Налоги для несовершеннолетних

Налоги для несовершеннолетних | Программы | ОТР

Бизнес в России хотят омолодить за счет повышенного «налогового капитала». Что имеется в виду?

2020-09-30T13:49:00+03:00
Налоги для несовершеннолетних
Цена на хлеб. Всё дорожает. Где лекарства? Теме недели с Сергеем Лесковым. Школа уже не та. Капремонт. Трезвый Новый Год. Наши мужчины. Как найти работу
Россия ограничивает экспорт зерновых. Кто от этого выиграет: потребитель или производитель?
Почему выросли цены на продукты?
Сергей Лесков: Судьба Марадоны ставит вопрос: талантливых людей много, но почему некоторые остаются на этом уровне, а другие считаются гениями…
Российские лекарства: почему их почти нет?
Вот это мужчина! Какими себя видят россияне – обсудим итоги соцопроса
Нашли работу на бирже? Центры занятости хотят перепрофилировать в кадровые агентства
Реальные цифры: что с ценами?
Первого и второго – без спиртного? Надо ли запретить продажу алкоголя в начале января
Новостройки хотят освободить от взносов на капремонт. Это правильно?
Гости
Сергей Елин
эксперт по финансово-правовой безопасности бизнеса Московского отделения «Опоры России»
Игорь Строганов
кандидат экономических наук, доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ им. Г.В. Плеханова

Иван Князев: Водить машину и голосовать еще нельзя, но уже можно вести бизнес. Бизнес в России хотят «омолодить» за счет повышенного налогового капитала. Минфин предложил увеличить стандартный налоговый вычет для несовершеннолетних самозанятых с 10 до 22 тысяч. Льготу планируют ввести с 2021 года.

Тамара Шорникова: О том, что у россиян должно быть право получить статус самозанятого с 16 лет, говорил президент в начале лета. По оценке главы государства, воспользоваться такой нормой смогут до 3 миллионов человек.

Как вы думаете, побегут теперь подростки в бизнесмены? И насколько это вообще весомая поддержка, на ваш взгляд? И в целом со скольки лет, по-вашему, ребенок может работать? Давайте обсуждать.

Иван Князев: Игорь Строганов у нас на связи, доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ имени Плеханова. Игорь Алексеевич, здравствуйте.

Игорь Строганов: Добрый день.

Тамара Шорникова: Как вам кажется, такая мера как-то побудит активнее заниматься бизнесом, хотя бы обсуждать это, рассматривать такие перспективы молодых людей?

Игорь Строганов: Вообще государство достаточно давно стимулирует активность предпринимательства. У нас есть план… был план до 2020 года – Стратегия-2020. Потом она плавно перетекла в Стратегию-2030, в которой, в общем-то, давались не сильно правильные цифры, наверное, которых может достичь предпринимательство, то есть не сильно реальные.

Но тем не менее государство очень хочет, чтобы предпринимательство у нас росло. Ну, это важно для экономики, это важно для занятости, потому что мы с вами живем в ситуации, когда с занятостью тоже все не очень хорошо. И чем дальше, тем меньше людей будут заняты в крупных проектах. Да и проектов этих не очень много.

Но здесь момент, мне кажется, немножко другой. У нас с вами исторически за эти, считайте, 30 лет, наверное, что мы живем в новом государстве, очень многие люди привыкли не доверять государству, а привыкли работать в тени. У меня была лекция у студентов буквально на прошлой неделе, в начале этой. Мы говорим про налоги – и моментальная реакция: «Зачем платить налоги? Это излишняя нагрузка. Лучше не платить. Соответственно, быть в тени, но при этом получать больше денег».

И вот эту ситуацию может переломить только постоянная работа государства, которое будет пропагандировать, помогать, при этом объяснять, что на самом деле «вбелую» работать лучше. Все равно потом, если что, штрафы заплатите. И вообще на самом деле будет все гораздо хуже. Приучать работать «вбелую», приучать доверять государству и приучать платить налоги.

Это, в общем-то, очень важная часть для любого гражданина своей страны, потому что на эти налоги мы с вами живем, на них делаются дороги, на них работает здравоохранение во многом. То есть это, в принципе, то, что каждый человек может сделать для своей страны.

Иван Князев: Ну и желательно, чтобы вообще схема взаимодействия предпринимателей с государством была прозрачной и понятной, самое главное, особенно если речь идет о начинающем бизнесмене-предпринимателе, который, если что не так, может навсегда уйти в тень. Игорь Алексеевич, меня больше интересует то, чем занимаются у нас вообще молодые самозанятые.

Игорь Строганов: Я так понимаю, что массой чего: и машины помыть, и что-то разгрузить, принести, там и какая-то помощь. Очень многие помогают своим родителям. То есть на самом деле это абсолютно любая работа неквалифицированная, которая не требует ни среднего, ни высшего образования как такового. Школу у нас тоже в 17–18 заканчивают, в зависимости от возраста. То есть это именно неквалифицированный труд, который идеально подходит под категорию самозанятых. То есть где-то что-то помогли, где-то что-то доставили… Кстати, та же самая доставка курьерская и все такое прочее.

Еще один момент, что, в принципе, очень многие готовы начинать предпринимательство, особенно под влиянием западной модели, когда люди даже в школах какие-то деньги делают. Как та девочка, которая зарабатывала на пробках из-под бутылок стеклянных и делала из них украшения. Ну, там мама помогала.

То есть, в принципе, уже к концу школы у человека есть достаточно понимания, чем он хочет заниматься. Соответственно, почему бы ему не начать пораньше? Почему ему не начать что-то делать действительно интересное? В конце концов, авось будет какой-то новый гениальный предприниматель.

Тамара Шорникова: Давайте, прежде чем продолжить разговор, посмотрим видеоматериал. Мы спросили у наших телезрителей, с какого возраста ребенку можно работать. Отвечали жители Саратова, Волгограда, Челябинска. Вот такие мнения. Слушаем.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Тем более прополка – работа такая нелегкая.

Игорь Алексеевич, у нас тут масса SMS. Смотрите, давайте по порядку пойдем, начнем отвечать на вопросы телезрителей.

Игорь Строганов: Давайте.

Тамара Шорникова: Самарская область пишет: «Что это за деньги такие смешные – 22 тысячи? На них даже нормальный телефон не купишь». Мол, это сейчас обязательный атрибут любого бизнесмена.

Про алгоритм. Это же ведь не просто так, наверное, взяли и на руки тебе выдали. Это же система налогового вычета. Сколько реально получит юный бизнесмен? Или это какой-то процент от выручки будет компенсироваться?

Игорь Строганов: Я могу объяснить, как это происходит. У меня просто жена в мае зарегистрировалась как самозанятая и получила как раз два налоговых вычета, которые от президента шли как раз как помощь самозанятым. То есть ты регистрируешься в приложении. Тебе сразу приходит на твой счет… Сначала пришло 10 тысяч, а потом пришло 11 тысяч – в итоге 21 тысяча и пришла. Но это не те деньги, которые ты можешь потратить. Ты их на телефон не потратишь.

Тамара Шорникова: А на что?

Игорь Строганов: Это деньги, которые у тебя идут на оплату твоего налога. То есть ты оказываешь услуги, скажем, что-то делаешь – соответственно, продаешь газеты, журналы, раздаешь флаеры. Ты платишь 4% налога либо 6%, если ты для юрлиц это делаешь. И вот эти 4% или 6% берутся из этой 21 тысячи. То есть фактически государство оплачивает за вас пока налоги.

Иван Князев: То есть их не обналичить.

Знаете, что мне, Игорь Алексеевич, интересно? А вот это правильно, что сейчас различные юридические лица работают именно с самозанятыми? Они берут в штат людей. А особенно когда дело касается несовершеннолетних – ведь они же фактически не защищены.

Игорь Строганов: Тут очень четко надо разделять. Потому что когда мы говорим про несовершеннолетних и когда мы говорим именно про такую подработку – это хорошо, потому что у человека появляется тот самый опыт. Когда он уже во взрослом состоянии куда-то идет наниматься, ему говорят: «А у вас опыт работы есть? Нет? Все, до свидания». И это вариант его получить.

Но со взрослыми немножко сложнее. Я уже где-то с февраля этого года (еще до карантина) сталкивался с ситуацией, когда компании, которые работают нормально с гражданами как нанятыми сотрудниками, они их переводят на самозанятых. При этом фактически врут – говорят, что все налоги идут, пенсионные отчисления идут. А там не так прямо это идет. Соответственно, очень сильно «режут» свои расходы этим сотрудникам. То есть это уже мухлеж. На самом деле наша налоговая служба такие компании очень серьезно пытается отслеживать и очень серьезно наказывать.

Иван Князев: Но этот же мухлеж происходит и с несовершеннолетними работниками. Например, молодой человек 15, 16 или 17 лет решил подработать в свободное время, пошел в магазин, я не знаю, в «Макдональдс»… Ну ладно, в «Макдональдсе» возьмут в штат. А в каком-нибудь магазине его не будут брать в штат, ему предложат работать по схеме самозанятого. При этом он законом никак не защищен. Вот что беспокоит.

Игорь Строганов: Вот это спорная ситуация, потому что, по большому счету, если он оказывает услуги магазину и он оказывает их не полный рабочий день, то он вполне может быть самозанятым. В этом ничего плохого нет. Он точно так же получит свою зарплату, он точно так же будет выплачивать определенные небольшие налоги.

Но если мы говорим про полную занятость, то есть полноценный рабочий день по Трудовому кодексу, с полноценной зарплатой, которая должна причитаться человеку, то тогда это обязательно должна быть полная занятость по трудовому договору либо по контракту, либо ГЧП. И тогда, извините, самозанятые совершенно не подходят.

Но одно дело, когда мы говорим про человека, который, например, клининговые услуги оказывает, причем самостоятельно, не от компании – тогда он вполне может быть самозанятым. Он пришел, тряпочкой помыл, пыль снял – ушел. А если это, соответственно, сотрудник полноценный, который делает серьезную работу, то как он может быть самозанятым? Это чисто оптимизация. И такие вещи – это на самом деле то, что наш бизнес очень любит оптимизировать налоги, оптимизировать расходы и мухлевать.

Иван Князев: Ну понятно.

Игорь Строганов: Это, к сожалению, есть. И это надо отслеживать.

Тамара Шорникова: Понятно, да. Игорь Строганов, кандидат экономических наук, доцент кафедры предпринимательства и логистики Российского экономического университета имени Плеханова.

Послушаем телезрителей. Татьяна из Свердловской области. Здравствуйте.

Игорь Строганов: Спасибо. До свидания.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Татьяна. Я хочу выразить мнение сразу по двум вопросам: с какого возраста работать и по поводу налогов.

В Советском Союзе мы работали с восьми лет. Я, например, росла в лесном поселке, и нас задействовали на лесопосадках. То есть в субботу и в воскресенье (или в начале июня, когда уже каникулы) мы выезжали в лесопосадки, и нам за смену платили 5,30. Я, например, сама себе заработала на велосипед, который стоил 52 рубля. Вот десять раз съездила и заработала на велосипед.

Когда я уже потом работала учителем в школе, мы точно так же поступали с детьми. Мы никогда не просили на вечера и мероприятия деньги у родителей. Мы шли на овощную базу с детьми 10 лет, шли на завод цементный, где разгружали кирпичи, на овощной базе перебирали картошку. За это платили деньги. И дети в 10–11 лет вполне могут делать такую работу – картошку перебирать. Да вообще не было с этим проблем в Советском Союзе.

Что касается налогов, то я думаю, что… ну, как педагог я считаю, что дети должны платить налоги ровно так же, как и взрослые. Во-первых, чтобы не было злоупотреблений, чтобы никто не спрятался за спину ребенка. А во-вторых, раз дети примеряют на себя роль взрослого, то они должны примерять ее сразу в полной мере, а не так, что с какого-то возраста они дети, а потом – хоп! – и с 18 лет вдруг все иначе. В голове-то все иначе не происходит. Ведь так?

Поэтому пусть сразу примеряют на себя эту роль. Ты самозанятый? Вот такие налоги. Ты индивидуальный предприниматель? Вот такие налоги. Взрослый так взрослый. Взрослым становится тот, кто может сам себя обеспечивать. Раз ты примеряешь эту роль – давай в полной мере примеряй.

Иван Князев: Не все телезрители с вами согласны, Татьяна. Спасибо вам большое. Из Пензенской области нам пишут: «Наоборот. Какие налоги? Детей полностью надо от этого всего освободить». Из Иркутской области телезритель считает: «Дети должны учиться. Взрослым негде работать».

Тамара Шорникова: Послушаем еще одного эксперта. Сергей Елин, эксперт по финансово-правовой безопасности бизнеса Московского отделения «Опоры России». Здравствуйте.

Сергей Елин: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Сергей Викторович, как раз еще одна SMS: «Ну отлично! Теперь под видом несовершеннолетних самозанятых у нас начнутся «МММ» новые». Мол, несовершеннолетний – какая с него ответственность? Действительно, а есть ли какие-то варианты, лазейка, что детей сейчас, вот таких несовершеннолетних самозанятых будут какой-то ширмой вполне себе взрослые дяди и тети продвигать?

Сергей Елин: Да нет, это абсурд, конечно. Во-первых, не такое большое количество детей, которые все-таки хотят пробовать себя в качестве предпринимателя. По оценкам экспертов, это порядка 3 миллионов человек, которые, скорее всего, воспользуются данным правом. Во-вторых, все же это легко выявляется при проверках. В общем-то, это нелогично. И думать об этом, я думаю, смысла нет.

Более того, злоупотребление… Вот было до этого обсуждение с коллегой злоупотреблений, с точки зрения самозанятых, когда вуалируют взаимоотношения трудовые под взаимоотношения с самозанятыми. В данном случае тоже практика достаточно давно сформировалась в этом вопросе, потому что самозанятые – это достаточно новый налоговый режим, но гражданско-правовые договоры и трудовые договоры существовали очень давно. И с рядом сотрудников заключались трудовые договора, а с частью сотрудников заключались гражданско-правовые договора – так называемые договора подряда.

И здесь есть четкие критерии, которые говорят о том, что данный вид деятельности попадает под категорию все-таки гражданско-правовых взаимоотношений. Это какие-то разовые работы, периодически выполняемые, как правило, носящие какой-то сдельный характер. Это ближе к гражданско-правовым взаимоотношениям. И вполне возможно их оформлять именно гражданско-правовыми договорами. То же самое касается самозанятых.

Если же человек соблюдает трудовую дисциплину, расписывается во всех журналах, приходит в определенное время, уходит в определенное время, у него есть непосредственный руководитель – это все признаки именно трудовых взаимоотношений. И в этом случае как раз таки договоры с самозанятыми и гражданско-правовые договоры неуместны. А если они все-таки заключаются, то они могут быть переквалифицированы как судом в разрезе трудовых споров, так и могут быть переквалифицированы налоговыми органами в разрезе именно налоговых последствий таких сделок.

Тамара Шорникова: Еще один телефонный звонок вместе послушаем – Валерий, Санкт-Петербург. Здравствуйте, Валерий.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотел задать экспертам такой вопрос. Вот они не боятся, что дети войдут в этот бизнес, вовлекутся – и забудут про учебу совершенно? Будут заниматься всякой мелочевкой, привыкнут к этому. Не будут учиться, не будут учеными, инженерами, хорошими рабочими. Вот когда я учился, нам говорили… Еще Ленин говорил: «Учитесь, учитесь и учитесь. Это ваша задача».

Тамара Шорникова: Ну понятно, да.

Зритель: И вот выросли ученые, кораблестроители, корабли летали. Королев, Курчатов и так далее.

Иван Князев: И все без работы сейчас.

Зритель: Жуков, полководец великий. А сейчас у нас полный застой. 30 лет все мелочевкой занимаются: какая-то кулинария, торговля, мытье машин. А толку никакого! 30 лет застоя. Так и будет продолжаться все время?

Тамара Шорникова: Хороший вопрос, между прочим.

Зритель: А теперь и молодежь к этому делу привлекают. Вот такой вопрос у меня.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Сергей Викторович, как ответите на этот вопрос?

Сергей Елин: Во-первых, я думаю, что все, конечно же, очень индивидуально. Во-вторых, когда мы говорим о законе касаемо самозанятых, то он распространяется на лиц с 16 лет. Это уже не такой молодой человек. Многие шли раньше в Советском Союзе в ПТУ, кто-то уже начинал работать в то время.

И я думаю, что здесь в каждом конкретном случае каждый человек, каждая семья решает, как правильнее двигаться ребенку. То ли попробовать себя, например, даже на летних каникулах в формате подработки. Либо же больше внимания уделить этому вопросу, попробовать себя именно в мини-предпринимательстве, скажем так. Или же пока учиться, полностью вкладывать свое время и силы в учебу, не заниматься этим.

Но если все-таки ты решил этим заниматься, то чтобы ты уже с первых шагов своей предпринимательской деятельности, скажем так, понимал, что нужно работать легально и получать все возможные льготы, которые доступны легальному бизнесу.

Тамара Шорникова: Сергей Викторович, хочется спросить, пока далеко не ушли от этого, тоже о безопасности. А может быть, как раз для таких молодых потенциальных бизнесменов все-таки сложнее вход в бизнес организовывать? Например, не просто оформился в приложении – и все, теперь ты самозанятый. А, например, какой-нибудь экономическо-финансовый ЕГЭ пройти.

Потому что одно дело, когда взрослый опытный сколько решает заняться бизнесом – у него какое-то понятие, вообще сколько стоят деньги, что как делать, есть. А тут ребенок, который, не знаю, пойдет сейчас, «распатронит» родительскую заначку и купит какое-то оборудование дорогое или еще что-то. Ну, мало ли.

Сергей Елин: Вы знаете, по сути дела, конечно же, это не бизнес. Ну какой в 16 лет в большинстве своем бизнес?

Иван Князев: Это подработка.

Сергей Елин: Это просто проба себя в качестве какого-то специалиста, скажем так. Вот почувствовать, сколько стоит труд, что нужно делать для этого, в чем навыки проявляются лучше. Это скорее такая примерка себя ко взрослой жизни.

А с точки зрения вхождения, вы знаете, это очень такой философский вопрос. На самом деле в молодом возрасте даже бывает, что ребята начинают легче как-то и с большим энтузиазмом, с большей энергией. Кто-то, наоборот, имеет преимущество, получив хороший опыт в качестве наемного сотрудника, уже получив бэкграунд хороший, который позволяет стартовать как предпринимателю.

Все индивидуально. Но в целом я думаю, что люди разные, и у каждого должна быть возможность пробовать себя либо в том, либо в другом качестве.

Иван Князев: Ну конечно же, не будем забывать, что во многих странах, например, студенты подрабатывают для того, чтобы самим оплачивать свою же учебу.

Давайте узнаем, что по этому поводу думает Оксана из Москвы. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый день. Меня зовут Оксана. Я проживаю в Москве. У меня опыт бизнесменства, так сказать, с семи лет. То есть изначально мама была моим главным инвестором. Она дала мне некоторую сумму денег, на которую я закупила лимонад, пошла продавать на автовокзал. Потом просила, чтобы мне вернули пустую бутылку покупателя. Сдавала эти бутылки. Доплачивала 19 копеек – и мне давали новую бутылку лимонада в пункте приема. То есть вот такой у меня был начальный бизнес, когда я была маленькая.

Иван Князев: Это интересно!

Зритель: Сейчас мне 35. В Москве у меня было два бизнеса, то есть два магазина. И я вам хочу сказать, что в Российской Федерации вести бизнес вообще нереально. Почему? Потому что налог на налог, то есть налог на воздух и так далее. То есть малый бизнес в Москве просто душится Собяниным, местными властями и так далее.

И еще к тому же прибавилась ситуация с карантином. Сейчас мало того, что мы, предприниматели, ответственные перед покупателями, то есть возврат товара и так далее, и так далее – это убытки. К тому же еще должны оплачивать за свой счет покупку всяких антисептических средств и оплачивать штрафы, если вдруг покупатель решил не покупать маску. Это вообще никуда, ни в какие ворота.

Иван Князев: Много проблем у бизнеса. Оксана, скажите, а у вас дети есть?

Зритель: К сожалению, нет, у меня по здоровью не получается иметь детей.

Иван Князев: А если бы были, рекомендовали бы им работать, и чем раньше, тем лучше, самозанятыми становиться?

Тамара Шорникова: По собственному примеру.

Зритель: Я, конечно, только «за». Я помню, в школе мы проходили тоже всякие практики. Мы последние пионеры. Мы и на картошку ездили, и помогали в парках, и так далее. Да, я за то, чтобы дети занимались подработкой, то есть какой-то опыт они приобретали, несомненно. Потому что чем раньше приучишь к труду, то есть к какой-то ответственности…

Иван Князев: …тем лучше.

Зритель: …к взрослому ощущению, что ты зарабатываешь сам, помогаешь, тем самостоятельнее вырастает взрослый человек.

Иван Князев: Понятно. Спасибо, спасибо, Оксана.

Сергей Викторович, вот что касается налогов. Действительно, может, не должны тогда молодые самозанятые вообще платить налоги? Ну, они молодые. Как вы говорите, у них не работа, а подработка, доходы небольшие. Так может, их вообще освободить тогда? Как считаете?

Сергей Елин: Здесь двоякий вопрос. С одной стороны, безусловно, конечно, налоги, которые будут платить эти молодые люди, они абсолютно несущественные для бюджета. Это копейки.

Иван Князев: Вот и я о чем.

Сергей Елин: Но, с другой стороны, это приучает к тому, что если ты работаешь, то ты должен платить налоги. Пускай это копеечная сумма, которая идет в бюджет, но от нее тоже немножко, но зависит бюджет, который будет пополняться. Плюс приучает платить налоги, учит взаимодействовать с государством: как в том же приложении зарегистрироваться, какие принципы уплаты. Потому что дальше человек все-таки движется в этом направлении, ему уже понятно, он уже не боится. Он уже получил такой курс обучения еще в своем раннем возрасте. Поэтому я думаю, что налоговая нагрузка 4% – это очень низкая налоговая нагрузка.

Иван Князев: Ну понятно. В общем, с детства, с детства нужно понимать, в каком государстве ты живешь, как работаешь, и принимать эти правила игры. Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Спасибо. Сергей Елин, эксперт по финансово-правовой безопасности бизнеса Московского отделения «Опоры России».

Это были темы дневной программы «Отражения», дневного выпуска. А о чем коллеги вечером поговорят – сейчас расскажем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Бизнес в России хотят омолодить за счет повышенного «налогового капитала». Что имеется в виду?