Нам нужен новый социальный договор

Нам нужен новый социальный договор
Кого и как учить? Китайцам въезд запрещён. Хакеры атакуют банки. Опасен ли 5G? Передел рыбного рынка. Индексация для работающих пенсионеров
Сергей Лесков: У нас очень неравномерное распределение ресурсов по стране. Где-то не хватает рабочих, а где-то работы. Это беда!
Сергей Обухов: С тех пор, как отменили индексацию работающим пенсионерам, их количество резко сократилось. Стало меньше налогов и отчислений в ПФ
Герман Зверев: В стоимости рыбы - 35% отпускная цена рыбака. Остальное - это перевозка и ритейл
Татьяна Овчаренко: У сбытовых компаний манера обсчитывать и начислять долги просто фантастическая!
Как оплачивают счета в глубинке, где нет почты и денег на интернет?
Валентина Иванова: Норматив школьного питания вырос вдвое – до 75,6 рублей. Но есть проблема ежедневного контроля качества и разнообразия рациона
Почему наши мегаполисы превращаются в гетто?
5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Пассажир, выключи музыку! Надо ли запретить использовать в транспорте гаджеты без наушников?
Гости
Никита Масленников
ведущий эксперт Центра политических технологий
Роман Блинов
руководитель аналитического департамента «Международного финансового центра»

Александр Денисов: Большая тема.

Анастасия Сорокина: Переходим к нашему такому, я бы сказала, большому блоку, впереди час обсуждения темы, которая наверняка затронет всех, кто так или иначе платит налоги.

Александр Денисов: А их платят все.

Анастасия Сорокина: Ну а пока поговорим о тех, кто от них освобождается, кто становится свободным от подоходного налога. Президент подписал указ, освобождающий от него пострадавших от катастроф, тех, кто сдаем им жилье, а также студентов, получающих материальную помощь.

Александр Денисов: Ну вот на Московском финансовом форуме прозвучало предложение главы «ВТБ» Андрея Костина также освободить от налогов и малоимущих. Только вот вице-премьер Антон Силуанов, который тоже присутствовал на дискуссии, отреагировал на это очень нервно, можно сказать, даже болезненно. Давайте послушаем и потом приступим к обсуждению, перейдем.

Андрей Костин: Что касается налогов, важно, чтобы они не росли. Думаю, что есть какой-то зазор, для того чтобы, может быть, точечно начать регулировать налоговое бремя в отношении наименьшей привилегированных лиц.

Антон Силуанов: Если говорить о смягчении, сейчас чуть-чуть смягчим здесь, я уже говорил, одно смягчение влечет за собой другое, и третье, и пятое. Чуть смягчили, вроде ничего, прошло, давайте дальше, нам нужно еще тут пару программ реализовать, и пошло, и поехало. И мы это знаем, когда цена балансировки бюджета была, помните, 20 с небольшим долларов за баррель, а потом дошла до 100. Это все очень быстро, в момент все это делается: просто говорят, давай смягчим, снизим налоги, освободим от взносов или примем новые программы. Всегда за этим есть большие риски и больше рисков. Давайте хоть проживем некоторое время в нормальной, устойчивой ситуации.

Александр Денисов: В студии мы обсуждаем эту тему с Никитой Ивановичем Масленниковым, ведущим экспертом Центра политических технологий, а также с Романом Николаевичем Блиновым, руководителем аналитического департамента «Международного финансового центра». Ну и вместе с вами, конечно, уважаемые телезрители, поэтому…

Анастасия Сорокина: …звоните и пишите нам.

Александр Денисов: Да, набирайте, с удовольствием выслушаем ваше мнение.

Уважаемые эксперты, спасибо, что пришли. Первый вопрос: вот реакция Антона Германовича вот такая нервная – что, нам действительно грозит невиданных размеров катастрофа, если мы примем предложение Костина избавить от подоходного малоимущих? Давайте с вас начнем, Никита Иванович.

Никита Масленников: Ну вы знаете, я думаю, что там реакция какая-то была связана с ситуацией, просто, видимо, с конкретной температурой конкретной же опять-таки дискуссии. А в принципе…

Александр Денисов: То есть он недолюбливает главу «ВТБ», да?

Никита Масленников: Да нет, но, вы знаете, указ, который подписал Владимир Владимирович Путин, как раз и есть точечная настройка, освобождать. Посмотрим, какие еще другие категории будут. Просто это должно набирать некоторый практический опыт, какие-то решения приходят уже по мере того, как что-то уже возникает.

Александр Денисов: А мы пришли к этому решению?

Никита Масленников: Ну мы подходим к тому, что уже начинать потихоньку вот эту самую точечную настройку для отдельных категорий граждан, да. Но почему отреагировал Антон Силуанов? Естественно, я его тоже понимаю: а кто посчитал общий объем неимущих, как оценивать, какой критерий? То ли это ниже прожиточного минимума, то ли это ниже, допустим, разделили среднюю заработную плату на два, получился вот такой критерий. Это разные методики, разные оценки, и у всех участников этой дискуссии…

Александр Денисов: Вы так тоже осторожно к этому, не рубите с плеча. Почему?

Никита Масленников: Да, нужно определиться все-таки, где вот этот самый критерий малоимущности.

Александр Денисов: Граница отсечения так называемая.

Никита Масленников: Да, граница отсечения, и после этого мы начнем думать, каким образом можно что-то сделать с налогами, еще с чем-нибудь. В конце концов, никто же не отменял и точечную социальную поддержку, о которой мы слышим годами. Извините, как-то вот из года в год принимается бюджет, огромные траты на социальные расходы, а точно ли они доходят до тех, кому это крайне необходимо? Это же тоже вопрос. Может быть, здесь вот так вот, с этой стороны тоже посмотреть?

Александр Денисов: Роман Николаевич, согласны? Сколько можно тянуть? Действительно, вопрос-то перезрел уже.

Роман Блинов: Я полностью поддерживаю коллегу. В данном случае у господина Силуанова, возможно, даже такая реакция возникла не только из-за того, что это отдельно взятая дискуссия, но и то, что знает Минфин, то, что знает Минэкономразвития, несколько отличается от ситуации, которую знает господин Костин.

Далеко ходить не надо, применительно к налоговой базе, о которой сейчас идет дискуссия, нужно понимать, что буквально на днях, в конце прошлого квартала агентство «SuperJob» проводило исследование, сколько россиян получают заработную плату в так называемых конвертах, таким образом пытаются понять, каковы масштабы получения заработной платы в конвертах. Это 46–48% россиян, по мнению «SuperJob». Я допускаю, что эта цифра больше, увеличивая это на ту погрешность, которые да, получают, но не признались. А вчера мне довелось быть на программе «60 минут» и с Ольгой Скабеевой обсуждать вопрос, что 10 триллионов рублей составляет объем текущих…

Александр Денисов: Это то, что назвали в Госдуме при обсуждении бюджета.

Роман Блинов: Да, вчера это было заявлено. Господин Силуанов, судя по всему, выслушал там по этому поводу что-то тоже, что ему не очень сильно понравилось, и тут ему сбоку предлагают снизить налоги, хотя само правительство говорит, что такая ситуация крайне болезненна для экономики. Государство не собирает налоги.

Александр Денисов: Роман Николаевич, вы к чему клоните? Что у них есть деньги и что им не нужно скидывать налоги, раз в конвертах получаем?

Анастасия Сорокина: Или мы не очень понимаем, что происходит?

Роман Блинов: Вот его фраза, что давайте поживем в нормальном, спокойном мире, не слишком меняя и варьируя, а, возможно, действительно точечно что-то настраивая, для того чтобы понять, у нас теневая экономика больше официальной или нет.

Александр Денисов: Хорошо, мы поняли, она больше. Что дальше?

Роман Блинов: И смотрим, какие налоги. После этого мы, возможно, будем понимать, где налоги можно хоть как-то двигать.

Анастасия Сорокина: Формулировка «спокойно проживем» – это для кого спокойно проживем?

Роман Блинов: Для Минфина, возможно, скорее всего, потому что наши россияне так или иначе на данный момент, даже если отталкиваться от данных «SuperJob», совершенно не готовы работать «вбелую», в понимании «заплати налоги и спи спокойно». Я 25 лет работаю в финансовой сфере России, 25 лет слышу этот лозунг – и где он реализован? Поэтому…

Александр Денисов: Никита Иванович, он-то поживет спокойно, понятно, Антон Германович.

Роман Блинов: Ну да.

Александр Денисов: А другие поживут, малоимущие, которым хочется, чтобы да, действительно, раз не выше определенного уровня…

Анастасия Сорокина: Ну когда человек получает 9–10 тысяч рублей.

Александр Денисов: Они спят спокойно?

Никита Масленников: Ну это же опять вечный разговор, что первично, курица или яйцо. Обычно говорят в таких случаях финансисты, что первичен «петух».

Роман Блинов: Да.

Никита Масленников: Первичен экономический рост на самом деле.

Анастасия Сорокина: Так у нас же вроде все неплохо, и профицит бюджета…

Никита Масленников: Да нет, ну что…

Роман Блинов: Подождите…

Никита Масленников: Ну вот профицит бюджета, ну что профицит бюджета? Ну что это такое? Это значит, что у вас расходы государственные осуществляются неритмично, что вы недофинансируете программы. По какой причине, начинаем разбираться? – а потому что проекты плохие, потому что они некачественные, а экспертиза еще хуже. Откуда сентябрь месяц начался, сколько протрачено государственных расходов по бюджетной росписи? Вот реализовано в кассовом исполнении, живыми деньгами дошло до основных бюджетополучателей 60%, а по национальным проектам сколько? – 48%. Это к тому, что, конечно же, в этих условиях вопрос не только, допустим, от Костина, но и от меня, и, видимо, от Романа Николаевича тоже к нашим финансистам в Минфине…

Роман Блинов: Да, где рост?

Никита Масленников: Господа хорошие, когда же мы из года в год начнем изживать вот эту вот практику неритмичности финансирования государственных расходов?

Роман Блинов: Ага.

Никита Масленников: А потом уповать на то, что у нас нет финансовых стимулов для экономического роста. А нет у нас экономического роста, у нас заработные платы низенько, как крокодилы, летают, да? Они же могут, конечно… Можно сказать, что крокодилы летают? – да летают, только низенько, низенько, так же и зарплаты у наших телезрителей, чуть-чуть. Еще хуже нижние эти самые реальные доходы, они вообще зарываются в землю, как кроты. Ну и что мы имеем? Мы имеем вот этот вот объем малоимущности. Вот ощущение, что комфортность жизни снижается, качество жизни падает, и люди вынуждены занимать, потребительские кредиты брать, залезать в эту закредитованность, в долговые ловушки, Центральный банк вынужден вмешиваться и включать эти коэффициенты предельно допустимой долговой нагрузки.

А все начинается с одного – где «петух»? Экономический рост у нас есть или нет? И это в том числе вопрос к финансистам: господа хорошие, ну как же можно так планировать бюджетные расходы, что у вас основная масса сваливается на конец года, а это, между прочим, по ну любой логике, которую уже знает второкурсник с экономическим образованием, это инфляционная накачка. За что боремся?

Александр Денисов: То есть предложение Костина – это такие красивые слова, показать свою социальную озабоченность и успокоить, да?

Никита Масленников: Ну вы знаете, да. И я понять его могу тоже, потому что он же заботится о своих клиентах, он выдает достаточно большие объемы потребительских займов и ссуд и, естественно, смотрит: а эти ребята, кто получил, они способны вообще расплатиться? Или потом нам нужно в индивидуальном качестве для каждого из них, любимого, предпринимать программу реструктуризации кредитов, включать отсрочки и так далее, и тому подобное, разбираться долго и нудно? Потом бросить это все, продать его долги коллекторам, ну а дальше уже начинается полный беспредел. Ну и вот.

Роман Блинов: Дальше начинается другое: потом наши все ведущие банки докапитализируются государством, и начинается все…, то есть то же самое происходит.

Вы знаете, я полностью согласен с коллегой. Мы не видим нашего экономического роста. Да, хорошо, мы видим, 2 года, возможно, текущий год бюджет будет исполнен с профицитом, это правительство Медведева ставит себе в заслугу. Но если бы нефть была 30, я бы очень сильно удивился, был бы там профицит. Но надо отдать должное, что в прошлом году был профицит даже у регионов, который, в общем, обусловлен трансфертом из федерального бюджета, это, конечно, тоже здорово.

Но тоже опять-таки нефтегазовая составляющая, а мы ищем точки развития, мы их не находим. Мы видим рост, который варьируется от 0,7% до 1,5% годового прироста ВВП. Но уповая на то, что при текущей рецессии в мировой экономике и кризисе внешнеторговых войн между США и Китаем это некий средний коэффициент по больнице. Но помилуйте, давайте посмотрим валовое количество долларового эквивалента в ВВП Китая и США, а потом посмотрим на то, что у нас есть, и после этого начнем думать, где у нас экономический рост, есть ли он вообще в принципе.

Александр Денисов: Зрителей давайте послушаем и вернемся к беседе.

Анастасия Сорокина: Виктор из Тверской области дозвонился. Здравствуйте, Виктор.

Зритель: Здравствуйте, добрый день, уважаемая студия. Рад слышать ваши голоса в прямом эфире, очень нравится…

Анастасия Сорокина: Виктор, если несложно, говорите чуть-чуть погромче.

Зритель: Ага. Добрый день, уважаемая студия!

Роман Блинов: Добрый.

Зритель: Звоню из Тверской области. Да, конечно, согласен с вашими гостями полностью, что нужно, конечно, ситуацию в стране менять с налогами. Я считаю, до 30–40 тысяч вообще должны граждане не платить никаких налогов, никаких НДФЛ, потому что в регионе нищенская зарплата. Не потому, что работодатели что-то скрывают, конечно, приходится и работодателям скрывать эти деньги, но дело в том, что нищенские просто зарплаты. И еще 13% берут подоходного налога, повышают налоги, кадастровая стоимость завышена в разы, люди не знают, что с этой стоимостью делать, куда обращаться, для экспертиз нужны деньги, то есть для того чтобы оспорить кадастровую стоимость, нужны деньги, завышают…

Самое интересное, смотрел буквально распечатку даже по этой ситуации, значит, пришли какие налоги в этом году, за 2018-й, 2015-й, смотрю, кадастровая стоимость обратно завышена лично вот у меня, например, уже вижу налоговую, там есть такая ссылочка, и смотрю, уже завышена кадастровая стоимость. То есть ее не продать за эти деньги наполовину меньше, эти квартиры, земельные участки никто не берет, а с граждан, правда, как на Севере, на Камчатке отказываются от квартир, скоро, наверное, и здесь будут…, уезжать, потому что ну невозможно, нищета полнейшая.

Вся Россия, смотрю по телевизору, в частности в ваших программах, – это ужас, какая нищета, бедная страна, и это самая богатая страна в мире, но у нас такая нищета! А вот что касается освоения бюджетных денег, это вообще парадокс. Тверская область, Тверь вся перекопана, полностью на сегодняшний день, не проехать, там южный караул, центр частично сделали, …район перекопан, хотя я в Тверской области живу, но езжу каждую неделю туда-сюда, передвигаюсь, просто работа…

Анастасия Сорокина: Спасибо, Виктор.

Александр Денисов: Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Понятно, что проблем много.

Александр Денисов: Вот вопрос. Допустим, ввели это правило, все, освободили по какому-то уровню малоимущих от уплаты подоходного налога. Подоходный идет в регион. За чей счет дырку закрывать? Вот представим, что ввели, – как решать эту проблему тогда?

Никита Масленников: А вот, собственно, это один из аргументов, что не надо торопиться.

Роман Блинов: Ага.

Никита Масленников: Потому что возникает действительно достаточно серьезная напряженность в региональных бюджетах. Она и сейчас уже возникает, скажем, в связи с финансированием национальных проектов. Вот все бы хорошо, и трансферты увеличиваются, на 3 года практически региональные бюджеты 7,5 триллионов рублей получат, все замечательно. Но только регионам нужно очень часто сооружать инфраструктурные объекты в форматах государственно-частного партнерства, концессии и там еще что-нибудь. И вот этот блок из межбюджетных трансфертов сегодня каким-то образом исчез, то есть регионы должны изыскивать деньги дополнительно сверх трансферта вот на эти самые свои стройки.

Все пока не очень упорядочилось, хотя я думаю, что вопросы решаемы, это больше технологии финансового планирования и, естественно, правового обеспечения, но это решаемо, это не полет на Марс, понимаете, или куда-нибудь там за пределы Солнечной системы. Но тем не менее сегодня это риск. Вот мы снижаем, убираем НДФЛ с определенных категорий граждан, и у меня как у губернатора, как у руководителя Законодательного собрания субъекта федерации вдруг при принятии бюджета возникает дырка. А чем я ее закрывать буду?

Александр Денисов: А большая будет дырка, как думаете?

Роман Блинов: Приличная, я так думаю. На самом деле вот эта проблема так называемого государственно-частного партнерства действительно очень остро стоит и не первый год. Здесь не то что экспертиза, как коллега говорит, хромает, а реально… Вот мы приняли некие нововведения в области того же ипотечного кредитования, так называемых эскроу-счетов, и из этого рынка сразу же «вываливается» порядка 40% застройщиков, которые в регионах не могут ввести правила игры для себя, банки не могут выработать бизнес-практику для себя. И я совершенно согласен с коллегой. Ну хорошо, да, мы вот получим, дадим людям счастье, но при всем при этом мы сами останемся без штанов в некоторой степени.

Александр Денисов: Вы имеете в виду отмену подоходного?

Роман Блинов: Потому что мы дадим людям возможность не платить налоги, но у нас получится дырка, потому что выпадают из нас и налоги…

Александр Денисов: А вы уверены, что она большая будет, или нет?

Анастасия Сорокина: Подождите, вот у меня вопрос: а если где-то убыло, может быть, тогда должно где-то присоединиться? Может быть, прогрессивная шкала налогообложения тогда сможет…

Роман Блинов: Вот вопрос прогрессивной шкалы я наблюдаю с 1997 года. Пока к этому кто-то далеко не продвинулся никоим образом. Мало того, что мы хотим продекларировать, давайте мы, скажем так, уберем налоговую нагрузку, – это совсем не означает, что те люди, которые вообще в принципе должны платить налоги, будут их платить исправно. Давайте мы все-таки как-то, каким-то образом приведем в порядок нашу саму по себе мотивацию бизнеса и граждан платить налоги в принципе, потому что, наверное, вот это более краеугольный камень, нежели чем мы, бедные.

Как бы, понимаете, я апеллирую к тому, что меня больше всего поразило, я говорю про теневую экономику и «белую». Хорошо, бог с ней, с теневой, но она скоро, сам Минфин утверждает, что при текущих условиях социально-экономического развития страны через 2–4 года угроза вообще выпадающих потоков налоговых будет настолько остро стоять, что в принципе сами по себе налогоплательщики не простимулированы платить налоги. И тут же мы говорим, что давайте вот мы просто отменим все налоги. Хорошо, пожалуйста, я…

Александр Денисов: Не все, а некоторым.

Анастасия Сорокина: Некоторым.

Роман Блинов: Я никоим образом не против вот этих некоторых групп, но мне совершенно хочется понять, каким образом мы будем эту группу оценивать, по каким критериям, факторам. Каждая оценка…

Анастасия Сорокина: Подождите, есть же у нас потребительская корзина, есть минимальный прожиточный минимум, есть же какие-то цифры, от которых отталкиваются все остальные расчеты.

Роман Блинов: Вы знаете, вот у нас все вот это в Европе как бы не работает, этого нет по большому счету, нет такого понятия. Есть максимальный годовой доход, вот это понятие мне как-то понятно. Что такое «минимальная потребительская корзина»? Кто ее считал? Она в каждом регионе своя, по большому счету, в принципе и у каждого человека она своя – кто нам ее сверху придумал? Вот удивительно…

Александр Денисов: Кабмин придумал.

Роман Блинов: Хорошо, потрясающе, ну а дальше-то что? Давайте, может быть, мы какую-то методику поменяем изначально? Что есть бедность? У нас вот если посмотреть на наше население, то все те люди, которые получают, грубо говоря, среднее по больнице, варьирующееся от 28 до 45 тысяч рублей в лучшем случае в крупных регионах, это кто? Кто эти люди? То есть хорошо, при всем при этом у нас существует как бы класс людей, чьи яхты стоят сопоставимо с Северным морским флотом – это кто? Где они налоги платят? Вот была инициатива, хорошо, давайте мы снизим сроки резидентства со 183-х до 60-ти…

Анастасия Сорокина: Сейчас ее обсуждают.

Роман Блинов: …и уравняем наших людей, которые к нам приезжают по обмену опытом, так сказать, делиться технологиями. Сравняем их, давно тоже, с 1997 года это муссируется. Ну что это решит?

Я понимаю Силуанова по одной простой причине, наверное, я надеюсь, что я его понимаю, эмоционально как минимум, я тоже эмоциональный человек. Наше государство вспомнило о социальной ответственности и не справляется с нею, и ищутся пути, которые могли бы как-то реализовать какой-то некий статус-кво между социумом и нашей правящей экономической элитой, разрыв между которыми давным-давно уже понятен всем, только об этом все молчат.

Александр Денисов: Под статус-кво сохранить разрыв вы имеете в виду?

Роман Блинов: Нет, я надеюсь, что все-таки как-то изменится, по одной простой причине, как минимум из уст нашего президента заявлено, что мы социально ответственное государство; есть майские указы, национальные проекты, но при этом мы, честно говоря, как россияне все, многие видят, имеем пенсионную реформу новую, крайне не популярную в народу, вчера это тоже обсуждали в ОРТ, и все остальное, то, что мы уже обсудили: рост закредитованности населения, падение реально располагаемых доходов, в общем-то, слишком низкий вот такой вот «петушок», которого хотелось бы иметь большого «петуха», который толкал бы всю страну.

И вчера вот мы посмотрели празднование 70-летия Коммунистической партии Китая: вторая экономика в мире, потрясающе. Есть, что с чем сравнить, есть, над чем подумать.

Александр Денисов: Никита Иванович, а вот сократим ли мы этот разрыв, если мы всего боимся? Отменить налог для малоимущих боимся, ввести прогрессирующую шкалу – мы всего боимся!

Никита Масленников: Да нет, я бы не сказал, что мы всего боимся. Понимаете, что значит «боимся»? Мы просто начинаем наконец-то отходить от этого финансового популизма к нормальной логике расчета.

Роман Блинов: Ага.

Никита Масленников: Давайте отменим.

Роман Блинов: Что будет дальше?

Никита Масленников: Кто будет платить налоги? Будут платить либо очень богатые, либо в основном средний класс, среднеобеспеченный. А они вот это вот дополнительное на себя бремя смогут вытащить?

Роман Блинов: И есть ли он.

Никита Масленников: И какой эффект мы получим в итоге? Одни у нас так низкообеспечены, так, в общем-то, на средний уровень даже не выйдут, если мы освободим их от уплаты налога, а средних мы «подтянем» до уровня низкообеспеченных. Моделирование элементарное показывает, что здесь надо подумать, здесь не надо торопиться с этими решениями, когда у вас экономический рост дай бог около 1% по году.

Александр Денисов: Ну, судя по вашим словам, выхода вообще никакого не предвидится.

Никита Масленников: Почему? Да нет, давайте ускорять просто экономику, вот и все.

Анастасия Сорокина: А как ее сейчас можно ускорить?

Никита Масленников: Я уже сказал: научитесь ритмично финансировать свои государственные расходы.

Александр Денисов: Понятно, да.

Никита Масленников: Хотя бы.

Роман Блинов: Это как минимум одна из проблем.

Никита Масленников: Теперь дальше проблема заключается в том, что, конечно же, и оценки бедности, вот вернемся, меня Роман Николаевич зацепил, методику надо менять, – конечно же, надо менять потребительскую корзину, потому что ну это курам на смех, извините.

Роман Блинов: Ага.

Никита Масленников: Вот я один раз посмотрел потребительскую корзину минимальную в Канаде, 400 позиций, и был абсолютно поражен, когда увидел кленовый сироп. Канадцы не могут жить без кленового сиропа.

Роман Блинов: Блинчики…

Никита Масленников: А у нас даже меда нет в нашей потребительской корзине.

Александр Денисов: Кстати, не самая вкусная вещь кленовый сироп.

Роман Блинов: Традиция прежде всего.

Никита Масленников: Понимаете, даже меда нет! И уж сегодня, когда у вас расходные материалы, я уж не говорю, что нужно закладывать в минимальную потребительскую корзину расходы на мобильную связь и достаточно в таком серьезном масштабе. У вас огромное количество расходных материалов, связанных с тем, что вы живете все время с гаджетами об руку.

Роман Блинов: Ага.

Никита Масленников: Огромное количество. Где это все? Обещают к 2021 году. Давайте пересчитаем, какая у нас стоимость потребительской корзины будет. Мои коллеги говорят, что это примерно два текущих прожиточных минимума, то есть сегодня это 12 потребительская корзинка, там чуть-чуть поменьше, а это получается по 20 тысяч рублей в месяц, вот это тогда более-менее соответствует реальности жизненной, как вот человек живет и как за него это все рассчитывают. Ну и смотрите, средняя заработная плата номинальная в Российской Федерации, скажем, по августу боюсь соврать, но по июлю точно, 46 с небольшим тысяч рублей.

Роман Блинов: Ага.

Никита Масленников: А вот есть такая социологическая методика, когда люди оценивают комфортность, вот какая заработная плата им нужна для ощущения, что, в общем-то, в принципе жизнь у них удалась, они живут комфортно, у них нет безутешных, безнадежных проблем. И вот средняя оценка – это 66 тысяч.

Роман Блинов: А в ряде регионов 86 тысяч.

Никита Масленников: Ну понятно, что это средняя, да.

Роман Блинов: Это социальный опрос был, да.

Никита Масленников: Да. Вы понимаете, уже разрыв определенный. Так вот этот разрыв можно заполнить только одним: давайте ускорять экономический рост. И это не только вот эти финансовые дела. Слушайте, я уже целый год слышу о том, что правительство нашей славной Российской Федерации разрабатывает судьбоносный закон о защите и поощрении капиталовложений, его дважды переписывали. Наконец, Дмитрий Козак, вице-премьер, курирующий промышленность, включился и, слава тебе господи, сказал: «Что это у вас за индивидуальные соглашения, которые разрывают все конкурентное пространство России? Давайте, может быть, подумаем, гарантии неизменности налоговых, тарифных, всяких разных других регулятивных мер сделаем для всех?» Замечательно.

Александр Денисов: Это он кому сказал?

Никита Масленников: Это он сказал своим собственным коллегам в правительстве, направил им соответствующее письмо. Ну ребята, дорогие мои, где мы год были? Это что, не ясно было на ранних подступах? И теперь возникает большой вопрос. Вот премьер Дмитрий Медведев говорит, что минимум от этого закона эффект будет 20 триллионов инвестиций частных, дополнительных. А мы знаем из школьного курса такого, приближенного к экономическим знаниям, что главный естественный, органичный источник любого экономического роста – это частный капитал с его инвестициями. Прекрасно, но когда этот закон заработает, понимаете?

Когда мы все-таки пойдем навстречу бизнесменам, которые всегда в опросах, которые им задают по поводу, что же вас не устраивает по инвестиционному климату помимо общей его резкой континентальности? Говорят: ну хорошо, налоги понятно, там неопределенность экономической политики понятна. Ну слушайте, ну умерьте пыл и раж силовых органов и всяких разных администраторов.

Александр Денисов: Никита Иванович, послушаем зрителя и продолжим.

Анастасия Сорокина: Вернемся к этому вопросу.

Александр Денисов: Прерву вас, простите, да.

Никита Масленников: Вот то, что нужно делать.

Роман Блинов: Да.

Анастасия Сорокина: Зинаида из Алтайского края дозвонилась.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте, Зинаида.

Роман Блинов: Добрый день.

Зритель: Я пенсионерка, люблю и смотрю каждый день программу «Отражение». Я благодарна, мы все, зрители, благодарны, значит, программе «Отражение», где мы узнаем жизнь нашего народа, реальную жизнь народа.

По поводу налогов хотела сказать. Вот Силуанов и…

Александр Денисов: …Костин.

Зритель: …посчитал деньги в конверте – а вот в мешках деньги, которые вывозятся за границу, кто-нибудь из наших властей посчитал? Вот я пенсионерка, у нас вот есть такое предложение по минимальной зарплате вообще не брать подоходного налога, с зарплаты ниже МРОТа, а брать с тех, кто хранит в мешках, вывозят потом машинами из квартир, вот с этих «мешочников» и брать подоходный налог именно прогрессивный. Спасибо вам большое, программа и все ведущие, за то, что вы поднимаете важные, нужные вопросы. До свидания.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Зинаида.

Александр Денисов: Ну так что насчет мешков?

Никита Масленников: А сейчас за мешки назначили ответственного. Ну имеют место быть, конечно же.

Роман Блинов: Да, не без этого, к сожалению.

Никита Масленников: Конечно же. Но я думаю, что разговоров по этому поводу много, но они чересчур преувеличены. Отток капитала есть, естественно, но он пересматривается в сторону снижения. Это понятно почему: если у вас худеет счет текущих операций и сокращается экспорт, то у вас из страны потенциально может утечь гораздо меньше, и Центральный банк у нас уже второй раз за год снижает оценку этого самого оттока. В предыдущие годы накоплен, да, естественно.

Возвращаются в Россию? Ну вот и да и нет, и да и нет. Очень часто возвращается под чужим флагом, и причем так, что совершенно не понятно, каким образом это все происходит. Я с удивлением увидел, допустим, что в 2018 году китайский бизнес открыл в России 18 или 19 инвестиционных проектов, а американский 33 несмотря на санкции и все такое прочее.

Роман Блинов: Ага.

Александр Денисов: Враги, да?

Роман Блинов: Нет, это имеет место быть, да.

Никита Масленников: Чуть-чуть стали закапываться вглубь, и выяснилось, что, в общем-то, в принципе…

Роман Блинов: …так это и есть.

Никита Масленников: …под видом этих самых юрисдикций, особенно Голландии, Кипр, возвращается российский капитал.

Роман Блинов: Да-да.

Никита Масленников: Интенсивность возврата такая как бы слабенькая, здесь вот надо все-таки опять-таки заниматься вот этими условиями для инвестирования, условиями для ведения бизнеса для всех, не только заманивать их сюда, захотят – вернутся…

Роман Блинов: Ну это да.

Никита Масленников: …а для своих собственных. Вот это первично для нас, чтобы люди хотели заниматься бизнесом в своей собственной стране. А мы же… Вот опять-таки…

Роман Блинов: Это же поддержка частного…

Никита Масленников: Опять-таки я думаю, что Роман Николаевич ближе к этому делу, у него целый «Международный финансовый центр», но вот это вот дело с резидентством как-то выглядит, знаете, немножко скоропалительным решением таким вот.

Роман Блинов: Тем не менее, вы знаете, вот смотрите, я бо́льшую часть своей жизни, 25 лет, проработал на фондовом рынке Российской Федерации, в принципе сопредельные территории, наши инвестиционные потоки, в общем-то, понятно, что без инвесторов ни одна экономика никоим образом никуда не движется. Ну и глядя на состояние экономики сквозь призму биржевых котировок, оценки рубля, ВВП, нефти, золота, все то, что мы видим, как ведут себя инвесторы в текущих условиях, – да, имеют место быть три основные составляющие: Европа исторически, Америка, как ни странно, несмотря на санкции, и Китай.

Да, но при всем при этом мы каждый год, наше правительство, все пытаются найти в России средний бизнес, начиная, я вот с 1994 года работаю на фондовой бирже, до сих пор мы ищем средний бизнес и средний класс. И частный бизнес каждый раз у нас правительство Медведева, любое правительство спасает, пытается его вскормить, поставить на ноги и добиться от этого какого-то синергетического эффекта, для того чтобы ВВП рос точно так же, как в период между, грубо говоря, 1999-м и 2003-ми гг. Но помилуйте, для этого нужно все-таки, наверное, во-первых, неизменность входящих условий, которые были бы зафиксированы лет на 25, потому что мы, к сожалению, пока систематически видим то, что правила игры меняются.

Александр Денисов: Это как, помните, южнокорейский лидер, уж не помню, как его зовут, который… К нему инвесторы пришли, говорят: «Как вы гарантируете неизменность ваших правил игры?» Он сказал: «Моими танками я вам это гарантирую».

Роман Блинов: Ну вы знаете, можно и так сказать…

Александр Денисов: То есть так же нужно?

Роман Блинов: Но даже глядя по тому, как наш Центральный банк, который сейчас регулирует весь инвестиционный рынок финансовый, фондовый, я, работая в качестве квалифицированного специалиста с присвоением квалификации с 1996 года, вижу, как Центральный банк и по отношению к частным инвесторам систематически меняет, пересматривает свои подходы, якобы ограждая их от рисков, якобы заботясь о них. Но при всем при этом я вижу только одно: вот есть индексы РТС, и он как вот был в тишине, так он и находится в тишине. Американский фондовый рынок за последние 5–7 лет вырос настолько, насколько нам всем сильно не снилось. Китай, празднуя 70-летие Коммунистической партии Китая и народной республики…

Александр Денисов: Как на вас произвело это впечатление, а?

Роман Блинов: А мне нравится Китай. Вы знаете, у меня родственники работали с китайцами еще в 1986 году, были в Китае, там все это было, то, что мы сейчас как бы пытаемся обсудить: и частный бизнес, и частно-государственное партнерство, и западные инвесторы. Посмотрите на Сингапур, на Гонконг, посмотрите на Тайвань, посмотрите на все то, что в принципе стоит во главе угла. Китайская экономика – вторая экономика в мире, и вчерашние слова лидера Коммунистической партии Си Цзиньпина о том, что ни одна страна, ни один дух в мире не может изменить идеи народа Китая, в общем-то, Дональда Трампа сильно нервируют, именно поэтому существует внешнеторговая и валютная война между так называемой американской демократией и Китаем. Они боятся не столько нас, сколько китайцев.

Александр Денисов: Давайте вернемся в Россию.

Анастасия Сорокина: Ну нас не так много.

Мы все время любим говорить о цифрах…

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: …давайте поговорим с нашими зрителями. Задавали корреспонденты вопрос…

Александр Денисов: Да, сначала со зрителями, потом опрос.

Анастасия Сорокина: Да, сначала со зрителями, которые дозвонились, давайте поговорим. Владимир из Новосибирской области, здравствуйте, Владимир.

Зритель: Здравствуйте. У меня вопрос простой в принципе. У нас богатое государство, есть газ и нефть, в принципе государство может обеспечивать себя само и выполнять какие-то свои обязательства перед гражданами. В принципе почему граждане должны платить налоги, если у нас в государстве нет ни бесплатной медицины, это только слова, ни бесплатного образования? И вообще в принципе государство не обеспечивает своих граждан ничем на данный момент. Почему тогда граждане должны обеспечивать такое государство?

Анастасия Сорокина: Спасибо, Владимир, за вопрос.

Александр Денисов: Спасибо.

Роман Блинов: Ох…

Александр Денисов: На этот же вопрос отвечали жители Екатеринбурга, Санкт-Петербурга, их спрашивали, должны ли богатые платить больше, чем бедные, почему, ну и вообще про налоги побеседовали. Давайте послушаем и продолжим беседу.

ОПРОС

Анастасия Сорокина: Как раз к вопросу о необходимости платить. Вы заговорили про Китай, там же прогрессивная шкала как раз налогообложения.

Роман Блинов: Да, и у них нет пенсий, кстати, причем, в общем-то, так или иначе и пенсионной системы у них нет, да, Никита Иванович, как я понимаю?

Никита Масленников: Да, только для государственных служащих и сотрудников ряда государственных компаний.

Роман Блинов: Да. То есть, понимаете, там государство создало условия для того, чтобы люди зарабатывали, как прозвучало в ряде высказываний наших сограждан. Но при всем при этом один из людей, молодой человек, кстати, он младше меня, заявил, что как-то вот те люди, которые получили в эпоху 1990-х гг. и чековых аукционов всю нашу государственную собственность и, «распилив» ее, увезли в офшоры, в общем-то, могли бы заплатить и больше. Причем в 2008 году, когда их накрыл кризис, они пришли к государству и за счет государства в общем и целом, обанкротив все свои предприятия, вытащили на свет божий опять.

Александр Денисов: Некоторые до сих пор ходят.

Роман Блинов: Да, и это нормальным считается. Поэтому я думаю, что в обществе так или иначе назрел новый социальный договор, это видно по реакции Силуанова. Но мы в данном случае обсуждаем несколько иное. Все-таки хотелось бы вернуться к теме «петуха», когда бы он появился у нас в жизни во всей красе.

Александр Денисов: Роман Николаевич, но его ведь нет. Вот смотрите, зрители нам пишут: «Вопросов много, ни одного решенного вами нет». Можем ли мы решить?

Роман Блинов: Вы знаете, основа любого государства – это налоговая база, то, что люди принесли в казну государства, то, что государство получило в казну от реализации собственного производства, две составляющие, я, по-моему, не ошибаюсь. Если люди зарабатывают больше, то в Норвегии, например, налог для богатых людей достигает 60%, они в принципе не переживают по этому поводу, даже рады платить больше, потому что они в принципе получат от государства больше. Если у нас государство так построено, что мы в принципе все нищие за исключением отдельно взятых людей, то с этим нужно что-то делать либо не делать ничего, но тогда в принципе все останется так же.

Александр Денисов: Вы знаете, там бизнес почему… Я беседовал с норвежскими бизнесменами, они объясняли мне механику, они говорят: «Понимаете, я получил гигантскую субсидию, которую не возвращаю, на развитие своего бизнеса. Я представил бизнес-план, поставляю крабов вам в Россию…»

Роман Блинов: Правильно, да.

Александр Денисов: «…ваши специалисты мне разработали технологию, мне дали деньги, все, я поставил на колеса, теперь я плачу». Логично.

Роман Блинов: Так вот к вопросу о неизменности условий игры, о которой заговорили и которая год почему-то обсуждается где-то в кулуарах, – а может быть, мы в государстве создадим те условия, которые не были созданы еще после отмены крепостного права и которые столыпинская реформа пыталась запустить, частный бизнес в России? Может быть, мы создадим те условия, которые создадут внутренние потоки, извлекут из так называемой теневой экономики «белые» инвестиции, внутренние, российские? У нас в принципе много денег в России, если 10 триллионов мы чисто видим заработную плату, которую россияне получают в конвертах…

Александр Денисов: …то сколько же там…

Роман Блинов: …то сколько же, да. Но если у нас наши яхты наших олигархов сопоставимы с тихоокеанским флотом, то, наверное, они тоже эти деньги откуда-то взяли. Почему? У нас действительно богатая страна, давайте в этой стране создадим условия для создания частного бизнеса, частной собственности, существования с государственным партнерством, для того чтобы люди могли честно, «бело», прекрасно для себя платить налоги, зарабатывать деньги, жить в стабильных условиях, когда не меняется Конституция через 5 лет каждый раз. Это проблема не ко мне, это проблема к действующей политической и экономической элите. Наше население, не ходящее на выборы, коэффициент участия в выборах 23% по Москве и 28% по Санкт-Петербургу говорит о полной апатии населения. Ну что мы хотим? Из них…

Александр Денисов: Вы имеете в виду выборы в региональные парламенты?

Роман Блинов: Последние. Да какая разница, вот я хожу на выборы, которые президентские, – каков коэффициент посещаемости?

Александр Денисов: Ну там явка-то выше значительно, не 20%.

Роман Блинов: Помилуйте, если 46% – это посещаемость, ну вы знаете, это как-то странно. Вот были выборы в Австрии – сколько там проголосовало? Семьдесят восемь процентов, по-моему, за Курца проголосовало. Никита Иванович, около 70% с чем-то.

Никита Масленников: За 60% точно.

Роман Блинов: Ну вот давайте сравним, и все будет понятно, все будут вопросы… Ходите на выборы: как вы за что голосуете, так вы и живете, это мой обычный ответ нашим клиентам очень многим. Если вы хотите счастья, то его нужно создавать своими руками, идти и работать. Да, это трудно. Но если вы работаете в «серой» зоне и не платите налоги, то это одна тема. А если вы не видите у себя стимулов для развития дальше, это, конечно, беда.

Анастасия Сорокина: Давайте примем звонок от зрительницы, из Тверской области Ирина дозвонилась.

Зритель: Здравствуйте. Я в эфире?

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста.

Александр Денисов: Да, вы в эфире.

Роман Блинов: Здравствуйте.

Зритель: Я могу говорить?

Александр Денисов: Да.

Зритель: Я хочу сказать, что я сама являюсь инвалидом и пенсионером уже в настоящее время. Но в данный момент я согласна с…, что нельзя в настоящий момент освобождать от подоходного налога малоимущих.

Александр Денисов: Почему?

Зритель: По той простой причине… Почему? Я сейчас объясню, почему. Потому что я сама получаю вот эти пособия малоимущим. Когда я сижу в очереди, я очень часто наблюдаю молодые семьи, которые приходят за пособием. По документам да, при такой теневой экономике документально они, конечно, являются малоимущими, но там совершенно очевидно, что они не являются малоимущими, просто их справки, которые они приносят от работодателя, они получают минимальную зарплату за четверых, на пятерых, спокойно приходят, получают соответствующую материальную помощь. Но это абсолютно всем очевидно… Никто им не может отказать, но абсолютно всем очевидно, что не все из малоимущих семей, именно семей, являются на самом деле малоимущими.

Анастасия Сорокина: Понятно, Ирина, спасибо за ваше мнение.

Роман Блинов: Ну в этом есть логика совершенно здравая.

Анастасия Сорокина: Слушайте, но ведь работодателю тоже невыгодно брать на «белую» зарплату сотрудника, потому что он тоже должен будет с него платить налоги. То есть получается, что условия невыгодны для всех.

Роман Блинов: Ну это опять возникает вопрос правил игры, так называемых правил игры, которые нам делегируют наши, не знаю, верхняя, нижняя палата, государство, правительство. Это же не мы придумали. Вот хорошо, я как бывший исполнительный директор инвестиционной управляющей компании совершенно честно могу сказать, что я нанимал людей на работу, я считал затраты и прочее, прочее, прочее. Но помилуйте, вы создайте условия так, чтобы это можно было платить «вбелую» и это хотелось бы делать. Я, по-моему, прав?

Никита Масленников: Правы абсолютно.

Роман Блинов: За последние 10 лет с того момента, как я нанимал на работу население, своих коллег и прочих, ситуация чем-то лучше стала? Нет.

Анастасия Сорокина: Тогда, может быть, не люди виноваты, что они не платят налоги, а такие условия?

Александр Денисов: Может, вам просто не захотелось, Роман Николаевич?

Роман Блинов: Я не говорю, что наше население, что наши мною обожаемые россияне такие вот все противные…

Анастасия Сорокина: Ушли в тень.

Роман Блинов: Да, ушли в тень, они абсолютные законодательные нигилисты, не хотят платить, заработную плату нормальную получать хотят все, платить налоги… Вот мне вчера понравилась фраза в эфире «60 минут»: «Население не застимулировано тем, чтобы платить налоги, по одной простой причине – у них отобрали пенсию», – сказал один из моих оппонентов у госпожи Скабеевой. И в принципе, понимаете, когда люди видят, что государство их не стимулирует, то есть они не видят отдачи от этого государства, то они в принципе готовы шельмовать как угодно.

Вопрос «петуха», так называемого экономического роста, – это вопрос не к населению, хотя в принципе у этого нашего населения очень много талантов и мозгов, больше, чем в Китае и в Америке, потому что по большому счету и китайцы, и американцы занимаются 25 лет промышленным шпионажем на территории России, вывозили отсюда и научно-технический потенциал, и персоналии, людские ресурсы уходили туда. Создайте людям условия здесь, в стране.

Александр Денисов: Спасибо большое.

Никита Иванович, совсем коротко: «петуха»-то дождемся, или так и будем все ждать, когда нас заинтересует государство и прочее?

Никита Масленников: Да конечно, дождемся! Главное, чтобы он…

Анастасия Сорокина: Когда?

Никита Масленников: …не слишком был такой, знаете, клюющийся. Потому что вот то, что мы слышали сегодня от наших телезрителей, на самом деле это большая заинтересованность и озабоченность, а это всегда, знаете, спрос. Он здесь, может быть, не так резко выражен, но в принципе для меня это признак, что зреют вот эти вот грозди спроса. Ребята, а что? Вот мы сидим и вот так вот разводим руками. Может быть, давайте мы все-таки договоримся? Новый социальный договор, пожалуйста, как угодно называйте: договоримся о стабильности правил игры хотя бы на ближайшие 5–6 лет. Вот давайте договоримся не ломать больше ничего.

Александр Денисов: Хорошо, Никита Иванович, хорошо, что гроздья спроса, а не гроздья гнева. Спасибо.

Роман Блинов: Ну это нормально, конечно.

Анастасия Сорокина: Спасибо. У нас в студии были Никита Иванович Масленников, ведущий эксперт Центра политических технологий, и Роман Николаевич Блинов, руководитель аналитического департамента «Международного финансового центра». Спасибо, что были с нами.

Роман Блинов: Вам спасибо.

Анастасия Сорокина: Мы никуда не уходим, вернемся в эфир.

Александр Денисов: Поговорим про Грету Тунберг через пару минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски