демонтаж системы пенсионных накоплений».

Иван Князев: «Никогда не было – и вот опять».

Оксана Галькевич: Да. И вот опять. То есть в Банке России не просто уже размышляют, получается, а решение приняли: до 2023 года институт накопительных пенсий будет ликвидирован.

Ну давайте в очередной раз вместе с вами (очень рассчитываем на ваше участие) разбираться, что не так у нас в стране с накопительной системой, что мы получим взамен и получим ли вообще. Кстати, это большой вопрос. Пишите нам, пожалуйста, и звоните. К вам вопрос, уважаемые зрители: как вы думаете, на какие средства вам придется жить в старости? На что вы рассчитываете? Готовы ли вы копить самостоятельно? Телефоны для связи с нами уже включены, принимаем ваши звонки и сообщения. Все это совершенно бесплатно.

Иван Князев: Денег мы за это просим не будем.

Сергей Кикевич у нас сейчас на связи, финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений». Здравствуйте, Сергей Александрович.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей Александрович.

Сергей Кикевич: Здравствуйте, Оксана и Иван.

Иван Князев: Сергей Александрович, давайте еще раз объясним нашим телезрителям, почему заморозку… точнее, накопительную часть в очередной раз заморозили?

Сергей Кикевич: Помните эту фразу: «Денег нет, но вы держитесь»? Она здесь тоже применима. Дело в том, что те деньги, которые, по сути, как бы замораживались, на мой взгляд, они уже потрачены. Их попросту нет для того, чтобы их разморозить, поэтому разморозить их де-факто нельзя.

Нельзя сказать, что они потрачены зря. Это, конечно, было бы совершенно неправильно. Там и проект Крымского моста, и Олимпиада, и новый космодром. Все это важные стратегические проекты. Но известно же, что они финансировались ВЭБ, и использовались как раз в том числе средства Фонда национального благосостояния. Поэтому то, о чем ведется речь, что демонтировать систему… Ну, демонтировать то, чего уже нет. В общем, я никакой трагедии в этом не вижу.

Оксана Галькевич: Просто, так скажем, узаконить то, что уже фактически произошло. Получается так, да?

Сергей Кикевич: Фактически так, да.

Иван Князев: Просто тут люди интересуются, пишут и спрашивают: «А можно мне все-таки получить когда-нибудь накопительную часть моей пенсии?» – 72-летний пенсионер нам пишет.

Сергей Кикевич: Вы знаете, это зависит от ситуации. Я свою накопительную часть, которая до 2014 года все-таки начислял, перевел в негосударственный пенсионный фонд. И она есть там, она приумножается, не слишком быстро, но растет. Поэтому если удалось такое действие сделать, эту накопительную часть перевести в негосударственный фонд, то эти деньги останутся, так они и будут вашими. Если нет, то нет.

Оксана Галькевич: Если нет, то нет.

Сергей Александрович, давайте выслушаем Андрея из Свердловской области, он у нас на связи. Здравствуйте, Андрей, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотел спросить. Вот отменят накопительную часть пенсии. А денежные средства уйдут? Или мне их потом когда-то, когда я пойду на пенсию, вернут?

Оксана Галькевич: Вот только что наш эксперт сказал… Андрей, вы переводили эту пенсию накопительную в негосударственный пенсионный фонд? Помните, была у нас такая возможность, всем предлагали сделать.

Зритель: Да, переводил, помню.

Оксана Галькевич: А, переводили?

Иван Князев: Ну, тогда она уже…

Оксана Галькевич: Тогда, значит, она ваша, и вы ее в каком-то виде получите – в качестве добавки. Я правильно говорю, Сергей Александрович, да? В качестве добавки к основной пенсии, которая вам будет начислена при выходе, так скажем, на заслуженный отдых. Спасибо.

Иван Князев: Сергей Александрович, я так понимаю, что накопительная часть, как вы говорите, себя изжила, потому что нынешние пенсии просто не из чего платить?

Сергей Кикевич: Да. Сейчас те средства, которые замораживаются, по сути, они остаются там, в системе, и используются для выплат текущим пенсионерам. Потому что те средства, которые с нас с вами удерживаются как с работающих граждан России, их просто не хватает. Бюджет и так дотирует пенсионную систему. Поэтому, действительно, тут вариантов особо не слишком много.

Оксана Галькевич: Сергей Александрович, вы сказали, что из этих средств в том числе финансировались и какие-то важные стройки, важные объекты, их возведение, мероприятия, как Олимпиада, что-то еще. А почему? Это же были, так скажем, целевые средства, это же были пенсионные накопительные отчисления. Почему они не были потрачены, ну я не знаю, на индексацию пенсий каким-то категориям, ну, на поддержку стариков наших? Почему? Почему Крымский мост строили за счет каких-то пенсионных отчислений, пардон?

Сергей Кикевич: Оксана, там схема все-таки была явно сложнее. И я не берусь сейчас полностью объяснить, как она работает. Естественно, никто откровенно вам так не скажет. Можете считать это моими домыслами. Спросите официальное мнение у господина Пескова – он вам даст совершенно другой ответ. Но вопрос «Почему так?» – он очевиден. Потому что других вариантов тоже в то время особо не было.

По сути, на тот момент мы выбирали между вот этими нацпроектами важными и накопительной пенсионной системой. Был сделан выбор. Страна посчитала… ну, вернее, правительство посчитало, что важнее эти нацпроекты. Не знаю, может быть, они были правы. В конце концов, это тоже важно для экономики.

Иван Князев: Сергей Александрович, важный вопрос: а не разумнее ли было их куда-нибудь инвестировать, приумножить эти деньги, как, наверное, изначально и задумывалось, чтобы этим занимался Пенсионный фонд?

Сергей Кикевич: Это очень важные инфраструктурные инвестиции в экономику нашей страны. Одна Олимпиада принесла огромные деньги. А Крымский мост – это тоже инвестиция. Это не та инвестиция, которая приносит через год ощутимую прибыль. Ее даже посчитать сложно. Но она так же необходима, как и любая другая.

Оксана Галькевич: Слушайте, ну что это такое, Сергей Александрович? Мы экономические категории с вами обсуждаем, а подсчитать сложно. Ну как же так-то? Эффекты-то все должны быть.

Сергей Кикевич: Ну посчитайте, сколько нам приносит дохода Крымский мост. Ну как это посчитать? Нет, наверное, это можно сделать. Я этим не занимался. Но дело в том, что это эффект, который действует сразу на всю экономику, по сути дела. Его можно прикинуть. И я думаю, что те, к то этим занимается, они бы вам ответили. Это просто немножко не моя компетенция, я не могу сказать это в цифрах. Но очевидно, что они есть.

Иван Князев: Да просто вопрос в том, что люди, наверное, хотели бы видеть живые деньги, чтобы как-то их можно было потрогать, а не куда-то они ушли в развитие экономики. В итоге и развития нет, и…

Оксана Галькевич: Да нет, пусть они, ради бога, идут… Нет, Иван!

Иван Князев: Нет?

Оксана Галькевич: Не это люди хотят знать. Люди хотят знать, почему как наши деньги считать, то это легко посчитать, а как эффект вложения инвестиций…

Иван Князев: …то это сложные экономические механизмы. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Иван Князев: Сергей Кикевич был с нами на связи, финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений».

Оксана Галькевич: Очень много у нас сообщений, потому что традиционно у нас вопрос пенсий, когда мы его обсуждаем, он всегда такой серьезный отклик у вас получает. Вот люди говорят, что как-то нехорошо поступили с накопительной частью пенсии. Волгоград пишет: «Накопительная часть пенсии – это был заранее обреченный на провал проект». Почему-то человек так думает. Спрашивают очень многие: «Могу ли я получить? Куда были потрачены эти деньги?» Мы постарались уже ответить на эти вопросы. И у нас есть…

Иван Князев: Я прошу прощения. Мы задавали вопрос: «На что будете жить на пенсии?» Вот из Еврейской автономной области человек пишет: «Я надеюсь, что сын меня не бросит в старости». Вот это инвестиция.

Оксана Галькевич: Вот это хорошая инвестиция, да.

Иван Князев: Считает, что будет на самом деле работать. Некоторые пишут, что это сплошной обман и доверять пенсионной системе не стоит.

Оксана Галькевич: Да хуже того! Люди пишут даже, что не просто в самых лучших чувствах, а чувствуют себя обворованными и ограбленными.

Давайте подключим еще одного эксперта к нашей беседе. Михаил Беляев, эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук. Михаил Кимович, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Михаил Беляев: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Михаил Кимович…

Михаил Беляев: «Подклю́чим» или «подставим» – как точнее-то сказать?

Оксана Галькевич: «Подключи́м», «подключи́м к беседе».

Михаил Беляев: Под раздачу сейчас попаду.

Иван Князев: Ну, подставлять мы вас не будем. Михаил Кимович, я знаю, что вы, как вы говорите, любите говорить непопулярные в народе вещи, но все-таки правдивые. Попробуем все это дело совместить.

Михаил Беляев: Я постараюсь правдиво. Вы понимаете, эта накопительная часть на самом деле, насколько я понял, она не могла быть выплачена… Во-первых, начнем с того, что вообще у нас пенсию формирует работодатель. Он за вас перечисляет деньги в Фонд пенсионного обеспечения. Перечисляет 22% из расчета всего фонда заработной платы, которая у него на предприятии имеется.

Люди, рожденные после 1967 года, и если они приняли такое решение до конца 2015 года, имели право подать заявление своему работодателю, с тем чтобы он эти 22% расщеплял на два потока, чтобы 16% шло, как обычно (то, что уже вроде бы устоялось), на страховую пенсию, а 6% – на накопительную часть этой самой пенсии. И предполагалось, как только что вы правильно заметили, что эти 6% должны учитываться на вашем специальном лицевом индивидуальном счете и отправляться работать на фондовый рынок, для того чтобы они там еще заодно и приумножались.

Но этого не получилось – по причинам, которые сейчас мы не будем обсуждать, это очень долго. Не получилось. В течение некоторого времени эта система работала. Но вместе с тем она предполагала, что когда вы выйдете на пенсию, вот тогда вам будет начислена обычная страховая пенсия, плюс из этого накопительного фонда вы будете получать деньги дополнительно к вашей страховой пенсии, а именно…

По состоянию на данный момент, если бы это случилось, то там предполагался такой демографический фактор – фактор дожития. Все, что у вас там накопилось, должно было бы поделиться на 258 месяцев, которые вы гипотетически могли получать. И вы бы их получали, ежемесячная прибавка к пенсии. Ну, это сложный момент. Это я еще самым простым образом рассказываю, какой только можно придумать.

Если бы эта добавка предполагала больше 5%, то вот тогда бы получалась у вас прибавка к пенсии. В противном случае вам ее предполагалось выплатить единовременно, если бы вы захотели. Но для того, чтобы были эти 5%, у вас на счету должно было скопиться больше 200 тысяч рублей. Дальше каждый мог для себя посчитать.

Оксана Галькевич: Михаил Кимович, это мы сейчас уходим в такие категории…

Михаил Беляев: Последняя фраза. Все это провалилось. Поняли, что это все никак не получается – ни умножать, ни делить, ни дожидаться. Но вот эта часть… Никуда не делся этот фонд. Он просто пополняться больше не будет. Но те, кто успел накопить, они уйдут туда, куда уходили 22% – в эту общую страховую пенсию. То есть никто их ни на какие Крымские мосты, ни на Олимпиады не потратил.

Оксана Галькевич: Михаил Кимович, ну смотрите. Я понимаю, конечно, что тот, кто не знал поражений, тот не знал и побед, не бывает без одного другого. Тем не менее очередная какая-то схема была опробована, она опять не принесла никакого должного результата, снова разочарование. И множатся эти настроения, в том числе среди наших зрителей. «Такое-растакое государство! – пишет нам Вологодская область. – Нет ему давно никакой веры. И опять обманули. И опять своровали. И опять все никак». Слушайте, ну как же так? Действительно получается, что это репутационно был такой не совсем правильный ход. Неужели нельзя было на несколько шагов вперед просчитать и понять, какие могут быть сложности?

Михаил Беляев: Оксана, об этом мы говорим постоянно. Я не знаю, вот те люди, которые принимают решения, или они калькируют какой-то опыт… В свое время мы занимались социалистической экономикой, это у нас называлось «некритическое использование западного опыта».

В данном случае мы хорошие продолжатели тех научных и научно-практических традиций. То есть у нас некритическое использование западного опыта. Надо же понять, что у нас происходит, как у нас будет происходить, как у нас будет это воспринято. Можно взять западный опыт, но его надо адаптировать к нашим реалиям. Просто брать и калькировать – ну, типа бороться с инфляцией калькированным образом, с пенсией придумывать схему без учета наших адаптированных возможностей – это обречено, естественно, на провал. И это надо делать. И можно было делать. Кстати, очень просто сделать, надо только чуть подумать.

Оксана Галькевич: Михаил Кимович, у нас много звонков. Василий из Ростова-на-Дону. Василий, здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Бытует мнение, что если мы положили определенную сумму на счет или же эта сумма у нас уже есть на счету, то 60% этой суммы уходит на обслуживание Пенсионного фонда, а 40% этой суммы идет на начисление. Что вы можете по этому поводу сказать?

Иван Князев: Спасибо вам за вопрос.

Оксана Галькевич: Ну да, это такое расхожее опять же мнение. Михаил Кимович, поясните. Так ли это?

Михаил Беляев: Расхожие мнения я не комментирую, потому что не готов их разделять. Вы везде и всюду видите, что обязательно что-то воруют. Вы понимаете, деньги, которые попадают на такие счета… Конечно, можно находить там какие-то лазейки. Но они все же очень строго учтены. И надо себе представлять…

Оксана Галькевич: Михаил Кимович, здесь вопрос-то был не в лазейках, а вопрос был в том, что издержки на содержание огромного аппарата Пенсионного фонда настолько велики!

Иван Князев: Да. И предлагается периодически разогнать их там всех.

Оксана Галькевич: Настроили себе «замков» и всего прочего, а люди…

Михаил Беляев: Ну, разогнать… А кто будет управлять вашими средствами? Конечно, может быть, и раздут и штат, и аппарат, и операционные расходы раздуты. Но те деньги, которые зачислены на счет пенсионера, их никто не трогает. Может быть, речь идет о том, что вот та прибыль, которую получает Пенсионный фонд, она могла бы более рационально использоваться и более активно пополнять счет пенсионера. Вот это другой разговор. Но то, что кто-то изымает со счета пенсионера какие-то деньги – это расхожее мнение, к которому надо, в общем-то, с известной долей… да даже со стопроцентной долей сомнения относиться.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Михаил Беляев, эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук, был с нами на связи. Говорили мы о накопительной части пенсии, какая судьба ее ждет.

А сейчас – к другой теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)