Народ и МРОТ

Народ и МРОТ | Программы | ОТР

В Госдуме обсуждают новую методику расчета минимального размера оплаты труда. Можно ли будет на неё прожить?

2020-12-10T20:25:00+03:00
Народ и МРОТ
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Гости
Сергей Калашников
первый заместитель председателя Комитета ГД по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»

Иван Князев: Ну а мы начинаем. В России сегодня вновь говорили о МРОТ. Новая поправка от депутатов Госдумы, касается она расчетов минималки и прожиточного минимума. Что здесь важно? Размер минимальной зарплаты не может быть снижен, даже если инфляция низкая, высокая, даже если зарплата по стране снижается и средняя, и медианная, да вообще хоть какая.

Тамара Шорникова: Как по-новому будет считаться МРОТ и прожиточный минимум? Есть ли шанс, что они вырастут в стране существенно? Спросим у экспертов. Ну а вы расскажите, какая зарплата у вас и можно ли на нее прожить. Звоните нам в прямой эфир, как сильно она превосходит тот самый МРОТ, будем выяснять.

Иван Князев: Ну а мы приветствуем нашего первого эксперта. У нас на связи Сергей Калашников, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству. Здравствуйте, Сергей Вячеславович.

Сергей Калашников: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да. Сергей Вячеславович, расскажите нам немного о той самой новой методике. Как будет рассчитываться МРОТ и прожиточный минимум?

Сергей Калашников: В старом законе МРОТ был приравнен к прожиточному минимуму, а прожиточный минимум рассчитывался по потребительской корзине. Потом МРОТ и прожиточный минимум были разорваны долгие годы, и вот 2 года назад опять их восстановили, ну почти 2 года назад.

Иван Князев: Ага.

Сергей Калашников: То есть сейчас минимальный размер оплаты труда приравнен к прожиточному минимуму. Это вообще парадоксальное приравнивание было, но когда его вообще не было, приравнивания, это был вообще абсурд. Но парадокс заключается в том, что вообще со времен Бисмарка считается, что заработная плата минимальная должна позволять содержать себя одному работающему и двум иждивенцам, поэтому сама идея приравнять минимальную зарплату к МРОТ действительно парадоксальная. И вот сейчас правительство внесло законопроект, он уже принят в первом чтении, о том, чтобы МРОТ составлял 44% от средней заработной платы по стране.

Иван Князев: Или все-таки от медианного дохода?

Сергей Калашников: От медианного дохода, ну это и есть, собственно, средняя зарплата.

Иван Князев: Нет, там просто есть кое-какие различия.

Сергей Калашников: Есть, есть, совершенно верно.

Иван Князев: Средняя заработная плата слишком высокая получается.

Сергей Калашников: Но чтобы людей, как говорится, не запутывать, проще сказать так, я специально так сказал.

Причем была внесена объективная такая методика, что рассчитываться это будет по данным Пенсионного фонда России. Вы знаете, что все получающие зарплату вносят в Пенсионный фонд деньги, которые рассчитываются по реальной заработной плате, отчисления идут, поэтому это, безусловно, очень объективный показатель.

Тамара Шорникова: Сергей Вячеславович, подскажите, пожалуйста, а почему 44%? Как вот эта доля родилась? Почему не 50%, не 70%?

Сергей Калашников: Вы знаете, эта цифра взята с потолка. Она предполагает, что пенсия рассчитывается исходя из показателей декларации МОТ о том, что она должна быть не менее 40% от зарплаты. Но вот из этой логики и вывели, что минимальный размер оплаты труда должен соотноситься с медиальной зарплатой именно как 44%.

Иван Князев: Сергей Вячеславович, ну вот смотрите, такой вопрос. Принципиальная поправка в принципе понятна, МРОТ не может быть ниже, если даже, например, зарплата упадет и все остальное, то есть он меняться не должен. А выше-то он станет когда-нибудь?

Сергей Калашников: Ну, уже новая методика позволяет, пусть на очень маленькую величину, но поднять минимальный размер оплаты труда, это порядка 400 рублей в среднем, ну действительно минимальное. Но в перспективе, если мы действительно подымем заработные платы, а это, безусловно, должно произойти, другой вопрос, произойдет или нет, то действительно тогда и МРОТ повысится. Хотя многие эксперты говорят, что это, конечно, полумера.

Иван Князев: А какая должна быть мера тогда, по-вашему?

Сергей Калашников: Ну, по моему, например, абсолютному убеждению, мы должны переходить на минимальную почасовую оплату труда, без которой мы не подымем производительность и зарплату не подымем.

Тамара Шорникова: Сергей Вячеславович, а вот такой еще вопрос. Вот сейчас действительно ориентация на медианную зарплату, медианный доход, идет отвязка от продуктовой корзины, по которой мы в принципе последние годы как-то вот ориентировались, на нее именно, что должно тебе хватать на такое-то количество килограммов картошки, столько-то литров молока и так далее.

Вот отвязываясь и начиная работать с какими-то такими бумажными цифрами, с зарплатами, мы не рискуем ли? Потому что цены растут бешено, вот даже президент отмечает это. И выйдет, что у тебя по цифрам все сходится, МРОТ вот такой, вот такая-то зарплата, а ты ничего не можешь купить на эту зарплату в магазине, на этот минимальный размер оплаты труда. Нет такого риска?

Сергей Калашников: Ну, если... Такая ситуация возможна, вы абсолютно правы. Но в этом случае человек ничего не сможет купить и на свою медианную зарплату, на среднюю зарплату, то есть это будет означать, что средняя зарплата не сможет кормить не то что семью человека, но и самого человека. Другое дело, что это действительно с прожиточным минимумом не связано, потому что, я еще раз повторяю, минимальная зарплата по своей логике не может быть рассчитана на прожиточный минимум одного только человека.

Иван Князев: Сергей Вячеславович и вы, уважаемые телезрители, хотим познакомить вас с очень интересным экспериментом, с его результатами. В Челябинской области его проводили. Там активисты профсоюза горно-металлургической отрасли попытались прожить 1 месяц на МРОТ, то есть на 12 130 рублей.

Тамара Шорникова: Из 14 человек продержаться до конца смогли только 4. После вычета затрат на жилье, проезд и «коммуналку» у них осталось около 4 тысяч рублей на питание. Уже через несколько дней тотальной экономии все, естественно, без исключения жаловались на упадок сил и моральную усталость. Особенно сильно это сказалось на тех, кто работает на опасном производстве.

Иван Князев: У них наблюдалась потеря концентрации внимания, что приводило к повышенному риску брака и угрозе безопасности для себя и окружающих коллег. В итоге выяснилось, что сумма минимального размера оплаты труда не соответствует реальным потребностям россиян. Задолго до окончания эксперимента у большинства участников полностью закончились продукты, а двое и вовсе заболели.

Ну вот такой вот эксперимент. И знаете, Сергей Вячеславович, а можно обывательский вопрос? А если просто МРОТ взять и поднять? Вообще он нам что дает? Возьмем мы его, поднимем, не 12 тысяч, а 25.

Сергей Калашников: Минимальные стандарты направлены только на одно – обеспечить, чтобы люди... То есть обеспечить социальную защиту, чтобы люди не умирали с голоду и могли жить. Если МРОТ не обеспечивает этого показателя, то ведь каждый год по закону, по идее мы должны формировать свою потребительскую корзину, хотя на самом деле каждый год это не происходит, и это должно учитывать, скажем так, потребности человека.

Вот этот эксперимент в Челябинске наглядно показал, что наша методика расчета и закон, который каждый год принимается по корзине, мягко говоря, не соответствует нашим реалиям. Поэтому если мы хотим защитить людей, мы должны, безусловно, поднять МРОТ исходя из реальных потребностей людей. Но если мы хотим развития, то мы должны ориентироваться не на минимальные, а на средние стандарты, в том числе на среднюю оплату труда.

Тамара Шорникова: Да, понятно. Просто вот со следующего года уже расчеты ориентировочно будут по новой методике, и вот разницу какую мы видим? Был в этом году МРОТ 12 130, станет в 2021 12 792 рубля. Разница не очень большая...

Сергей Калашников: Да, на 400 рублей в среднем.

Тамара Шорникова: Да, разница не очень большая, и, как мы видели, действительно сейчас этих денег не хватает. Два вопроса. Стоило ли заморачиваться, говоря по-народному, если вот такая небольшая вилка, менять схемы, системы начисления МРОТ? И действительно, что же можно сделать, чтобы все-таки это была прибавка не 400 рублей, а хотя бы 4 тысячи?

Сергей Калашников: Мы согласны, я имею в виду фракцию ЛДПР в Государственной Думе, мы согласны с теми претензиями, которые предъявляются вот этому законопроекту. Он, безусловно, не решает кардинально проблему бедности и не способствует ее решению. Но мы голосовали «за» по одной простой причине: пусть даже добавка в 400 рублей, но она реальная добавка. Поэтому мы считаем, что даже тот мизер, который добавляется, – это все-таки лучше, чем не добавляться. Хотя мы опять-таки, я еще раз повторяю, имеем серьезные претензии к самому подходу в определении минимальных стандартов социальной защиты, в том числе и минимальной оплаты труда.

Иван Князев: Спасибо, спасибо большое. Сергей Калашников, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству.

Тамара Шорникова: Да. «Если МРОТ повысят, значит, и пенсии наконец-то повысят. Неужели сбудутся наши мечты?» – Красноярск пишет нам, телезрители.

Давайте послушаем телефонный звонок. Владимирская область на связи, Григорий, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер. Я вас слышу.

Иван Князев: Да, мы слышим вас, Григорий.

Тамара Шорникова: Да, Григорий, рассказывайте, какая у вас зарплата или пенсия, что вы получаете. Какого размера? На что хватает?

Зритель: Я работаю учителем истории в средней школе №1 города Меленки. Нагрузка моя ставка ровно, получаю я за свою работу минимальный размер оплаты труда. После вычета всех налогов у меня на руки, чистыми 10 613 рублей.

Иван Князев: Ну это уже получается даже ниже прожиточного минимума совсем.

Зритель: Ну да. Потому что, когда говорят про МРОТ, вы забываете о том, что, конечно, налоги вычитаются с этого МРОТ, и чистыми, на руки только 10 613 рублей.

Тамара Шорникова: Григорий...

Зритель: Работаю учителем 24 года, у меня соответствие должности.

Тамара Шорникова: Я поняла вас, да. Григорий, а сколько из этих 10 613 рублей вы тратите на оплату коммунальных услуг, на какие-то обязательные платежи?

Зритель: Мы платим с супругой вместе на квартиру и на все коммунальные услуги порядка 6 тысяч рублей. Я еще являюсь инвалидом по сердцу, я перенес инфаркт, пенсия еще помогает нам жить.

Иван Князев: А, то есть...

Зритель: А так было бы совсем плохо.

Тамара Шорникова: Да, естественно. Григорий, а скажите, как по-вашему, каким должен быть минимальный размер оплаты труда в стране? Вот какая цифра была бы справедливой, по-вашему?

Зритель: Я считаю, что минимальный размер оплаты труда не должен быть меньше средней зарплаты по региону, иначе это будет совсем беда какая-то.

Тамара Шорникова: Ну для Владимирской области это примерно сколько?

Зритель: Средняя зарплата у нас по региону составляет порядка 31 тысячи рублей.

Тамара Шорникова: Тридцать одна тысяча.

Иван Князев: Ну...

Тамара Шорникова: Понятно, да. Спасибо.

Иван Князев: Да, понятно, спасибо вам большое.

Еще одного эксперта подключаем к разговору. Алексей Коренев на связи, аналитик группы компаний «ФИНАМ». Здравствуйте, Алексей Львович.

Алексей Коренев: Добрый день.

Тамара Шорникова: Алексей Львович, подскажите, когда шли обсуждения как раз вот этой новой методики расчета, много говорилось о том, что в регионах, во-первых, очень большая разница между установленными нормативами, и они там как-то свою статистику, значит, в выгодную для себя сторону подтягивают, чтобы хватало на зарплату, на все остальное. Мол, вот эта методика гораздо более прозрачная, соответственно, все будет как-то более-менее равномерно по стране. Это так? У регионов больше не будет возможности с потолка писать те же медианные зарплаты, например?

Алексей Коренев: Смотрите, то, что новая методика более прозрачная и более понятная, более, скажем так, справедливая, – это однозначно, потому что то, что было раньше, действительно, скажем так, позволяло регионам жить, скажем так, отдельно от остальной страны. Потому что у нас действительно доходы в регионах различаются в разы, есть регионы депрессивные, есть регионы успешные.

Но даже новая методика пока еще, в общем-то, на мой взгляд, отчасти сыровата, потому что те самые цифры, которые в общем-то неплохие озвучены, что прожиточный минимум – это 44,2% от медианного дохода, а МРОТ 42% от медианной зарплаты, правда, а не от дохода, тут беда в том, что медианная зарплата у нас пересматривается с интервалом раз в 2 года. Если посмотреть, например, на 2020 год, который у нас отличился многими бедами и резким падением доходов россиян, а у нас доходы россиян во II квартале упали на 8%, а в III еще на 5%, то понятно, что такой редкий пересмотр МРОТ, в общем-то, чреват существенным запаздыванием, не МРОТ в смысле, медианной зарплаты. Поэтому если уж доводить дело до конца, а дело хорошее, тогда нужно и медианную зарплату пересматривать более оперативно, с учетом меняющихся обстоятельств.

Хотя я уже не первый раз говорю, что я вообще сторонник того, чтобы учитывать не медианную зарплату, а модальную, потому что мода – это та зарплата, которую получает абсолютное большинство населения в регионе или в стране, она гораздо более точно отражает фактические доходы россиян, а она заметно ниже, чем медианная. Потому что если медианная по стране – это порядка 33–34 тысяч рублей, то модальная зарплата по стране сейчас около 20 тысяч. Это то, на что, собственно, живут россияне, и по-хорошему тогда нужно было бы пересматривать методику так, чтобы МРОТ была привязана к модальной зарплате, соответственно, и не 44%, а, допустим, хотя бы 80% от модальной, к примеру, это было бы справедливо.

Иван Князев: Алексей Львович...

Алексей Коренев: Да-да?

Иван Князев: Я просто хотел поинтересоваться, как получается, что все-таки люди ниже МРОТ у нас в стране получают?

Алексей Коренев: Да вы понимаете, в чем дело? У нас получается так, что МРОТ привязан к полной занятости, а не все заняты на 100%, кто-то на частичной занятости, кто-то на договорной основе работает. Значительная часть россиян, порядка 21 миллиона трудящихся, вообще в сфере самозанятости, это из 74 миллионов вообще работающих россиян. Поэтому, действительно, там есть определенный перекос, и, скажем так, в этом направлении абсолютно точно есть чего исправлять.

Но тот факт, что хотя бы взялись за это дело, – это уже хорошо, потому что тут, скажем так, социальный запрос на справедливость в этой области достаточно высок. Уж очень россияне привыкли к тому, что что бы ни происходило, это происходит только в худшую сторону: если вот нефть дорожает, бензин дорожает; нефть дешевеет, бензин все равно дорожает и так далее. То же самое было, собственно, и с зарплатами, и с МРОТ. Теперь же по новым условиям МРОТ не должен понижаться ни при каких обстоятельствах, даже в случае снижения медианной зарплаты, она действительно может упасть. И это по крайней мере уже неплохо, то есть ну хотя бы какие-то намеки...

Тамара Шорникова: Уже какая-то гарантия, да.

Алексей Коренев: Да, по крайней мере не станет хуже.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ».

Иван Князев: Несколько SMS. Из Смоленской области: «Работаю слесарем, зарплата 12 500, а мне 24 года. Вот как вот здесь создавать семью?» Из Псковской области интересное мнение: «МРОТ в нашей стране – это как в свое время такая пайка была для рабочего, вот есть и все, на нее можно хоть что-то поесть». Из Липецкой области: «МРОТ поднимут, а цены за ним точно так же будут подниматься».

Тамара Шорникова: Давайте послушаем Галину из Курска. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Вот я что бы вам хотела сказать. Вот как на этот МРОТ можно прожить? У нас вот МРОТ этот 12 300, минус подоходный налог, остается 10 тысяч. Пенсия... Мне 63 года. Пенсия у меня 7 800 и вот этот МРОТ 10, 63 года. И до скольких же мы будем работать, а?

Иван Князев: Да, это вопрос хороший.

Тамара Шорникова: Да, хороший, больной. Спасибо, спасибо вам за звонок.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)