Налог пришёл... Как оспорить суммы в налоговых квитанциях?

Гости
Юлия Семёнова
руководитель Налогового бюро Палаты налоговых консультантов, член Экспертно-консультационного совета
Олег Шибанов
директор Финансового центра Сколково - Российская Экономическая Школа

Ольга Арсланова: И главное, чтобы платил налоги вовремя, а то посадят, не дай боже.

Денис Чижов: Ну да. Про налоги. Наступила осень, с деревьев полетели листья, а из налоговой к нам полетели «письма счастья». Как сказал один из отцов-основателей США Бенджамин Франклин: «Неизбежны только смерть и налоги». Именно осенью понимаешь: счастье – не иметь никакого имущества. Правда, только осенью. В другое время хочется что-то иметь.

Ольга Арсланова: Спорный вопрос, да. Больше всего возмущений, действительно, у россиян, у наших телезрителей в частности, вызывает не то, что нужно платить налоги (тут не поспоришь), а проблемы, которые возникают при оплате этих налогов. Платежки зачастую приходят с ошибками, начисления порой неверные. И даже несмотря на то, что мы перешли на цифровой формат, в нем тоже возникают сложности – и старые, и новые.

Денис Чижов: Давайте разберемся, за что мы платим, если кто-то забыл.

Осенью это традиционно три основных налога: на машину, на недвижимость и за земельный участок. Налог на личный транспорт зависит от региона, а также мощности и износа машины. К примеру, легковой автомобиль до 100 лошадиных сил (например, LADA) дешевле всего обойдется жителю Ингушетию – примерно 500 рублей в год. А вот в Санкт-Петербурге – уже почти 2,5 тысячи за ту же модель. Автомобиль мощнее 240 сил (например, Audi) выгоднее приобретать живущим в Магадане – там налог будет составлять 5,5 тысячи, а дороже жителям Питера, Москвы и Московской области – более 18 тысяч рублей.

С недвижимостью и землей все, в принципе, просто. Здесь за квартиру мы платим до 2% кадастровой стоимости. Цена зависит от площади. За земельный участок – 0,3% от стоимости участка.

Ольга Арсланова: Кстати, очень многие россияне недовольны расчетами, считают, что слишком дорого. У нас же действительно в последнее время изменился расчет налоговый по кадастровой стоимости, приближенной сейчас к рыночной стоимости. И многие говорят, что налоги стало платить очень дорого.

Денис Чижов: Кстати, я надеюсь, что налоговая не услышит и не отреагирует, но я до сих пор зарегистрирован в Алтайском крае. Почему?

Ольга Арсланова: Потому что ты там родился, вероятно?

Денис Чижов: Конечно же, патриотизм. Но это на втором месте. А на первом – мне просто дешевле автомобилем пользоваться. Понимаешь? Потому что здесь я плачу 3 тысячи рублей за машину, потому что я оформлен там.

Ольга Арсланова: А регистрация в Москве есть у тебя?

Денис Чижов: Ну, временная, естественно.

Ольга Арсланова: Хорошо.

Денис Чижов: Все по закону.

Ольга Арсланова: Это самое главное.

Денис Чижов: Нет, я ничего не нарушаю. Я совершенно законно дешевле плачу за автомобиль в Москве, потому что оформлен я в Алтайском крае.

Ольга Арсланова: А давайте поговорим с директором Финансового центра Сколково – РЭШ Олегом Шибановым. Олег Константинович, здравствуйте.

Про ошибки мы поговорим. Это все – детали. Всякое бывает. Давайте сначала поговорим об объеме налогов. Вот смотрите. Коронавирус, люди беднеют, у нас как минимум 20 миллионов практически за чертой. Налоги очень большие, согласитесь: имущественные, транспортные… Не пора ли пересмотреть хотя бы на это трудное время какой-то метод подсчета, сделать скидку, например?

Олег Шибанов: Вы знаете, мне кажется, государство думало о том, чтобы для части населения отложить некоторые выплаты, особенно для тех, кто мог бы воспользоваться правом на банкротство, то есть для тех, кто был достаточно сильно закредитован. Но это в масштабах России оказалось почти неосуществимым. И количество людей, которые смогли избежать каких-то своих налогов, было очень маленьким.

Я бы сказал, что на время коронавируса для бизнеса были некоторые налоги либо отложены, либо даже частично отменены, в том числе для самозанятых, как мы помним. Но мое подозрение, что государство свою расходную часть не может проспонсировать только из займов на рынке, поэтому оно вынуждено собирать налоги.

Ольга Арсланова: Вынуждено собирать налоги с людей, которые эти налоги, очевидно, не способны заплатить?

Олег Шибанов: Ну нет. Там же есть многие льготы, включая налоговые. Поэтому, скажем, пенсионеры гораздо меньше платят. Гораздо меньше платят люди, которые находятся где-то близко к минимальному уровню дохода. Поэтому сказать, что прямо всех разоряют эти налоги – это, наверное, было бы самоуверенно.

Денис Чижов: Вообще в нашей стране не самые высокие налоги на недвижимость, на транспорт. У нас же выгодно вообще…

Ольга Арсланова: И не самые высокие зарплаты.

Денис Чижов: Ну да. Справедливости ради – да.

Олег Шибанов: Действительно, ставки налогов не такие высокие, как в некоторых странах, но они же растут в последние годы. То есть здесь вопрос, наверное, не в том, что они сейчас низкие, а в том, что в некоторых регионах они иногда слишком высоки, может быть, для части населения.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим об этой региональной составляющей. Как определяется эта ставка региональная? Почему она где-то существенно ниже, где-то выше? И это не всегда сопоставимо с доходами именно населения в этом регионе, там не всегда есть взаимосвязь прямая.

Олег Шибанов: Это определяется на уровне региона. Это определяется на уровне того, сколько руководство видит возможным, наверное, собирать с учетом того, насколько у населения большие доходы. Если я правильно понимаю, самые высокие ставки в городах-миллионниках, особенно в Москве и в Санкт-Петербурге.

Ольга Арсланова: Ну, что понятно.

А как вы можете оценить общую собираемость налогов в последнее время? Понятно, что налоговая служба говорит о том, что все улучшается. Тем не менее, как эксперт вы что думаете?

Олег Шибанов: Вы знаете, цифровизация очень помогла, что называется. Если у нас есть хорошие кадастры (а они действительно, с точки зрения имущества, довольно приличные), то собирать налоги с владельцев относительно несложно. И в этом плане собираемость большинства имущественных налогов (я сейчас точные цифры не помню) за 90% точно. А вот насколько она близка к 96% или к 98% – тут я вас обманывать не буду, я немножко забыл. У нас все равно самый собираемый налог – это НДС. Но все остальные налоги тоже очень прилично собираются.

Ольга Арсланова: А какое у нас отношение, как вам кажется, у населения к имуществу? То есть мы все-таки хотим больше имущества и готовы даже где-то наступить и заплатить эти налоги? Или постепенно наступает тренд отказа от излишнего имущества, в том числе и из-за его дорогого налогового обслуживания как одной из составляющих?

Олег Шибанов: Вы знаете, в России отношение к имуществу гораздо более имущественное, чем во многих других странах. То есть у нас россияне…

Ольга Арсланова: …латифундисты.

Олег Шибанов: Не знаю. Мне кажется, сложилось такое ощущение, что если квартира своя, то она своя, а если не своя, то тебя завтра могут выгнать, потому что многие арендные договоры, в общем, легко расторгаются и, вообще говоря, не зарегистрированы зачастую.

В этом плане люди (я имею в виду – россияне) предпочитают покупать. Вот сейчас очень бурный рост ипотеки, например, и на фоне льготных ставок происходит, с одной стороны, а с другой стороны, на фоне того, что в России в принципе владение недвижимостью гораздо выше, чем, скажем, в Германии.

Ольга Арсланова: Вот зрителей интересует вечный вопрос: «Землю купил в собственность. Дом построил на своей земле сам. Все налоги уплатил. Почему я должен платить за то, что создал сам?»

Олег Шибанов: Ну, в смысле – почему нужен ежегодный имущественный налог?

Ольга Арсланова: Да.

Олег Шибанов: На самом деле – на региональное или даже на территориальное развитие. То есть это все налоги, которые фактически не подкрашенные, но они очень местные. То есть эти имущественные налоги идут не в федеральный бюджет, а в региональные бюджеты. Поэтому, в принципе, это на то, чтобы не сломать ножку, когда выходишь из своего любимого дома и идешь по общественной дороге.

Ольга Арсланова: Еще раз напомним: транспортный налог и имущественный налог идут в казну вашего региона, а не в Москву, ненавистную всем, а в ваш личный регион.

Олег Шибанов: Да, так и есть.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое. Олег Шибанов был с нами на связи.

Денис Чижов: Давайте перейдем теперь все-таки к ошибкам, к людям, которым приходят неправильные налоговые квитки. Сталкивались ли вы с ошибочными начислениями от налоговой? С какими? Как долго решали этот вопрос? Давайте с гостем пообщаемся, да?

Ольга Арсланова: Нет, мы послушаем, что думают россияне об этом, а потом пообщаемся с нашим гостем.

ОПРОС

Денис Чижов: Спасибо. Вот видите, как много проблем, оказывается, бывает. Лично я не сталкивался, но очевидно, что неправильные платежки есть.

Юлия Семенова к нам присоединяется, руководитель налогового бюро Палаты налоговых консультантов, член Экспертно-консультационного совета. Юлия Александровна, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Денис Чижов: Вот скажите, как в век цифровизации вообще могут быть такие ошибки? Все же вроде бы задокументировано.

Юлия Семенова: Действительно, именно цифровизация и обусловила возникновение таких ошибок, поскольку информационный обмен между органами власти не всегда, к сожалению, идеален. Информация может запаздывать из тех же органов ГИБДД в налоговую инспекцию. Поэтому, действительно, в налоговых уведомлениях, которые получают граждане, могут закрасться ошибки.

Денис Чижов: Извините, секундочку! Я думал, что ошибки могут быть только у тех, кто до сих пор получает бумажную квитанцию. Потому что я давно перешел… Там же нужно написать отказ от бумажки в личном кабинете налоговой. И уже много лет в электронном виде, и абсолютно все правильно.

Например, вы говорите, что взаимодействие между органами власти. Но от Росреестра (у меня было просто несколько сделок, скажем так) они в течение, по-моему, 5–10 дней обновляются в личном кабинете без каких-либо дополнительных заявлений. Я такой везучий?

Юлия Семенова: Нет, я согласна с вами, да. Но дело в том, что налог рассчитывает специалист налогового ведомства…

Денис Чижов: Вручную?

Юлия Семенова: …по тем данным, которые ему предоставили другие органы власти – тот же Росреестр, те же органы ГИБДД.

Ольга Арсланова: А где ошибка возникает?

Юлия Семенова: Человеческий фактор. Он может неправильно исчислить налог. И, соответственно, сформировав уведомление… А уведомление формирует все-таки не полностью на 100% автоматически система, участвует в том числе специалист налогового органа. И могут закрасться ошибки.

Денис Чижов: Юлия, секундочку! Я не понял. Все у нас на «цифру» переходит. А зачем человек должен рассчитывать налог? Это же просто сразу цифры, формулы. Зачем там человек?

Юлия Семенова: Как минимум он должен нажать на кнопку и сформировать данное налоговое уведомление.

Ольга Арсланова: Тут машине, конечно, доверять нельзя. Тут нужен человек, а человек всегда будет ошибаться – неважно, бумажка это или приложение. Вопрос в другом: если эта ошибка произошла, насколько легко это устранить?

Юлия Семенова: На сегодня существует несколько способов, и все они достаточно комфортные для налогоплательщика, чтобы разобраться с тем, что произошло, откуда появилась ошибка. Можно написать в личном кабинете, там есть специальная форма для заполнения, называется «Уведомление о недостоверных сведениях в налоговом уведомлении». Вы заполняете эту форму – и налоговый инспектор, получив ее, в течение 30 дней обязан разобраться в причине ошибки и направить вам повторное уточненное уведомление.

Либо, если у вас нет личного кабинета налогоплательщика, то на сайте ФНС есть такая же аналогичная опция – «Обратиться в орган ФНС». Также, нажав на эту кнопку, можно обратиться в орган налоговый. Вы вправе приложить все документы, подтверждающие то, что вам налог посчитали неправильно. То есть – правоустанавливающие документы.

Денис Чижов: Юлия, если к электронному формату вопросов, в принципе, нет, все просто, это работает, проверено, то если нет даже интернета, например, и ошибка в квитанции – куда идти вот этому человеку?

Юлия Семенова: Все налогоплательщики имеют право личного обращения в налоговый орган. Они могут взять с собой правоустанавливающие документы и прийти, лично посетить налоговую инспекцию, где также примут документы, примут от них заявление на уточнение сведений. Также в течение 30 дней будет проведена камеральная проверка и представлено уточненное налоговое уведомление.

Ольга Арсланова: Понятно.

Юлия Семенова: Можно также отправить почтой документы. Рекомендую делать это с описью вложения, для того чтобы избежать потом каких-то недоразумений, что вы не направили подтверждающие документы.

Денис Чижов: Я это как раз хотел спросить: что делать бабушке в отдаленной деревне, если налоговая очень далеко? Вы ответили. Спасибо.

Ольга Арсланова: Послушаем вопросы от наших зрителей, нам тут звонят. Алексей, Ростовская область. Добрый день. Ваш вопрос?

Зритель: Здравствуйте.

Денис Чижов: Ну что, довольны вашей налоговой квитанцией?

Зритель: Очень недоволен!

Денис Чижов: Что же там?

Зритель: Скажите, пожалуйста, а как влияет количество квартир на сумму налога на имущество? И еще вопрос: в одном регионе коэффициент налогообложения может быть разным? Допустим, у нас – 0,3, а в Ростове – 0,1. Наоборот, люди малоимущие живут на периферии. А выходит, что в Ростове более привилегированное положение.

Денис Чижов: Это вопрос для нашего эксперта.

Ольга Арсланова: Давайте ответим.

Денис Чижов: Скажите, вы недовольны чем? В квитанции у вас ошибки какие-то?

Зритель: Нет. Ну, я не знаю, ошибка это или не ошибка. Чем больше квартир у меня становится, тем выше налог на имущество на каждую квартиру – по 4 тысячи.

Денис Чижов: Понятно. Вы счастливый человек! Не у всех есть много недвижимости.

Ольга Арсланова: То есть растет этот коэффициент, судя по всему.

Юлия Семенова: Алексей, отвечая на ваш первый вопрос, скажу, что количество объектов налогообложения никоим образом не влияет на размер налоговой базы. Налоговая база исчисляется по каждому объекту налогообложения. Если у вас несколько объектов, несколько квартир – соответственно, налог исчисляется применительно к каждому объекту. Общее количество не влияет.

Ольга Арсланова: Так, как если бы он был один.

Юлия Семенова: Если бы он был один, все верно. Кроме того, если вы имеете право на льготу, то льгота применяется в отношении каждого из объектов – не по выбору какого-то одного, а по каждому применяется такая льгота.

Денис Чижов: А эту льготу как оформить? Ее нужно самому оформлять или это автоматически идет?

Юлия Семенова: Смотрите. Заявление на применение льготы вы должны направить в налоговую инспекцию, да, самостоятельно. А документы, подтверждающие право на льготу, с прошлого года вы уже можете не направлять. Налоговый орган обязан самостоятельно озаботиться тем, чтобы получить всю необходимую ему информацию. То есть он отправит запросы в Пенсионный фонд, если это нужно, либо в Росреестр и всю информацию соберет сам. И льготу вам рассчитают налоговые органы самостоятельно. Но заявление вы должны направить.

Также вы можете направить заявление об отказе от льготы. Не знаю, есть ли такие случаи в практике, но тем не менее Налоговый кодекс…

Ольга Арсланова: Спасибо, не надо.

Еще успеем послушать Ларису из Петербурга с ее вопросом. Лариса, вы в эфире.

Зритель: Добрый день. Я являюсь пенсионером 15 лет. Как мне отвечает налоговая… Заявление я подавала в свое время, и оно значится за мной, существует, никуда не исчезло, тем не менее регулярно я получаю ошибочные начисления.

В этом году… У меня в собственности квартира есть, есть земля и есть машина. На квартиру и на землю мне не начислили налог, а на машину, на единственную машину, которая отечественного производства и до 150 лошадиных сил мощностью, прислали транспортный налог за 2019 год.

Я послала запрос в налоговую, спросила, в чем дело. Они мне написали, что документы на меня есть. А почему прислали налог – непонятно. То есть они ничего не объясняют. И у меня это происходит регулярно.

У меня был несколько лет назад случай, когда мне на эту машину начислили четыре налога. Одну и ту же машину поставили в уведомлении, с одним и тем же номером, с одной и той же маркой. Четыре налога! На один у меня льгота, а три налога насчитали.

Денис Чижов: Да, спасибо, Лариса. Ну, вопрос понятен.

Как же быть, если ты пишешь в налоговую, а она в течение 30 дней тебе отвечает, и так много месяцев подряд длится, бесполезные ответы?

Юлия Семенова: Нет-нет-нет, немножко не так. В течение 30 дней налоговый орган обязан решить вопрос по существу. Если налоговому органу недостаточно какой-то информации (например, органы ГИБДД им не предоставили сведения), то налоговый орган вправе продлить, но не более чем еще на 30 дней, этот период. То есть максимально – 60 дней. И твой вопрос должен быть решен. Тебе должны прислать уточненное налоговое уведомление.

Если этого не происходит, то, к сожалению, здесь уже нужно жаловаться на налоговый орган, подавать жалобу в вышестоящий налоговый орган. И скажу вам, что очень хорошо реагируют вышестоящие налоговые органы. Как правило, жалобы рассматриваются очень оперативно и по существу.

Денис Чижов: Скажите коротко, как написать жалобу в вышестоящие органы, если они обычно их автоматически спускают на уровень ниже? Вот чтобы не спустили жалобу. Хочу написать не президенту, но хотя бы в Налоговую службу России.

Юлия Семенова: Нет, в любом случае вышестоящий налоговый орган обратится в тот орган, на который получена жалоба, для того чтобы руководитель принял меры и решил ваш вопрос. Или вы хотите наказания какого-то?

Ольга Арсланова: Ответ: никак. Все равно спустят.

Денис Чижов: Понятно. Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваш комментарий. Юлия Семенова была с нами на связи.

Денис Чижов: Ну что же, продолжаем платить налоги. Квитанции все получили. Даже если они неправильные, то вы теперь знаете, как это оспорить.

С вами были Ольга Арсланова, Денис Чижов. Встретимся когда? Когда-нибудь встретимся.

Ольга Арсланова: Завтра, вероятно.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Разъяснения от наших экспертов