Нас отфутболили

Нас отфутболили | Программы | ОТР

Россию отстраняют от Чемпионата мира в Катаре?

2020-02-05T17:11:00+03:00
Нас отфутболили
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Алексей Кыласов
руководитель центра традиционных игр и спорта Института наследия

Тамара Шорникова: Начинаем. Сегодня днем пришла новость, от которой многие в стране вздрогнули: российская сборная не едет на Чемпионат мира – 2020 по футболу в Катаре. Об этом в Twitter сообщил арабский телеканал. Правда, после посыпались опровержения. Громче всех отнекивался Российский футбольный союз – мол, никаких официальных документов от WADA не было. Почетный президент РФС Вячеслав Колосков назвал сообщение об отстранении нашей сборной «очередной мутью и банальной провокацией». Все это – цитаты.

Константин Чуриков: Ну, сейчас мы об этой «мути» или «провокации» поговорим.

Международная федерация футбола FIFA заявила, что не получила никакой новой информации от WADA, и там по-прежнему ждут вердикта Спортивного арбитражного суда в Лозанне. Он будет решать, участвовать нашим спортсменам в больших международных состязаниях или нет. Ну, вроде можно выдохнуть, но на самом деле рано. Я просто напомню, что в декабре Всемирное антидопинговое агентство единогласно проголосовало за отстранение наших спортсменов от всех крупных международных соревнований на четыре года.

Тамара Шорникова: Как это все понимать? Сейчас спросим нашего гостя.

Константин Чуриков: В студии – руководитель Центра традиционных игр и спорта Института наследия Алексей Кыласов. Алексей Валерьевич, здравствуйте.

Алексей Кыласов: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Ну что, все серьезно?

Алексей Кыласов: Ну, я бы на самом деле… Меня немножко удивляет подача информации. Вот говорят, что арабский канал. Ну, во-первых, какой арабский канал? Это один из трех крупнейших спортивных каналов, на всякий случай. Он раньше назывался Al-Jazira Sports. beIN Sports – это спортивное подразделение «Аль-Джазира». На минуточку, по объему вещания он сопоставим и с ESPN, и с Eurosport. Я бы на самом деле…

Константин Чуриков: Алексей Валерьевич, мы патриоты, мы смотрим канал «МАТЧ! Страна».

Алексей Кыласов: Я понимаю. Но тем не менее Eurosport тоже вроде бы у нас показывают. Так что, собственно говоря, это один из крупнейших телевизионных каналов.

Константин Чуриков: То есть авторитетный информационный источник…

Алексей Кыласов: Конечно.

Константин Чуриков: …нам сегодня сообщил.

Алексей Кыласов: Да. И если даже это «утка», то «утка» очень серьезная, потому что это один из крупнейших мировых каналов об этом говорит.

Вот еще я бы хотел уточнить о том, что на самом деле ведь такого императива, что точно не пускают, не прозвучало. Ведь речь идет пока о том, что, скорее всего…

Константин Чуриков: Highly likely, да?

Алексей Кыласов: Да. Соответственно, понятно, что это нервирует.

Тамара Шорникова: Вот мы и хотим понять, какова вероятность.

Алексей Кыласов: Вероятность, конечно, есть, потому что на самом деле уже это просто избытая тема о том, что шансов на оправдание у нас ничтожно мало. Я имею в виду это противостояние на уровне Суда спортивного арбитража, РУСАДА и МОК – как заинтересованных сторон в решении этого вопроса. Они ждут решения. Но все-таки шансов достаточно мало.

И говорить о том, что существует некая мировая спортивная закулиса – это тоже, в общем, достаточно смешно. Но тем не менее предположить о том, что WADA прорабатывает варианты, как посильнее воздействовать на Россию для того, чтобы она одумалась, на их взгляд, – наверное, это один из путей, который действительно может сподвигнуть нас что-то менять очень быстро.

Константин Чуриков: Мы еще вернемся к конкретике, она действительно важна. И важно, что там будет в Лозанне. Об этом вас спросим.

Я хочу спросить в целом. Насколько нас как нацию сегодня вообще спорт объединяет, в частности футбол – самая популярная игра? Что мы видим сейчас на портале? Нижний Новгород: «Ура! Мы рады. Нечего ехать». Ростов: «Я перестал смотреть футбол и хоккей с тех пор, как узнал, какие там зарплаты, как они ведут себя на поле и в быту». Ленобласть: «И правильно! Играть не умеют, а такие деньги получают».

Тамара Шорникова: Слушайте, ну а кто тогда все эти люди были, которые просто бесновались на Никольской, выходили на улицы городов, когда наши выигрывали?

Константин Чуриков: И это было не так давно.

Тамара Шорникова: Кто? Где они все?

Алексей Кыласов: Здесь все-таки следует разделить. Вот эти так называемые, если говорить по науке, механические солидарности, возникающие вокруг какого-то события или вокруг какого-то движения, они возникают стихийно и больше эмоционально.

И в данном случае просто я бы напомнил еще, что год назад в Уфе был митинг, когда собрались представители всех спортивных кругов Башкирии и сказали: «Вы знаете, мы все вместе получаем меньше, чем наш футбольный клуб». И это было очень серьезно, на региональном уровне такое произошло впервые.

Но ведь мы не говорим о том, что футбол действительно отбирает все деньги у всего спорта российского. Ну, естественно, что по объемам финансирования он превосходит остальные виды.

Константин Чуриков: Во-первых, не все. Во-вторых, не только у спорта. Да?

Алексей Кыласов: Ну да. Это самое мягкое, что можно сказать. И в этом контексте, конечно, есть негатив, и он проецируется на футбол в этой ситуации И наверное, многие связывают это с тем, что меньше денег уйдет… чем меньше денег уйдет на футбол, тем больше останется на что-нибудь другое. Ну, я бы не был столь оптимистичен, потому что если кому-то что-то не дает, то не факт, что это достанется тебе.

Константин Чуриков: А теперь технический вопрос. Хочется понять, насколько WADA такая влиятельная организация и влияет на судей Спортивного арбитражного суда в Лозанне. Вот если исполком WADA принимает решение, единогласно голосует за то, что все, казнить, не пущать, то что сделает арбитраж? Ваш прогноз.

Алексей Кыласов: Ситуация серьезная именно потому, что решение было принято единогласно. Это общая практика всех судов. Если предыдущее решение было принято единогласно, то на самом деле ведь зацепок практически нет. «Как так?» – самый первый вопрос, который возникает. «Ну если все поддержали это решение, то как мы будем искать контраргументы?»

Контраргументы найти достаточно сложно, потому что предыдущие аргументы настолько были убедительными, что не нашлось человека, который бы усомнился в них. И это осложняет ситуацию, и очень сильно осложняет.

Что же касается намерений МОК в суде, то МОК сказал: «Мы будем ждать решения этого суда». Но на самом-то деле это ведь не какой-то суд общей юрисдикции, а это суд документов прежде всего. То есть те документы, которые были представлены, их сверят с тем, как они были проведены, как они были созданы и каким образом принимались решения.

То есть, еще раз, это все-таки суд документов, а это не суд эмоций. То есть там как таковых свидетелей даже нет в этом процессе, потому что это все-таки в большей степени арбитражный процесс. Выражаясь языком более понятным: это разрешение вопросов на уровне соглашения или несоглашения.

Тамара Шорникова: Но при этом уже появилась новость о том, что процесс будет идти в открытом режиме. Это неожиданно, потому что таких случаев всего два в истории было. Соответственно, нам это как-то поможет?

Алексей Кыласов: Это исключительная мера, потому что на самом деле Россия попросила об этом. И когда говорят о том, что нас ни во что не ставят… Ну вот смотрите. Что значит «ни во что не ставят»? Нам пошли навстречу настолько, что под нас изменили даже регламент, то есть сделали возможным этот процесс сделать максимально демократичным, открытым и транспарентным, я бы сказал.

Константин Чуриков: То есть это будет еще и под камерами, этот позор, да?

Тамара Шорникова: А пошли бы нам навстречу, если бы были уверены, что есть хоть какой-то шанс у нас? Вот в чем вопрос.

Алексей Кыласов: Здесь ведь идут не для того, чтобы нас унизить или, наоборот, нас возвеличить, а для того, чтобы показать миру, насколько прозрачно и понятно принимается решение.

Константин Чуриков: Не ради нас, Тома, не ради.

Николай из Воронежа нам звонит. Здравствуйте, Николай.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Футбольный болельщик?

Зритель: Так точно. Я и болельщик, и в прошлом… Я уже пенсионер, но в прошлом я кандидат в мастера спорта по легкой атлетике.

Вот что сейчас творится! Больно до слез! Ведь когда был Советский Союз, никто бы не посмел рот в таком виде открыть. А ведь что сейчас происходит? Каждый раз нас тычут, как щенков, лицом в грязь! Сколько можно унижаться? Надо отказаться, и пусть они там между собой соревнуются. Раньше был прекрасный у нас Чемпионат Советского Союза. Играйте здесь. Что лезете туда? Ведь гонят, внаглую выгоняют!

Константин Чуриков: Николай, но ведь Советского Союза уже нет. Чемпионат России есть. Ну, наверное, нам все-таки интереснее посмотреть, как наши с другими сборными…

Алексей Кыласов: Я не думаю, что члены сборной страны согласны с ним, чтобы никуда не ездить. Зачем тогда занимаются?

Зритель: Извините, банальное сравнение. К примеру, вы пошли бы к соседу просто в гости, а там вечеринка. Вас развернули и сказали: «До свидания». И что, вы будете в окно лезть, если вас гонят, внаглую гонят?

Константин Чуриков: Николай, наши соседи – приличные люди. У них не бывает вечеринок. Спасибо.

Понятна, естественно, эта боль. Все это грустно. Кстати, все время возникает эта защитная реакция: «Ой! Нужны они нам? Будем сами с собой играть, соревноваться».

Тамара Шорникова: Свои чемпионаты, свои олимпиады.

Константин Чуриков: Это правильный подход?

Алексей Кыласов: Мы уже так много раз это обсуждали, что… На самом деле это не выход и это не решение никакое, потому что все-таки большие соревнования предполагают большую конкуренцию. И только в честной большой борьбе можно доказать, что действительно сильнейший в мире.

А если ты лишний раз… У тебя, например, уже есть несколько титулов чемпиона России. Ну и что тебе добавит еще один титул? А титул чемпиона все-таки даже Минспорта оценивается по-другому. Уж не говоря про Олимпийские игры. Это же вообще экстраординарно. То есть можно быть чемпионом мира, но так и не быть олимпийским чемпионом. И мы знаем огромное количество спортсменов, которые просто страдают от этого, что-то у них не произошло в олимпийских видах, потому что все-таки олимпийская медаль имеет особую ценность, особый вес.

Так сложено в современном мире, что это главные старты современности. И здесь сложно переубедить людей в том, что медаль, которую они получат на каких-то других международных соревнования, равноценна этой экстраординарной.

Константин Чуриков: А для нашего российского футболиста, который, например, входит в сборную, сборная его участвует в Чемпионате мира, вот ему от этого, с точки зрения его дохода, заработков, лучше становится? Он больше зарабатывает, выше котируется? Надбавки ему платят какие-то?

Алексей Кыласов: Нет, здесь очень сложная процедура. Дело в том, что на самом деле ведь есть проблема, что наши клубы не очень заинтересованы в том, чтобы их легионеров забирали в сборные команды, потому что на самом деле они теряют по показателям matchday, потому что если нет звезд в матче, то и болельщики меньше идут, и интереса к этому матчу меньше.

В данном случае… Сейчас все-таки на волне патриотизма как-то убеждают владельцев клубов, что и сборы нужно посещать членам сборных команд, и участвовать в матчах. Но эта ситуация на самом деле экономически, мягко говоря, клубам не выгодна.

А вот что касается мотивации самих спортсменов, то все-таки здесь многие из них действительно ставят на карту не столько заработок, а сколько титул, ведь если у тебя есть титул призера УЕФА, то это весомее, чем многократный победитель Кубка России.

Константин Чуриков: Тамара, никогда не думал, что так много могу спрашивать о футболе. Кстати говоря, смотрите…

Алексей Кыласов: А я никогда не знал, что я могу так много говорить о футболе.

Тамара Шорникова: Вы не поверите, я в очереди с вопросом о футболе.

Константин Чуриков: Если наши остаются, но среди наших в российских клубах многие не совсем наши… Если тот же, не знаю, Маринато Гильерме, например, скажет: «Ребята, пока! Я играть за Бразилию, а вы тут, в общем, в своей песочнице продолжайте»?

Алексей Кыласов: А так было. Когда был Чемпионат мира, то многие игроки в разных клубах, играющие в разных странах, они отбывали в свои сборные команды. То есть именно об этом я и говорю: у клубов свои интересы, у них своя жизнь.

Тамара Шорникова: Шире – не о финансовых потерях, а о людских. Если в Лозанне все-таки не в нашу пользу будет принято решение, то большой отток спортсменов будет? Ведь люди готовятся, люди всю жизнь ради больших и крупных соревнований тренируются. И тут понимают, что на четыре года фактически…

Алексей Кыласов: Будет большой шум. Но что касается каких-то драматических перемен в судьбе атлетов, то футбол – это не тот вид спорта. Я вам просто приведу пример…

Тамара Шорникова: Шире, обо всех спортсменах.

Алексей Кыласов: Например, олимпийский турнир по футболу не интересен вообще никому. И парадокс заключается в том, что сегодня клубные чемпионаты привлекают больше интереса, чем вот эти континентальные и FIFA. Да, это, конечно, интересно, это престижно, это важно для сборных команд, но для самих спортсменов это не имеет такого максимального значения, как для болельщиков в масштабе всей стране. То есть мы всей страной готовы болеть за эту команду. Но если человек не попадает в нее, то…

На самом деле это гораздо сильнее переживают борцы, легкоатлеты и все другие виды спорта, чем футбол. И вот здесь тоже есть противопоставление, потому что на самом деле футбол нужно смотреть в несколько ином измерении, чем другие виды спорта.

Тамара Шорникова: Телефонный звонок.

Константин Чуриков: Да. Интересуется футболом, видимо, Анна из Саратовской области. Анна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вы футболом интересуетесь или за державу обидно?

Зритель: И за державу, и я люблю спорт. Мне обидно за державу, конечно. Вот говорят и говорят, одни слова только. А где же виновные за это все? Отфутболили на Олимпиаде, отфутболили на Чемпионате мира. Почему даже фамилии не называют тех людей, которые должны отвечать за это дело? И почему не отвечают?

Алексей Кыласов: Да как же не назвали?

Константин Чуриков: Анна, подождите…

Алексей Кыласов: Отправили в отставку министра.

Константин Чуриков: Да, отправили в отставку министра. Его предшественника, вице-премьера, тоже, в общем, скажем так, убрали из Правительства, но – трудоустроили.

Кстати, вот новый министр спорта Олег Васильевич Матыцин – он как-то может сейчас повлиять на эту ситуацию?

Алексей Кыласов: Ну, Олега я просто знаю достаточно давно. Он всегда был очень позитивным человеком. И вот это его качество, надеюсь, поможет ему как-то выстроить отношения. Потому что на самом деле ведь он очень хорошо стабилизировал финансовую ситуацию в FISU – в Международной федерации студенческого спорта. На самом деле не очень интересное соревнование – Универсиада. Он подвиг достаточно серьезные страны, чтобы они инвестировали. И когда Универсиады не были интересны никому, все-таки каким-то образом удалось ему убедить Китай, Россию, Казахстан, Испанию, чтобы эти страны проявили интерес. И в конечном итоге он сумел преломить, казалось бы, непреодолимый барьер.

И я думаю, что в национальном масштабе он… Просто сейчас ожидания такие позитивные с ним, потому что он как функционер имеет достаточно хороший опыт как раз позитивных решений.

Константин Чуриков: Ну, Колобков и Мутко тоже были довольно позитивными людьми.

Тамара Шорникова: А речи какие проникновенные от Виталия Леонтьевича были!

Алексей Кыласов: Да, от души говорил.

Тамара Шорникова: От сердца!

Алексей Кыласов: И даже пытался не только по-русски это делать. На самом деле, в отличие от его предшественников, у него есть реальный опыт организатора и талантливого менеджера.

А что можно сказать про предыдущего министра? Ну да, он был олимпийским чемпионом, но его организаторский опыт был на тот момент, мягко говоря, никакой. Что же касается Виталия Леонтьевича, так он вообще политик, пришедший в спорт. Человек тоже опыта не имел как такового, именно управления в спортивных проектах, в крупных спортивных проектах. И то, что он как-то организовал Чемпионат мира – ну, это уже хорошо.

Константин Чуриков: Валерий из Орловской области, рассудите нас, пожалуйста. Кто прав, кто виноват? Здравствуйте. Валерий?

Тамара Шорникова: Слушаем внимательно вас.

Зритель: Алло. Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Алло.

Константин Чуриков: Да-да, пожалуйста.

Зритель: Слышно?

Тамара Шорникова: Отлично!

Зритель: Валерий Павлович, город Орел. Я бы хотел несколько слов сказать про нас как участников в спорте. Мы все время ищем… Мы какие-то ущербные стали. Вот смотрите. У нас все время кто-то в чем-то виноват. У нас виноваты то американцы, то канадцы. У нас все время виноватые. Мы забыли посмотреть в зеркало.

Константин Чуриков: В отражение.

Зритель: Мне кажется, нам надо решать вопросы свои в своей стране и принимать все правила, по которым развивается весь международный спорт.

Константин Чуриков: Валерий, самый сложный вопрос: а как это сделать? Потому что на словах декларируется, что мы открытые, мы ничего не делали такого плохого.

Зритель: Да мы закрытые! Понимаете, мы закрытые. Вы включите каналы все, кроме вашего и «Серебряного дождя». У нас все время обсуждаем вопросы Украины, Сирии… Алло.

Константин Чуриков: Да-да-да.

Тамара Шорникова: Да, продолжайте.

Зритель: А про себя мы не стали говорить. Мы уже всех… Во всем мы ищем виноватых, но не в себе. Понимаете?

Константин Чуриков: Спасибо, спасибо за ваш звонок.

Зритель: Давайте обратим внимание на себя – тогда мы и будем жить по-человечески.

Константин Чуриков: Спасибо, Валерий.

Алексей Валерьевич, я сейчас вспомнил, вот буквально пару недель назад, когда у нас все стало бурно меняться, Правительство новое появилось, к нам приходит Никита Александрович Кричевский, доктор экономических наук, и мы спрашиваем: «А что надо делать вообще новому Правительству? Вообще что нужно делать в этой новой конфигурации?» Он говорит: «Перестать врать. Вот просто перестать врать». Это первое.

Вот как перестать врать, если где-то было вранье с нашей стороны?

Алексей Кыласов: Здесь просто по ситуации. С допингом ситуация очень простая на самом деле. Нас обвиняют в том, что были махинации с пробами. Мы из кожи вон лезем и говорим: «Нет, махинаций не было». Как же не было? Потом мы вдруг начинаем признавать, что, да, махинации были, но они были раньше. А раньше России не было? Или раньше у нас страна была другая? Или со сменой Конституции у нас тоже произойдет какая-то перемена страны и перемена всех ситуаций, которые были до этого?

На самом деле в этой ситуации я согласен с Кричевским, потому что манипулирование данными… То были вмешательства, то их не было. То снова были, но они были раньше, намного раньше, и это делали не мы. Так подождите, претензия заключается не в том, кто вмешивался, а в том, что Россия допустила искажение данных в пробах. Так сейчас мы фактически это признали.

То есть я на самом деле не до конца понимаю, как будет выстраиваться наша защита, потому что… На самом деле зачем тогда признались, что вмешательства были? И в этой ситуации вот этот уровень правды-неправды на самом деле очень критичен.

Тамара Шорникова: Это с одной стороны. С другой стороны, буквально недавно Московскую антидопинговую лабораторию лишили лицензии. Соответственно, все анализы теперь только в зарубежных лабораториях.

Параллельно с этой новостью пришла другая: британцы наотрез отказались выдавать WADA допинг-пробы своего знаменитого олимпийского четырехкратного чемпиона Мо Фара. «Вы знаете, мы вам выдавать анализы не будем – вы, не дай бог, нам там что-то испортите». Сразу пошли мемы в соцсетях. Спортсмены наши спрашивали: «А что, так можно было?»

Константин Чуриков: И вроде «съели» все это дело.

Тамара Шорникова: То есть действительно у нас «полное равенство»?

Алексей Кыласов: А это, я бы сказал, интерпретация фактов. На самом деле люди, умеющие читать по-английски, если прочитали бы эти новости, как они шли в англоязычном мире… А они шли в несколько ином ключе. И ситуация там была не в точности такой же, как у нас. И я бы здесь не стал строить прямо параллель: «А что, так можно было?»

Ну, во-первых, можно было, действительно, потому что… А кто мешал делать нашим атлетам терапевтические исключения? Если, извините, голова не варит, то тебе уже никто не поможет. То есть если у тебя нет толка заключить договор с нормальным менеджером, который тебе сумеет сделать терапевтические исключения… Да, можно было! Это мой ответ на вопрос сразу же всем и навсегда. Потому что…

Константин Чуриков: Терапевтические? То есть по состоянию здоровья, что ли?

Алексей Кыласов: По состоянию здоровья, конечно.

Константин Чуриков: Одному можно, а другому нельзя.

Алексей Кыласов: Да, да, да. То есть там врач делает заключение о том, что для минимального вреда здоровью нужен именно тот препарат: «Да, я осознаю, что он включен в список запрещенных препаратов, но вот именно этому человеку сейчас нужен именно этот препарат». И кодекс WADA допускает подобные манипуляции. И когда после этого начинают всерьез обсуждать: «Вот почти сотня ведущих спортсменов мира используют препараты запрещенные», – извините, они сделали такое использование возможным через своих менеджеров, через своих врачей.

Ну, соответственно, вот и ответ на вопрос по поводу британской лаборатории. И у нее, кстати, тоже хорошие юристы. Я бы тоже мог поаплодировать. Кто мешает нашей великой стране воспитывать юристов, которые могут таким же образом, блестящим образом проводить нашу защиту? У нас есть все шансы. Вперед!

Константин Чуриков: Там еще одна спортсменка какая-то несколько недель назад призналась, что ей допинг передался половым путем.

Алексей Кыласов: А там комедий же много было про половой путь.

Константин Чуриков: Но это не наш путь. У нас только любовь!

Тамара Шорникова: У России всегда был особенный путь.

Алексей Кыласов: Я, кстати, видел эту статью. Там во всех подробностях обсуждали всю мировую историю, когда использовали именно этот аргумент.

Константин Чуриков: Александр, мы сейчас о чем-нибудь другом будем говорить, уважаемый наш зритель, так что давайте лучше вы нас настройте на другую тему.

Тамара Шорникова: Саратов на связи.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Александр. Александр, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Весь вопрос заключается в том… Конечно, тема передачи актуальная, как бы в одном русле, по одной теме рассматривается. А я вот такого мнения. Спорт высоких достижений – это не что иное как бизнес-занятие. Мне кажется, это дела бизнеса большого, который на этом делает себе деньги. А что касается нас, России, страны, то нам самое главное, чтобы у нас народ, граждане, жители были здоровые и физически развитые. Ну, соответственно, и с умственным развитием.

Константин Чуриков: Массовый спорт и массовое умственное развитие.

Зритель: Поэтому, на мой взгляд, мне кажется, что нам достаточно развивать массовый спорт и физкультуру, а не гнаться за этим спортом высоких достижений, который доступен единицам. Вклад государственных денег туда – миллиарды! А к чему? Надо вкладывать в свой народ, который будет размножаться и оставлять здоровое поколение, воспитывать его.

Константин Чуриков: Спасибо, Александр. Размножаться – тоже важная тема, будем тоже обсуждать. Постоянно обсуждаем.

Смотрите. Вот зритель сказал, что спорт, вообще профессиональный спорт – это бизнес. А у нас вообще футбольные клубы те же – это прямо такие независимые бизнесмены финансируют это? Или это все-таки как-то государство делает?

Алексей Кыласов: Ну, у нас такая многоуровневая система. На самом деле с этой точкой зрения даже спорить не надо, потому что все равно нужен баланс. То есть государству нужен в равной степени и престиж, и какие-то инструменты вовлечения в спорт, в широкий спорт, в массовый спорт.

В данном случае без престижа тоже очень сложно это делать, потому что все-таки ведь происходит и объединение нации, и какие-то такие удивительные вещи. Происходят они на уровне метафизики, они не всегда объяснимы. И возникает эта солидарность, казалось бы, самых разных людей – богатых и бедных, якутов и чеченцев, русских и коми. И в этом смысле, конечно, вот эта солидарность, возникающая в спорте, казалось бы, стихийно, она тоже нужна государству, потому что она работает на сплочение нации. Она формирует то, что мы потом говорим, называем общим словом «народ» в нашей Конституции.

Константин Чуриков: Хорошо. Ну так, чтобы было предметнее. Не знаю, «Пари Сен-Жермен» кто спонсирует? Госкомпания?

Алексей Кыласов: Нет.

Константин Чуриков: Нет. А «Реал Мадрид»?

Алексей Кыласов: Тоже нет.

Константин Чуриков: Тоже нет. А «Бенфику»? Тоже нет, наверное. Да?

Алексей Кыласов: Ну, это сложная тема, потому что она много раз поднималась. Ее еще Фетисов начинал поднимать. Эта тема… Когда какие-то естественные монополии или госкорпорации спонсируют спортивные клубы, то они создают неравные условия для всех остальных. Представляете себе, да? Если «Газпром» выбирает кого-то, то у остальных шансов мериться деньгами уже нет.

Константин Чуриков: И все хотят играть за «Газпром».

Алексей Кыласов: На самом деле, например, в Германии, в Англии существуют национальные регулятивы, запрещающие делать это компаниям. То есть фактически получается, что… А зачем тогда Министерство спорта? То есть получается, что эта компания, в общем-то, должна платить налог. И есть уполномоченная и компетентная структура – Минспорта. И она должна распределять эти деньги.

Например, этот вопрос, на мой взгляд, очень хорошо решен в Бразилии, у них есть фонд. В США так же вопрос решен, в Италии так вопрос решен. То есть компании могут определенный процент от своей прибыли направлять целевым образом на поддержку каких-то клубов, мероприятий, но курирует это все Минспорта или какой-то орган государственный, который распределяет таким образом и не допускает превалирования, чтобы…

Например, как у нас есть спонсоры: «Лукойл», «ВТБ», «Газпром». С одной стороны, это решение вопроса. Но, с другой стороны, это создает те самые неравные условия и, конечно, приводит к серьезным перекосам в рамках лиг, в рамках клубных чемпионатов. И это, конечно, требует решения. Ну не знаю, почему-то оно всегда является в статусе отложенного.

Константин Чуриков: Как вы прокомментируете эсэмэску нашего зрителя из Ленинградской области? Он пишет: «В советское время играли за Родину, а сейчас, – я прямо процитирую, – за бабло. И плевать им на Родину».

Алексей Кыласов: Да наверное, нет. Ну понятно, что все зарабатывают деньги. Но когда в составе сборной, то какие там деньги? Да, они будут вознаграждены, но ведь все-таки не факт, что они выиграют. То есть никто не едет на Олимпиаду для того, чтобы подзаработать. Едут все-таки немножко для другого – для личной карьеры, для того, чтобы действительно победить. И когда накидывают флаг, то делают это не из чувства: «А вот если я побольше буду во флаге, то мне побольше денег дадут». Мне кажется, здесь немножко передергивают.

Константин Чуриков: И подводя черту: когда состоится, закончится заседание Спортивного арбитража в Лозанне? И кто конечная инстанция, которая будет принимать решение – едут/не едут на чемпионат, под флагом или вообще не участвуют?

Алексей Кыласов: Надо понимать, что учредителем CAS и WADA является Международный олимпийский комитет. И в данном случае он создал эти площадки для того, чтобы обсуждать и выносить решения. То есть МОК будет выносить решение на основании решения CAS. И на самом деле обжаловать…

Константин Чуриков: Подождите, мы говорим о Чемпионате мира по футболу. МОК имеет к нему отношение?

Алексей Кыласов: Нет, FIFA.

Константин Чуриков: То есть FIFA будет принимать решение?

Алексей Кыласов: Да. Но дело в том, что все организации Олимпийского движения… Сейчас есть правило в Глобальной ассоциации международных спортивных федераций. А это орган, учрежденный тоже МОК, для работы с организациями Олимпийского движения. Так вот, в уставе этой организации написано, что все организации должны соответствовать WADA и должны принимать в качестве суда первой инстанции Суд спортивного арбитража. Соответственно, эти решения обязательные. И FIFA, являясь также членом Олимпийского движения, не может действовать как-то по-другому. То есть здесь достаточно просто для понимания.

Константин Чуриков: Ну что, спасибо. Мы будем следить за этой игрой. А в студии у нас был руководитель Центра традиционных игр и спорта Института наследия Алексей Кыласов. Спасибо большое.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Россию отстраняют от Чемпионата мира в Катаре?