Налог на осадки

Налог на осадки | Программы | ОТР

В городе Чусовой вероятность осадков включена в платежки по водоотведению. Это нормально?

2020-07-30T13:30:00+03:00
Налог на осадки
Многоэтажный самострой. Белоруссия и «раскол» Европы. Налоговое бремя. Корабли-призраки и частный космос
Самострой обернулся самосносом
«Мы всё, что могли, потеряли! За что мы провинились в этой стране?!». Сюжет из Краснодара о погорельцах самостроя и обманутых дольщиках
Инаугурация по факту. О необычной церемонии вступления Лукашенко в должность президента Белоруссии
Михаил Любимов: Ситуация очень тревожная, прежде всего из-за роста национализма. Мы движемся к миру, какой был перед Первой мировой
Бюджет повышенных соцобязательств. Расходы на социальные нужды увеличат почти вдвое
Отопительный сезон: одни мёрзнут, у других батареи раскалены... Почему каждый год так?
Частный космос
Лишние налоги: государство слишком много берёт с бизнеса и населения?
Что хотят читать дети?
Гости
Павел Литвинов
заместитель начальника отдела контроля монополистической деятельности Пермского УФАС России
Елена Довлатова
исполнительный директор Российской ассоциации водоснабжения и водоотведения

Петр Кузнецов: Налог на воздух все ближе. Жители города Чусового в Пермском крае, например, уже оплачивают атмосферные осадки, и оплачивают как минимум пять последних лет. Представляете?

Марина Калинина: Да, это действительно так. Вероятность осадков была включена в платежки по водоотведению. В апреле, мае, сентябре и октябре сумма к оплате повышалась, причем на четверть. Систему расчетов придумал местный горводоканал. Якобы именно в эти месяцы из-за осадков повышается нагрузка на канализацию, и люди должны это оплачивать.

Петр Кузнецов: Что произошло в Пермском крае? Давайте выяснять.

Павел Литвинов, заместитель начальника Отдела контроля монополистической деятельности Пермского УФАС России. Здравствуйте, Павел.

Павел Литвинов: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, добрый день. Что это такое?

Петр Кузнецов: Слушайте, мы понимаем, что еще один такой уникальный пункт в этой истории – то, что на эти деньги за дождь пожаловались не сами жильцы, а управляющая компания. То есть люди не замечали повышений необоснованных?

Павел Литвинов: Ну смотрите. В управление антимонопольной службы обратилась управляющая компания из города Чусового, и она как раз обратила внимание надзорного ведомства на порядок расчетов за услуги водоотведения. В ходе изучения договоров по водоотведению со всеми абонентами горводоканала мы обнаружили, что водоканал рассчитывает объемы водоотведения по собственной формуле. В так называемые пиковые месяцы – то есть это у нас весна и осень – водоканал увеличивал объем сточных вод на 25%. Соответственно, увеличивалась и стоимость услуги.

Надо отметить, что сама по себе эта плата за прием поверхностных сточных вод в систему канализации в настоящее время закону не противоречит. У нас в 2014 году Минстрой России создал специальную методику для организации водопроводного коммунального хозяйства по расчету приема поверхностных сточных вод в систему канализации. В соответствии с этой методикой, объем сточных вод рассчитывается исходя из данных по атмосферным осадкам, выпадающим в течение года. То есть организация водопроводного коммунального хозяйства должна запрашивать на регулярной основе данные об осадках из Росгидромета.

В данном случае горводоканал города Чусового такие данные не запрашивал ни у кого. Соответственно, расчетов в соответствии с методикой Минстроя не производил.

Петр Кузнецов: Подождите…

Марина Калинина: Подождите…

Петр Кузнецов: Давай сначала ты.

Марина Калинина: Горводоканал вообще имеет право выводить свои формулы для расчета услуг?

Петр Кузнецов: Я думаю, как монополист – да.

Марина Калинина: Вот как?

Павел Литвинов: Нет. Конечно нет, он не имеет права. Я и говорю, что есть методика, федеральная методика, разработанная Минстроем, утверждена приказом Минстроя. Там определенные формулы для расчета есть. И основа этих формул – как раз данные об атмосферных осадках, которые должны в актуальном виде запрашиваться.

Марина Калинина: Хорошо. Ну а их накажут как-то за это?

Павел Литвинов: Смотрите. Сейчас мы выдали горводоканалу предупреждение о прекращении нарушения данного, то есть прекратить навязывать своим абонентам такие условия и привести расчеты в соответствии с этой методикой. До конца августа мы им дали срок, чтобы исполнить предупреждение. Если предупреждение не исполнят, то тогда мы возбуждаем антимонопольное дело в отношении водоканала и дальше уже исходим из результатов рассмотрения этого дела. То есть дальше уже могут быть какие-то штрафные санкции в отношении организации и должностных лиц, а также может быть рассмотрен вопрос передачи материалов в прокуратуру.

Петр Кузнецов: Павел Игоревич, вот такой момент. Само по себе начисление платы за атмосферные осадки в систему канализации, особенно в месяцы пиковых нагрузок, – это нарушение закона или это может быть?

Павел Литвинов: Нет, это может быть, это допускает законодательство на сегодняшний день. Раньше такого делать было нельзя.

А вот в 2009 году как раз была схожая ситуация с нашим этим горводоканалом. Тогда им предъявила претензии прокуратура. Как раз тоже всплывала эта величина – 25%. Ну, тогда они просто завышали сумму, а не объем платы. Тогда это было вообще нельзя делать. И прокуратура тогда уже подала в суд на горводоканал, чтобы прекратить вообще взимать какую-либо плату за эти стоки.

Петр Кузнецов: То есть речь идет пока еще о возможных злоупотреблениях именно в системе расчета?

Павел Литвинов: Да.

Петр Кузнецов: В системе начисления этих коэффициентов. И еще один момент. Получается, что эти договоры, раз это управляющая компания обратилась, заключались не напрямую с потребителями, а с управляющей компанией?

Павел Литвинов: Да. Это у нас так называемые единые договоры водоснабжения и водоотведения. Они заключаются с юридическими лицами, то есть с предприятиями. Мы посмотрели, что там весь город был, в общем-то. Это и больницы, и школы, и детские сады – то есть бюджетные учреждения. И управляющие компании, и ТСЖ. Сами понимаете, что такое ТСЖ – это уже непосредственно население. То есть эту величину оплачивало само население.

Петр Кузнецов: И население не замечало как минимум пять лет, как говорят. Вот смотрите. Если сейчас будут выявлены злоупотребления, то что дальше? Эти переплаты будут на всех распределяться?

Марина Калинина: Будут они возвращены?

Петр Кузнецов: Нужно еще всех определить, кто атмосферные осадки последние пять лет оплачивал.

Павел Литвинов: Ну, такая работа еще наверняка нам предстоит, если, конечно, водоканал не исполнит предупреждение. То есть в рамках рассмотрения дела мы попытаемся определить, что там за суммы конкретные переплат были, понять, что за переплаты были людьми сделаны.

По поводу перерасчетов сейчас сказать сложно. Конечно, если мы установим такое нарушение, увидим, что конкретные суммы переплат, то вполне возможно, что жители могут выйти… то есть те организации, абоненты, я имею в виду, могут выйти в суд с требованием о перерасчете оплаты.

Марина Калинина: Спасибо, спасибо.

У нас есть звонок из Красноярского края. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Я тоже по поводу водоотведения и по поводу технической воды. Нас, пенсионеров, жучат как не знаю кого! Вот это бред собачий. Мы начинали три раза через суд за последние пять лет. Мы ничего добиться не могли. Сейчас это водоотведение…

Петр Кузнецов: У вас такая же ситуация, да?

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: Вы тоже за атмосферные осадки платите?

Зритель: Вот это водоотведение. Завод ЖБК, там частный хозяин, он договорился с нашей управляющей компанией, с начальником. Мы для них – овечки бесправные. Добиться нигде ничего нельзя! 208 рублей за куб. За техническую воду 100% дерут.

Петр Кузнецов: А вам что говорят? Или вы даже до этой стадии не доходите, до стадии объяснения?

Зритель: Какое объяснение? На нас смотрят… Я говорю, что овечки бесправные и юридически неграмотные. Люди очень пассивные еще.

Петр Кузнецов: Люди пассивные. Я как раз хотел узнать по поводу того, насколько коллективная ваша жалоба в вашем случае. Или вы одна плюс соседка?

Зритель: Последние раза три мы писали, даже до прокуратуры Красноярского края доходили. Нам единственное сказали: «Сделайте перерасчет за горячую воду в зимний период на 50%». Нас поставили в известность письменно.

Марина Калинина: А сколько вас человек? Много ли у вас союзников, которые подают эти иски, жалобы и так далее?

Петр Кузнецов: Это очень важно, особенно сейчас.

Зритель: У нас дом такой старорежимный, называется «70+».

Петр Кузнецов: А знаете, сколько таких…

Зритель: Молодняк живет на съемных квартирах. Люди, говорю, пассивные. Нас человек шесть-семь, таких инициативных.

Марина Калинина: Понятно.

Петр Кузнецов: Молодняку ничего не надо, да? Он будет переплачивать. Главное, чтобы никуда не ходить. Спасибо. Это Красноярский край.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Елена Довлатова, исполнительный директор Российской ассоциации водоснабжения и водоотведения, с нами на связи. Елена Владимировна, здравствуйте.

Елена Довлатова: Добрый день, уважаемые коллеги.

Марина Калинина: Здравствуйте. Вот скажите, это правомерно – брать с людей деньги за то, что идут сильные дожди?

Петр Кузнецов: Скажем так: сильные дожди, которые нагружают канализацию. Все-таки нагрузка возрастает на канализацию.

Елена Довлатова: Вы знаете, я хотела бы сразу как-то определиться в понятиях. Я слушала внимательно комментарии, которые были до меня, и очень сожалению… Вот когда люди говорят какие-то неточные вещи, то это, безусловно, простительно. Но когда органы власти неточно формулируют…

Петр Кузнецов: Вы про антимонопольщиков?

Елена Довлатова: Про антимонопольщиков.

Петр Кузнецов: Пожалуйста, поправьте.

Елена Довлатова: Когда мне сказали, что есть необходимость прокомментировать эту ситуацию, я связалась с водоканалом, конечно же, потому что всегда нужны две стороны. И когда я поговорила с водоканалом…

Во-первых, они совершенно однозначно сказали, что ни разу с населения денег не брали. И я думаю, что вряд ли бы коллеги стали меня обманывать. Все договоры, по которым они начисляли деньги за водоотведение, включая туда нагрузку, связанную с ливневой канализацией, они брали только с юридических лиц.

Кроме того, все это у них в договоре. Как вы понимаете, договор имеет форму закона для двух сторон, которые между собой договорились. Вот если люди договорились, то, соответственно, они выполняют эти договоренности. Вы показываете прекрасные кадры. А что делать коммунальным предприятиям, которые вот таким образом плывут? И это Москва плывет. А что говорить про другие города, особенно про маленькие?

Конечно же, с населения никто денег не берет. Давайте от этого будем отталкиваться.

Петр Кузнецов: Извините. Или, как вы сказали, если и берут, то это все точно есть в договоре.

Елена Довлатова: С населения не могут брать и не берут.

Петр Кузнецов: Не могут брать?

Марина Калинина: А с кого?

Петр Кузнецов: Вы утверждаете, что плюс 25% берут только с юрлиц?

Елена Довлатова: С юридических лиц. Это законом определено, это возможно. Есть специальная методика расчета. В чем можно, может быть, наших коллег упрекнуть? Исключительно в том, что они использовали другую методику расчета. Но они ее закрепили договором. И те, кто приняли эту методику расчета, они подписались под ней. Понимаете? Поэтому виновности, вообще говоря, в их действиях нет в принципе.

Другое дело, что, наверное, можно обсуждать, что они должны были рассчитать в соответствии с методикой существующей. Но это единственное, в чем их можно упрекнуть.

Марина Калинина: А может быть, еще проблема в том, что люди у нас неграмотные в этом плане? Подмахивают этот договор…

Елена Довлатова: Люди ни при чем, я еще раз говорю. Сосредоточьтесь, пожалуйста. К людям, к населению это не имеет отношения вообще. Это имеет отношение к юридическим лицам, у которых есть юристы, которые заключают эти договоры в обычном режиме, работают из года в год. Это не единичный случай, это есть по всей стране. Поэтому в данном случае я даже не очень понимаю, почему возник разговор по этому поводу, вот честно вам говорю.

Петр Кузнецов: Еще раз. Есть классический объем потребления, который распространяется на людей. А когда речь идет о добавлении некоего сезонного коэффициента…

Марина Калинина: …то это юридические лица?

Петр Кузнецов: …есть такое, но это, если и распространяется, то на юридические лица?

Елена Довлатова: Что такое «классический объем потребления»? Мы платим ровно за то, что мы используем. Мы платим за воду, которую потребляем. И мы платим за услугу по отведению той самой воды использованной. В зависимости от того, сколько воды потребили, столько у нас и ушло. Вот такая у нас сегодня система, потому что счетчики на водоотведение никто не ставит.

Соответственно, люди платят исключительно за потребленную воду и за отведенный сток, больше ни за что. Людям не включается в платежку, к сожалению или к счастью (это уже другая история), все, что касается ливневого стока. Ливневой сток рассчитывается по формулам и включается только юридическим лицам.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Я прошу прощения, Марина. А простой потребитель может ли как-то все равно это проконтролировать и узнать? Вот чтобы подобных ситуаций не возникало и не выносилось в заголовки, что люди платят за дождь.

Елена Довлатова: Во-первых, люди не платят за дождь, еще раз хочу сказать.

Петр Кузнецов: Мы опровергли это, да.

Елена Довлатова: Во-вторых, смотрите, каждый из нас имеет возможность заглянуть в свою платежку. И это было бы очень полезно. Посмотрите, пожалуйста, сколько стоит у вас водоотведение. Оно стоит очень недорого.

Я хочу сказать, что у нас средняя цена по стране – 22 рубля за кубический метр стоков. То есть за две копейки за литр мы должны отвести сток от квартиры, почистить его и превратить, простите, фекальный сток в чистую питьевую воду. Вот за это берется две копейки за литр, чтобы было понятно. Поэтому обвинять в том, что какие-то деньги излишние берут – это, наверное, тоже такая, знаете, очень опасная стезя.

Мы все время как-то популизм в другую сторону уводим. Давайте просто поймем, что это действительно очень важно, ведь это же все потом попадает в реки. Понимаете? И если предприятие не чистит это все, то мы потом это потребляем для питья. Тут такая, знаете, замкнутая цепочка. И мне кажется, что всегда очень важно смотреть со всех точек зрения на эту проблему.

Но еще раз повторяю: с людей за это денег никто не берет, только с юридических лиц.

Марина Калинина: Да, спасибо за ваши разъяснения.

Петр Кузнецов: Елена Довлатова.

Марина Калинина: Елена Довлатова была с нами на связи. А мы переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)