Наш ответ Байдену

Наш ответ Байдену | Программа: ОТРажение | ОТР

Владимир Путин заявил, что Штатам придется считаться с Россией, несмотря на санкции и оскорбления. Что будет дальше?

2021-03-18T18:33:00+03:00
Наш ответ Байдену
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Константин Корищенко
доктор экономических наук, профессор РАНХиГС
Евгений Сатановский
президент Института Ближнего Востока
Виктория Журавлева
руководитель Центра северо-американских исследований Института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова РАН, кандидат политических наук

Ксения Сакурова: Ну а мы начнем с громкого заявления Джозефа Байдена, которое прозвучало накануне в интервью ведущему телекомпании ABC.

Петр Кузнецов: Прогремело.

Ксения Сакурова: Слова американского президента вызвали широкий резонанс. Что будет теперь с русско-американскими отношениями, обсуждают эксперты по обе стороны океана.

Петр Кузнецов: Ответ Владимира Путина уже прозвучал, но о нем чуть позже. Сначала те самые слова, которые поставили под вопрос саму возможность дипломатических отношений между странами. Давайте посмотрим этот фрагмент из интервью в исполнении Джозефа Байдена.

Джордж Стефанопулос: Владимир Путин, думаете, он убийца?

Джозеф Байден: Да.

Джордж Стефанопулос: И какую цену он должен заплатить?

Джозеф Байден: Он заплатит. Вы очень скоро это увидите.

Ксения Сакурова: Ну, кстати говоря, Владимир...

Петр Кузнецов: Как отрывок из «Звездных войн».

Ксения Сакурова: Да. Владимир Путин уже прокомментировал выпад американского коллеги, буквально несколько минут назад это произошло, он предложил Джо Байдену обсудить двусторонние отношения по телефону. Давайте посмотрим, как это было.

Владимир Путин: Что касается заявлений моего американского коллеги, мы действительно, как он сказал, мы с ним лично знакомы. И что бы я ему ответил? Я бы сказал ему: будьте здоровы. Вы знаете, я вспоминаю, в детстве мы во дворе когда спорили друг с другом, мы говорили так: «Кто как обзывается, тот так и называется». И это неслучайно, это не просто детская поговорочка и шутка, смысл очень глубокий в этом психологический: мы всегда в другом человеке видим свои собственные качества и думаем, что он такой же, как и мы.

Петр Кузнецов: Ага. Это вот первый ответ Владимира Путина Джозефу Байдену на отрывок из того самого интервью. А несколько минут назад Владимир Путин пошел дальше: он предложил Байдену обсудить двусторонние отношения по телефону, сделать это в прямом эфире. И даже известно, что разговор может состояться уже завтра, ну или в понедельник.

Владимир Путин: В прошлый раз инициатива телефонного разговора исходила от президента Байдена. Я хочу предложить президенту Байдену продолжить наши дискуссии, но при условии, что мы это сделаем фактически в прямом эфире, что называется, онлайн. Без всяких задержек, а прямо в открытой прямой дискуссии. Мне представляется, что это было бы интересно и для народов России, и для народа Соединенных Штатов, да и для многих других стран.

Петр Кузнецов: Ага. Мне кажется, что такого еще не было, когда двусторонние отношения, они больше такие выкатываются в какие-то межличностные…

Ксения Сакурова: Личные, межличностные, да.

Петр Кузнецов: Это интересно.

Ксения Сакурова: Это прецедент, конечно.

Петр Кузнецов: Давайте поговорим с вами, конечно же, и, конечно же, с нашими экспертами. Первый из них – Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока. Добрый вечер.

Евгений Сатановский: Здравствуйте, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте, Евгений Янович.

Вот с вашей точки зрения, как следует относиться к этим словам Байдена? Это все-таки некая официальная позиция Вашингтона или личное мнение, хайп, как тоже кто-то говорит? Как вы считаете?

Евгений Сатановский: Тяжелобольной человек, не отвечающий ни за свои слова, ни за свои действия. Ну, его внесли в Белый дом, что называется, вместо кладбища. Ну не писается на публике, и тоже хорошо; ну, падает не каждый день, он, бедолага, о свою овчарку запнулся, ногу сломал, – ну тоже хорошо. Страшно, когда такого рода человек стоит во главе Соединенных Штатов, самой богатой, вооруженной до зубов страны, единственной, которая ядерное оружие применяла, это действительно страшновато, потому что дедушка старый, ему все равно. Это, конечно, хорошая поговорка, но, когда человек, не помнящий, как кого зовут в его собственной семье и в его собственной администрации, начинает судьбами мира управлять, становится как-то холодновато.

Петр Кузнецов: Вот, холодновато и страшно.

Евгений Сатановский: Но в Америке...

Петр Кузнецов: Евгений Янович, я прошу прощения, вот как раз в Америке, извините, что вас перебиваю. Как вам кажется, в Америке тоже страшновато за последствия, которые придется теперь разгребать после вот всего лишь этих двух слов?

Евгений Сатановский: Да американцам вообще ничего не интересно, тем более мало кто там это знает, они... В основном русскоязычные ребята из нашей прессы услышали, что это произошло, и, честно говоря, ужаснулись. Мне звонили из Соединенных Штатов люди, повторяю, в Америке, в американских средствах массовой информации об этом особо не говорят, потому что понятно, что это тяжелейшее хамство, понятно, что это такой фо па, которого ни в какую холодную войну не было. Республиканцам это дает очень серьезные очки сейчас во всех тех пинках, которыми они будут награждать демократов. Для демократов, которые, в общем, контролируют бо́льшую часть средств массовой информации, это такое позорище, оно их не красит. Поэтому кроме профессиональных экспертов, которые вообще следят за такого рода вещами, повторяю, там широкие массы об этом понятия не имеют.

Ксения Сакурова: Ну вот даже показательно, что и The Guardian, и Bloomberg, они вообще не отреагировали на этот выпад, в основном обратили внимание на другие темы этого интервью. В частности, когда речь шла о вмешательстве в американские выборы, о том, какую цену в результате предстоит заплатить, вроде бы там даже как-то замяли... Такое ощущение, что американская пресса вообще пытается это замять.

Евгений Сатановский: Американская пресса жестко цензурирована, американская пресса не обращает внимания ни на что, на что она не хочет обращать внимания. Прошу прощения за грубость, я вообще не очень вежливый человек, хотя и не такой, как Байден, но ведь Байден на самом деле обгадился со страшной силой. Байден представил Америку и американскую политику ну просто в самом безобразном виде. Неслучайно наш посол, бывший заместитель министра обороны, между прочим, отозван для консультаций. Вообще перед разрывом дипломатических отношений последняя стадия предупреждения – это отозвать посла для консультаций.

После этого я уж не знаю, чего должно быть, но вообще по протоколам это, повторяю, последняя стадия, перед тем как вы говорите: «Ну, ребята, между нами все порвато и тропинка затоптата». Что на какое-то время в истории Советского Союза, да и Соединенных Штатов с разными странами вполне бывало. И в принципе, если вам не о чем говорить, вот просто не о чем говорить, то о чем говорить? Не получается, не хотите нормальных отношений? – ну не надо, что теперь...

Петр Кузнецов: Да. Евгений Янович, очень коротко: но Кремль явно не сделал вид, что это какая-то оговорка, что ляпнул и ляпнул, человек в возрасте...

Ксения Сакурова: Мы отреагировали бурно, да, скажем так.

Петр Кузнецов: Да, и мы продолжаем комментировать, и уже второй комментарий нашего президента, да, он предложил поучаствовать в прямом эфире, видимо, какой-то телемост намечается. То есть в нас это, судя по всему, засело, и засело надолго.

Евгений Сатановский: Времена Горбачева и Ельцина прошли. Вот как ни хотелось их сохранить, но они прошли. Что значит «не замечать»? Да нет, теперь уже другое кино.

Петр Кузнецов: Вот какое, будем дальше разбираться. Спасибо вам огромное. Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока. Что за жанр будет у этого кино, интересно.

Ксения Сакурова: Ну, это мы посмотрим.

Петр Кузнецов: Драма? Трагедия? Комедия?

Ксения Сакурова: Да. Давайте прямо сейчас послушаем зрителя, с нами на связи Ярославль. Валерий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ответ Путина вполне понятен. Почему? Дело в том, что Российская Федерация целенаправленно и правильно делает к тому, что экономика Соединенных Штатов на сегодняшний день в провале, идет вниз. Никто не покупает вооружения Соединенных Штатов, долг за 5 лет вырос с 19 триллионов до 29 триллионов. На сегодняшний день Российская Федерация из 30 триллионов, которые ОФЗ покупала, сейчас покупает 4 миллиарда. На сегодняшний день экономика в крахе, и Байден на сегодняшний день понимает, что Россия делает всё, чтобы развалить экономику Соединенных Штатов. А что такое... Соединенных Штатов? Значит, будет исход из Америки, люди побегут из Америки.

Петр Кузнецов: Ну, подобными заявлениями он только ускоряет этот развал, если следовать...

Зритель: Если вы помните, что такое Детройт, 2 миллиона 400 тысяч, что осталось? – 400 тысяч, наркомания и убийства. Вот такая ситуация...

Петр Кузнецов: И хорошая хоккейная команда, в которой многие наши играли.

Зритель: Поймите Байдена, на сегодняшний день...

Петр Кузнецов: Спасибо, Валерий, везде наши, да.

Продолжаем разбираться в этих отношениях с Викторией Журавлевой, она руководитель Центра североамериканских исследований НИИ мировой экономики и международных отношений имени Е. М. Примакова. Добрый вечер.

Ксения Сакурова: Добрый вечер.

Виктория Журавлева: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, все-таки, по-вашему, Виктория Юрьевна, это оговорка? Это ловушка, умело расставленная журналистов, в которую попался Байден? Ну конечно, у него есть опыт в политике, ну вот человек в возрасте, ну вот попался он в эту ловушку? Или, может быть, это такой намеренный акт, он хочет показать своему избирателю, что он с самого начала жестко настроен по отношению и к России, и лично к президенту России? И поэтому он показывает: «Я сразу же, с начала своего срока порчу все отношения с Россией, все какие возможно»?

Виктория Журавлева: Вы знаете, тут на самом деле гадать можно бесконечно. Я думаю, что здесь есть немножко и того и другого из того, что вы назвали. Причем я бы сказала, что это работа не на американский электорат, а скорее на мир, потому что о своей кампании по объединению мировых держав в защиту демократии Байден заявлял еще до того, как вошел в Белый дом. И если посмотреть на те документы, которые за эти 50 с небольшим дней появляются из Белого дома, то там защита демократии и возвращение Соединенным Штатам глобального лидерства под флагом защиты демократии – это один из таких столпов новой стратегии национальной безопасности, которая будет в ближайшее время у новой администрации.

И здесь Россия такой удобный инструмент, для того чтобы реализовывать эту политику по возвращению глобального лидерства. Россию последние 6 лет Соединенные Штаты активно пинают, против России пытаются объединиться с Европейским союзом, поэтому это такой вот уже объезженный конек, удобный инструмент, который активно используется. И здесь я думаю, что если президент это делал осознанно, то это работа на мировое сообщество, это продолжение продвижения вектора этой политики.

Но я не исключаю и момента как бы условно подставы со стороны демократического, либерального даже журналиста. Объясняю эту свою позицию я очень просто: я недавно, буквально сегодня, пытаюсь найти тщетно полное интервью это, нашла интервью самого журналиста, Стефанопулоса, его его коллеги спрашивали, вот как он провел такое замечательное интервью, расскажите нам про него. И там, конечно же, был вопрос про как бы...

Ксения Сакурова: ...тот самый вопрос.

Виктория Журавлева: ...характеристику... Да-да, про тот самый вопрос. И вы знаете, что он ответил? Он ответил, что «да, я уверен, что будет очень большой хайп, будет очень много внимания к моему интервью именно благодаря вот такому вот вопросу». Понимаете, то есть здесь логика совершенно другая, это журналист, который не думает о российско-американских отношениях.

Петр Кузнецов: Виктория Юрьевна, но важно напомнить и нашим телезрителям, а может быть, и рассказать о том, что это такая коронная фишка этого журналиста.

Виктория Журавлева: Да.

Петр Кузнецов: Тот же самый вопрос, например, задавался Дональду Трампу, и он ответил...

Ксения Сакурова: И Трамп ушел.

Петр Кузнецов: Да, он ответил в духе: «Ну, все мы не без греха».

Ксения Сакурова: «Не без греха», да.

Петр Кузнецов: Ну что-то такое.

Виктория Журавлева: Да, да, безусловно, безусловно. И это еще раз подтверждает версию, что здесь может быть целенаправленная кампания конкретно этого журналиста, причем не на то, чтобы подставить президента или подставить российско-американские отношения, он работает на себя, на свой собственный имидж, он раскручивает свой имидж вот такими скандальными вопросами.

Петр Кузнецов: Может, это Камала Харрис все это задумала, вице-президент, которая своими щупальцами все больше и больше захватывает?

Виктория Журавлева: Ну да, которая все ждет, что освободится место для нее.

Петр Кузнецов: Она и с министрами уже встречается.

Виктория Журавлева: Нет, я так не думаю. Просто Байден, в отличие от Трампа, в силу, я думаю, все-таки возрастных своих характеристик оказался более легкой жертвой для вот такого проигрыша этого журналиста, для такой игры, в которую он сыграл не в свою пользу в итоге.

Ксения Сакурова: Виктория Юрьевна, а вот наша роль в этой игре и то, как мы отыграли наш ход, как вы его оцениваете? В общем-то, реакций было много, но они были не сказать, чтобы очень бурными. Да, мы отозвали посла для консультаций, да, у нас выступил с заявлением сначала Песков, потом Путин, в общем-то, согласился на прямой некий разговор с Байденом. Но тем не менее резко каких-то высказываний не прозвучало. Как вы оцениваете этот шаг нашей политики, нашей дипломатии?

Виктория Журавлева: Вы знаете, я на самом деле считаю, что абсолютно верная реакция, она должна быть максимально сдержанной, потому что не надо играть в американскую игру сейчас. Россия должна четко понимать свои интересы и следовать в их русле. Если мы сейчас включимся в американскую вот эту борьбу за либеральную демократию, в которой Россия – это тот объект, с которым борются, то мы проиграем, имиджево и в медийном пространстве с точки зрения нашего образа мы проиграем, потому что Соединенным Штатам как раз нужно, чтобы мы включились, чтобы нас постоянно использовать как такой вот инструмент выстраивания своего лидерства. И здесь, мне кажется, нам стоит выбрать свою роль в этой игре, и вот эта роль на сдерживание противостояния, сдерживание конфликта мне кажется более выигрышной для России.

Петр Кузнецов: Виктория Юрьевна, тут еще важен временно́й, так сказать, контекст: интересно, что это интервью вышло практически (или не практически, одновременно) с докладом спецслужб о том, что Россия опять влияла или вмешивалась в выборы 2016 года. Почему опять эта тема поднимается с выборами Трампа?

Виктория Журавлева: Ну, это было как бы ожидаемо, что демократы ее не оставят, потому что это тема, которая им принесла победу в 2020 году, они ее будут продолжать раскручивать. Дальше они начнут готовиться к промежуточным выборам в Конгресс, которые будут в следующем году. Видите, там же кроме вмешательства в 2016 год еще уже говорят о вмешательстве в 2020 год несмотря на то, что никакие спецслужбы не подтвердили никаких значительных действий со стороны России, все-таки эта тема будет, как бы к ней подогревается интерес. Вот это уже для внутреннего пользования, если первое было для внешнего мира, то это для своего электората, для того чтобы сохранить интерес демократического электората за Байденом и за Демократической партией. И соответственно, в случае, если все остальное не получится, то есть вот та гигантская социальная программа экономическая, которую демократы взвалили на себя и сейчас собираются всех спасти, то, если что, всегда можно вернуться к российской карте и активно ее продолжать использовать.

Петр Кузнецов: Ага. Виктория Юрьевна, если можно, очень коротко: что, по-вашему, все-таки будет с этой прямой связью? Мяч теперь на нашей стороне, мы отдали пас, и теперь Владимир Путин приглашает принять участие в телефонном разговоре. Что будет в ближайшей перспективе? Состоится этот разговор, о чем он будет? И как он повлияет в дальнейшем на наши двусторонние отношения? То есть загладим ли мы вот эту эскалацию, которую начал Байден?

Виктория Журавлева: Ну, я думаю, что в том или ином виде телефонный разговор состоится, то есть, скорее всего, предложение будет принято. Насколько Байден согласится на открытый разговор, то есть вот этот вот телемост, который предлагает Владимир Владимирович, я не знаю. Я просто боюсь, что он его не потянет чисто физически, потому что, если посмотреть, как он нечасто выступает и до сих пор не выступил с обращением к нации, его явно не будет.

Петр Кузнецов: Да, пресс-конференцию не провел свою традиционную.

Виктория Журавлева: Да-да-да.

Ксения Сакурова: Да, у Владимира Владимировича больше здесь шансов на победу.

Виктория Журавлева: Силы берегут. Но разговор, скорее всего, будет, и я думаю, что с точки зрения поддержания, хотя бы поддержания контакта это важно для российско-американских отношений, потому что это единственное, что остается, хотя бы поддерживать диалог хоть на каком-то уровне.

Петр Кузнецов: Ага. Спасибо вам огромное, спасибо. Виктория Журавлева, руководитель Центра североамериканских исследований НИИ мировой экономики и международных отношений имени Е. М. Примакова.

Воронежская область предрекает подешевевший рубль: «Опять рубль подешевеет», – так и пишет наш телезритель из Воронежской области. Об этом как раз с экономистом...

Ксения Сакурова: ...чуть позже, да, поговорим.

Петр Кузнецов: Да, чуть позже, а пока с вами продолжим. Москва на связи, Татьяна. Добрый вечер, Татьяна. Ваши мысли, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Я... Алло?

Ксения Сакурова: Да-да, мы слушаем вас.

Петр Кузнецов: Да, слушаем.

Зритель: Здравствуйте.

Я просто хотела сказать, что я пенсионер, живу в Москве и очень благодарна нашему президенту за то, что он так спокойно ответил на выпад американского президента, на такое чудовищное обращение к нему, что он убийца. Я просто горжусь, что у нас такой президент.

Петр Кузнецов: Здорово. А может быть, стоило вообще проигнорировать? Ну то есть, господи, что, еще и комментировать такой бред...

Зритель: Проигнорировать? Проигнорировать зря, вряд ли.

Петр Кузнецов: Вряд ли. То есть все сделал правильно? «Путин умница, достойный ответ мудрого руководителя», – согласен с вами наш телезритель из Ханты-Мансийска.

Зритель: Достойный ответ, очень достойный ответ. И главное, что он спокойный, уравновешенный. Я считаю, что он справедливый.

Петр Кузнецов: Да.

Ксения Сакурова: Да, спасибо, Татьяна.

Петр Кузнецов: Смотрите, по поводу рубля, возвращаемся к нему, сейчас об экономических последствиях с вами поговорим. Ну, после первого заявления валюта отреагировала, конечно, падением, в моменте это было до 74 рублей за доллар и 88 за евро. Российские индексы снизились до трехмесячного минимума. Сейчас, судя по лентам, рубль на предложение Владимира Путина сыграть в какой-то телемост с Джозефом Байденом...

Ксения Сакурова: ...не успел, не успел отреагировать.

Петр Кузнецов: ...пока не реагирует. Но мы можем попробовать предсказать, что будет, и не только с рублем.

Ксения Сакурова: Да. Давайте сделаем это вместе с экспертом. У нас на связи Константин Корищенко, доктор экономических наук, профессор РАНХиГС. Добрый день, Константин Николаевич.

Константин Корищенко: Добрый.

Ксения Сакурова: Ждать ли, что рубль вернет свои позиции после когда открытого заявления Владимира Путина о том, что он готов на этот открытый диалог? Насколько рынки быстро смогут вернуть назад позиции?

Константин Корищенко: Ну, честно говоря, изменения рубля на рубль, извините за игру слов, или даже на два, – это не очень большое изменение, поэтому пока, собственно, говорить о том, что что-то надо возвращать, это преждевременно. О каких-то серьезных процессах, девальвации, можно говорить, когда это будет, не знаю, упали боже, вряд ли, 5% или что-нибудь в этом духе. А пока это все в пределах обычных рыночных колебаний, которые рынки проявляют с завидной периодичностью.

Петр Кузнецов: Константин Николаевич, мы почему про рубль-то начали? Не только потому, что зрителей это беспокоит, но это, конечно, тоже очень важно, узнать, что там дальше будет. Но считается, уже эксперты начали говорить, что у нас на самом деле огромное количество возможных ответов на вот этот выпад, еще хочется повторить эскалацию со стороны Байдена, и все они как-то лежат в категории экономики. Например, мы можем пойти на то, что в качестве валюты будем использовать евро и рубль, речь идет о расчетах за российские товары с Евросоюзом, например, то есть уйти от доллара.

Константин Корищенко: Ну, это тоже не очень большая новость, потому что, например, расчеты с Ираном Европа предложила проводить не в американском долларе еще года 3 или 4 назад, если я не ошибаюсь. И наши расчеты с Китаем строятся вокруг, ну, хотелось бы рубля и юаня, в основном все-таки вокруг юаня, и наши расчеты в ЕАЭС строятся вокруг рубля, вот здесь уж точно вокруг рубля. Так что в разных сферах международной торговли мы используем нашу валюту там, где это возможно.

Петр Кузнецов: Но это станет серьезным, если мы о таком переходе масштабном, более масштабном говорим, станет ли ударом по американскому доллару?

Константин Корищенко: Это скорее переход в сфере пиара, нежели чем в сфере реальной экономики. Потому что рынки устроены таким образом, что та валюта, которая используется в международной торговле, в международных расчетах должна обладать целым набором качеств, которыми, к сожалению, пока рубль еще не обладает, хотя бы емкостью долгового рынка российского, например, это чисто техническая вещь, но тем не менее.

И кроме того, обратите внимание, вот та сегодняшняя ситуация, которая сложилась с рублем, то есть девальвация, она, как ни парадоксально, на руку российскому бюджету, российским экспортерам. У нас сегодня цена нефти в рублях такая же, как было в кризис 2015–2016-х гг., так что от девальвации сказать, что бюджет или госкомпании проигрывают, я бы не сказал.

Петр Кузнецов: Ага.

Ксения Сакурова: Еще такой вопрос. В том же интервью Байден заявил, что Путин заплатит, Россия заплатит. Уже у нас есть очередной пакет санкций. О какой еще цене может идти речь?

Константин Корищенко: Вы знаете, как бы история, как говорит пословица, повторяется дважды, сначала в виде трагедии, потом в виде комедии. Ну а здесь уже с санкциями даже не второе повторение, а скорее пятое, шестое или седьмое. В общем-то, честно говоря, с каждым разом санкции превращается во все более, как бы так помягче выразиться, странную историю.

Ксения Сакурова: Но есть еще какой-то туз в рукаве? Что еще может быть?

Константин Корищенко: Ну, вы знаете, вот этот разговор про российский госдолг, что наложить на него санкции, – это на самом деле абсолютная спекуляция, скажем так, людей, которые, видимо, не очень хорошо понимают, как устроен финансовый рынок. Потому что если санкции будут наложены на российский госдолг, то в первую очередь пострадают, так сказать, сами американские инвесторы от этого, они потеряют определенный доход, они окажутся в ситуации неликвидных активов, в общем, для них это будет крайне некомфортно. А у российского бюджета сегодня есть очень большой запас прочности в виде суверенных фондов, в принципе финансовая система абсолютно стабильна, сбалансирована, золотовалютные резервы большие, так что... Российский госдолг, конечно, важный инструмент, но не критичный, что бы с ним по большому счету ни пытались делать.

Петр Кузнецов: Ага. И сейчас снова появляется информация, что готовятся санкции отдельно в отношении личных активов российской элиты, российской верхушки. Это болезненное будет?

Константин Корищенко: Ну, это на самом деле скорее такая неприятная история для конкретных компаний или конкретных людей. Но за тот период, когда мы живем в условиях санкций, я думаю, уже все разумные бизнесмены и тем более, так сказать, государственные компании, в общем, которые имеют определенные активы за границей, они уже предприняли все необходимые меры. Собственно, вся эта история с охотой за российскими активами, попытка их арестовать, она же, в общем, начиналась еще в 1990-х гг., мы можем приводить массу примеров, когда это пытались делать. Ничем, честно говоря, содержательным, серьезным это не закончилось. Так что, в общем-то, я думаю, те, кто хотел, они, в общем, уже все достаточно хорошо организовали свои внешние активы

Петр Кузнецов: Константин Николаевич, позвольте резюмирующий вопрос. Все-таки как ухудшение отношений с Америкой в итоге может сказаться или сказывается, наблюдали эти волны, на простом российском человеке?

Константин Корищенко: На простом российском человеке это сказывается прежде всего в связи с ослаблением рубля и удорожанием импорта. В связи с этим получается, в общем-то, скажем так, определенное ухудшение уровня жизни. Собственно, это самое неприятное последствие, которое, во-первых, достаточно долгое время длится, и самое неприятное, что оно именно бьет прежде всего по населению, а не по, условно говоря, крупным корпорациям.

Петр Кузнецов: Ага. Спасибо за ваш комментарий. Константин Корищенко, доктор экономических наук, профессор РАНХиГС. Ну что, будем ждать прямого эфира.

Ксения Сакурова: Если это будет завтра, то это, конечно, будет очень интересной темой для обсуждения в «ОТРажении».

Петр Кузнецов: Да, кстати, возможно, это еще и в пятницу.

Но наш прямой эфир продолжается прямо сейчас, буквально через несколько секунд меняем тему. Оставайтесь с нами, впереди много всего интересного.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Владимир Путин заявил, что Штатам придется считаться с Россией, несмотря на санкции и оскорбления. Что будет дальше?