Иосиф Дискин: Сегодня просто так копить бессмысленно. Но худшее в экономике позади

Иосиф Дискин: Сегодня просто так копить бессмысленно. Но худшее в экономике позади
Время для рывка. Какие шансы нам даёт коронакризис?
Время новых возможностей. Коронаскептики. Градус самоизоляции. Артисты без работы. Рекордные долги россиян. Кто поможет туристам? Рекорд по долгам
Россияне рекордно задолжали банкам
Все будет хорошо?
Сергей Лесков: Россия - страна железных дорог. А что пить в поезде? Конечно, чай!
Артисты без работы
«Выкручивайтесь сами». Как выживают без спектаклей и концертов «Коляда-театр» и группа «Гламурный колхоз»
Градус самоизоляции
Время новых возможностей
Туристам помогут?
Гости
Иосиф Дискин
член Общественной палаты РФ

Марина Калинина: "Жители России начали тратить свои сбережения". По крайней мере, к такому выводу пришли аналитики Российской академии народного хозяйства. Они провели социологическое исследование. Итак, если сравнить данные, то видно, что два года назад сбережения в банках имели 48% россиян, а сейчас этот показатель снизился до 35%. И по мнению экономистов, это значит, что люди не рассчитывают на стабильное будущее и предпочитают потратить деньги сейчас. По мнению финансистов, увеличение расходов россиян стимулирует развитие экономики, так как повышается объем приобретаемых товаров – что позволяет промышленности, соответственно, наращивать объемы производства.

Юрий Коваленко: Может быть, просто россияне перестали верить в то, что на "черный день" отложенное, когда-нибудь пригодится, и поняли, что "черный день" уже наступил. Либо наоборот – они думают, что самое время, страна выходит из кризиса, и пора бы уже все-таки как-то обновить и гардероб, и купить какую-то новую технику, или что-то еще. Впрочем, давайте разбираться.

Марина Калинина: Просто себя порадовать, даже если страна не выходит из кризиса.

Юрий Коваленко: Подсластить пилюлю, наверное, скорее всего.

Иосиф Дискин: Нет, надо говорить только правду, одну только правду. И она немножко другая. А так бывает…

Марина Калинина: Вот вы начали говорить раньше, чем я вас представила. Иосиф Дискин у нас в гостях, член Общественной палаты России. Здравствуйте.

Иосиф Дискин: Добрый день, уважаемые друзья и коллеги.

Марина Калинина: Ну, тогда давайте разоблачать данные.

Иосиф Дискин: Нет, не разоблачать. Все правда.

Марина Калинина: Все правда?

Иосиф Дискин: Просто объяснение немножечко другое. Первое – насчет того, что перестают верить. Это не так. Данные моих коллег по ВЦИОМ говорят о том, что уровень социального оптимизма сегодня у россиян находится на одной из самых высоких планок. Люди вполне верят в будущее. Что же происходит реально? Сказываются несколько факторов.

Первое – долгое время реально располагаемые доходы населения не росли. И это был предмет тревоги крайней, пока не разобрались, в чем дело. Росли зарплаты, немножечко росли пенсии, а реально располагаемые доходы не росли. Почему? А потому, что большое количество денег уходило на расплату по ранее полученным кредитам. Закредитованность населения вызывала большое опасение. У нас, к сожалению, граждане не слишком финансово образованные – хватали кредиты, два-три. А потом в итоге – и это большое достижение, граждан прежде всего, а также финансовой политики – люди расплачиваются. И в силу этого у них начали расти понемножечку реально располагаемые доходы.

Куда они их стали тратить? Раньше боялись "черного дня" и долгое время… Шел кризис, а депозиты у граждан росли. И это был некий парадокс. Ну, люди, в общем-то, боялись тяжелого кризиса. Кризис оказался менее тяжелый, чем пугали нас многие ваши коллеги. "Торговля страхом" есть любимое занятие многих ваших коллег, и они в этом сильно преуспели. Я потом расскажу, чем мы за это заплатили.

Ну, во-первых, мы заплатили тем, что выход из кризиса отложился приблизительно на полгода. Во-вторых, вообще жизнь… Выходят из строя холодильники, выходят из строя пылесосы, стиральные машины, телевизоры. И это всегда проблема кризиса. Люди начали, только почувствовали чуть-чуть перспективы лучшей жизни, стали покупать. И давайте посмотрим такой показатель…

Марина Калинина: Действительно почувствовали перспективы лучшей жизни?

Иосиф Дискин: Да, конечно. Есть для этого два очень надежных показателя. Покупки машин, да? Мы сегодня видим, что за полгода количество проданных машин выросло на 10%.

Юрий Коваленко: И более того – за эти полгода, которые прошли у нас, 50% куплены в кредит. Каждая вторая машина куплена в кредит. Обратите внимание – все равно кредит.

Иосиф Дискин: Но все-таки кредиты, на что покупаются автомобили, немножечко другие от тех, которые получают в магазине, где никто ничего не проверяет, можно взять. А здесь все-таки проверяют кредитную историю, смотрят, сможет ли оплатить, и так далее.

И второй показатель – что у нас происходит с ипотекой. Это тоже ведь… Понимаете, одно дело, когда выхода нет и надо на последние деньги покупать стиральную машину. У меня у сына родился ребенок – нужна стиральная машина. Ну, слава богу, получает прилично. А автомобиль – это все-таки предмет, когда люди размышляют, да? "Ну, можно через полгода". А ломанулись покупать.

А уж ипотека… Ну, здесь сказалось много факторов. То, что упали ставки по ипотеке очень серьезно – ну, за полтора года на 5 процентных пунктов. Все-таки 15% и 10% по отдельным видам ипотеки (а вчера нас "Сбербанк" порадовал – уже до 8%) – это совсем другая история. И снизили первый взнос. Соответственно, совершенно другие слои населения ринулись покупать в ипотеку.

Юрий Коваленко: Нюанс. Если мы сейчас от этой радужной перспективы отойдем, то я могу поручиться за несколько человек, которые рассказали, какие приключения у них были для того, чтобы получить ипотеку по сниженному проценту.

Иосиф Дискин: Да конечно!

Юрий Коваленко: Это очень сложно.

Иосиф Дискин: Сложно.

Юрий Коваленко: Это практически невозможно.

Иосиф Дискин: Нет. Во-первых, что значит "невозможно"? Извините, статистика… Конечно, известная шутка, да? "Есть ложь, наглая ложь и статистика". Но я все-таки верю в нашу государственную статистику. Количество ипотечных кредитов – штука простая. Количество проданных квартир, количество зарегистрированного жилья – это же никуда не денется.

Юрий Коваленко: Это мы столичный регион берем или всю Россию?

Иосиф Дискин: Всю Россию.

Марина Калинина: Смотрите, что пишут зрители…

Иосиф Дискин: Извините, последняя ремарка: как раз на периферии резко выросла ипотека. Не столько по Москве, где ситуация очень специфическая, а по периферии. При этом, да, вы правы абсолютно – много препон, бюрократии, перестраховка. Все правильно. Но тем не менее, если брать среднюю температуру по больнице, то количество ипотек… И это один из серьезных драйверов выхода из кризиса.

Юрий Коваленко: Ну да, это показатель.

Марина Калинина: Вот что пишут? "То, что население с оптимизмом смотрит в будущее – это вранье. Стали тратить запасы, потому что не хватает денег на жизнь". Вот такое. "Денег не хватает на жизнь. Какие могут быть сбережения?"

Иосиф Дискин: Ну, все-таки 52% населения России имеет сбережения. И этих даже не сбережений, а депозитов в банках – 24 триллиона. Ну, я понимаю, что…

Юрий Коваленко: А сколько под матрасом еще?

Иосиф Дискин: Еще раз, я же специально говорю… При том, что уже разные формы. У нас граждане совершенно изобретательные. Кто-то – в недвижимость, что было, на мой взгляд, ошибкой. Много всяких ресурсов. Да, у нашего телезрителя, возможно, тяжелые жизненные обстоятельства. Действительно, у нас сегодня большое количество людей находится в очень трудных жизненных обстоятельствах.

Но у нас с вами сюжет несколько специфический. Что происходит с резервами? Есть резервы. И более того, начала немножечко улучшаться ситуация даже с дифференциацией доходов. Только за полгода сдвинулась в лучшую сторону ситуация в четырех верхних децилях. Улучшается.

Еще раз говорю… При этом никак не хочу смотреться, так сказать, "розовым оптимистом". Многие люди находятся в очень тяжелой жизненной ситуации. У нас совершеннейшее безобразие, когда у нас бюджетники – музейные работники, работники детских садов, особенно низший персонал больниц – получают безобразно низкую зарплату. Это правда. Но было бы неверно только "торговать страхом" и не видеть реальных позитивных изменений, которые происходят в стране.

Марина Калинина: Давайте послушаем, что думают по этому поводу наши зрители. У нас есть звонок – Вера из Приморского края к нам дозвонилась. Вера, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Я тоже по поводу, что начали тратить сбережения. Какие сбережения? Эти мизерные сбережения люди тратят по необходимости, потому что зарплаты мизерные, ничто не добавляется вообще! Пенсии не добавляют, добавляют очень-очень мало. Много очень безработных. И жизнь сейчас все тяжелее и тяжелее становится вот у нас на Дальнем Востоке, люди уезжают отсюда очень много.

А вы говорите о какой-то лучшей жизни. Ну, это просто даже, знаете, не то что смешно, а горько и обидно, что вот так нас ни во что не ставят, что-то придумывают просто, мифы о нашей жизни. Ну, вы же смотрите, что реально. У нас страшная безработица на Дальнем Востоке. Страшная! У меня родные… вообще нет работы, на мизерную зарплату трудятся – восемь, семь, шесть тысяч. Ну, на это же не прожить. И так тысячи живут.

Иосиф Дискин: Даже я бы сказал – миллионы.

Зритель: И о чем вы тогда говорите? О каком улучшении? У нас здесь миллионов нет, нас здесь очень мало. Скоро вообще не будет…

Иосиф Дискин: Ну, не надо так! Все-таки 18 миллионов живет на Дальнем Востоке. И говорить, что никого нет… Понимаете, еще раз говорю… Это привычно. Это, наверное, естественно, когда люди, находящиеся в тяжелой жизненной ситуации, смотрят на нее как на то, как живут все. У нас все живут очень по-разному. На том же Дальнем Востоке… Я все-таки много езжу по стране. В том же Петропавловске-Камчатском есть бюджетники, которые живут довольно тяжело, и есть моряки Рыбфлота, которые живут, скажем так, несколько иначе.

Юрий Коваленко: А может, все-таки действительно ошиблись, и статистика немножко не с той стороны посмотрела на проблему? Может, не из-за того, что увидели перспективы и начали тратить деньги, а действительно уже "черный день" настал?

Иосиф Дискин: Расходится это с данными хоть ВЦИОМа, хоть "Левада-Центра". Уж "Левада-Центр" трудно обвинить…

Юрий Коваленко: Не верит население почему-то статистике. Давайте послушаем действительно, у нас есть еще один звонок…

Иосиф Дискин: "Не верит" – это всегда.

Юрий Коваленко: Юрий из Орловской области. Юрий, здравствуйте. Парируйте ситуацию. Как вы ее видите?

Зритель: Здравствуйте. Я хотел бы участвовать в телевидении, где конкретно вопрос ставится. Я в тему сейчас разговариваю? Телевидение или нет?

Марина Калинина: Да.

Юрий Коваленко: Да, вы в прямом эфире.

Зритель: Здравствуйте. Я Юрий, Орловская область.

Юрий Коваленко: Добрый день.

Иосиф Дискин: И что?

Марина Калинина: Что вы хотите сказать?

Зритель: У меня такой вопрос. Вот я смотрю вашу передачу. И в вашей передаче много общественников. Никогда не приглашаете министров. А когда Путин принимает по личным вопросам, почему-то он приглашает министров, которые конкретно отвечают за данное направление.

Я пенсионер. И таких пенсионеров очень много. Вы вот общественник, говорите, что лучше жить. Почему? У меня первое образование – сельское, то есть я агроном. Почему вы не приехали к сельскому населению, чтобы посмотреть конкретно, какая жизнь у людей сейчас? Колхозы упразднили и все остальные хозяйства. Олигархи, которые получают миллиарды, которые воруют деньги, условно получают сроки. А граждане, которые у нас работали 40 лет, получают 7 тысяч.

Юрий Коваленко: Юрий, а вот у вас были накопления? Вы их потратили? Либо их у вас не было?

Иосиф Дискин: Ну, несправедливо. Я в Орловской области бываю регулярно. Как раз должен сказать, что это как раз про Орловскую область несправедливо говорить, что я там не был. Был.

Юрий Коваленко: Ну, человек из Орловской области.

Иосиф Дискин: Человек из Орловской области. Меня в Орле знают неплохо.

Зритель: Если вы были в Орловской области, вы должны были бы объехать все населенные пункты.

Иосиф Дискин: Ну, все – это, пожалуйста, к губернатору. Ну, приблизительно треть я проехал и видел. И есть большое… Кстати говоря, в Орловщине много фермеров, которые зарабатывают очень приличные деньги.

Зритель: "Фермеров я видел". Да вы приедьте и на людей посмотрите, которые…

Иосиф Дискин: Да я на людей смотрю! Вы просто свою… Еще раз говорю: я готов сочувствовать, но при этом глупо отрицать то, что где-нибудь в Мценске фермеры, которые выращивают под 85 центнеров с гектара и, соответственно, зарабатывают очень немало. Ну, разные ситуации. Нельзя, нечестно считать, что если у вас тяжелая ситуация, то она у всех такая. Разная.

Юрий Коваленко: Ну что же, спасибо большое, Юрий. Вот ситуация все равно… Пока, на данный момент у нас нет ни одного позитивного звонка, который рассказывал бы о том, что действительно…

Иосиф Дискин: Да люди с позитивными звонками вам не звонят. Они будут рассказывать, как хорошо, чтобы потом соседи морду набили? Ну, чего? Еще раз говорю: вы поймите, это реальная, живая человеческая психология.

Марина Калинина: Вы знаете, что меня удивляет?..

Иосиф Дискин: "Все семьи счастливы одинаково". Помните, с чего начинается "Анна Каренина", да? Поэтому не звонят, конечно. Звонят те, кому трудно, у кого обиды, кто рассчитывает, что дозвонишься – и тебе помогут. И это правильно.

Марина Калинина: Меня знаете что удивляет? Что у нас по пятницам, каждую пятницу у нас есть рубрика "Автомобили". К нам приходят автоэксперты и рассказывают о новинках, а потом отвечают на вопросы телезрителей, которые присылают, и звонят тоже. В сообщениях спрашивают: "Какую машину лучше купить – такую или такую?" Сообщения сыпятся пачками в течение всего получаса, когда идет программа.

Иосиф Дискин: И какие же машины?

Марина Калинина: Ну, разные.

Юрий Коваленко: Не в этом суть.

Иосиф Дискин: Вот я и хочу… И в этом тоже. Москва – город, где самые роскошные автомобили в Европе.

Юрий Коваленко: Нет-нет, поверьте мне, я специально единственное сообщение уже приберег для следующей рубрики, которая будет. Оно одно. Все остальное говорит о том, что… "Денег нет, тратим сбережения, тратим "смертные". "Все так далеки от народа, что смотрят на цифры и статистику, а не смотрят на нас".

Иосиф Дискин: Смотрим. Я же ровно об этом и сказал. Огромное число, миллионы людей, находящихся в тяжелой жизненной ситуации. Я же это третий раз повторяю. Я еще раз повторяю: безобразная ситуация, когда бюджетники получают очень мало, когда не хватает… А ситуация, если мама-одиночка с детьми и работает в бюджетной организации, – это позор страны, потому что это просто бедность и почти безысходность.

Юрий Коваленко: И ее нет в вашей статистике, вообще в этой статистике?

Иосиф Дискин: Есть. Но просто их довольно немного, а много миллионов людей, у кого начинает расти зарплата. И она выросла за последние полгода. И страна начинает медленно, безобразно медленно выходить из кризиса. И между прочим, как вы думаете, какой фактор является сегодня одним из главных барьеров выхода из кризиса? Что говорят менеджеры?

Марина Калинина: Что?

Иосиф Дискин: Неопределенность политики правительства. Не вкладывают люди в бизнес, не реализуют инвестиционные программы. Ну, вообще говоря, в целом ряде стране это было бы вообще приговором. Шестой месяц подряд… И это вылезло в качестве одного из главных факторов, препятствующих экономическому восстановлению. С одной стороны, это "торговля страхом". Многие коллеги… Мы же такие передачи слышим: "Все плохо. Закрываем страну на переучет. Все, дальше жить нельзя".

Юрий Коваленко: Вы знаете, один из мудрых людей еще в досоветское время сказал (и я до сих пор эту фразу повторяю, и она золотыми буквами у меня в голове записана): "Россия всегда стояла, стоит и будет стоять на перепутье". До революции фраза сказана. Всегда была неопределенность в правительстве – и в последующем, и сейчас.

Иосиф Дискин: Наши коллеги, приезжая на Гайдаровский форум, говорят: "Вы единственная страна, где министры рассказывают стране всякие страсти". Всюду министры заняты тем, что объясняют: "Мы все делаем правильно, все будет хорошо". А у нас на Гайдаровском форуме год за годом министры рассказывают, и даже премьер-министр: "Дальше будет только хуже". Ну, как можно из этого… Вот мы и получаем обратную сторону этого дела сегодня на экране. Пока мы не научимся видеть много, 50 оттенков серого, видеть позитивные сдвиги, негативные проблемы… Вот это трудная задача российского гражданского общества – видеть все только в черном цвете.

Марина Калинина: Вот смотрите. Увеличение потребительских расходов, как считают эксперты, действительно может способствовать экономическому росту. Так ли повлияют вот эти расходы людей, которые сейчас есть, на экономический рост?

Иосиф Дискин: Да. Только надо понимать, в каких секторах.

Марина Калинина: И за какой период?

Юрий Коваленко: И кто на этом заработает? Кому от этого лучше-то будет? Простым людям будет от этого лучше?

Иосиф Дискин: Ну конечно!

Юрий Коваленко: Чем?

Иосиф Дискин: Давайте смотреть. Сегодня крупнейшая проблема… Слово "ВАЗ" у всех в голове, да? У нас все-таки маленькая страна и маленький рынок. Для того чтобы "ВАЗ" стал приносить прибыль, надо, чтобы он вышел на объем реализации – где-то 450–500 тысяч машин в год. При том, что машины впервые уже стали поставлять в Европу. Рынок маленький. Вот если люди начнут покупать вазовские машины, то перестанут сокращать рабочих в Тольятти, начнется покупка комплектующих кресел, производимых теперь в России, и так далее. Вот просто живой пример

Юрий Коваленко: Вы сейчас на больной мозоли стоите и прямо буквально вертитесь, потому что от этого может стать только лучше в Тольятти разве что, либо руководству "АвтоВАЗа". А остальные люди не верят пока что.

Иосиф Дискин: Руководство "АвтоВАЗа" – это представители Renault. Им и так неплохо. А лучше жителям… Между прочим, комплектующие идут со всей страны. Стекло для "ВАЗа" делают в одном месте. Я немножко детально знаю.

Юрий Коваленко: Ну, не верят люди "АвтоВАЗу"!

Иосиф Дискин: Секундочку!

Юрий Коваленко: Не верят, но надеются на лучшее.

Иосиф Дискин: Во-первых, это неправда. Верят. Соотношение российских и… ну, не импортных, а западных машин, производимых в России, меняется в пользу "ВАЗа". Я же знал, что вы скажете, поэтому уже был готов к этому.

Марина Калинина: Вы подготовились!

Иосиф Дискин: А как же! Верят, потому что, во-первых… Извиняюсь, я хочу сообщить телезрителям: количество дефектов на "ВАЗе" стало лучше, чем на заводах Renault в Западной Европе. Дожали.

Юрий Коваленко: Хорошо. У нас осталась одна минута этого часа, скажем так.

Марина Калинина: Резюме.

Юрий Коваленко: Давайте резюме. Дайте совет людям – копить или тратить?

Иосиф Дискин: Зависит… Первое: думать, что делать – копить или тратить. Не поддаваться на спонтанные покупки. Второе: если есть крайняя нужда что-то покупать, надо покупать. А копить, если вы точно… Ну, если люди пожилые и им деться некуда, то надо копить. Сегодня просто так копить бессмысленно.

Моя оценка: мы все-таки лет пять-шесть экономического роста получим, поэтому из этого и надо исходить. Худшее в экономике позади. Но дальше я хотел бы попросить правительство действовать смелее и подпитывать экономический рост, потому что опыт показывает: начинает рост – и от него выигрывают все.

Юрий Коваленко: Надеюсь, нас смотрят в правительстве и "возьмут на карандаш".

Марина Калинина: Спасибо. У нас в гостях был Иосиф Дискин, член Общественной палаты России. Спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Иосиф Дискин: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)