Население России сократилось больше чем на полмиллиона человек

Население России сократилось больше чем на полмиллиона человек | Программы | ОТР

Что, кроме финансовых факторов, влияет на демографию

2021-02-03T22:05:00+03:00
Население России сократилось больше чем на полмиллиона человек
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о covid-19
Что нового? Якутск, Санкт-Петербург, Нальчик
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Гости
Юрий Крупнов
председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития
Татьяна Казакова
врач акушер-гинеколог, репродуктолог
Елена Пахомова
старший научный сотрудник Института Социологии РАН
Екатерина Актёрова
блогер, организатор event-проектов

Оксана Галькевич: Вы знаете, очень, очень непростым был прошлый год, мы с вами потеряли больше полумиллиона россиян, и это не просто цифры какие-то в статистике, это наши родные, близкие, наши соседи, знакомые. Рекордная убыль населения на фоне пандемии коронавируса, такого у нас в стране не было с 2005 года. Ну, даже если сравнить 2020 год с 2019-м, то разница в потерях будет 14 раз, это очень много.

Константин Чуриков: Кстати, потом надо выяснить, а что такое происходило в 2005 году: кажется, пандемии не было, жили довольно, в общем-то, счастливо по тем меркам.

И вот, увы, сейчас одновременно с ростом смертности у нас в стране все ниже и ниже рождаемость. Пока есть полные данные только за первые 11 месяцев прошлого года, с января по ноябрь: так вот за этот срок в России родилось на 59 тысяч меньше малышей, чем годом ранее в этот же период.

Оксана Галькевич: У нас при этом еще и модель семейных отношений, судя по всему, в стране меняется, претерпевает такие серьезные изменения. Студенческий брак, вот помните, вполне распространенное во времена молодости моих родителей, например, еще встречавшийся...

Константин Чуриков: У меня студенческий брак был, пожалуйста.

Оксана Галькевич: Вот-вот, кстати, да, вот у нас такой динозавр, редкое явление, Константин, у него студенческий брак. Ну вот во время нашей университетской юности еще такое было, а сейчас-то ведь вообще очень редко встречается. Почему?

Константин Чуриков: Да. Между тем, возраст вступления в брак растет, посмотрите, как он изменился с начала 1990 года до 2016-го: девушки выходят замуж ближе к 25 годам, а парни почти к 28, когда они, собственно, уже и не совсем парни, уже такие дядьки, да, получается. Соответственно, и дети в этих семьях позже появляются, и возможности для многодетности, наверное, тоже меньше.

Оксана Галькевич: Ну какие же они дядьки? Они молодые люди еще в этом возрасте.

Константин Чуриков: Ну слушай, лоси уже в этом возрасте.

Оксана Галькевич: Ну смотрите, установки просто меняются у этих молодых людей, у молодых женщин, сначала понять себя, вот так они говорят, понять себя, а уже потом заводить детей, если все это сложится.

Вот такой жизненный план выбирают для себя сейчас многие молодые люди, выбрала и Катерина Актерова, причем еще в детстве. Росла в девяностые в неполной семье и хорошо помнит, как тяжело было ее маме. Подобной судьбы для своих детей она не хочет и занялась карьерой: начала с телевидения, потом перешли в индустрию развлечений. Сегодня у Катерины своя компания по организации праздников. Год назад она переехала в Сочи, купила квартиру, автомобиль и... завела себе собаку.

Константин Чуриков: Давайте сейчас с Екатериной пообщаемся подробнее, у нас есть такая возможность, она будет у нас через несколько секунд на связи.

Оксана Галькевич: Но прежде мы хотим напомнить всем нашим зрителям, что мы и ваших мнений тоже очень ждем. Как нам продолжить жить вот после таких больших потерь демографических в прошлом году? Как не сойти совсем на нет как страна, как нация на нашей обширной территории? Звоните, пишите, мы в прямом эфире, телефоны у вас на экранах, все это бесплатно.

Константин Чуриков: Ну и вот как раз Екатерина Актерова, блогер, организатор ивент-проектов. Екатерина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Екатерина Актерова: Здравствуйте!

Константин Чуриков: Екатерина, пожалуйста, разъясните вашу позицию, ну уж извините за такие нескромные вопросы, но как раз относительно вот семейной жизни. Как вы на это смотрите? Вообще нужны сегодня дети, не нужны? Вот вам лично?

Екатерина Актерова: Ну, мне, конечно, дети нужны, но просто мой опыт показывает то, что… Вообще моя жизненная ситуация сложилась так, что я много училась, работала, строила карьеру. И вот мне сейчас 32 года, конечно, я задумываюсь о семье, но именно вот, как вы говорите, в студенческие годы у меня совершенно не было мыслей, чтобы выйти замуж, забеременеть, родить детей. То есть для меня было главное получить образование, потом в профессии реализоваться, а потом уже стали больше, скажем так, аппетиты расти.

Потому что наше время, конечно, современное такое, что деньги, да, это немаловажно, но и вот этот социальный мир, который мы строим, он тоже очень важен: это и быт, и квартира, и машина, и какие-то вещи, поездки. Во-первых, это транслируют сейчас современные и соцсети, и люди сейчас очень много развиваются, предпринимательство сейчас очень активно развивается. И я стала предпринимателем не потому, что на самом деле это модно, а потому, что я решила, почему бы мне это не попробовать, у меня получается, и меня все устраивает.

Оксана Галькевич: Вот, Екатерина, кстати, по поводу «модно» – а дети в этой модели отсутствуют, модели такой модной жизни, где должна быть квартира, машина, хорошая какая-то там, я не знаю, должны быть поездки и путешествия за границу, но это все вот одна, без детей или один без детей? Это не модно, с «бейбисом» с одним, вторым? Знаете, как вот американская семья, там это модно. Я спрашиваю про то, что у вас перед глазами.

Екатерина Актерова: Ну, мое окружение все-таки показывает, что большинство именно после 30, а то и к 40 уже заводит детей. И у меня очень много друзей, которые сейчас чайлдфри, которые себя прямо говорят, как бы позиционируют, что они будут без детей, для них это нормально. Кто-то хочет усыновить, удочерить, но опять же для этого нужно пройти много этапов, наверное, прежде всего финансовых, построение финансовой вот этой модели семейной. Также я могу сказать за себя: наверное, да, это эгоистично, но я решила, что пока я не добьюсь каких-то результатов, и в финансовом плане тоже, я не заведу детей.

Константин Чуриков: Екатерина, а если не секрет, какие вот финансовые ориентиры, планки вы себе поставили? Сколько вам нужно, я не знаю, 10 миллионов рублей, 20, 100, не знаю, может быть, вообще миллиард нужен?

Екатерина Актерова: Ну, на данный период времени мне бы хватило 2 миллиона в месяц, и, наверное... Ну, это для меня только, а для семьи, мне кажется, ну в среднем, если полноценно покупать все, что хочет ребенок, не забывайте, что медицина сейчас очень дорогая, медикаменты, вот просто сходишь в аптеку, уже у тебя 5 тысяч как не было. А дети – они же постоянно что-то хотят, развиваться, их нужно одевать, а если одевать, то в самое лучшее. Ну то у меня такие...

Константин Чуриков: Екатерина, нас сейчас смотрит огромная аудитория совершенно разных возрастов. А что вы скажете тем людям, тем семьям, женщинам молодым, которые заводят детей (и папам, естественно), у них зарплата, предположим, 20 тысяч рублей, 15, а у них все равно ребенок?

Оксана Галькевич: Может, какое-то определение им дадите, я не знаю, нормально это, не нормально, сумасшедшие не сумасшедшие, что это вообще за люди такие.

Екатерина Актерова: Я не знаю, я вообще, если честно, вот этого и боялась, жить на 20 тысяч рублей. У меня была такая зарплата по найму, и я себя-то еле прокармливала, а как еще о детях... Если честно, мне страшно даже представить.

Я ничего не могу советовать этим людям, потому что, во-первых, я не в этой ситуации, во-вторых, я не люблю никому ничего советовать. Конечно, сейчас очень много вариантов, как заработать деньги, даже в онлайн, даже вот в соцсетях, но не все к этому готовы, и у многих людей все равно есть какие-то старые паттерны даже вот советского мышления о том, что нужно каждый день ходить на работу, два выходных в неделю, – ну пожалуйста. Но опять же мне кажется, что, на мой взгляд, соцподдержка для семей не очень хорошо работает в нашей стране, я с этим...

Оксана Галькевич: Екатерина, скажите, а вот еще один можно вопрос? Мы рассказали о том, что у вас такая семейная ситуация, что мама вас воспитывала одна, это было тяжелый период такой в истории нашей страны. Может быть, с этим связаны какие-то переживания ваши? Может быть, какая-то травма с этим связана? Может быть, я не знаю, какие-то сложные семейные жизненные истории? И может быть, их вам нужно проработать, не знаю, к психологу ходить или еще что-то? Это как бы, знаете, я не пытаюсь вас тоже как ментор чему-то учить, просто вот докопаться до сути, потому что все наши убеждения из чего-то вырастают.

Екатерина Актерова: Вы правы абсолютно, да, это было очень сложное время. Вообще вот мое поколение, 1990-е гг., 2000-е гг., когда было вот это изменение в стране, очень сильно сказались и на семейное положение, и у меня в том числе. Я с 16 лет пошла работать, и, возможно, да, мне даже родители, мама конкретно говорила: «Катя, надейся на себя», – потому что в жизни может произойти всякое, видишь, что происходит сейчас у нас в семье. Были какие-то накопления, они куда-то исчезли в связи с дефолтом, то есть деньги пропали.

И она мне постоянно, с детства говорила: «Катя, иди работай, занимайся чем тебе нравится (естественно)». Меня никогда ни в чем не ограничивали ни папа, ни мама, папа с мамой разведены были, но при этом отец все равно участвовал в моей жизни, он и алименты какие-то платил. Но при этом была установка, что сама, ответственность, неси за себя ответственность, учись, работай, достигай.

Сейчас, да, я работаю с психологом, это нормальная практика абсолютно, я в этом убедилась неоднократно и рекомендую многим, если у кого-то жизненная сложная ситуация, обращаться к специалистам. Есть очень классные группы поддержки, очень легко найти, поэтому я...

Константин Чуриков: Екатерина, мы вас сейчас отпустим, долго мучить не будем. Мне просто, нам вот чтобы разобраться. Значит, мы поняли, что 2 миллиона в месяц – это только на вас, лучше, если там, значит, семья и ребенок, то больше, мы это поняли, вот. Просто хочется понять: а сейчас, если не секрет, примерно вы в какой финансовой ситуации? Ну какой у вас примерно доход, ну так, ориентировочно, чтобы мы просто понимали, при каком доходе вот молодые девушки как вы не готовы заводить детей?

Екатерина Актерова: Ну, у меня... Я могу говорить об этом. У меня, во-первых, есть ипотека, это ежемесячный платеж, и это на самом деле такая стандартная ситуация, наверное, у каждого второго, у третьего россиянина сейчас, я к этому числу тоже отношусь. Ну, до 200 тысяч я в среднем зарабатываю.

Константин Чуриков: Ага. И пока о детях все-таки думать не хотите, попозже, да? Придет время, тогда?

Екатерина Актерова: Я, конечно, но вы же сами понимаете, что от женщины мало чего зависит, нужен мужчина, который поможет создать семью, детей.

Константин Чуриков: Ну да, о нашем брате отдельный разговор, это правда.

Оксана Галькевич: Ну не знаю, Екатерина, я вам как женщина скажу, что от женщины все-таки много чего зависит. Но тем не менее спасибо вам!

Константин Чуриков: Спасибо большое!

Оксана Галькевич: Было интересно, правда. Екатерина Актерова у нас была на связи, блогер, организатор ивент-проектов, то есть праздничных мероприятий, если так вот говорить...

Константин Чуриков: Да, кому-то хочется иногда, чтобы жизнь была праздником.

Оксана Галькевич: Звоночек у нас, Павел, Московская область. (Не надо вот так вот, все люди разные.)

Константин Чуриков: Хорошо.

Оксана Галькевич: Павел, здравствуйте.

Константин Чуриков: Павел, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Ну вот я думаю, проблема-то не мода, не не мода и не проблемы, которые дети несут. Забота о детях – она в радость, даже если небольшая зарплата. Скорее всего, пугает людей боязнь потерять работу, и тогда уже отношения родителей с детьми будут совершенно другие, когда они не смогут даже минимума обеспечить, какой-то дать. Вот это вот, нестабильная работа – это главная проблема. Если будет какая-то стабильность и гарантии, а в связи с последними событиями гарантиям эти люди не верят, пенсионная реформа, подвели всех, и сейчас... Поэтому вот это главная проблема, боязнь потерять работу и оказаться в невозможности заботиться о своих детях, это главное.

Константин Чуриков: Павел, с вами трудно спорить, но все-таки не о пенсионной реформе мы думаем, когда заводим детей, да?

Зритель: Нет, я говорю про пример.

Константин Чуриков: Я понял, да.

Зритель: Пример недоверия к обществу, понимаете, примеры негативные.

Константин Чуриков: Ага, понятно. Давайте еще Наталью из Саратова выслушаем. Добрый вечер, Наталья.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Наталья.

Зритель: Здравствуйте. Я благодарю, что я сегодня дозвонилась... Вы слышите меня?

Константин Чуриков: Да. Это вам спасибо, что дозвонились.

Оксана Галькевич: Слышим-слышим. Это вам спасибо, ваша настойчивость и удача, потому что звонят много очень.

Зритель: Оксаночка, особенно большое спасибо тебе, потому что ты самая красивая и самая умная.

Оксана Галькевич: Ха-ха, спасибо.

Константин Чуриков: Согласен.

Зритель: Я хочу вот что сказать: у нас никогда не будет нормальной демографии сейчас. Почему? Потому что у нас не защищена женщина, понимаете, не защищена. Вот если бы она родила и сидела бы с ребенком, потому что она работает, она воспитывает будущие поколения, и она должна получать очень хорошую зарплату, чтобы потом, когда она пошла на пенсию, она получала хорошую пенсию. А не то, что муж у нее зарабатывает, значит, пенсию и идет потом с хорошей пенсией, а жена в это время сидела с ребенком, воспитывала, воспитывала одного, второго, третьего и осталась у разбитого корыта.

Оксана Галькевич: Наталья, вы имеете в виду не зарплату, а какое-то пособие на ребенка, да, в тот момент, когда мама... ?

Зритель: А почему бы это не сделать зарплату, и такую, как у министра?

Оксана Галькевич: А, зарплату за...

Зритель: Она делает главную работу.

Оксана Галькевич: Так мама потом не вернется никогда в экономику, мама так и будет... Ну многие мамы, знаете, многие не многие...

Зритель: И вы знаете, у нас демография повысится, и женщины будут рожать и с мужьями, и без мужей, потому что она знает, что вот она воспитала, и потом она работала, она воспитывала и заработала хорошую пенсию... Алло?

Константин Чуриков: Ну понятно.

Оксана Галькевич: Ну, мысль ваша понятна, да, только как потом вернуть женщину в экономику обратно, в профессию, которой она училась...

Константин Чуриков: Уважаемые дамы, я так понимаю, что сценарий, при котором муж...

Оксана Галькевич: …«объелся груш»?

Константин Чуриков: ...значит, спустя годы остался в семье, вы не рассматриваете, да?

Оксана Галькевич: Почему?

Константин Чуриков: Что он продолжает, в общем-то, зарабатывать, пенсией делиться?

Оксана Галькевич: Что ты на меня-то смотришь? Это ты Наталью спроси, пожалуйста.

Константин Чуриков: Вот я как раз в камеру Наталье это говорю.

А мы сейчас подключаем к нашему разговору Юрия Крупнова, это председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития. Юрий Васильевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Юрий Васильевич, рады вас видеть.

Константин Чуриков: Да. Говорят, не судите и не судимы будете, но все-таки. Вот вы сейчас тоже наблюдали, мы беседовали с молодой привлекательной девушкой, ее взглядах на жизнь, при каком доходе надо рожать, при каком рановато. Ну как вы думаете, вообще, в принципе вот это мнение и вообще та статистика, которую мы видим, это почему так? Это потому, что там пенсионный возраст повысили и, так сказать, с экономикой в стране плохо, или что-то перещелкнуло в нас самих, в разных поколениях и в молодежи?

Юрий Крупнов: Ну, я не устаю повторять, что у нас был сломан режим воспроизводства в явном виде в 1964 году, когда, конечно, о нынешних проблемах никто не задумывался. С 1992 года у нас в стране открытое вымирание, то есть там было 3 года, когда был небольшой естественный прирост, но реально все время минус, и в этом году даже численность населения, почти такой же минус, как и так называемая естественная убыль, больше полмиллиона. Поэтому, честно говоря, вот оправдывать все или обсуждать исключительно год, COVID тем более, 5 лет, 10 лет – это, конечно, несерьезно.

То есть вообще человечество, особенно так называемое развитое человечество, оно очень сильно болеет, я это называю чумой малодетности. То есть в принципе по тысяче причин: потребительское общество, соответственно, раскрепощение женщины с ее хорошими и, возможно, негативными какими-то моментами, соответственно, понимание ситуации, что хочется пожить в свое удовольствие, в больших мегаполисах очень много таких удовольствий и так далее...

Оксана Галькевич: Юрий Васильевич, а может быть, это тотальный уход мужчин от ответственности, я не знаю? Инфантильность какая-то там невозможная?

Константин Чуриков: Ну здрасьте, приехали.

Оксана Галькевич: Вот раньше мужчина, понимаете, в 16–17 лет женился уже, семья у него, дети, а сейчас вот ходит что-то до 30, смотрит туда-сюда; ему 40, у него еще семьи нет – ну что это такое? На женщин все, понимаете... Вы знаете, со мной...

Константин Чуриков: С тобой не забалуешь.

Юрий Крупнов: Я не про женщин, нет, я говорил в целом про ситуацию. А с вами я, к сожалению, согласен в том плане, к сожалению, что... После передачи, я чувствую, получу массу откликов негативных от лиц мужского пола, но я, между прочим, с вашей девушкой-блогером полностью согласен, не с вами, кстати, Оксана. Вы сказали, что и от женщины кое-что зависит, а я как и девушка говорю, что от женщины вообще ничего не зависит, все зависит только от мужчины. Поэтому это на самом деле, мы можем это чуть иронизировать, можем как-то более это серьезно обсуждать, но это действительно фундаментальная проблема, потому что если нет надежного друга и товарища, любимого человека, нет семьи, то, по большому счету, о какой, так сказать, деторождаемости мы вообще можем серьезно говорить?

Оксана Галькевич: Юрий Васильевич, но понимаете, мы с вами об этом тоже как-то говорили в наших эфирах, детей нужно хотеть, понимаете. И когда у вас есть стабильные отношения, есть пара, ну у вас один ребенок, и вот люди так живут, у вас двое детей, люди так живут. Они не идут дальше на многодетность, понимаете, они не идут на третьего, четвертого ребенка. Очень часто и мужчины, и женщины ограничиваются одним или двумя детьми и все, им не надо, понимаете, ну не хотят. Почему не хотят, я не знаю, гормоны заканчиваются к 40 годам, все, жизнь неправильная, не знаю почему.

Юрий Крупнов: Ну, знаете, Оксана, я буду сегодня с вами не соглашаться, я понял.

Оксана Галькевич: Давайте-давайте.

Константин Чуриков: Во-первых, гормоны после 40 не заканчиваются, да?

Оксана Галькевич: Ну, уже как-то не так работают, Костя, химии нет.

Константин Чуриков: Так.

Юрий Крупнов: Вы знаете, вот почему-то все очень хотят Samsung, iPhone, просто хотят страшным образом.

Оксана Галькевич: Да.

Юрий Крупнов: И мы понимаем, что на рекламу их и пропаганду, на пиар и так далее, на сопоставление, у кого какой iPhone, у кого какой Samsung и так далее, у кого хуже, у кого лучше, на это уходят колоссальные деньги. Поэтому почему-то Samsung и iPhone все хотят, условно говоря, а с детьми просто на самом деле прямо противоположная ситуация, потому что мы не видим особо никакой пропаганды со стороны в том числе государства.

Ведь, понимаете, если присмотреться, я не буду фамилию повторять госпожи, которая у нас реально заведует демографией в Российской Федерации в Минтруде и социального развития, но люди же и она, и, так сказать, ответственные работники, депутаты говорят: ну, во всем мире так; вообще, конечно, сейчас что, так сказать, будут мучиться наши дети и внуки с тремя детьми, с четырьмя, да один родился и слава богу, а то и одного не будет, пусть поживут в свое удовольствие и так далее. Поэтому на самом деле, понимаете...

Оксана Галькевич: Юрий Васильевич, простите, вот просто мысль такая мне пришла: а почему вот у нас iPhone связан с какими-то ощущениями, эмоциями радости и счастья, обладание этим iPhone, а ребенок не связан, понимаете, семья большая за столом не связана с этими эмоциями? Почему?

Юрий Крупнов: Оксана, понимаете, вы такой человек...

Оксана Галькевич: Так.

Юрий Крупнов: ...каждый вопрос которого тянет на две докторские диссертации, чтобы ответить, понимаете? Потому что на самом деле вы задаете фундаментальный вопрос, очень серьезный, который... Ну, у меня ответ сейчас я скажу, но вообще совершенно разные люди будут по-разному отвечать.

Я же вам скажу так, что, конечно, это во многом наведенные хотения, наведенные интенции, здесь лучше доктора психологических наук могут объяснить. Но смысл заключается не в том, что iPhone лучше, чем ребенок, а в том, что, еще раз повторяю, по отношению к сознанию населения очень серьезное идет так называемое консциентальное воздействие, то есть, соответственно, управляют этим вниманием, хотением и так далее. И для того, чтобы этим не управляли, не манипулировали так, так сказать, конкретно, для этого нужно иметь внутренний стержень, с одной стороны, то есть нужно быть не инфантилом, а вы сами сказали о тех молодых людях, мужчинах, которые до 40 лет мальчики все, бегают, прыгают и прочее, вот, это одна сторона. Но, с другой стороны, а где государство, понимаете?

Более того, ну вот я все время повторяю, я не знаю, меня уже скоро еще начнут упрекать, что я, так сказать, фанат ОТР, но где, вот скажите, где можно спокойно, кроме ОТР, не на бегу, не на прокричать 30 секунд где-то – вот где можно спокойно такие фундаментальные проблемы обсудить? Нигде, нигде, понимаете?

Константин Чуриков: Ну да. Спасибо.

Юрий Крупнов: Потому что вопрос фундаментальный, это вопрос, каждый ответ, так сказать, серьезно на Нобелевскую премию должен тянуть, а где это обсуждается? У нас никто это не обсуждает. У нас, наоборот, говорят: ну что там, чайлдфри? Интересно-интересно, да, надо, так сказать, показать по телевизору и так далее.

Константин Чуриков: Ну подождите, семья и iPhone вполне уже совместимы давно, люди вот собираются за одним столом, каждый утыкается в свой телефон и нормально, и прекрасно себя чувствуют.

Оксана Галькевич: Это хорошая семья, у них есть деньги на четыре iPhone, Костя.

Константин Чуриков: Безусловно. Я не про свою семью, я видел такие семьи.

Оксана Галькевич: Сразу откат.

Константин Чуриков: Валентина из Смоленской области. Валентина, здравствуйте. Валентина, вперед!

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Валентина.

Константин Чуриков: Звук на телевизоре...

Зритель: Алло?

Оксана Галькевич: Валентина, если можно, вы звук телевизора сделайте потише, а слушайте нас в трубку телефонную.

Константин Чуриков: Так, ладно, мы пока подождем, пока вы настроите связь. Давайте еще Татьяну.

Оксана Галькевич: Татьяна у нас из Санкт-Петербурга. Татьяна, здравствуйте. Друзья, когда звоните, выключайте телевизор, слушайте нас в трубку. Да, здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Да, здравствуйте.

Знаете, я хотела обратить внимание на другую сторону этого вопроса, что не всегда деньги являются основополагающим, для того чтобы завести детей. Вообще для этого еще нужен партнер, и проблема в том, чтобы встретить этого партнер. Допустим, я к своим 42 годам до сих пор не смогла встретить ни по сайтам знакомств, ни на работе (я 10 лет проработала на госслужбе); ни в спортклубы, ни в рестораны люди не подходят, не знакомятся. То есть я готова двух, трех детей родить, но не от кого.

Оксана Галькевич: Ага. Татьяна, я прошу прощения, у нас анонимный такой разговор: ну а просто для себя ребенка родить? Ну все равно у вас же какие-то наверняка там встречи, отношения были, не думали об этом?

Зритель: Ну вот приходится уже думать об искусственном оплодотворении, потому что просто даже не от кого рожать.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: А вот, Татьяна, смотрите, нам пишет Евгений из Москвы, что у него два молодых, ну сравнительно молодых племянника 35 и 40 лет и что они говорят, что найти жену сейчас вообще большая проблема, где как познакомиться с хорошей девушкой. И вот эти ребята...

Зритель: Пусть приезжают в Санкт-Петербург.

Константин Чуриков: ...думают, что девушкам исключительно нужны сейчас хорошая квартира, особняк (Оксана) и дорогая машина...

Оксана Галькевич: Особняк и Оксана? Я не продаюсь.

Константин Чуриков: ...яхта...

Зритель: У меня есть квартира, у меня есть машина.

Константин Чуриков: А... Ну, я имею в виду, что парни ошибаются, это все не так, да, и не всем далеко это нужно?

Зритель: Это все не так, нужен просто нормальный человек с руками, который будет любить и желать воспитывать детей.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Оксана Галькевич: Татьяна, я хочу сказать, у нас дальше будет продолжаться разговор, у нас будет на связи еще репродуктолог, вы просто далеко не уходите от телевизора, может быть, что-то, какая-то информация из уст этого специалиста будет вам полезна в вашей ситуации.

Константин Чуриков: Юрий Васильевич, как прокомментируете звонок зрительницы? Вообще вот эту невозможность найти идеального спутника или спутницу жизни?

Оксана Галькевич: Почему люди встретиться-то не могут? Вот эта проблема коммуникации: мужчины жалуются на женщин, женщины жалуются на мужчин, да что ж такое-то? И никак не встретятся.

Юрий Крупнов: Оксана, я сегодня с вами не соглашаюсь, естественно, поэтому слово «коммуникация» ни о чем не говорит, это, так сказать...

Оксана Галькевич: Общение.

Юрий Крупнов: Нет, ну все равно, это как бы так мы все объясняем, но ничего не понятно в итоге, понимаете? На самом деле совершенно справедливо затронута проблема, потому что помимо каких-то случаев, так сказать, когда просто завышенные взаимные требования, потому что молодой мужчина должен быть Брэд Питт, желательно с таким же капиталом, девушка, соответственно, должна тоже куда-то, так сказать, в какие-то входить высшие сферы и прочее, вот. Но вы понимаете, это общая опять мировая проблема колоссальная, никто на самом деле не знает ответа.

Вот представьте себе, по ряду опросов, соцопросов в Японии, например, совершенно другая страна, другая культура, до 60% молодых людей до 35 лет вообще ни в какие отношения не вступали. Вы можете себе представить? Не просто там такие отношения, сякие, удачные не удачные, понимаете? И даже не то что там на стороне завести, как вот так приходится говорить, но ситуация еще хуже. Поэтому в Японии огромное количество специальных терминов, которые отображают это отчуждение, где копаться в интернете, сидеть одному дома, в том числе даже не выходя в магазин, получая все по почте и прочее, по доставке, по рассылке. Соответственно, это становится удобнее, комфортнее, чем непонятные какие-то взаимоотношения, где нужно приспособиться, угадать, подсказать, подыграть, где-то обидеться, соответственно, потом преодолеть. Ну что я вам рассказываю, вы...

Оксана Галькевич: Кстати, да, кстати...

Юрий Крупнов: Вы взрослые люди, это на самом деле огромный труд. А семья... Я вообще считаю, что семья на самом деле, каждая семья настоящая, пусть по-всякому в жизни бывает, но вот каждая настоящая семья – это так же, как атомный или космический проект.

Константин Чуриков: Так.

Юрий Крупнов: Это очень серьезно, это огромный, колоссальный труд, ну помимо прямого труда, ухода за детьми, так сказать, взаимного уважения, быта и так далее, но это огромный духовный труд. И вот этот труд тяжел, очень тяжел.

Константин Чуриков: Да. Семья, как космическая ракета, может взлететь, как говорится, а может и не взлететь, это как пойдет.

Оксана Галькевич: Ну, кстати, возраст вступления в брак в этом смысле такой очень важный показатель, потому что чем старше мы становимся, тем нам сложнее вот эти эмоциональные связи налаживать.

Юрий Крупнов: Конечно.

Оксана Галькевич: Контакты, подстраиваться друг под друга.

Юрий Крупнов: Да. Вспомните, соответственно, года 2 назад, тогда благодаря вашей опять передаче мы обсуждали инициативу Вероники Скворцовой, тогда она была министром здравоохранения, что возраст детства – детства, не юношества – поднять до 30 лет, понимаете? То есть, мол, все, так сказать, народ все дольше живет, соответственно, юность надо продлить. Я не хочу ни за ни против, я просто к тому, что вот эти все тренды, которые мы видим, мы их, к сожалению, практически не изучаем, не обсуждаем, а это тысячи трагедий конкретных женщин и мужчин.

Константин Чуриков: Юрий Васильевич, никаких трагедий, наши зрители, значит, все в порядке, значит, молодой возраст у нас продлили до 35 лет, так что если 35 нет, это вообще девушки и юноши еще, да? Спасибо большое. Юрий Крупнов, председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития.

Оксана Галькевич: Давайте посмотрим небольшой опрос. Мы спрашиваем... А, у нас звонок сейчас есть, да? Давайте звонок сначала примем, а потом посмотрим опрос.

Константин Чуриков: Звонок. Запутала всех.

Оксана Галькевич: У нас Ксения из Москвы на связи. Здравствуйте, Ксения.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Вы знаете, у меня такой вопрос. Я уже не настолько молода, как тут обсуждали пары. У меня было два брака, и когда-то я считала, что это нормально вообще, ну как, закончил школу, поступил в институт, вышел замуж, родил ребенка, это было нормально. То есть я говорю о значимости вообще самого понятия семьи, что это очень важно. А дочь у меня студентка. Я смотрю, она и ее подруги сейчас изучают, изучали недавно книгу Лабковского, психолога...

Оксана Галькевич: А-а-а.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Называется «Хочу и буду».

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Вы знаете, я, конечно, не вчитывалась, но проглядела, что-то посмотрела – я в ужасе.

Константин Чуриков: А что в этой книжке? Я просто не читал, расскажите мне.

Зритель: Как хочу, так и живу, вот что мне хочется, то я и буду делать. Приоритетов нет...

Оксана Галькевич: Главное – собственное счастье, собственное удовольствие.

Константин Чуриков: А, гедонизм? Эпикурейство?

Зритель: Если это... Это читают повсеместно студенты. Если это вдалбливать в головы, так зачем тогда семьи вообще? Хочу туда, хочу сюда, хочу наслаждаться, хочу получать удовольствие, родители все равно заработают, накормят, уж не бросят.

Константин Чуриков: Ну, Ксения, с другой стороны, слушайте, все, пока они молодые, хотят наслаждаться, радоваться, всегда было так.

Зритель: Нет, вы знаете, больше...

Оксана Галькевич: А когда наступает, простите, возраст, Константин, вот этого хотения взять на себя, семью тащить?

Константин Чуриков: Возраст наступает, когда спина болит, да.

Оксана Галькевич: Да?

Константин Чуриков: Пожалуйста, продолжайте.

Зритель: Нет, ну просто я была в ужасе немножко от этого чтива. Оказывается, это так воспринимается серьезно, это обсуждается...

Оксана Галькевич: А вы разговаривали с дочкой об этом, о содержании этой книги, о том, что это за психолог такой, «слушай, что там за мысли, как ты к этому относишься?»?

Зритель: А это очень известный психолог сейчас.

Оксана Галькевич: Да-да-да. Но вот как она к этому относится, вы с ней обсуждали?

Зритель: Ну, моя дочь, как бы мы с ней обсудили все это дело, она тоже была немножко в шоке, она считает, что это неправильно. Но я поговорила с ее подружками, то есть это возраст 20–21, вот так, и они считают, что почему, все правильно. Отсюда же толерантность: хочу быть толстой? – буду; хочу гулять, куда мне хочется, ездить и отдыхать, вообще наслаждаться жизнью, потому что сейчас самый сок жизни – ну и буду это делать. А дети – нет, это же обязательства, это какие-то сложности, зачем?

Оксана Галькевич: Ну да... Ага.

Зритель: Здесь вот «Хочу и буду».

Оксана Галькевич: Да, «Хочу и буду». Ясно.

Константин Чуриков: Вы лучше вот вместо этой книжки посоветуйте дочке, по-моему, была такая мадам Севинье «Письма дочери», вот там, между прочим... Очень полезная, нравоучительная литература. Спасибо большое. А вот сейчас как раз...

Оксана Галькевич: А вот сейчас как раз опрос. Мы опросили наших зрителей в Самаре, Бийске и Чебоксарах, в каком возрасте они планируют создавать семью. Давайте послушаем ответы.

ОПРОС

Константин Чуриков: Ну видите, получается, что даже вот уже, скажем так, зрелые люди советуют некоторым образом своим детям не торопиться, не спешить. Вот где все-таки этот идеальный возраст, чтобы, как говорится, и здоровье не потерять, успеть, и в то же время успеть насладиться тем, что у тебя дети, тем, что ты здоров, еще можешь им какую-то пользу принести, да.

Оксана Галькевич: А часики-то тикают.

Константин Чуриков: Часики тикают.

Оксана Галькевич: Вот эта вот ненавистная фраза, которую не любят очень многие молодые люди, особенно девушки, которым об этом говорят. Давайте вот об этом тем не менее поговорим. У нас на связи сейчас Татьяна Казакова, врач акушер-гинеколог, репродуктолог. Татьяна Владимировна, здравствуйте.

Татьяна Казакова: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Татьяна Владимировна, ну вот время-то идет, здоровье зачастую, иногда ведет себя не так, как мы на это рассчитываем в 20 лет. Что делать, может быть? Как медицина развивается, как самим себе помочь? Как, может быть, подстраховаться, подготовиться к осознанному родительству в более зрелом, так скажем, возрасте?

Татьяна Казакова: На самом деле мы живем в замечательное время, во время, когда есть возможность сохранить свой репродуктивный потенциал. И то, о чем говорили молодые люди из разных городов, мне очень импонирует. Речь идет об осознанном материнстве, речь идет об осознанном отцовстве, это прекрасно, на мой взгляд. Медицина не стоит на месте, сейчас есть возможность заморозить как мужские клетки, так и женские, и, когда придет то самое время рождения ребенка в счастливой семье, мы, врачи, на страже здоровья женщины и помогаем с большим удовольствием.

Оксана Галькевич: Слушайте, это же нужно подумать об этом в определенном возрасте. В каком возрасте, простите, нужно замораживать свою яйцеклетку, да, если речь о женщине, а у мужчин что... ?

Константин Чуриков: Ну, Оксана, ты знаешь, что у мужчин. Мы сейчас о женщинах пока говорим.

Оксана Галькевич: Клетки в каком возрасте надо брать, чтобы замораживать, простите? Или это неважно?

Татьяна Казакова: Хорошо бы подумать об этом до 35 лет, после 35 лет меняется качество ооцитов, может повлиять на результат беременности. Но сейчас дамы не торопятся, поэтому ко мне очень часто обращаются девушки в возрасте 35+, обычно это 35–38 лет, когда начинает снижаться овариальный резерв, наступают первые признаки какого-то беспокойства относительно женского здоровья.

Оксана Галькевич: Ага, вот так.

Константин Чуриков: Так, подождите, Татьяна Владимировна, но вы же говорите, наверное, все-таки не о каком-то массовом, я думаю, а весьма таком единичном явлении? Вряд ли вот прямо толпы женщин выстраиваются к вам с этой, на мой взгляд, все-таки экзотической просьбой, нет?

Татьяна Казакова: Вы знаете, просьба не экзотическая. Слава богу, люди сейчас поменялись в своем мышлении, они не хотят рожать детей ради того, чтобы их просто родить, они хотят их воспитывать и передать им свой ген мудрости. Ну, сейчас все чаще такие женщины ко мне приходят на прием, и, если честно, меня это очень радует.

Константин Чуриков: А сколько это стоит, спрашивают уже на портале.

Татьяна Казакова: Ну, есть государственные программы, которые обеспечивают это из фонда ОМС, есть частные клиники, которые предоставляют эту услугу. Цена может варьировать от... Могу ли я называть цифры здесь, я не знаю, но в среднем как две-три зарплаты среднестатистического жителя города Москвы или России.

Константин Чуриков: То есть сколько? Все-таки назовите, сколько.

Зритель: В районе 100 тысяч, я думаю, это сейчас у всех происходит. Но помним о бюджете, который защищает наших девушек и помогает им сохранить репродуктивный потенциал за счет фонда ОМС.

Оксана Галькевич: Татьяна Владимировна, а насколько это сложная, простите, процедура? И насколько потом сложная процедура оплодотворения, или как вот это объяснить?

Константин Чуриков: Ну правильно, это оплодотворением называется.

Оксана Галькевич: Это какая-то гормональная атака маме потом предстоит, да, чтобы там все... ?

Татьяна Казакова: Ни в коем случае.

Оксана Галькевич: Нет? Расскажите.

Татьяна Казакова: Никакой атаки не бывает, всегда правильно выбранная программа – это залог успеха. Никогда мы не вредим женщине. Для любой манипуляции есть показания, в том числе и для заморозки ооцитов; если таких показаний нет, мы ее не берем в программу. Например, проблемы со здоровьем, какие-то сложности в том числе с гинекологическими заболеваниями, для всего этого показания, ну как-то так.

Константин Чуриков: Да. Татьяна Владимировна, короткий вопрос, просто ваш совет, может быть, желающим: а размораживать это все когда? – в 60 лет, в 70?

Оксана Галькевич: Да во сколько хочешь.

Татьяна Казакова: Да, отлично, вопрос замечательный, спасибо огромное. На самом деле женщины замораживают свои клетки примерно во временном диапазоне от 1 года до 3 лет. Что-то волшебное с ними происходит: как только они это делают, тут же просыпается ген материнства и они начинают хотеть родить. Это какая-то магия, честное слово.

Константин Чуриков: М-м-м, как интересно. Спасибо. Татьяна Казакова...

Оксана Галькевич: Нет, а вот все-таки я хотела спросить. У нас только что была на связи женщина из Петербурга, ну вот так складывается у нее, что нет у нее партнера, не удается встретить человека надежного, с которым хотелось бы продолжать отношения. Что можно ей посоветовать? Вот, допустим, она решит все-таки ребенка родить самостоятельно, как вот ей сделать, если она одна, а партнера нет? Ну можно еще, 42 года нормальный возраст, можно еще здоровую яйцеклетку найти... Вот что делать ей без партнера?

Татьяна Казакова: В этом случае нужно прийти на прием к врачу-репродуктологу, оценить овариальный резерв, четко обозначить возможность получения этой яйцеклетки, потому что в 40–42 года чаще всего уже мы поднимаем вопрос о донорских клеточках, обычный возраст 35–37 лет. Если говорить о том, что резерв сохранен, мы обязательно клетки добудем и сохраним.

А как совет, наверное, сейчас я могу просто разделить не скажу что бесплодие, но тем не менее состояние на два момента – физиология и психология. Психология стала превалировать. Наверное, могу посоветовать больше общаться с людьми, и тогда никогда не будет потребности в заморозке яйцеклеток. Люди перестали общаться друг с другом.

Константин Чуриков: О да, отдельная проблема.

Оксана Галькевич: Я просто думала, вы скажете, может быть, там свою яйцеклетку и в какой-нибудь банк мужских клеток... ?

Константин Чуриков: Сберегательный, да.

Оксана Галькевич: Что-нибудь там обратиться, есть же такие тоже программы на самом деле. Ну а что, Костя, у всех по-разному складывается.

Константин Чуриков: Понятно, конечно, я поддерживаю беседу.

Татьяна Казакова: Да, конечно. Я вам скажу больше...

Константин Чуриков: Татьяна Владимировна, давайте вы беседу с нашими зрителями поддержите.

Оксана Галькевич: Да?

Татьяна Казакова: Я вам скажу больше – такие программы участились. Есть целые каталоги доноров мужских клеток, и женщины когда осознанно выбирают материнство в лице самой себя, они прибегают к этим методикам, почему нет.

Константин Чуриков: Нам звонят зрительницы и зрители, хотят с вами пообщаться. Надежда, Ростовская область. Надежда, здравствуйте.

Оксана Галькевич: А я вот за то, что люди рожали детей, понимаешь?

Константин Чуриков: Я тоже за это.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Надежда.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Надежда, я из Ростовской области.

Вот сейчас у меня... У меня трое детей, я многодетная мама. Младшему сейчас исполнилось 3 года, он у меня... Ну, стабильно дети ходят в детский сад. Но я столкнулась с тем, что я не могу устроиться на работу, меня просто не берут. Я вижу эти глаза, когда работодатель слышит, сколько у меня детей и какого они возраста.

И в принципе никто мне в открытую не говорит, что мне отказывают из-за количества детей или из-за того, что они маленькие, они будут часто болеть, но при этом вот этот разговор, мне дают понять, что «нам нужен работник, нам надо, чтобы он работал постоянно и много, а вы же не сможете перерабатывать» и так далее, и тому подобное.

И очень часто в обществе еще я слышу у знакомых, на работе слышала: «А зачем вы их рожали? То есть вы думали, когда вы рожали, о том, что вам будет сложно найти работу, вам сложно будет их поднять?»

Константин Чуриков: То есть еще начинают «лечить» вас, да, потенциальные работодатели?

Оксана Галькевич: Лечить и учить. А что за работу вы ищете? Какая у вас профессия, может быть?

Зритель: Я бухгалтер, инспектор отдела кадров...

Оксана Галькевич: Прекрасно, прекрасно.

Константин Чуриков: Слушайте, подождите, Надежда, можно вопрос? А откуда ваши потенциальные работодатели знают, что вы не потянете, трое детей вам просто не дадут спокойно работать? Откуда у них такая уверенность, если дети ходят маленькие в сад, наверное, старшие...

Оксана Галькевич: Старшие помогают, что вообще родственники какие-то рядом.

Зритель: Я вам больше тогда скажу, я говорю о том, что у меня есть две бабушки прекрасные, которые могут помочь, у меня муж работает, ну сменная работа такая, что он два дня находится дома, но все равно это не помогает, ну вот не могу я найти работу вот таким образом. Не знаю, я уже задумалась о том, чтобы на собеседовании просто не говорить, сколько у меня детей.

Оксана Галькевич: Надежда, а не говорите, слушайте, а то вот эти вот «лечилы», которые вот встречаются вам постоянно на собеседованиях, ну что, ну не надо, чтобы вам портили настроение. Вы большая молодец и все правильно делаете. Спасибо вам, Надежда.

Константин Чуриков: Еще звонок Галины из Твери. Галина, здравствуйте, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Ну, мое мнение такое, что, конечно... Вот я понимаю сейчас прекрасно молодежь, они задумываются, чтобы завести детей после приобретения образования, соответственно, чтобы был какой-то фундамент, какая-то стабильность в жизни. Но опять же, если есть партнер, и есть же много молодых пар, когда действительно крепкие пары, но они почему-то затягивают этот момент с рождением детишек. Вот мое личное мнение, затягивать с этим не надо.

И в то же время есть вот такая проблема действительно в современности, что много одиноких девушек, причем умных, образованных, красивых, много молодых парней, тоже неплохо зарабатывающих, довольно симпатичных, но почему-то все одинокие, почему-то не встретятся, почему-то действительно мало общаются. И конечно, на мой взгляд, вот эта проблема сейчас очень актуальная и очень острая.

А если вот есть, конечно, надежный партнер, конечно, детишек обязательно надо рожать, это вот мое личное мнение. Потому что у меня самой лично опыт такой, после получения образования мы с мужем тоже сразу так, как говорится, Бог дал, мы сразу ребенка родили. Были очень трудные времена какое-то время, что мы жили на 10 тысяч втроем, и квартиру снимали, и так далее, и так далее, но мы очень рады, что у нас есть ребенок. Сейчас мне 36 лет, ребенку 13, и вот мы с ней идем как две подруги.

Константин Чуриков: Галина, а можно я сейчас вот то, что Оксана обычно спрашивает, она же любит так подзуживать, она спрашивает обычно: «А третьего не хотите? Третьего не хотите?» Вот вы второго не хотите? Оксана просто, видно, хочет спросить.

Оксана Галькевич: Я хочу третьего, Костя, очень хочу, да.

Константин Чуриков: Да. Галина, второго не хотите ребенка?

Зритель: Ну, у меня такое вот всегда пограничное состояние, сомнительное, потому что все-таки ипотека тоже, есть свои финансовые обязательства...

Оксана Галькевич: Галина, берите яйцеклетку, замораживайте ее, откладывайте до того момента, когда захочется.

Константин Чуриков: Это все свое.

Оксана Галькевич: Вот Татьяна Владимировна нам только что рассказала, как это сделать. Да, Татьяна Владимировна?

Татьяна Казакова: Да, конечно.

Оксана Галькевич: Ведь захочется же потом, да?

Татьяна Казакова: Обязательно захочется. На самом деле самые работоспособные женщины – это женщины, у которых два и более детей, это правда. Ко мне очень часто приходят за вторым, третьим ребенком в программу ВРТ, и мы их успешно реализовываем. Бояться рожать не надо, это очень сильно мотивирует к продвижению как по карьерной лестнице, так и в жизни, социально адаптироваться помогает больше. Я считаю, все проблемы обычно в голове, оттуда нужно их как-то достать и научиться с этим жить.

Константин Чуриков: Подождите, Татьяна Владимировна, замораживается, значит, яйцеклетка, потом она размораживается, оплодотворяется, да...

Татьяна Казакова: Да, обязательно.

Константин Чуриков: ...потом она подсаживается, так сказать...

Татьяна Казакова: ...в полость матки женщины, да.

Константин Чуриков: Другой, получается, да? Другая вынашивает или та же самая?

Татьяна Казакова: Ни в коем случае, ни в коем случае.

Константин Чуриков: Нет? Я просто не понял вот этого сюжета. У нас сейчас по-разному все устроено, я поэтому так сижу и тихонечко так удивляюсь, да.

Татьяна Казакова: Давайте я внесу ясность. Клеточка берется у женщины.

Константин Чуриков: Это понятно.

Татьяна Казакова: Замораживается ооцит, то есть женская репродуктивная клеточка.

Константин Чуриков: Да.

Татьяна Казакова: Она еще может быть не в паре, то есть своего принца даже не встретила.

Константин Чуриков: А.

Татьяна Казакова: И вот час икс настал, он пришел и говорит: «Тебя одну люблю». В этом случае он приходит к нам, обследуется, и, когда принимаем решение о разморозке ооцитов в час икс, в час икс имплантации этот эмбрион переносится в полость матки благополучно той же женщине, которая их заморозила.

Константин Чуриков: А-а-а, все, вы ответили на мой вопрос, все-все-все.

Оксана Галькевич: Подождите, ну а потом-то идет какое-то гормональное, простите, сопровождение, чтобы эмбрион там прижился и нормально дальше развивался, как при ЭКО, нет?

Татьяна Казакова: Вы знаете, мои наблюдения абсолютно сейчас таковы, что все происходит максимально в естественном цикле. Крупнодозовые протоколы давно ушли в Лету. То есть если мы говорим о сохранении здоровья, это сейчас очень возможно, методики все отточены. Я очень рада, что мы живем в такое время.

Оксана Галькевич: Все в щадящем режиме проходит.

Константин Чуриков: Да, спасибо, спасибо.

Оксана Галькевич: Понятно. Спасибо.

Константин Чуриков: Татьяна Казакова, врач акушер-гинеколог, репродуктолог. Ну, конечно, в общем, очень экзотическое направление все-таки, с моей точки зрения, режьте меня, мы выбрали сегодня, но вопрос просто в том...

Оксана Галькевич: Костя, а ты подумай.

Константин Чуриков: Женщина приходит вот за этой медицинской услугой, потому что у нее еще пока зарплата не дотягивает, семейный доход до 2 миллионов в месяц, или вот в чем эти причины?

Оксана Галькевич: Костя, просто, понимаешь, есть много людей, у которых не все так просто складывается, не все легко проходит, поэтому хорошо, что эти возможности есть. Татьяна Владимировна правильно сказала, прекрасное время, что у нас медицина так развита сейчас.

Константин Чуриков: Мэри из Москвы.

Оксана Галькевич: Мэри из Москвы.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Мэри, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Мэри, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Хотела сказать, я не услышала сформированной позиции по поводу, например... Я вот чайлдфри, и я, например, вообще не очень хочу детей не потому, что я их как-то не люблю, просто я не хочу, потому что я хочу потратить свою жизнь на что-нибудь другое, например на путешествия, на развитие карьеры.

Константин Чуриков: Так, так.

Зритель: И я не считаю это чем-то плохим на самом деле.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Мэри, мы, во-первых, не считаем чем-то плохим, что у нас нет сформулированной позиции, вот позиции тут ваши, разных наших зрителей. Правильно я понимаю, что вы вот именно такой путь выбрали, вопрос, почему. Вот кроме путешествий какие еще аргументы?

Оксана Галькевич: Ну путешествуйте с ребенком.

Константин Чуриков: Конечно.

Оксана Галькевич: И с мужем, в чем проблема.

Константин Чуриков: С детьми, кстати, очень весело.

Зритель: Ну, если я хочу путешествовать одна, это значит, что я хочу путешествовать одна. Я, наверное, может быть, просто... Не знаю, возможно, в будущем у меня когда-нибудь поменяется позиция на этот счет, но я не чувствую надобности в ребенке, потому что я хочу пожить для себя. Возможно, я, например, слишком молода и я просто пока не задумывалась об этом, хотя я считаю, что 25 лет – это, наверное, возраст, когда люди уже об этом задумываются.

Константин Чуриков: Ну... Да.

Зритель: Однако все-таки как бы мне кажется, что просто я не хочу, я просто не хочу. Я не обязана оправдывать как-то...

Константин Чуриков: Ну понятно, «хочу – халву ем, хочу – пряники», уже это все давно известно. Да, Мэри, спасибо, что дозвонились, рассказали, почему не хотите.

Оксана Галькевич: Интересно, да.

Константин Чуриков: Может, потом что-то поменяется.

Оксана Галькевич: Да-да-да, спасибо большое.

Константин Чуриков: Ну что же, мы говорили о россиянах с детьми и без детей, почему, в общем, у нас такие проблемы с демографией. Кажется, они будут, к сожалению, даже не только по нашим ощущениям, по прогнозам правительства нам предстоят сложные демографические годы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (4)
Яков
Ребята, вы ввели цензуру? А как же свобода слова? То есть навязывать согражданам собственное мнение о якобы необходимости заводить потомство можно, а высказываться о таком навязывании нельзя. Хорошо, я не буду переходить на личности. Однако повторю: очень часто за таким навязыванием стоит элементарная зависть: человеку обидно, что он надел на себя хомут - а ведь спорить о том, что воспитание и взращивание детей - тяжёлый труд, не будут даже родители, - но кто-то смеет этого не делать. А вообще по-настоящему счастливый человек никогда не будет навязывать другим, как им жить. Не важно родитель это или child-free.
Яков
И по поводу последней позвонившей, представившейся child-free. Никто ничего объяснять не должен: ни желающие стать родителями, ни бездетные. А тем более - осуждать и/или обсуждать. "Не хочу" - вполне достаточно. Я, как и любой вменяемый child-free, никому ничего не доказывал и не собираюсь. Мне глубоко фиолетово, кто и что считает. Благо меня всегда окружали интеллигентные и тактичные люди, которые не лезут в постель к окружающим. Даже близким им. И я поступаю точно так же. Личная жизнь на то и личная, чтобы не пускать туда никого!
Вениамин
Мало! Даешь к 2030 - 100 мильонов!
Мисалмат
Зачем нужны лишние дети, в бедной голодной стране?... Российские бабы рожают в Африке негротосам кучерявых, как барашки дети. Получается российский человек импотент и бабы без трусов по заветам писек, ищут богатый секс в Африке, где у черного член в трубу. Поищите информации в Яндексе....
Что, кроме финансовых факторов, влияет на демографию