Налоги вернут домой. В Госдуме предлагают начислять НДФЛ по месту жительства

Налоги вернут домой. В Госдуме предлагают начислять НДФЛ по месту жительства | Программы | ОТР

В чём будет выгода? И кому?

2020-10-14T16:06:00+03:00
Налоги вернут домой. В Госдуме предлагают начислять НДФЛ по месту жительства
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Мария Красова
юрист комитета «Гражданское содействие»
Игорь Динес
партнёр группы компаний РБС («Развитие бизнес-систем»)

Тамара Шорникова: Изменения могут ждать налоговое законодательство. В Госдуме предлагают начислять НДФЛ (подоходный налог) по месту жительства. Сейчас доходы от налогов идут в основном в бюджеты крупных промышленных и развитых городов, в которых и работает достаточно большое количество жителей малых городов и сел.

То есть если ваша компания зарегистрирована, к примеру, в Москве, в Петербурге, в Екатеринбурге, то и налоги, соответственно, идут в эти города. А больницы и поликлиники, куда вы ходите лечиться по месту прописки, ремонтировать не на что – ну, равно как и строить детские сады, школы, инфраструктуру. Это такой упрощенный пример.

Иван Князев: Ну да. На работу ездишь в Москву, сам живешь в Подмосковье, дети у тебя там растут, школы там надо строить. А денег, как выясняется, нет.

Какой эффект может принести новый подход? Действительно ли он поможет улучшить экономическую ситуацию в малых городах и поселениях? Будем выяснять вместе с экспертами.

Ну а вы, друзья, расскажите нам, где прописаны и где работаете. И хотите, чтобы ваш город, ваша малая родина все-таки развивалась, чтобы не только туда приезжали повозмущаться, как все плохо?

Тамара Шорникова: «Хотите ли, чтобы ваш малый город развивался?» – «Нет! Мы против!» Да? А как это сделать? Вот о чем поговорим.

Игорь Динес, партнер группы компаний «РБС». Игорь Юрьевич, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Игорь Юрьевич.

Тамара Шорникова: Алло. Есть у нас связь с экспертом? Так, у нас сейчас другой эксперт первым выйдет на связь.

Иван Князев: Да, подсказывают нам наши режиссеры.

Тамара Шорникова: Мария Красова, юрист комитета «Гражданское содействие». Здравствуйте, Мария.

Марию увидели, но пока услышать не можем. Вас готовы услышать. Звоните в прямой эфир.

Иван Князев: Вот что значит – коронавирус. Техника не выдерживает, дистанционная аналитика…

Тамара Шорникова: Тут говорили, что нервы не выдерживают. Даже техника ломается.

Иван Князев: Тут и техника…

Тамара Шорникова: Говорят нам, что есть. Да? Нижегородскую область перед тем, как говорить с Марией… Все-таки SMS. Мы просили – нам отвечают.

Иван Князев: Мария, теперь подождите.

Тамара Шорникова: Нижегородская область: «Пока существует разница зарплат между Москвой и регионами, так и будем нищать, так и будут загибаться малые города». Вот выясним, есть ли сейчас какой-то шанс у малых городов и сел в связи с перераспределением налогов в стране.

Мария, слышите нас теперь?

Мария Красова: Да. Здравствуйте, коллеги.

Тамара Шорникова: Сначала расскажите, как вам идея по возвращению подоходного налога домой, что называется, по месту прописки?

Мария Красова: Я, честно говоря, не буду говорить за налог. У меня большая проблема с пропиской. Я занимаюсь социальными проблемами жителей Москвы. Только, в отличие от министерств города Москвы, я жителей Москвы считаю тех, кто в ней живет.

Очень многие наши социальные гарантии предоставляются в Москве только тем, у кого есть прописка в городе Москве. Это касается детских садов. Это касается социальных карт. Это касается поликлинического обслуживания, социального обслуживания безработных и так далее, и так далее, многодетных семей.

При этом совершенно не берется во внимание, что семья может проживать в Москве и 10, и 15 лет. Не берется во внимание то, что у семьи может отсутствовать в принципе регистрация. У меня есть несколько заявителей, которые имеют постоянную прописку, например, в Чечне, но дом разрушен уже как 30 лет. При этом эти люди не могут получить никаких пособий, никакой помощи от московских чиновников.

Иван Князев: То есть, по вашему мнению, нужно… Ну, получается тогда по логике, что когда люди работают в Москве, НДФЛ, свой подоходный налог они платят именно в бюджет того места, где они работают. То есть и здесь на эти же деньги нужно, грубо говоря, развивать – ну как сказать? – все условия для того, чтобы здесь они жили.

Тамара Шорникова: Обеспечить их инфраструктурой положенной, независимо от прописки.

Мария Красова: Речь не совсем об этом. Действительно, прописка не должна быть условием предоставления никаких льгот. Соответственно, прописка не должна учитываться, как мне кажется, и при направлении НДФЛ точно так же.

Есть, например, замечательная идея с единым базовым доходом. То есть граждане получают фиксированную сумму денег, которая не зависит ни от каких обстоятельств. Например, я знаю, что МРОТ российский и московский по какой-то причине отличается. При этом люди кушают, в общем-то, я предполагаю, более или менее одинаково.

Я знаю, что, например, в Архангельской области люди вынуждены устраиваться на работу на треть, на четверть ставки. То есть это 3–4 тысячи рублей, на которые люди должны выживать целый месяц. Это не потому, что они хотят работать на четверть ставки, а потому, что другой они найти не могут.

И вот здесь вопрос. НДФЛ составляет 13%. В бюджеты городов и сел предлагается направлять 10% и 5% соответственно. 5% от 3 тысяч действительно ли сильно спасут муниципалитет? Это первый вопрос.

Второй вопрос. Не возникнет ли проблема, как с известным банком: «Где карту получали – туда и обращайтесь». «Куда ваш НДФЛ ушел – там за садиком и обращайтесь». Например, так.

То есть у меня здесь две проблемы, которую я вижу в первую очередь. Во-первых, помогут ли эти 10% и 5% от НДФЛ, и без того минимального? Во-вторых, что делать с людьми, у которых нет регистрации? И чем вообще принципиально отличается регистрация по месту жительства от места пребывания? Если 10 лет человек проживает в одной и той же квартире, почему его налог должен каким-то образом куда-то перераспределяться и ставить как следствие в зависимость предоставление ему социальных услуг?

Тамара Шорникова: С другой стороны, мы все равно сталкиваемся с тем, что при ныне действующей схеме окажется, что самые богатые, я не знаю, Москва и Петербург, где зарегистрировано большинство крупных компаний, Тюмень, я не знаю, в которой нефтедобывающие компании имеют прописку, а все остальные – живите и крутитесь как хотите со своими копеечными бюджетами.

Мария Красова: Да. То есть, по сути, это не ремонт сложной и неправильной ситуации, а какое-то условно «подмазать-подкрасить». То есть имитация какой-то деятельности, чтобы помочь страдающим…

Иван Князев: Мария, знаете, что меня интересует? Если человек 10 лет живет в крупном городе, ну а что ему мешает пойти и зарегистрироваться нормально за эти 10 лет? Сейчас это сделать достаточно просто. Пришел в МФЦ, написал заявление – все. Через 10 дней тебе дадут официальную регистрацию. И пользуйся всеми услугами, которые есть.

Мария Красова: Замечательный вопрос! Честно говоря, ответ на него меня немножечко выводит из себя.

Во-первых, если бы действительно так, как это предписано Конституцией, как это неоднократно предписывал делать Конституционный Суд, заявитель, человек, житель города мог бы обратиться в МФЦ и получить прописку, регистрацию по месту жительства, вопросов бы не было.

Иван Князев: А почему не может?

Мария Красова: Но гражданин, имеющий договор, имеющий все документы на руках, может получить регистрацию по месту жительства исключительно вместе одновременно с заявлением собственника квартиры.

Иван Князев: Ну да.

Мария Красова: Во-первых, у квартиры может быть несколько собственников, и не каждый из них выразит согласие. Во-вторых, собственник квартиры может в принципе не хотеть никого у себя регистрировать, опасаясь, например, последствий, связанных с тем, что он не совсем добросовестно платит налоги. Таким образом, все риски, связаны с недобросовестным поведением владельца квартиры, ложатся на жителей.

Сейчас кризис, связанный с вирусом, замечательно обнажил эту ситуацию. Люди живут в Москве десятилетиями в одной и той же квартире, не имеют прописки, не могут обратиться ни за какими выплатами, пособиями и так далее, но при этом должны исправно продолжать оплачивать свое съемное жилье. Совершенно очевидно, что такие семьи находятся… оказываются даже более уязвимыми, чем постоянные жители, имеющие прописку.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: И эту тему тоже рассмотрели.

Иван Князев: И эту тему тоже обсудили.

Тамара Шорникова: Мария Красова, юрист комитета «Гражданское содействие». Сейчас будем возвращаться к налогам.

Послушаем телезрителей. Сергей из Санкт-Петербурга. Сергей?

Зритель: Можно говорить?

Тамара Шорникова: Да. Сергей, здравствуйте.

Иван Князев: Можно. Говорите, Сергей.

Тамара Шорникова: Нужно.

Зритель: Налоги вернутся, не вернутся… Все равно же все решается наверху. Ну пойдут они, допустим, в Ростовскую область, но что-то же все равно в Москву отправляется.

Иван Князев: Нет, все сразу будет… Ваши честно заработанные 13% НДФЛ пойдут туда, где вы… по прописке, которая у вас в паспорте, в региональный бюджет

Зритель: Ну понятно, они-то пойдут. А куда их потратят? Вот в чем дело.

Тамара Шорникова: Это вопрос. Понятно, да.

Иван Князев: Лишь бы пошли. А потратить – найдут куда, я думаю.

Зритель: Любой мост начинают делать. Говорят, что он будет 10 рублей стоит. А на самом деле он стоит миллионы. Вот и все.

Иван Князев: Понятно.

Зритель: А потом поди разберись.

Тамара Шорникова: Ну понятно, да. Опасения понятны. Спасибо большое.

Продолжаем спрашивать: как вы считаете, где должны оставаться налоги – там, где вы работаете, или там, где вы живете?

Иван Князев: Там, где вы прописаны.

Тамара Шорникова: Узнаем сейчас мнение еще одного эксперта – Игорь Динес, партнер группы компаний «РБС». Здравствуйте.

Игорь Динес: Добрый день, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Игорь Юрьевич, давайте сначала разберемся, как сейчас, потому что у нас зрители сами путаются в показаниях. Как сейчас у нас уплачивается подоходный налог? Кто его получает?

Игорь Динес: Ну, надо понимать, что когда мы говорим о подоходном налоге, мы имеем в виду разные категории этого налога. Ведь есть налог на труд – тот налог, который уплачивают либо предприятия, либо люди в связи со своей трудовой деятельностью, со своей занятостью. Есть и другие категории подоходного налога. Это прежде всего налог на дивиденды. Это удержание налога на банковский депозит…

Иван Князев: Ну, мы можем сейчас попросить показать нашим телезрителям доходы, которые облагаются НДФЛ. У нас есть просто графика для этого. От продажи имущества, например, находившегося в собственности менее трех лет. От сдачи имущества в аренду. Доходы от источников за пределами России. Доходы в виде разного выигрышей.

Тамара Шорникова: Из того, что я видела в новостях, из того, о чем сейчас говорят эксперты, – это в первую очередь имеется в виду, конечно, налог с нас, работающих граждан. Давайте о нем поговорим.

Иван Князев: Ну да, здесь, видимо, в большей степени о нем речь идет.

Игорь Динес: Речь идет о налоге на труд. Мое экспертное мнение: конечно, можно вносить такие предложения, и технически они вполне осуществимые. Это то, чем занимается Российская Федерация последние 29 лет. Мы перераспределяем доходы, в том числе налоговые доходы, между бюджетами разных уровней.

Но в этом, я боюсь, нет решения этой проблемы. Если мы говорим именно о налоге на труд, то важно, чтобы муниципалитеты, регионы озаботились совсем другим. Нужно научиться управлять своими трудовыми ресурсами и продавать их. Так поступают даже самые богатые и развитые страны. Вот у них надо учиться.

Тамара Шорникова: А что вы имеете в виду под «продавать свои трудовые ресурсы»?

Игорь Динес: Я говорю о том, что…

Иван Князев: Создавать рабочие места?

Игорь Динес: Богатые муниципалитеты и богатые регионы потому и богатые, что там комфортно жить и для них есть работа, а бедные – потому что нет условий для жизни и нет…

Тамара Шорникова: Игорь Юрьевич, всегда будет дисбаланс.

Иван Князев: Конечно.

Тамара Шорникова: В крупном городе, в той же Москве априори будет больше корпораций, компаний, в которых будут работать не только местные жители, но и жители соседних регионов. Просто Владимирская область не создаст у себя столько рабочих мест.

Игорь Динес: Владимирская область, как и многие регионы Северо-Запада России или Центральной России, является крупнейшим экспортером трудовых ресурсов. Об этом же и идет речь. Когда регионы, муниципальные собрания предлагают перераспределить налоги, они понимают, что есть труд, который экспортируется из их региона. В этом все дело.

Я говорю о другом: необходимо научиться управлять трудовыми ресурсами, чтобы люди, выезжающие из региона работать, оставались привязаны к региону и их доходы попадали в доходы муниципалитета. Для этого есть готовые рецепты.

Иван Князев: Ну а какие рецепты, например? Игорь Юрьевич, смотрите, я родился и вырос в Калининградской области. В определенный момент я понял, что развитие всей моей карьеры возможно, например, только в Москве, потому что дальше мне уже там двигаться было некуда. Соответственно, перевезти Общественное телевидение России в город-герой Калининград вряд ли, наверное, возможно. Поэтому я сюда и приехал. И как мне там создать рабочее место, к примеру, в моем случае?

Игорь Динес: Вот смотрите. Мы ведь говорим не только о конкретном человеке, о конкретном вашем случае. Вы же выехали из Калининграда в Москву и нашли работу самостоятельно. Правильно? По сути, вы продаете свой труд в Москве. Точно так же вы могли приехать и продать свой труд в Питере на другом телеканале.

Иван Князев: Предложений не было, понимаете, настолько адекватных, чтобы можно было поехать в другой город.

Игорь Динес: Потому что город Калининград и область безразлично относились к тому, что у них живет талантливый человек, который может быть трудоустроен в другом регионе. Региону в этот момент оказалось безразлично.

Если бы вы оказались в такой же ситуации в Дании, в Голландии, даже на Филиппинах, то местные региональные специализированные агентства занятости, работающие в этом регионе, нашли бы вас и предложили бы вам не только работу в другом регионе, где есть на вас спрос, но обеспечили бы вас всем полным сервисом, снимая с вас стресс и проблемы, связанные с переездом в другое место.

Иван Князев: Нет, ну на самом деле, конечно, да, им было грустно, когда я уезжал, но зарплату больше платить они мне не могли. Они так и сказали.

Игорь Динес: Смотрите. Существует большое количество трудовых мигрантов внутри нашей большой великой страны. И эти люди находят работу сами, им регионы не помогают. И только когда они уезжают и оказываются в больших крупных городах, где они находят работу, о них вспоминают муниципалитеты, говорят: «Дайте нам часть ваших денег». Это неправильно.

Тамара Шорникова: Слушайте, это с одной стороны. С другой стороны, бюджеты у всех разные. Вы говорите: «Регионы должны создать оптимальные условия для жизни своих сотрудников и так далее». Но денег-то у них на создание этих условий меньше, чем, условно, у той же Москвы. Может быть, и справедливо все-таки отдавать часть денег?

Иван Князев: И возможностей меньше. Причем какое-то колоссальное количество факторов, начиная с того, что Москва – центр притяжения вообще всех финансовых потоков, людских потоков, там геополитика… Да все что угодно! То, чего никогда не создашь в Воронеже, к примеру.

Игорь Динес: Так я толкую совсем о другом. Я говорю о том, что надо помогать этим трудовым ресурсам выезжать, обеспечить им сервис и обслуживать эти трудовые ресурсы, которые вы вывозите, получая за это деньги в бюджет. Потому что, вы поймите, бюджеты очень многих регионов, субъектов – они почти на 90% заполнены налогами на доходы граждан.

Позвольте я приведу вам пример, очень такой хороший и наглядный пример. Страна, которая специализируется на вывозе рабочей силы – Филиппины – они создали специализированное государственное агентство, которое обеспечивает внутреннюю миграцию между регионами Филиппин, обеспечивает выезд работников на работу в другие страны, в том числе и в Россию. Этих работников мы постоянно видим, в том числе в Москве и в Питере.

Как они выезжают? Их страна знает свои трудовые ресурсы, знает, где найти этих людей, которые ищут работу, обеспечивает их контрактами, обслуживает их, предоставляет им комфортные условия переезда, дает им специализированные платежные системы, заботится о тех родственниках, которые остаются и ради которых люди выезжают, ищут работу. И через этот сервис регионы, муниципалитеты получают свои деньги. То есть не налоговый доход, а доходы от сервиса, связанного с вывозов рабочей силы.

Потому что даже самый бедный регион, в котором есть рабочая сила, он на самом деле этой рабочей силой очень богат. И бегать надо не за федеральными деньгами. Все равно налоги распределяются ведь не только в муниципалитет, но большей частью – в регион, в субъект федерации.

Тамара Шорникова: Простите, а на чем эти сервисы зарабатывают? Это деньги, которые потом эти не знаю, условно, вахтовики отправляют своим семьям? Или они платят за контракты новые?

Иван Князев: Это все напоминает какую-то отпускную грамоту у крепостных.

Тамара Шорникова: Да-да-да.

Иван Князев: Хочешь переехать? Должен…

Игорь Динес: Подход, когда муниципалитет просит деньги из Москвы, он еще хуже.

Тамара Шорникова: Мы поняли. А на чем зарабатывают сервисы, которые отправляют рабочую силу куда-то в другой регион?

Игорь Динес: Ну конечно. Посмотрите на рынок труда России. Мы же говорим не только о налогах, но и о российском внутреннем рынке труда. Он весь связан…

Тамара Шорникова: Мне кажется, нужен тайм-брейк, нужно телезрителей послушать. Давайте послушаем вместе Валентину из Нижнего Новгорода.

Иван Князев: А потом продолжим, да.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Зритель: Я что хочу сказать? Пока не вернутся к прописке, там, где человек живет… На квартире ли он живет или купил квартиру. Вот оттуда и пойдут налоги. Как только будет прописка – вот и пусть платит налоги. Здесь он устроился, здесь теперь его дом, работает. Вот пусть сюда и налоги платит.

А сравнивать нас, извините, такую огромную страну со всякими малюсенькими странами, которые меньше нашего ногтя, – это просто, знаете, как-то обидно. Нашу страну если уж и сравнивать, то с большущими странами, такими как Китай, Соединенные Штаты Америки. А когда начинают сравнивать с малюсенькими странами, то даже прямо неприятно делается.

Тамара Шорникова: Ну, у малюсеньких стран есть иногда чему поучиться. Возможно, они какой-то сервис наладили.

Зритель: Ну понятно. Но они маленькие, им проще там что-то делать с народом. А у нас ведь страна большая, огромная!

Иван Князев: Понятно, Валентина. Спасибо, спасибо.

Игорь Юрьевич, скажите, пожалуйста, а чем это предложение по привязке НДФЛ к месту, по вашему мнению, такое уж плохое, я не знаю? Почему вы его не поддерживаете?

Тамара Шорникова: Почему и ваш вариант, и этот не может работать, например?

Игорь Динес: Я назвал его спорным, потому что надо учитывать, что взимание налога на доходы граждан является не только вопросом налогового администрирования, но и частью учетной политики предприятий. Это означает, что предприятия должны менять свою учетную политику и перестраивать всю систему бухгалтерского учета. Расходы на это будут достаточно значимыми. По сути, это не усилит возможности предприятий платить высокие зарплаты, а ослабит. Поэтому денег станет не больше, а меньше.

Тамара Шорникова: Подождите. Предприятие как отправляло, например, 13% в фонды, так и будет. Я так понимаю, что…

Иван Князев: Разве что программа в бухгалтерии поменяется.

Тамара Шорникова: Распределение, наверное, будет… Распределение налогов не на уровне же предприятий происходит.

Игорь Динес: Я говорю о совсем другом. Я говорю о том, что распределять постоянно уменьшающийся доход – это не путь. Перераспределить можно все что угодно. Точно так же можно перераспределить это федеральными трансфертами, субвенциями и субсидиями.

Иван Князев: Ну, что у нас сейчас и происходит. Но, как правило, мы понимаем, что этого недостаточно. Кому-то достается больше, а кому-то – меньше.

Игорь Динес: Ну, это то же самое перераспределение. Вы поймите, это ничего не меняет.

Тамара Шорникова: Количество денег больше не становиться. Понятно.

Игорь Динес: Конечно. Я об этом и толкую. Денег сколько было, столько и останется. Даже останется меньше.

Поэтому нужно менять структуру управления трудовыми ресурсами. Так делают не только бедные и маленькие страны. Кстати, в моем примере Филиппины – там живет 100 миллионов человек. Это совсем не маленькая страна, вполне сопоставимая.

Но вы правильно сказали: богатые страны все имеют специализированные региональные программы поддержки внутренней трудовой миграции. И они все на этом научились зарабатывать. И российским муниципалитетам, а тем более субъектам точно ничего не мешает создавать аналогичные программы и зарабатывать на этом.

Мимо них проходит очень много денег. Эти налоговые небольшие отчисления – они на самом деле небольшие. Проходит огромное количество денег, связанных с перемещением рабочей силы, с обучением. Нужно привлекать. Если субъект понимает, что он является поставщиком рабочей силы на рынок труда большой страны, нашей России, то он должен привлекать туда образовательные и учебные центры, повышать качество этой рабочей силы, помогать этим людям выезжать и обслуживать их. В этом решение, а не в бесконечном перераспределении одного и того же трудового рубля.

Иван Князев: Понятно.

Игорь Динес: Это трудовые деньги. Эти деньги заработали люди. И чтобы они их отдали, они должны понимать, кому они их отдают. Может, пусть сами люди решают, куда они отдают свои деньги?

Тамара Шорникова: Да, неплохой вариант. Вот сейчас людей спросим: куда отдавать деньги?

Давай послушаем телефонные звонки. Лидий, Смоленск. Лидия?

Иван Князев: Ну и поблагодарим Игоря Динеса, партнера группы компаний «РБС».

Тамара Шорникова: Безусловно, да.

Лидия, куда отдавать деньги? Где должны «оседать» налоги, которые вы зарабатываете?

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Я считаю так. В нашей стране, конечно, по рекомендации Игоря, можно создавать муниципалитетам своего рода биржи труда и все прочее. Но в маленьких муниципалитетах есть свой кадровый голод. То есть там сидят люди, скажем так, либо низкого уровня, либо люди, которые доживают свой век, скажем так, средний возраст. И заниматься какими-то технологиями там никто не остается из молодежи.

Поэтому я считаю, что по опыту Федеральной налоговой службы, где было разработано программное обеспечение по учету НДС, точно так же Федеральная налоговая служба может разработать программное обеспечение для того, чтобы денежные средства, поступающие от гражданина, работающего в Москве, Федеральная налоговая служба направляла по месту жительства, по месту регистрации гражданина.

Иван Князев: Спасибо, спасибо.

Тамара Шорникова: Дельно, четко.

Иван Князев: И все по делу.

Тамара Шорникова: Что собственно народ хочет – узнали наконец-то.

А сейчас узнаем, какие темы вечером будут обсуждать наши коллеги в программе «Отражение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В чём будет выгода? И кому?