Налоговый вычет на детские спортивные секции

Налоговый вычет на детские спортивные секции | Программа: ОТРажение | ОТР

Сколько стоят занятия в секциях? И какие виды спорта должны быть бесплатными для детей?

2021-03-16T21:51:00+03:00
Налоговый вычет на детские спортивные секции
Регионы. Что нового? Владивосток, Екатеринбург, Липецк
Как начать своё дело. Рейтинг качества жизни. Международное напряжение. Средства индивидуальной мобильности
Политика глобального похолодания
Наши жизненные ГОСТы
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Гости
Мирослав Смирнов
президент всероссийского благотворительного фонда «Я расту со спортом»
Елена Истягина-Елисеева
заместитель председателя комиссии ОПРФ по физической культуре и популяризации здорового образа жизни

Константин Чуриков: Два года назад, в 2018 году, президент поручил ввести налоговый вычет за занятия спортом. Вот только сейчас, да и то в первом чтении только, Госдума приняла поправки в законопроект о налоговом вычете за траты на физкультурно-оздоровительные услуги. В новой версии предлагается дать право получать вычет за детей, то есть дети ходят на спортивные, подчеркиваю, кружки и секции за деньги, что, впрочем, для многих родителей и не новость, и уже давно не новость. Уважаемые зрители, пожалуйста, расскажите нам, во сколько вам обходятся занятия спортом для вашего ребенка, чем он/она занимается и в какую копейку не копейку это влетает.

Марина Калинина: А может быть, вам посчастливилось и вы водите на бесплатные какие-то занятия своего ребенка? И надо будет еще добавить, что вот налоговый вычет, который вы сможете получить, ну пока еще Госдума не приняла этот закон, но тем не менее, он составит максимум 15 600 рублей в год.

Константин Чуриков: Да, при максимальной сумме, по-моему, 120 тысяч рублей.

Марина Калинина: 120 тысяч в год.

Константин Чуриков: Если есть родители, которые тратят такие деньги, могут позволить себе такие деньги, расходы на секции детей.

И давайте еще вот сейчас вспомним цитату, это было начало февраля, когда Счетная палата подготовила отчет о доступности спорта, и детского в том числе. Вот что тогда сказал, в начале февраля, министр спорта Олег Матыцин.

Олег Матыцин: Для детей в государственных и муниципальных учреждениях работают по всей стране многочисленные секции и спортивные школы, которые дают возможность заниматься там бесплатно либо за минимальную плату.

Константин Чуриков: Ну а теперь мы просто вас приглашаем в эфир. Расскажите, сколько и за что, 8-800-222-00-14. И у нас на связи Мирослав Смирнов, президент всероссийского благотворительного фонда «Я расту со спортом». Мирослав Сергеевич, здравствуйте.

Мирослав Смирнов: Здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Расскажите, пожалуйста, почему требуется теперь уже вмешательство благотворительных организаций в помощь детям, чтобы они занимались спортом.

Мирослав Смирнов: Слушайте, ну везде, когда есть проблема какая-то в обществе, возникают общественные организации, возникают волонтеры, люди, которым небезразлична судьба многих, и они начинают вести работу в этом направлении. То есть мы вот тоже как раз и занимаемся тем, что развиваем спорт в труднодоступных местах: это села, деревни, детские дома. К сожалению, там спорт на коленках, практически никак не развит.

Марина Калинина: Ну смотрите, была поставлена задача обеспечить доступность массового спорта в России. Вот Счетная палата уже сказала, что эту задачу Министерство спорта не выполнило. Минспорта так пыталось отчитаться, каких цифр они достигли, что каждая копейка идет именно в спорт, но конкретно ничего не понятно. Уже, в общем-то, признано, что недоступна у нас вот эта система спортивных занятий, спортивного образования. Вот эта мера, которая сейчас предлагается, она как-то сможет... ? Это все-таки для популяризации спорта, или это поддержка совсем малоимущих семей, которые вообще не могут платить за своего ребенка за занятия? Вот давайте будем честными.

Мирослав Смирнов: Ну смотрите, мы как те люди, которые работают в полях, непосредственно с этими клубами, спортивными секциями, в которые как раз и ходят в основном дети из малообеспеченных семей, я ни разу не сталкивался с такой программой, я ни разу не слышал, чтобы была какая-то существенная поддержка, особенно вот для таких малоимущих, скажем так, детей, семей, вот. Я не видел, чтобы были было особые льготы или даже знаете как, вообще условия, где ребята могут развиваться физически и духовно.

То есть основная-то проблема в том, что, допустим, в тех же небольших селах численностью населения около 20 тысяч людей практически нет никаких секций, никаких занятий, то есть альтернатив никаких нет, куда отдать своего ребенка. Поэтому тут вопрос в этом стоит остро, а уже второстепенный вопрос, скажем так, на что отдать этого ребенка, на что купить ему экипировку и так далее, на что отправить на соревнования...

Константин Чуриков: Ага. А вот смотрите, какие расходы у наших зрителей, нам уже пишут. Значит, Москва: «Футбол – 4 500 в месяц 3 раза в неделю». Краснодар: «Платим 2 500 за танцы», – я так понимаю, это за одного только ребенка. Так, значит, «12 500 абонемент в месяц», «индивидуальные занятия 45 минут 1 700, таких занятий два-три в неделю, это фигурное катание», ну да, история, в общем, дорогая.

А давайте сейчас с вами разделим, Мирослав Сергеевич, действительно такие традиционно, скажем так, затратные виды спорта типа большого тенниса, хоккея. Вот какой спорт должен быть доступным, бесплатным то есть, для детей?

Мирослав Смирнов: Гимнастика, акробатика, единоборства для мальчиков, командные виды спорта, такие как футбол, баскетбол, волейбол. Но, к сожалению, командные виды спорта – это самые травмоопасные виды спорта, это вам скажет каждый профессионал, физкультурник, поэтому в основном мы культивируем единоборства для мальчишек, ну и девчонки также ходят. У нас множество чемпионов и мира, и кандидатов в мастера спорта, и так далее. И я тоже знаю вот эти все цены, сколько стоят секции в том или ином городе. Ну, у многих людей, у большинства просто нет возможности платить за эти секции, поэтому все залы, которые мы оборудуем, которые мы содержим, они у нас абсолютно бесплатны для каждого.

Марина Калинина: А за счет чего они бесплатные? Как вы действуете?

Мирослав Смирнов: А у нас благотворительный фонд, мы занимаемся тем, что вовлекаем людей, предпринимателей в нашу деятельность, доносим им проблематику и показываем реальный способ решения этих проблем. Соответственно, вместе мы открываем эти спортивные залы и содержим эти залы, то есть на благотворительные средства.

Марина Калинина: Что сейчас по вашей практика в первую очередь нужно сделать, куда должны пойти эти деньги, чтобы действительно спорт стал, не знаю, физкультура, спорт, какие-то занятия стали более доступными? Потому что вот за 2 года, по статистике, 250 миллиардов рублей были выделены Минспорту на развитие массовости вот этого спорта...

Мирослав Смирнов: Да, я понимаю, на ФОКи на всякие, спортивные физкультурные центры...

Марина Калинина: Да, но пошли они на создание как раз инфраструктуры, но не сделали более доступными физкультуру и спорт для людей.

Константин Чуриков: Так, наш эксперт отключился, собственно, как нас и предупреждал он сам, что у него может отключиться телефон, поэтому сейчас мы вынуждены уже, видимо, поблагодарить за участие в нашей программе Мирослава Смирнова, президента всероссийского благотворительного фонда «Я расту со спортом».

Нам звонит Светлана из Липецка. Здравствуйте, Светлана.

Зритель: Здравствуйте. Я вот по поводу, что занятия спортом детей. Вот у меня двое детей занимались спортом, каратэ.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Само занятие я не скажу, что стоило дорого, но дети участвовали в сборных соревнованиях, и это стоит достаточно очень дорого. Во-первых, форма, проезд, проживание, тренировки и сами соревнования – это не очень дешевая, скажем так...

Константин Чуриков: Так, ну а во сколько вам обходится секция каратэ для ребенка?

Зритель: Ну смотрите, просто мои дети уже взрослые, им уже по 19 лет, но занимались они с 3 класса по 10-й включительно до черного пояса. И мы как-то раз, я просто записывала все данные за год, и мы высчитали, что вот двое детей, на соревнования, участие чисто в каратэ уходило 200 тысяч у нас за год, больше даже.

Марина Калинина: Ага.

Константин Чуриков: Тут призадумаешься, да. Странно, мне казалось, что каратэ вообще, что вот эти силовые виды спорта, сейчас очень много, скажем так, бесплатных секций. Или меня дезинформировали?

Зритель: Вы знаете, может быть, где-то есть, но по крайней мере у нас в Липецке нет. Но наш тренер очень хороший человек, который старался привлечь детей любым способом, даже кто занимается давно, становятся сэмпаями, и они идут в помощь к тренеру, и эти дети, если они участвуют в соревнованиях, они ходят на тренировки бесплатно, но помогают тренеру заниматься с маленькими детьми.

Константин Чуриков: Понятно.

Зритель: Поэтому... Но сами соревнования, и форма, и все остальное – это очень достаточно дорого.

Константин Чуриков: Спасибо, спасибо большое.

К нам сейчас присоединяется Елена Истягина, это заместитель...

Марина Калинина: Елена Истягина-Елисеева, вот такая…

Константин Чуриков: Да, Елена Истягина-Елисеева...

Марина Калинина: ...заместитель председателя Комиссии по физкультуре и популяризации здорового образа жизни...

Константин Чуриков: ...Общественной палаты России.

Марина Калинина: ...Общественной палаты России. Елена Александровна, здравствуйте.

Елена Истягина-Елисеева: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Елена Александровна, давайте мы с вами, может быть, сначала посмотрим сюжет. Мы вот сделали попытку и нашли на самом деле несколько бесплатных секций. (Естественно, их гораздо больше, чем в нашем сюжете.) Просто посмотрим, а как там сегодня, а потом продолжим с вами общение.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Ну и к этому добавим свежепоступившие SMS наших зрителей. Москва пишет: «В нашей группе в садике только 6 человек ходят в разные кружки, – из Москвы пишут, – остальные дети никуда не ходят, дорого». Значит...

Марина Калинина: А вот из Белгородской области положительное сообщение: «Старый Оскол, легкая атлетика, спортивная школа бесплатно».

Константин Чуриков: Удмуртия: «Пришли записать 11-летнего мальчика в какую-нибудь секцию бесплатно, оказалось, мест нет. Может, наврали? Предложили учиться игре на барабанах, 3 тысячи в месяц». Я напомню, что мы сейчас в основном про спорт.

Елена Александровна, с вашей точки зрения, вообще ну как, это нормально, что платно, а бесплатно нельзя? Или как вообще должно быть?

Елена Истягина-Елисеева: Вы знаете, должно быть и так, и так. Сейчас коммерческий сегмент вырастает в физической культуре и спорте и это нормально, потому что государство не может удовлетворить все потребности граждан в массовом спорте, поэтому подключаются коммерсанты, соответственно, открывают школы, секции, именитые спортсмены открывают академии имени себя, и в общем и целом это процесс нормальный. Целесообразно ли родителям платить, вопрос опять же ценовой политики.

Константин Чуриков: Так.

Елена Истягина-Елисеева: Например, если мы берем фитнес-услуги и, соответственно, этот сегмент, надо сказать, что ценовая политика просчитана полностью. Если клуб открывается в небольшом городе, соответственно, это один ценовой сегмент; если это люксовый вариант, соответственно в мегаполисе, это может быть другой сегмент. Примерно то же самое с детским спортом массовым: секции если открывают коммерсанты, они должны просчитать, насколько это будет коммерчески выгодно.

Константин Чуриков: Елена Александровна, а можно я вот, извините, что вмешаюсь: а если коммерсанты эти не открывают, вот они не открывают, это какой-то небольшой малый город, они там не открывали и не откроют ничего, потому что там и производства особого нет, там какие для детей фитнесы строить, люкс или какие?

Елена Истягина-Елисеева: А вот это другой вопрос. Государство, конечно, должно позаботиться об инфраструктуре спортивной легкодоступной для всех жителей хотя бы в минимальном объеме, ну потому что у нас есть такая государственная задача, здоровьесбережение народа нашей страны, и понятно, что дети должны иметь хотя бы для каких-то простых физических активностей возможности. У нас сейчас наблюдается резкий диссонанс между крупными городами и сельскими территориями, малыми городами. Конечно, в больших городах ситуация значительно лучше, в малых городах и особенно на селе, там, откуда жители, собственно, не должны уезжать, и мы за это ратуем, что надо оставлять жителей в селах, но немножко забываем, что они тоже хотят жить комфортно, их дети тоже хотят заниматься спортом. Вот в сельских территориях, конечно, ситуация похуже.

Марина Калинина: Елена Александровна, а в каком соотношении все-таки, если вы считаете, что все же должны быть какие-то государственные секции и спортивные кружки, в каком соотношении это должно быть с коммерческими? Потому что все-таки, наверное, должно быть что-то бесплатно, и есть, как мы видим, но очень-очень мало.

Елена Истягина-Елисеева: Тут тоже надо разделить проблему на две части. Если мы говорим о спорте высших достижений и ребенок берется перспективный в детско-юношескую школу олимпийского резерва, как правило, он может поступать туда с 6 лет, и это бюджетное место. Конечно, есть некие поборы мимо кассы, с ними надо постоянно бороться, это когда родители доплачивают за разные мероприятия, но это уже дело другое. Это что касается системы спорта, надо понимать, мы растим спортсменов.

Константин Чуриков: Так.

Марина Калинина: Ну а если говорить о массовом спорте?

Елена Истягина-Елисеева: Есть в системе образования тоже детско-юношеские школы, относящиеся к системе Минпроса, и тогда это дополнительное образование детей, там важна массовость, а не результат. Там также есть подушевое финансирование, которое обеспечивается государством, и вот такого рода секции бесплатны. Я считаю, как раз надо развивать такую систему, что в массовом спорте ребенок должен иметь подушевое финансирование на определенное квотированное количество часов, которые он может реализовать в той или иной...

Константин Чуриков: Так. Елена Александровна, можно, извините, сейчас просто хочется разобраться, не подумайте, что мы на вас нападаем, просто у всех дети, вопрос-то интересный...

Елена Истягина-Елисеева: Нападайте.

Константин Чуриков: Ну хорошо, значит, квотировать. То есть у нас, например, ну не знаю, с 5 до 6 лет или до 7 лет ребенка мы квотируем, а дальше уж, так сказать, милый, ты там как хочешь, так, это самое, и живи.

Марина Калинина: А как...

Константин Чуриков: Что мы квотируем? Как мы квотируем?

Марина Калинина: Как мы квотируем и кто эти квоты, собственно, определять-то будет?

Елена Истягина-Елисеева: Ну, в настоящий момент в системе Министерства просвещения практически все образовательные дополнительные услуги, если они предоставляются бесплатно, то они предоставляются в определенном объеме. Ты можешь, например, петь или можешь идти в кружок моделирования, еще какую-то активность осуществлять, вот у тебя есть некие возможности дополнительного образования. Вот, соответственно, было бы неплохо то же самое сделать со спортом, с массовым спортом, это бы сильно поддержало.

Но это все не закроет всю потребность, потому что формально у нас сейчас дети в школах занимаются физкультурой 3 часа, у нас есть 3 часа урока физкультуры, и формально как бы это должно способствовать тому, что дети здоровы и физически активны. Но мы прекрасно знаем, что не хватает, поэтому родители стараются, чтобы дети дополнительно занимались уже не физкультурой на уроках, а именно массовым спортом или, если они имеют перспективы и амбиции, то занимаются...

Константин Чуриков: Ну да, потому что у них-то энергии очень много, ее куда-то надо в мирное русло направить, мы же с вами тоже понимаем, о чем мы говорим.

Давайте сейчас послушаем звонки, их очень много. Галина из Москвы, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Вот мне спорт обходится на одного ребенка 20 тысяч. Вот занимались мы фигурным катанием, причем мы занимались, хочу сказать, на бюджете. На бюджет поступить очень сложно, там своя система, там вход своих, своих пропускают; если ты не свой, если у тебя нет блата, знакомого, то ты туда не попадешь на бюджет.

Мне, когда мой ребенок сдавал нормативы, пришлось всю сдачу нормативов снимать на видео, я снимала на видео, чтобы не подтасовали результаты. Когда вышли списки, мой ребенок не поступил; когда я с видео пришла к директору учебного заведения, он попросил меня это все убрать, но моего ребенка сразу зачислили. То есть подтасовка эта на бюджетные места имеет место быть, там система своих сидит.

После того как мы поступили, мы занимались, постоянно мы платили деньги за аренду зала. У нас 3 раза в неделю было занятие, но нам надо было помимо основных занятий ходить на ЛПФ, нам говорили, к какому преподавателю мы должны ходить и сколько платить. Мы ему платили за одно занятие тысячу рублей, у нас было ЛПФ, плюс у нас была растяжка занятия и хореография, это отдельные занятия, которые не входили в бюджет, и мы ходили где-то отдельно занимались и платили, это все деньги, по тысяче рублей занятие.

И плюс дополнительно лед мы оплачивали 1,5 тысячи одно занятие в зависимости от того... У нас бывало так, что у нас какие-то мероприятия проводились, допустим, лед закрывали и нам говорили: «У вас здесь лед закрывают, вы будете ездить в тот зал, там аренда дорогая, вот будете вот столько платить».

Константин Чуриков: Галина, оставьте, пожалуйста, свои координаты нашим продюсерам, интересно как-то «окартинить» эту историю, как мы говорим на телевидении. Елена Александровна, это...

Марина Калинина: Давайте еще...

Константин Чуриков: Да, сейчас. Я просто хотел спросить – это отдельный недочет, или это системные вещи?

Елена Истягина-Елисеева: Это вопиющий случай, с которым надо, безусловно, разбираться. Такие случаи существуют, хотя и Министерство спорта, и Общественная палата стараются следить за такими ушлыми директорами, которые продают родителям все подряд, и, соответственно, изживать эту неприличную историю.

Марина Калинина: Но получается изживать с этими директорами?

Елена Истягина-Елисеева: Получается изживать, сейчас значительно меньше идет вот этих вот, скажем так, денег, поборов с родителей разного рода. Родители, конечно, дополнительно доплачивают, если им нужны дополнительные занятия, но это уже другая история. То, о чем рассказала сейчас слушательница, зрительница, – это, если оно так и есть, действительно неприлично.

Константин Чуриков: Так, еще у нас звонок, Петр из Самары. Петр, здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте, Петр.

Зритель: Здравствуйте.

Я хотел бы еще сказать о том, что вот у нас соседи, Татарстан, мы непосредственно, вот ребенок занимается хоккеем, и, понимаете, на любительском уровне, дворовые команды и так далее, и так далее, есть тренеры-общественники, но они как-то не охватывают детей, массовый спорт не охватывается, понимаете?

Во дворах дети предоставлены сами себе, а берут из профессиональных клубов и участвуют в «Золотых шайбах», понимаете? И поэтому у нас как бы дети остаются на улицах, которые могли бы заниматься. По какому принципу это идет, не знаю.

И вот в Татарстан ездят многие команды, там в 2 раза лед дешевле, чем у нас в Самаре, 9,5 тысяч час – это, конечно, неподъемно, понимаете, во дворцах спорта. И родителям, все это лежит на их плечах, и поэтому не знаем даже, какой выход. Обращаемся, много катков на улице открытых строят сейчас, много, но они не привязаны ни к каким помещениям, школы их не обслуживают, не чистят. Я...

Константин Чуриков: Вот у нас связь прервалась.

Марина Калинина: Связь прервалась.

Константин Чуриков: Нам пишет, значит, Нижегородская область по поводу того, что вот рассказывала зрительница, пишут мне, что это массово на самом деле. Омск спрашивает: «Елена Александровна, а скажите, почему в Советском Союзе денег хватало на детей, а сейчас нет?»

Елена Истягина-Елисеева: Наверное, это вопрос макроэкономики нашей страны, не вопрос к члену Общественной палаты Российской Федерации.

Но надо сказать, что в Советском Союзе система работы с детьми была несколько другой. Была выстроена такая система, где каждый ребенок был охвачен возможностями для занятий спортом в разного рода организациях: в школе, соответственно, в кружках и так далее. Более того, межведомственное, как мы это называем сейчас, взаимодействие было полным. Вот сейчас, в настоящий момент, тренер не может прийти в общеобразовательную школу, ну потому что он, скажем, специалист другого ведомства, и отсмотреть детей на предмет, скажем, их дальнейшего занятия уже в спортивной школе для каких-то результатов, его просто не пускают. Вот в Советском Союзе такой системы не было, там ребенок шел преемственно едва ли не из детского сада. Сейчас президент дал задание гармонизировать отношения между системой образования и системой спорта, ну вот над этим ведомства работают.

Что касается денег, они стали другими, действительно, не такими, как в Советском Союзе, это вопрос, наверное, к экономистам. Тем не менее сейчас для детей-спортсменов на каждом этапе спортивной подготовки рассчитан определенный объем, сколько ребенок, потенциальный спортсмен, должен получать, то есть сколько в год стоит его подготовка на разных этапах, на тренировочном этапе, спортивного совершенствования, высшего спортивного мастерства. Примерно то же самое и для «массовки», и для оздоровительного этапа существует, и, судя по всему, в государстве не хватает денег на всех. Но, я думаю, как бы здесь вопрос не только к физической культуре, не хватает много на что, наверное, спорт здесь не на первой позиции.

Марина Калинина: Елена Александровна, давайте еще такой вопрос. Вот деньги все-таки выделяются, на что, с вашей точки зрения, они должны пойти в первую очередь вот сейчас, чтобы хотя бы начать решать эту проблему доступности спорта для детей в нашей стране?

Елена Истягина-Елисеева: Деньги выделяются, они выделяются, все-таки я хотела бы подчеркнуть, достаточно приличные. За последнее десятилетие ведомство спортивное во многом занималось реанимацией спортивной инфраструктуры. Все-таки будем откровенны, после советского времени, после наших лихих девяностых спортивная инфраструктура находилась так себе, в плачевном состоянии. Сейчас практически 50% возможности для занятий, то есть 50%-я удовлетворенность инфраструктурой есть, то есть здесь вопрос, мы оптимисты или пессимисты.

Марина Калинина: Ну да.

Константин Чуриков: Ага, стакан наполовину полон.

Елена Истягина-Елисеева: 50%... или половине не хватает, вот. Поэтому, конечно, инфраструктуру надо развивать, но, на мой взгляд, стоит изменить качество от больших, гигантских дворцов в сторону многофункциональных и небольших площадок и ФОКов, сделать все-таки взаимодействие общества и государства более продуктивным, спрашивать мнение жителей, какого рода инфраструктура нужна им в малом городе или в сельском поселении, чем они хотят там заниматься, и тогда строить, допустим, не бассейн, куда жители не пойдут, а ледовую площадку или наоборот.

Константин Чуриков: Да. Про бассейны тоже очень актуально, нам как раз об этом тоже зрители пишут. Спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: Елена Истягина-Елисеева, заместитель председателя Комиссии Общественной палаты России по физкультуре и популяризации ЗОЖ.

О бассейнах, Калининград: «Бассейн для детей в спорткомплексе таком-то, 8 посещений – 3 500». «В Новороссийске центральный стадион «Труд», вход и занятия бесплатно», – нас вот пригласили только что. Тверская область, город Кимры: «Первый класс, секция футбола для сына бесплатно, гимнастика 600, бокс 100». И Смоленск, мне вот очень понравилось: «Виноват нулевой покупатель: не платите никому ни за что, не будет предложений платных», – ну хоть помечтать.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)