Нарушение тишины - это хулиганство

Нарушение тишины - это хулиганство | Программы | ОТР

Обсуждаем поправки в Административный кодекс

2020-04-27T19:42:00+03:00
Нарушение тишины - это хулиганство
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Неопределённость как норма жизни
Китай от бедности ушёл
Когда вернёмся к нормальной жизни?
Соломка для бизнеса
«Корона» пала?
ТЕМА ДНЯ: Жмём на газ!
«Жаворонки» работают лучше?
Гости
Марат Аманлиев
адвокат, президент общественной организации «Коллективная защита»
Константин Крохин
председатель Союза жилищных организаций Москвы

Константин Чуриков: Наша первая тема. После критики правительства и «Единой России» Министерство юстиции доработало поправки в Кодекс административных правонарушений. Новость № 1: от увеличения штрафов для водителей решили отказаться, поскольку Мишустин приструнил Минюст. А новость № 2: впервые вводятся федеральные штрафы за нарушение региональных законов, в частности… Рассказывай, Оксана, что там вводится.

Оксана Галькевич: Вводятся федеральные штрафы за нарушение тишины, друзья. С 11 вечера до 7 часов утра. Не только за громкую музыку. За ремонт, за шум от ваших собак или собаки. Но также и за бездействие в вопросах обеспечения тишины. Т. е., это что такое – бездействие? Вы, например, оставили питомца на ночь одного, и он там истошно лаял, мяукал. Или если у вас неоднократно отрабатывала сигнализация вашего автомобиля, но вы не сподобились выйти отключить.

Константин Чуриков: Есть еще целый ряд изменений, о которых сейчас тоже спросим наших экспертов. Первым будет на связи Марат Аманлиев, адвокат, президент общественной организации «Коллективная защита». Марат Ильич, добрый вечер. Слышите ли вы нас и видите ли вы нас? Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Марат Аманлиев: Добрый вечер. Вас слышно и видно.

Константин Чуриков: Марат Ильич, если я правильно понимаю, там еще много норм, которые все-таки касаются не только тех, кто чем-то шумит по ночам. Там нормы про дорожные камеры, про сокращение часов обязательных работ. Давайте сначала вот с этого начнем, а потом уже о тишине, гуд бай.

Марат Аманлиев: Стоит отметить, что вводится определенная, хоть какая-то никакая, регламентация специальных технических средств. Потому что много где об этом идут споры, в том числе и на площадке ОНФ об этом говорилось не раз, и в присутствии представителей Министерства юстиции. О том, что у нас просто так принимаются на веру показания приборов вот этих специальных средств. А как они работают, почему на основании их показаний нужно доверять суду? Т. е. как проверить, что этот прибор работал правильно?

Там у нас сейчас по какому принципу строится: у камеры есть какой-то сертификат – вот, камеру можно использовать для фиксации правонарушения. А механика работы никому не известна. Даже специалисты говорят о том, что разные бывают методики, и надо каждую из них сличать. И, возможно, если докопаться до истины, там будет просто фотография, которую запечатлела стационарная камера, и все. А как она проверила, что скорость была замерена правильно, непонятно. Это первое.

Второе. Скорее всего, если доведут до ума и не бросят эту затею, то можно будет умножить на 0 вот это приложение, которое называется у нас «Помощник Москвы». Потому что вводится запрет, по крайней мере с точки зрения теоретической, тот проект, который выложен на Revelations: хотят запретить использовать технические средства и программное обеспечение, которое фиксирует правонарушения с использованием… т. е. когда человек это сам фиксирует. Т. е. вводится запрет на механическую фиксацию. Все должно происходить в автоматическом режиме. Но в Москве почему-то никто к этому не прислушался. Хотя Верховный Суд, в общем-то Минюст в этом плане опередил Верховный Суд, сказал, что если должно фиксироваться в автоматическом режиме, это значит, что человек ни к чему вообще не должен прикасаться. «Помощник Москвы» работает совершенно по иной системе. Вы включаете свой телефон, вы фотографируете – нажимаете на кнопку, сами поворачиваете, меняете обзор камеры. И соответственно здесь никакого автоматического режима нет. Поэтому вот эти приложения все выводятся за рамки закона, и использование их будет, скорее всего, запрещено, если все это дойдет до своего логического завершения. Примерно так.

Оксана Галькевич: Марат Ильич, т. е. пока еще до логического завершения не хватает нескольких шагов, я правильно понимаю? В данном виде пока работать толком не может?

Марат Аманлиев: Да, и оно и сейчас не может. Потому что есть такая промежуточная правовая позиция Верховного Суда, который уже выразил свое мнение и сказал, что автоматический режим – это не про «Помощника Москвы». Но почему-то до сих пор работают. Они якобы внесли какие-то там изменения, и теперь это автоматический режим. Но, как и прежде, люди заходят со своего телефона, все фиксируют. Обычно же как? То средство автоматической фиксации, которое фиксирует правонарушение, у него должно быть свидетельство о поверке. Раньше же это было популярно, когда сотрудник полиции кого-то останавливал, просил дунуть в трубочку, и ему сразу говорили: «А где средство поверки?» А у нас тут такая ситуация, что каждый берет свой смартфон, непонятно, в каком он состоянии и как он работает, где он находится, как фиксируется его точка положения. И вот почему-то можно принимать на веру показания этого телефона.

Константин Чуриков: Марат Ильич, а вот последняя редакция этого законопроекта о новом Кодексе административных правонарушений. Мы знаем от зам. главы Минюста Дениса Новака, и вот он просто, что касается тишины, он привел пример, что это будет, например, наступать правонарушение в случае, если гражданин оставил в квартире собаку; говорил про включенную неисправную автосигнализацию. Но это всего-навсего он приводил примеры, да? Что еще может трактоваться как мелкое хулиганство с использованием, не знаю, каких-то громких источников звука?

Оксана Галькевич: Вот нам люди пишут из сельской местности: «Если у меня петухи кричат, простите, на участке, это будет считаться нарушением тишины?»

Марат Аманлиев: Здесь, знаете, уже все опять-таки зависит, как это ни странно, от степени адекватности сотрудника, который будет все это выявлять. Допустим, если говорить о собаке, то логично предположить, что человека можно привлечь к ответственности, если он своего пса оставит дома, не выгуляет его перед тем, как сходить на работу, и пес там, бедолага, изведется, облазит всю квартиру, а помимо этого еще будет мешать соседям. Здесь все понятно.

Когда мы говорим про сельскую местность, тоже – ну, петух это же животное, оно же кричит тоже утром. Но насколько здесь будет логично привлекать к ответственности человека, который находится на, условно, допустим, если это какое-то СНТ, на землях сельхозназначения, и одно из разрешенных видов использования это будет животноводство у него, допустим. И вот у него там петух кричит, а рядом у него сосед не может спать. Насколько здесь логично привлекать человека к ответственности, насколько здесь будет в его действиях или бездействиях наличие состава – весьма спорно.

Если мы говорим только о городской среде – безусловно, любое продолжительное лаяние, гавкание, мяукание, которое доставляет какое-то неудобство и дискомфорт соседям, оно будет образовывать состав. Потому что ваши права заканчиваются там, где начинаются права другого человека. Если ему мешает это, соответственно нужно привлекать к ответственности. Тут у меня больше…

Константин Чуриков: А если дети дома кричат? Маленький ребенок?

Оксана Галькевич: Ребенок плачет ночью, например, да?

Марат Аманлиев: Здесь нужно быть очень недалекого ума, чтобы взять и составить в отношении человека протокол об административном правонарушении. Туда можно, знаете, еще ненадлежащее воспитание сразу, 5.35, приплетать. Что вот ты так плохо воспитываешь ребенка, что он кричит. Ну, всякое бывает. Ребенок растет. Ты же не скажешь, вот допустим, у ребенка режутся зубы ночью, ты же не скажешь этой боли: «Перестань болеть». Внутрь куда-то в ребенка. Ну, я думаю, здесь этого не будет касаться. А если коснется хоть раз такое административное правонарушение какого-то там родителя, я думаю, такой поднимется шум и гам по Москве, что родителя привлекают к ответственности за то, что его ребенок плачет ночью. Вот тебе открытие какое. Неужели ребенок может плакать, да еще и ночью.

Оксана Галькевич: Но, смотрите, сейчас за время самоизоляции у многих соседей, так скажем, обострились отношения в семьях. С детьми, без детей, между взрослыми. Люди просто между собой ссорятся, ругаются.

Константин Чуриков: Взрослые тоже плачут ночами громко.

Оксана Галькевич: Да. Причем, вы знаете, в любое время, и днем, и ночью это все происходит. Вот это тоже можно ли считать, так скажем, действиями, подпадающими под новые эти поправки?

Марат Аманлиев: Если мы говорим о каком-то конфликте очень громком, который мешает уже соседям, – конечно, это уже конкретно действие, это нарушение режима тишины, когда два взрослых человека начинают ругаться и переходят на повышенные тона и друг другу говорят нелицеприятные вещи, и такие, что соседи на два этажа выше и ниже это слышат. Естественно, это образует состав административного правонарушения. 3-я … КоАПа города Москвы, если мне память не изменяет. Это нарушение режима тишины. И человек будет подлежать ответственности по статье, по которой я сказал. Просто сейчас этот штраф от 1 тысячи, по-моему, до 2-х. А планируют в новом КоАПе ввести ответственность от 5 до 50 тыс. руб.

Но весь смысл КоАПа, который вводится, новый, вот насколько я его читал, это просто повышение штрафов. Просто было легко проследить за такой тенденцией, просто по автомобильной главе. Когда оставили практически все ранее существовавшие составы административного правонарушения и просто все штрафы умножили где-то на 3, где-то на 6, где-то на 10. И здесь то же самое. Здесь добавили просто слово в статью «Совершение действий и бездействий», как раз таки когда мы говорим о том, что собаку оставили просто: вот бездействие. А штрафы увеличили кратно.

Константин Чуриков: Подождите, Марат Ильич. Насколько я помню, в первоначальной редакции – да, штрафы для водителей увеличивали. Потом была критика со стороны Турчака, «Единой России». Он сказал, что эти изменения – это репрессивная машина для дополнительных поборов. И нечто подобное сказал и Мишустин: что зарплаты выросли не настолько, чтобы так обкладывать штрафами. Вы хотите сказать, что штрафы для водителей будут повышены?

Марат Аманлиев: Нет, штрафы для водителей уже повышены, скорее всего, не будут. Справедливости ради нужно, я думаю, добавить, что в принципе должностные лица и чиновники заговорили о том, что, наверное, нужно сделать штрафы пониже, а лучше оставить на том же уровне. Потому что среда автомобильная встала немножечко на задние лапы и сказала: ребята, ну, так нельзя. Автомобилисты – это не те люди, как бы это не дойная корова, и последнее выжимать из человека не нужно.

Константин Чуриков: Это, конечно, дойная корова, но это не те люди.

Марат Аманлиев: Ну, да…

Оксана Галькевич: Но вы знаете, сейчас уже таких…

Марат Аманлиев: Дали понять, что не нужно так повышать. На площадке ОНФ также провели определенные дискуссии, круглые столы. И потом уже и более, сами чиновники заговорили о том, что – ну, да, прислушались, давайте лучше оставим, как есть, а то, не дай бог, чего там кто-нибудь…

Оксана Галькевич: Да сейчас, знаете, уже такие приходят шутки из регионов, что штраф штрафом, осталось только кредит еще на него взять, на выплату этого штрафа. Но давай выслушаем звонок. У нас кто на связи?

Константин Чуриков: Нина из Московской области. Здравствуйте, Нина. Марат Ильич, не отключайтесь.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Нина.

Зритель: Здравствуйте. Мне бы хотелось задать вопрос. Вот насчет Кодекса тишины. Говорят, что будет с 11 до 7 часов утра.

Константин Чуриков: Да.

Зритель: А ведь есть маленькие дети, которые ложатся в 9, а грудные еще раньше они ложатся. Потом, каникулы летом, дети встают в 9 и в 10. А будет этот Кодекс тишины до 7 часов утра. Что это такая за ерунда? Обычно был с 9 до 9.

Константин Чуриков: А, вы имеете в виду, что эти дети вдруг они рано проснутся, а взрослым еще поспать надо, да?

Зритель: Не взрослым поспать, а детям поспать. Детям надо поспать.

Константин Чуриков: Ну, да. Нина, скажу больше. Некоторые дети и после 11 спать не ложатся, никак их не угомонишь. Спасибо. Давайте еще звонок примем. Тамара из Сочи. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Тамара.

Зритель: Да.

Константин Чуриков: Да. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Слушаем вас, Тамара. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый день. Вас беспокоят из Сочи. У нас проблема тоже с тишиной. Я считаю, что грубить соседям даже и днем непозволительно, а надо соблюдать правила проживания в многоквартирных домах. У нас один сосед гремит музыкой так, что полы вибрируют. Ну, приехала полиция, с ним поговорили. «А что, – говорит, – он имеет право до 11 часов». Это одна проблема. А вторые соседи ведут ночной образ жизни, какие-то люди странные. Просыпаются где-то часов в 6 вечера, и у них начинается бурная жизнь. И до часу ночи, и до 2 часов. Они над нашей квартирой там устроили себе…

Константин Чуриков: Золотая молодежь замучила, понятно. Да.

Зритель: Да я вот не сказала, что они молодежь особенная…

Константин Чуриков: А сосед какую музыку хоть слушает? Хорошую музыку сосед слушает?

Зритель: …Ребенок у них какой-то неадекватный, 10-летняя девочка, она не ходит, она скачет как-то.

Константин Чуриков: Как сумасшедшая. Понятно. Тамара, а сосед-то какую музыку слушает – хорошую или плохую?

Зритель: Разную. Есть и тяжелый рок слушает, есть и приличную музыку слушает. Но…

Константин Чуриков: Но громко просто.

Зритель: …бывает так, что они включают эту музыку и уходят на соседний участок. А чтобы им туда было слышно, а нам весело.

Константин Чуриков: Все понятно. Спасибо, Тамара. Вот, Марат Ильич, но понимаете, сколько всего…

Оксана Галькевич: Видите, как сложно жить.

Марат Аманлиев: Вы знаете, здесь выход есть. Он одновременно и простой в общем-то, и сложный. Он сложный в реализации, но юридически он достаточно примитивный. Т. е. нужно привлечь человека. Нужно написать на него заявление и нужно навызывать полицию определенное количество раз, чтобы в отношении него составили именно протоколы об административном правонарушении, а впоследствии привлекли к административной ответственности. Пускай это будет 500 руб., пускай это будет чуть-чуть. Но таких протоколов должно быть 4 или 5. Это будет свидетельствовать о том, что этот человек систематически занимается нарушением прав и законных охраняемых интересов других жильцов. После этого жильцы этого дома, вооружившись копиями этих протоколов и постановлений, могут написать письмо, ну, не письмо, это обращение в администрацию их города и указать, что этот человек нарушает наши права. И согласно жилищного кодекса и гражданского кодекса право собственности этого человека может быть прекращено через суд. Администрация города вводит…

Оксана Галькевич: Ничего себе. Вот это вы сейчас открытие…

Марат Аманлиев: …с ним в суд о прекращении права собственности на жилое помещение путем продажи с публичных торгов этого жилого помещения. Вот. И все. Такая история.

Оксана Галькевич: Марат Ильич, а вот чтобы не было, знаете, так скажем, безобразного поведения со стороны соседей: а этого соседа веселого, который играет на трубе и слушает музыку…

Константин Чуриков: Замечательного соседа.

Оксана Галькевич: Да, или что он там делает, ночной клуб себе устроил. Его нужно ставить в известность, что: уважаемый такой-то, мы недовольны вашим поведением, составляем, фиксируем, в следующий раз тоже… Или это можно все делать просто втихаря? Потихонечку? В четверг такого-то часа, в пятницу, там, в понедельник повторил. А потом – раз, дорогой друг, мы в суд подали.

Марат Аманлиев: Ну, вы знаете, как это старая поговорка: я действую строго по закону, т. е. действую втихаря, да? По закону никто не обязан ему ничего говорить, что вот мы сейчас на тебя подадим в суд, ты угомонись. Да и, скорее всего, такие разговоры ни к чему не приведут. И практика показывает, что не приводят. Потому что ответная реакция: да подавайте, делайте то, что хотите. И в принципе никакого досудебного порядка уведомления или какого-то обязательного общественного порицания нигде не заложено. Т. е. у вас есть на руках несколько постановлений о совершении этим соседом, который слушает качественную музыку, но вопреки вашему желанию, о правонарушениях, вот этих протоколов и постановлений. И желательно, чтобы их было 4-5. Потом пишется письмо в администрацию с требованием выйти с исковым заявлением в суд о прекращении права пользования. Суд выносит решение, скорее всего, в пользу жильцов, квартира выходит на публичные торги и продается. Деньги выдаются собственнику помещения вместе с этим, с палочкой, знаете, мешочком – и вперед, покупай себе в другом месте квартиру.

Константин Чуриков: Это, в общем, говорим тем, кто собирается сегодня вечером включиться …

Оксана Галькевич: Нет, но на самом деле это большая проблема. Спасибо большое. Марат Ильич Аманлиев был у нас на связи, адвокат, президент общественной организации «Коллективная защита». Костя, раньше работали ночные клубы, понимаешь?

Константин Чуриков: Было проще.

Оксана Галькевич: Да. Молодежь вот где-то выплескивала свою энергию. А теперь? Вот люди и ведут странный образ жизни.

Константин Чуриков: Знаешь, Оксана, с падением реальных доходов населения молодежь, в общем-то, и до режима повышенной боеготовности уже в общем-то…

Оксана Галькевич: Ты давно был молодежью-то?

Константин Чуриков: …по домам. Давно я. Саратовская область пишет: «Стена с соседями из сухой штукатурки. Сосед храпит. Как быть?» Эта же область пишет, между прочим, тот же самый номер: «Соседка хуже собаки. Как быть?» Как быть, мы сейчас спросим у Константина Крохина. Это председатель Союза жилищных организаций Москвы. Константин Викторович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Константин Викторович.

Константин Крохин: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Конечно, у нас к вам вопрос сначала серьезный. Ставропольский край спрашивает: «Как определить уровень шума, правильно его измерить в децибелах?» Есть какие-то пороговые значения, после которых действительно уже и полицию можно привлекать? Заручиться каким-то документом.

Константин Крохин: Да, конечно. Есть специальные приборы. Ими владеет Роспотребнадзор для того, чтобы замерить уровень децибел. Он не должен в жилом помещении превышать 40-60 дБ. В том случае, если помещение нежилое, там другие требования. Но самостоятельно гражданин этого измерить не сможет. В развитых странах каждый наряд полиции имеет специальный прибор. И если у вас есть спор по поводу того, что сосед либо близлежащий магазин или ресторан нарушает ваши права, то любой наряд полиции вправе измерить и составить соответствующий протокол.

Оксана Галькевич: Константин Викторович, т. е. это получается – сейчас, в такой ситуации, если соседи безобразничают за стеной или выше, ниже, нужно Роспотребнадзор вызывать, что ли? А это может ночью быть, простите. Как тогда?

Константин Крохин: Именно поэтому права граждан в сфере бытовой не защищены. У нас ведь на самом деле нет проблемы в отсутствии нормативных актов. Нам не нужны новые законы. У нас уже есть законодательство, которое предусматривает административную ответственность в виде штрафа за шум. А также за выгул собак в неположенном месте. А также при курении в подъездах. Но на практике эти правонарушения не фиксируются полицией. И главное объяснение со стороны органов внутренних дел заключается в том, что у МВД нет договора или соглашения, например, с мэрией Москвы.

Я обращу ваше внимание, что когда вводился режим самоизоляции, такое соглашение было подписано моментально. И сегодня штрафы, включая системы видеофиксации, приходят автоматически. Т. е. практика показывает, что если государству важно решить эту проблему, такое соглашение подписывается быстро. Однако в отношении выгула собак…

Оксана Галькевич: Подождите, Константин Викторович, простите, пожалуйста, вот соглашение? Вы меня сейчас просто поразили в самое сердце. Т. е. для исполнения федерального закона нужно какой-то коммерческий договор заключать с властями? Правоохранительные органы и администрация того или иного населенного пункта?

Константин Крохин: Это не коммерческий договор. Это Министерство внутренних дел, для того чтобы обеспечить штатную численность и возможность реагирования на такого рода правонарушения, с органами местного самоуправления и такими городами, как Москва, заключает специальные соглашения. В отсутствие таких соглашений вы можете хоть 100 раз вызывать наряд по 02, он приедет и скажет, что не имею права и нет возможности, потому что нет такого соглашения.

Оксана Галькевич: Ну да, Оксана права. Сначала нужно коммерческое обоснование, да?

Оксана Галькевич: Но подождите, в любом случае это интересная схема, даже если она не коммерческая. Она все-таки подразумевает, что во исполнение федерального или прочих законов необходимо еще договориться с властями другим исполнительным органам. Это интересно.

Константин Чуриков: А сейчас на более простом языке мы поговорим с Ниной из Астрахани. Добрый вечер, Нина.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: У меня такой вопрос.

Константин Чуриков: Да, пожалуйста.

Зритель: Можно говорить уже, да?

Оксана Галькевич: Можно.

Зритель: 5 лет назад ветеринаров страны обвиняли в том, что они проводили операции по удалению голосовых связок. Сейчас каким образом собираются те, кто вот этот кодекс и дополнения, там, нововведения, ввести по поводу лая или воя собак, – каким образом они собираются к собакам этим, так сказать, и к людям, держащим собак, применять административную ответственность? Что, собакам опять резать, что ли, голосовые связки?

Оксана Галькевич: Нина, простите, а вы ветеринар?

Зритель: У меня дочь ветеринар.

Константин Чуриков: Мы даже не знали, что такое бывает, если честно.

Оксана Галькевич: Т. е. претензия состояла…

Зритель: …Такая вещь была.

Оксана Галькевич: …претензия к ветеринарам состояла в жестоком обращении с животными?

Зритель: Да-да. В жестоком обращении. А сейчас каким образом собаку заставить замолчать, скажите на милость?

Константин Чуриков: Я не думаю, что Константин Викторович знает ответ.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Наверное, риторический вопрос, да?

Константин Крохин: Это риторический вопрос. Я еще раз вернусь к этой проблематике. Что при наличии большого количества нормативных актов у нас страдает исполнение закона. Я вам приведу пример, чтобы далеко не ходить, вполне свежий. У нас в Москве есть проблема в период самоизоляции в том, что осуществлен тройной, двойной рост тарифов, не выполняют свои функции управляющие компании, но органы жилищного надзора самоудалились. Они сегодня не выходят на проверки, в том числе внеплановые. Они не ведут прием населения. И граждане, сидя на карантине, испытывают очень много сложностей из-за того, чтобы практически отсутствует жилищный надзор.

И в данном конкретном случае я полагаю, что вот если бы вот этот вопрос был решен, дали право жилищным инспекциям штрафовать за эти нарушения, ситуация была бы иначе. Но, к сожалению, законодательство все построено так, что жилищная инспекция сегодня находится в очень комфортных условиях, но при этом не выполняет прямых обязанностей.

У нас в Москве произошел вопиющий случай, когда жители, обратившиеся к мэру Москвы на серьезные нарушения управляющей компанией, получают ответ о том, что белое – черное. Например, какая проблема нас беспокоит? Это нелегальные мигранты. Это высокие тарифы. Отсутствие дезинфекции. И мы имеем ответы жилищной инспекции без выхода на место о том, что, оказывается, ничего этого нет. И ничего лучше не нашли у нас, вот в чем, собственно, скандал в Москве: что жилищная инспекция обратилась в редакцию «Москва-24» снять с эфира сюжеты, подтверждающие то, что зафиксировано органом внутренних дел. Выехали на место, зафиксировали нарушение. Зафиксировали журналисты о том, что не проводится дезинфекция. И руководство Мосжилинспекции просто добилось снятия с эфира профессионально выполненной работы журналистов. Вот ведь какая проблема. Чтобы был порядок. Если бы полиция имела полномочия и если бы жилищная инспекция выполняла свои функции, не надо было бы ветеранам мучить собак и прочих, как говорится, живностей.

Константин Чуриков: Еще короткий вопрос, да, под живностью и людей имеем в виду, потому что нас мучают. Смотрите: «Кто отменит ночную стирку?» вопрос. И спрашивают, как быть, когда подъезжают машины и там народ, в общем, врубает музыку: такая автомобильная вечеринка во дворе.

Константин Крохин: В отношении первого нарушения. Как правило, ночная стиральная машинка не превышает установленных пределов децибел. Поэтому, скорее всего, этот вопрос, он такой чувствительный, субъективный, но при этом нет правонарушения…

Константин Чуриков: Но это если новая стиральная машинка.

Константин Крохин: Неважно.

Константин Чуриков: Если старая типа «Эврика» 70-х годов, то да.

Константин Крохин: Если вы проведете испытания и в квартире соседней сверху и снизу замерите децибелы, вы увидите, что вы слышите шум не больше 20-30 децибел. Если машинка старая находится в другом помещении.

Что касается шума на улице. Любой шум на улице после 23:00 является фактически правонарушением. Речь идет о громкой музыке или, там, дискотеке, то, о чем вы говорите. И вызов наряда в данном случае, уверяю вас, решит проблему даже без приборов по замеру шума. Это будет сделано на основе протокола административного.

Оксана Галькевич: Нам тут из Коми пишут: «Если вам мешает шум, то купите себе беруши, раз с соседями не можете договориться. И вообще нужно решать проблему в первую очередь с шумоизоляцией в наших квартирах, наших домах».

У нас есть звонок из Краснодарского края. Елена на связи. Елена, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Пожалуйста, Елена.

Зритель: Да, здравствуйте. Я уже несколько раз испытываю неудобства по поводу соседской собаки. Причем это испытываю не только я, но и близ находящиеся соседи. Мы живем в частном районе. Здесь частные домики. И он держит очень крупную, большую собаку Алабая. Причем, вы знаете, днем она молчит, не лает. Но как только…

Константин Чуриков: Собака-сторож, конечно.

Зритель: …наступает ночной период, она лает невыносимо. Т. е. иной раз хочется отдохнуть, открыть окно, чтобы был свежий воздух. Но невозможно открыть окно. Ни летом, ни зимой. Ну, невозможно. Это происходит каждую ночь. Лет 5 тому назад мы обращались, групповое было заявление, обращались в милицию. Год назад я пошла к участковому. Причем я не хочу ругаться, я сама очень люблю животных. У меня был … , и когда она лаяла, то я выходила ее по ночам и воспитывала, что так вести себя нельзя.

Константин Чуриков: «Смотри, собака, так вести себя нельзя!»

Зритель: Т. е. ну нельзя досаждать людям ночью. Она не только лает, она воет, как волк, по ночам. И не дает спать окружающим. Не только мне, но и многим соседям.

Константин Чуриков: Ой, вас допекла собака, Елена, я прямо слышу.

Зритель: Жаловались участковому, а он говорит, что нет такого закона, чтобы мы привлекли их к какой-то ответственности.

Константин Чуриков: Нет у вас приема против Кости Сапрыкина, да. Спасибо, спасибо, Елена. Понятна ваша боль.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Сейчас услышим комментарий Константина Викторовича.

Константин Крохин: Ну, видите, мы возвращаемся, если по-серьезному, опять же к той же проблеме. Что сотрудник полиции отказывается защищать гражданина, ссылаясь на то, что якобы нет такой нормы. Просто у сотрудников полиции нету мотивации, нету вот этого соглашения о том, что они должны заниматься этой преступностью. Дело в том, что во всех развитых странах есть федеральная государственная полиция, которая бегает за преступниками и, как говорится, ловит их, а есть локальная полиция, которая занимается мелкими административными правонарушениями, и в том числе вот такого рода. У нас необходимо решить этот вопрос. Либо дать эти полномочия местным органам власти, в том числе органам жилищного надзора или создать специальные инспекции, либо подписать соответствующие соглашения с МВД. Чтобы они могли заниматься этим. И чтобы они могли соответствующую штату численность развивать.

Пока этого не будет, пока не будет механизма исполнения принимаемых законов, люди будут мучиться. Т. е. тут, помимо элементарного уважения жителей друг к другу, понятно, что если бы было уважение, то такого бы не произошло, но это уважение в том числе появится, если закон будет исполняться. А сегодня сами государственные органы избегают мелочевки, избегают бытовухи. Не хотят этим заниматься. Потому что это невыгодно.

Оксана Галькевич: Да. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Константин Викторович Крохин, председатель Союза жилищных организаций Москвы, был у нас на связи. В итоге дошли до реформы необходимой.

Константин Чуриков: Да. Резюмируя – т. е. что с законом, что без закона, люди будут мучиться.

Я прямо вот выдохнул. Думал, соседи мои пишут, – нет, Краснодарский край. «А если дети сверху играют в футбол в квартире?»

Оксана Галькевич: Я думала, ты другое собираешься прочитать.

Константин Чуриков: Все бывает, все бывает в жизни.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
Государство Российская Федерация не образовано, у него нет документов об образовании. Это ООО "Россия" на территории РСФСР, которая даже в декларации о суверенитете гарантировала Союзное гражданство. Где РФ взяла граждан которых будет ограничивать? Паспорта дали по указу Ельцина, но так и не приняли никого в граждане в соответствии со статьёй 15 "Всеобщей декларации прав человека". Все эти законы — это, по моему, какой-то устав фирмы, а не законы государства.
Обсуждаем поправки в Административный кодекс