Накопительную часть пенсии пересчитают. Как и кому?

Накопительную часть пенсии пересчитают. Как и кому? | Программы | ОТР

И есть ли надежда, что её всё-таки когда-то выплатят?

2020-11-18T20:46:00+03:00
Накопительную часть пенсии пересчитают. Как и кому?
Российские инвалидные коляски: репортаж об их производстве в Калининграде
Экология вызывает опасения
Женщины, инвалиды, пожилые - кто ещё страдает от дискриминации на рынке труда
Школьников могут обязать сдавать тест на наркотики
Конец ипотечного бума?
Готовы ли российские пилоты летать по старинке?
Регионы. Что нового? Петропавловск-Камчатский, Челябинск и Владикавказ
Почему не едет скорая? Что не так с дистанционным образованием? Непогода на острове Русский. «Светофор доверия» для бизнеса. Коммунальные долги. Инфляция и социальные выплаты. Экзамен на права. Пенсионные ожидания россиян
Дистанционка - образовательный фаст-фуд или новые возможности обучения?
Пенсия: завышенные ожидания
Гости
Сергей Кикевич
финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений»
Людмила Иванова-Швец
кандидат экономических наук, доцент базовой кафедры ТПП РФ «Развитие Человеческого капитала»

Александр Денисов: Пенсионная система чем-то напоминает кубик Рубика: постоянно крутят, пытаясь собрать одну сторону, соберут, другие развалились. Минтруд сегодня предложил покрутить накопительную часть, конкретно поднять уровень, с которого и начинаются пожизненные выплаты, поднять его до 600 с лишним тысяч рублей. Если 600 тысяч есть на счете, то в месяц будут начислять 2 400, ну такие приблизительные расчеты; если сумма меньше, то деньги выплатят единовременно.

Мы запускаем опрос: верите ли, что выплатят накопительную часть пенсии (потому что постоянно история с ней меняется)? Отвечайте «да» или «нет», подведем итоги через полчаса.

Ну и наш первый собеседник – Людмила Иванова-Швец, кандидат экономических наук, доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты «Развитие человеческого капитала». Людмила Николаевна, добрый вечер.

Елена Медовникова: Добрый вечер.

Людмила Иванова-Швец: Добрый вечер, добрый вечер.

Александр Денисов: Да. Людмила Николаевна, вы знаете, возможно, я что-то упустил с накопительной частью, она у нас такая, знаете, переменная и скользящая. Как же мы накопим 600 тысяч, если, по-моему, в этом году туда ничего не начисляли ну вот из-за социально-экономической ситуации в стране? Возможно, и дальше тоже такое будет.

Людмила Иванова-Швец: Ну, у нас две накопительные части. Одна накопительная часть – это в государственном пенсионном фонде, которая закончилась, когда отменили 6%, которые перечисляли, изначально это было 2%, потом 6%. И там, конечно, никто не накапливает. Но есть договор, например, который вы можете заключить с негосударственным пенсионным фондом, там накапливать, хотите отчисления, хотите какие-то суммы. Вполне вероятно, что есть желающие, которые готовы заключить такой договор и могут накапливать в негосударственном пенсионном фонде.

Александр Денисов: Людмила Николаевна, естественно, раз негосударственный пенсионный фонд, тут и речи нет, с таким же успехом можем говорить о счетах в банке и сказать, что при желании можно накапливать. При желании можно делать все, если есть деньги. Конечно, мы говорим про вот эту часть, которая для всех. С ней вот что-то вам понятно конкретно, что там происходит? Вот Лена перед эфиром спросила, говорит: «А как узнать, сколько у меня накопилось денег?» Я вот помню, раньше приходили бумажки, было написано: «Александр Валерьевич, у вас 14 тысяч на счете». Сейчас вот людям вообще непонятно, где, что и как.

Людмила Иванова-Швец: Нет-нет, почему? Все желающие могут узнать. Ну, на самом деле не у всех есть эта накопительная часть. Накопительная часть есть у тех, у кого работодатель перечислял в свое время, до 2014 года, в государственный или негосударственный пенсионный фонд на накопительную часть. Все те, у кого дата рождения после 1967 года, те, которые перечисляли, у тех могла эта часть быть. Где можно узнать? Узнать могут абсолютно все, вы заходите... Есть несколько вариантов. Вы заходите либо на сайт Пенсионного фонда, и в личном кабинете есть определенное окошечко, где вы можете узнать свое состояние ваших пенсионных накоплений, и там средства...

Елена Медовникова: Людмила Николаевна...

Людмила Иванова-Швец: А вторая часть для тех, кто... МФЦ, например, ну люди более старшего возраста, которые, может быть, не очень дружат с интернетом, они могут обратиться в МФЦ, им там дадут совершенно четкую распечатку, где вся эта информация будет.

Александр Денисов: Людмила Николаевна, вот эта цифра, Минтруд предлагает поднять порог до 600 с лишним тысяч рублей, учитывая, что периодически замораживаются отчисления, ну вот из-за ситуации в стране. Реально накопить на счете 600 тысяч рублей?

Людмила Иванова-Швец: Ну, смотря какой доход. Если мы будем считать сумму, ну 100 тысяч ваша зарплата, например, то 6% или 10% – это 10 тысяч. Сколько будете накапливать, посчитайте.

Александр Денисов: А-а-а...

Елена Медовникова: Это не мы должны считать, Людмила Николаевна.

Людмила Иванова-Швец: Ну да. Ну, во всяком случае долго. Я имела в виду даже зрителей, если посчитают они, то да, на самом деле не очень быстро.

Александр Денисов: Людмила Николаевна, если 6 тысяч в год, да?

Людмила Иванова-Швец: Нет, в месяц.

Александр Денисов: Шесть тысяч в месяц?

Людмила Иванова-Швец: Да.

Александр Денисов: Ну сейчас мы посчитаем.

Елена Медовникова: Нет, просто далеко не у всех зарплата 100 тысяч рублей.

Людмила Иванова-Швец: Я взяла, да, если мы возьмем 100 тысяч, а зарплат таких очень мало. На самом деле все, кто задумываются об этом, как правило, люди, которые более финансово грамотны, которые больше в этом понимают, которые, конечно, думают о своей будущей пенсии, у которых есть возможность накапливать. А, конечно, с заработной платы в 20 тысяч или в 30 тысяч, сами понимаете, да, если мы будем отчислять туда по 2 тысячи, 600 тысяч разделить на 2, то сколько нам нужно месяцев? 300 месяцев.

Александр Денисов: Вы знаете, я посчитал: если 100 тысяч и 6 тысяч в месяц будут перекидывать в накопительную часть, 10 лет.

Людмила Иванова-Швец: Да.

Александр Денисов: Соответственно, если 50, будет 20, если 25 тысяч, то 40 лет нужно туда накапливать.

Людмила Иванова-Швец: Да-да, ну приблизительно так, да.

Александр Денисов: Да. Учитывая вот эти сроки, мы с вами посчитали, это реальная вообще цифра? Многие ли достигнут такого показателя в 600 с лишним тысяч?

Людмила Иванова-Швец: Ну, как правило, численность граждан, которые могут себе позволить накапливать и которые это делают, не такая большая. Сейчас, например, все те, кто имеют накопительную часть в негосударственных пенсионных фондах, я не знаю, насколько эта цифра большая или маленькая, это 6,1 миллиона человек.

Александр Денисов: Вы все упорно говорите про негосударственные, куда сами откладывают.

Людмила Иванова-Швец: А в государственном пенсионном фонде сейчас нет накопительной части, она заморожена, там идут только выплаты для тех, у кого она сформировалась, накопительная часть. То есть если у вас сформировалась накопительная часть и вы выходите на пенсию, то вот сейчас то, что предложил Минфин, 500 тысяч, а до этого это были проценты. То есть если у вас накопления до 5%, то вы могли рассчитывать на всю сумму, если больше 5%, то вам ежемесячно идет доплата к пенсии.

Причем очень интересно, за что там, например, боролись профсоюзы, там были вопросы, которые обсуждали, и раньше мы даже, по-моему, в передачах обсуждали с вами, что возраст, то есть период выплаты вот этой накопительной части, каждый год увеличивается. Если в прошлом году это было 258 месяцев, по-моему, то в этом году на следующий год, по-моему, будет 262 или 264 месяца. То есть если рассчитывать с возрастом дожития, то это рассчитано до 82 лет, то есть вот вы накапливали, а вам эту сумму растянули на выплаты до 82 лет при всем при том, что средняя продолжительность жизни, на которую рассчитана, возраст дожития, выплата пенсии, это 73 года.

Александр Денисов: И растянули до 83 лет, и сумма, естественно, будет крошечная?

Людмила Иванова-Швец: Меньше, конечно, конечно.

Александр Денисов: А с остатком, Людмила Николаевна, отдадут родственникам? Там все какие-то разговоры, кому его отдавать.

Людмила Иванова-Швец: Ну, пока таких прецедентов нет. На самом деле раньше считали, что если мы делаем эту систему, то вот эту накопительную часть имеют право наследовать наши наследники. Но пока вот я не знаю, чтобы такое было.

Александр Денисов: Давайте со зрителями пообщаемся, дозвонились нам уже в студию. Татьяна из Воронежской области, две Татьяны, еще потом из Челябинской. Татьяна, добрый вечер.

Елена Медовникова: Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Вы меня слышите?

Александр Денисов: Да, конечно, слышим.

Елена Медовникова: Да.

Зритель: Я звоню из Воронежской области и хочу высказать свои мысли о накопительной пенсии. Ни я, ни моя семья, никто не верим, что государство вернет нам накопительную часть пенсии. Они уже забирали деньги у нас, и они не возвращаются. Их замораживают, потом что-то опять обещают, опять замораживают... До сих пор не вернули трудовые вклады нашим родителям, трудовые деньги, честно заработанные, на сберкнижках. Я считаю это большим позором государства.

Вот слышала такое сообщение интересное: оказывается, уже несколько лет действует такая норма, что все деньги от коррупции, от преступников, что-то конфисковали, должны идти в Пенсионный фонд, пополнять Пенсионный фонд, чтобы людям хоть немножко увеличить пенсии...

Александр Денисов: Была такая идея, да-да-да, Татьяна, совершенно верно, была идея, да-да.

Зритель: Но нет, вот узнавали у главного начальника Пенсионного фонда, что же это такой за размер они получают, какую сумму получают они от этого конфиската. Вы знаете, ничего не говорит начальник Пенсионного фонда. То есть бардак во всем непомерный. Слушаешь сообщения, вал сообщений, мэра посадили, губернатора посадили, там выкинули подушку из квартиры, в которой счета в Швейцарии, где-то в Великобритании миллионы, миллиарды...

Александр Денисов: Да, мэра Томска Кляйна, да-да-да, жена выкинула.

Зритель: Вы знаете, никогда мы не будем при таком социальном курсе иметь нормальные пенсии и не будут наши дети иметь нормальное образование, мы не будем иметь нормальной, хорошей медицины. Курс надо менять, потому что страна и народ не выживут при таком бардаке. Спасибо вам за внимание.

Александр Денисов: Татьяна, вы знаете, вот эту идею так и не приняли, именно деньги, изъятые у коррупционеров, отправлять в Пенсионный фонд, по-моему, так и не приняли.

Еще у нас Татьяна на связи из Челябинской области. Татьяна, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Я приветствую ведущих и гостью тоже.

У меня вот тоже... Вот буквально сегодня я была в Пенсионном фонде по вопросу... Я, во-первых, работающий пенсионер, пенсия у меня средняя, как считается, работающий пенсионер, у меня доход где-то в пределах 18 тысяч, то есть с их отчислений должны идти в Пенсионный фонд накопления. За 2 года работы у меня повысилась пенсия на 70 рублей.

Я пошла сегодня разбираться, что же все-таки за пенсия, откуда идет этот расчет. И так как имею высшее образование, я все равно, она мне доступно объяснила, то есть у меня повышение составило 0,8 балла. То есть балл этот считается средний как по России, например, кто-то миллионы получает, отчисления, кто 5 тысяч получает, средний балл. И понимаете, откуда идет отчисление? Это просто, знаете, безумие.

То есть я пришла к выводу к одному, и этот вывод мой правильный, потому что кто сейчас выходит на пенсию, то есть эти баллы перечислены на сегодняшние дни, и люди, уходя на пенсию, имея огромный стаж работы, получают 10, 8, 9, 11 тысяч. Это просто, знаете, абсурд и посмешище. Работающий пенсионер...

Александр Денисов: У вас какая пенсия, Татьяна?

Зритель: У меня 14 тысяч при 40-летнем с лишним стаже, ни дня с 18 лет, работаю все и сейчас подрабатываю как бы.

Александр Денисов: Татьяна, спасибо большое, спасибо большое за звонок, да.

Людмила Николаевна, чтобы разобраться вот с этой накопительной частью, которая в Пенсионном фонде России, – а что с ней можно сделать? Можно ее перевести в негосударственный? Может быть, наличными ее пока нельзя получить, а вот перекинуть в негосударственный, по-моему, можно. Или нет?

Людмила Иванова-Швец: Нет, сейчас уже нельзя.

Александр Денисов: Уже нельзя, да?

Людмила Иванова-Швец: Да. Можно было, если у вас был счет, обычно это деньги накопительной части государственного пенсионного фонда хранились во «Внешэкономбанке», и если вы хотели перевести деньги в негосударственный пенсионный фонд, то это нужно было писать заявление еще в 2013 году, тогда можно было перевести. Сейчас уже ничего сделать нельзя, то есть деньги лежат там, где они лежали.

Александр Денисов: И что делать? Дожидаться, пока их разморозят, начнут пополнять? Что делать, как думаете?

Людмила Иванова-Швец: Ну, ждать решения, другого нет. Ну и обращаться в Пенсионный фонд, смотреть, есть ли там все-таки деньги на накопительной части и тогда рассчитывать на то, что будет какая-то доплата к пенсии.

Александр Денисов: Спасибо большое, Людмила Николаевна. Людмила Иванова-Швец, кандидат экономических наук, была у нас на связи.

Наш следующий собеседник – Сергей Кикевич, финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений». Сергей Александрович, добрый вечер.

Сергей Кикевич: Здравствуйте, приветствую вас.

Елена Медовникова: Добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Сергей Александрович, вот мы сейчас пытали Людмилу Николаевну насчет вот этой накопительной части. Как там 600 тысяч рублей накопить, непонятно, если сейчас ничего не копится, перевести никуда нельзя, честно говоря, загадка, о чем говорит Минтруд.

Сергей Кикевич: Ну, на самом деле никакой загадки нет. Вопрос ведь ставится не вот на сегодняшний день, а вообще как будет действовать эта система. Вот мой пример, у меня там порядка 200 тысяч сейчас на моем накопительном счету в НПФ, в негосударственном пенсионном фонде.

Александр Денисов: У вас 600 тысяч, да?

Сергей Кикевич: Нет-нет, у меня около 200 сейчас.

Александр Денисов: Двести.

Сергей Кикевич: Вот после... Я успел в те годы перевести свою часть пенсионных средств накопительную в негосударственный фонд. И понятное дело, что для пенсии, будь там что 100, что 200, что 300 даже тысяч, наверное, это не слишком много, если учесть, что человек живет не 2 года на пенсии. Но мне вот, например, до пенсии еще достаточно много лет, как минимум 15 лет, следовательно, за эти годы, естественно, эта сумма имеет возможность дорасти до каких-то более заметных размеров, и вот тогда эти ограничения будут уже иметь значение. То есть это не для текущих пенсионеров, которые в этом или следующем году собрались получать пенсию, потому что в среднем размер накопительной пенсии по сравнению даже со страховой пенсией очень маленький на сегодняшний день.

Но тем не менее несмотря на то, что накопительная часть пенсии остается замороженной, ею управляют, и я ежегодно делаю анализ, сравниваю результаты различных НПФ, кто как управляет. И я вам скажу, что все не так уж плохо, то есть большинство из них справляется с задачей защитить вот эти накопительные средства от инфляции. То есть не приумножить их в разы, конечно, никто там такой цели, в общем-то, перед ними не ставит, но большинство пенсионных фондов все-таки защищают эти средства от инфляции, а следовательно, они каждый год немножко растут, обычно немножко быстрее, чем инфляция. Вот такая математика.

Александр Денисов: А вы-то сколько в месяц перечисляете к своему счету в негосударственном пенсионном фонде?

Сергей Кикевич: Нисколько, мы сейчас не имеем такой возможности. Раньше это происходило автоматически, ну мы же знаем, что с 2014 года накопительная часть пенсий остается замороженной, поэтому и такая мизерная, в общем-то, часть, размер пенсионных средств в НПФ очень маленький, он не пополняется. Он приумножается только как результат инвестирования этих средств, и это, конечно, безусловно, жалко, потому что начинание было отличное, оно всем нравилось, мы всех агитировали за то, чтобы люди как можно скорее переводили свои средства в НПФ.

Те, кто успел сделать, молодцы, хотя бы что-то они сделали, не баллы у них там, а вот какие-то реальные деньги. Но к сожалению, они больше не пополняются, теперь накопительная часть пенсии автоматически расходуется Пенсионным фондом на выплату текущим пенсионерам. Почему так? Ну, это долгая история. Все знают вот эти вот великие стройки, которые были у нас: это и Олимпиада, и космодром там, и другие различные национальные проекты...

Елена Медовникова: Сергей Александрович, извините, а у вас есть родители?

Сергей Кикевич: Да, конечно, есть.

Елена Медовникова: Какая у них пенсия, если не секрет?

Сергей Кикевич: Ну, мама у меня военный пенсионер, поэтому она получает хорошую пенсию, в районе 25 тысяч, по-моему.

Елена Медовникова: А вы помогаете маме деньгами?

Сергей Кикевич: Вы знаете, сейчас такой необходимости нет. Когда необходимо, я ей помогаю, но ей больше требуется не поддержка деньгами, а скорее вниманием, это, знаете, частая ситуация...

Елена Медовникова: Ну то есть вашей маме 25 тысяч хватает на месяц, чтобы дожить от пенсии до пенсии?

Сергей Кикевич: Она работающий пенсионер, моя мама врач, поэтому она одновременно еще и трудится в поликлинике.

Елена Медовникова: Вот теперь просто возникает логичный вопрос. У меня тоже мама на пенсии, у меня папа на пенсии, и мы им финансово помогаем. Я думаю, что это ситуация, которая практически по всей стране складывается. Что делать людям, которые всю жизнь действительно работали на эту страну, работали честно и сейчас остались практически без средств к существованию? Заморожена накопительная часть, люди просто не понимают...

Вот я честно, я начала сегодня готовиться к этой программе и поняла, что я ничего не понимаю. У меня есть зарплата, я, к счастью, пока не работающий пенсионер, я просто работаю, но я не могу разобраться в этой системе, баллы... При этом НПФ строит новые офисы в регионах... Вообще для чего все это делается? Такое ощущение, что только для того, чтобы запутать таких пенсионеров, которые не разбираются в системе вообще и больше не надеются на государство.

Сергей Кикевич: Ну, вы задаете очень сложный вопрос. Я думаю, что даже люди, сидящие и принимающие решения, вам не смогут так прямо однозначно все рассказать. Мое мнение следующее. Об этом уже говорили давным-давно, что изменилась сама парадигма. Вот раньше было как? Человек сначала работает и живет на зарплату, потом после определенного возраста он живет на пенсию. Вот эта парадигма больше не работает, потому что пенсия уже не является страховкой от бедности.

Елена Медовникова: Так на что же жить людям?

Сергей Кикевич: А это значит о том, что мы с молодости должны заботиться самостоятельно о своих пенсионных накоплениях. Это я говорю сейчас о молодежи и о тех, у которых такая возможность еще есть. Если говорить о тех, кто сейчас уже на пенсии, то помочь им может только государство, ну и родственники, естественно, мы все несем ответственность за наше старшее поколение, за родителей, за бабушек, дедушек, если это необходимо, значит, надо помогать. Государство, к сожалению, о них позаботиться не всегда может в должной степени. Вопрос, почему это так, но это, конечно, не ко мне.

Александр Денисов: Сергей Александрович, насчет будущего тоже попытаю вас. Попалось мне исследование РАНХиГС весьма невеселое, прогноз насчет роста пенсий. Эффект от повышения пенсионного возраста исчерпается примерно к 2030 году, а к 2050-му соотношение средней пенсии к средней зарплате упадет, то есть сейчас это примерно 34%, будет, по-моему, 20% с чем-то. Как считаете, прогноз верный, нет?

Сергей Кикевич: Вы знаете, это надо смотреть внимательно на цифры. Но мое вот ощущение скорее даже не связано с нашей российской действительностью, а в том, что в других странах это происходит. Мы же видим США, мы видим Японию, мы видим европейские страны, где постоянно повышают пенсионный возраст. В России это только начало процесса, и мы должны быть готовы, что дальнейшие повышения пенсионного возраста тоже будут происходить. Вот эта вот солидарная система пенсий, когда работающие кормят вышедших на пенсию за счет отчислений, перестала работать, потому что срок жизни поднялся и количества работающего населения, к сожалению, да еще с текущей рождаемостью, просто не хватает, для того чтобы прокормить тех, кто уже сейчас находится на пенсии. И с каждым годом ситуация будет ухудшаться, это факт, причем не только у нас в России.

Александр Денисов: По поводу «серого» сектора вас спрошу. Вот сейчас со студенческой скамьи учат ребят заниматься бизнесом, становиться самозанятыми. Вот развитие этого сектора не ведет ли нас к выстраиванию общества частичной занятости, которое живет от контракта до контракта? Не приведет ли это к ухудшению ситуации с социальными гарантиями, поскольку какие социальные гарантии, если ты работаешь от заказа до заказа, и в конечном счете к ухудшению ситуации с пенсиями, как считаете?

Сергей Кикевич: Мое мнение, что нет. На мой взгляд, становятся самозанятыми или там индивидуальными предпринимателями или открывают какое-то юрлицо только те люди, которые имеют к этому определенную склонность, те, кто готов принять некую ответственность на себя, то есть не работать на зарплату, а рисковать. Бизнес – это всегда риск, это возможность, с одной стороны, улучшить благосостояние серьезно, с другой стороны, это всегда повышенный риск. Опять-таки не мы тут первые, эта история развития такого предпринимательства насчитывает столетия, поэтому я думаю, что все будет нормально.

Как раз вот это довольно прогрессивное, мне кажется, начинание о том, что молодежь и люди, которые готовы работать не на зарплату, а производить что-то, работать в сфере услуг, заниматься каким-то творчеством, они могут сделать это максимально простым и быстрым путем, без бюрократических различных преград. На мой взгляд, это одно из каких-то прогрессивных начинаний.

Александр Денисов: Спору нет, но, с другой стороны, посмотрим на устойчивость общества в случае пандемии, экономического кризиса. Вот в Америке почему такая высокая безработица? – сфера услуг упала, все, и привет. Точно так же и здесь: если велика доля самозанятых, людей, которые кормят сами себя, то, опять же я возвращаюсь, где соцгарантии, где будущая пенсия в случае каких-то потрясений экономических?

Сергей Кикевич: Те люди, которые становятся самозанятыми, естественно, должны сами заботиться о какой-то пенсии. Я вот только с этого начал, что есть определенные риски ведения бизнеса. Если вы, например, индивидуальный предприниматель, то этих рисков уже меньше, потому что... У меня был период, когда у меня была не компания, а я был индивидуальным предпринимателем. Мы все платим определенные отчисления в социальный фонд, соответственно, пенсия у индивидуального предпринимателя формируется, другое дело, что, конечно, она может оказаться не такой, какой бы хотелось. Но бизнесмены, любой предприниматель когда открывает свое дело, я думаю, что у него в планах все-таки создать себе какой-то поток денег, который сможет накормить его и семью, в том числе на пенсии. По-моему, это вполне разумно риск взять на себя. Я во всяком случае пошел по этому пути.

Александр Денисов: Сергей Александрович, давайте вместе с вами подведем итоги опроса. «Верите ли вы, что накопительную часть выплатят?» – «да» ответили 3%, «нет» 97%. Как прокомментируете?

Сергей Кикевич: Ну смотрите, во-первых, вопрос чисто технический. Вот взять мои средства, мы с этого начали, мой пример. У меня есть накопительная часть пенсии, она лежит в НПФ, не буду говорить, в каком. Я каждый год смотрю по результатам, как он управляет моими деньгами, иногда хорошо, иногда не очень, но в целом я доволен тем, что там происходит.

Теперь выплатят ли мне эти деньги, когда я стану пенсионером, у меня сомнений нет. Почему? Потому что эти деньги находятся уже в негосударственном пенсионном фонде. Как вариант они могут еще находиться в ВЭБ, те, кто выбрал такой вариант управления, есть такой вариант, тоже я не верю, что государство отберет эти деньги.

Почему мы всех в 2013–2014-х гг., когда была такая возможность, агитировали за то, чтобы воспользоваться ею, чтобы перевести деньги из Пенсионного фонда в НПФ? Потому что это реальные деньги, это не баллы, их нельзя просто взять и забрать, они уже находятся не у государства. Поэтому у меня нет никаких сомнений в том, что вот эти конкретные деньги будут выплачены тогда, когда придет момент, конечно.

Елена Медовникова: То есть мы вот этим баллам не верим, верим реальным деньгам?

Сергей Кикевич: Да. Конечно, балльная система понятно, почему возникла, – потому что государство не уверено в своих возможностях в будущем. Сегодня балл будет стоить рубль, а завтра, когда у государства тяжелые времена, он будет стоить полрубля. Поэтому мы заранее, априори не можем предугадать, какая будет пенсия, скажем, через 5 лет уже. А вот если у вас пенсия, как и раньше, накопительная ее часть значится в рублях, то все очевидно и просто: вот они лежат, мы знаем, где они лежат, когда будет выплачены, на каких условиях. Тут все понятно и прозрачно.

Александр Денисов: Спасибо большое, Сергей Александрович. Сергей Кикевич был у нас на связи...

Елена Медовникова: Спасибо.

Александр Денисов: ...финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений». Да, Сергей знает, как сбережения выращивать. Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)