«Наша основная задача - регулирование пищевой индустрии»

«Наша основная задача - регулирование пищевой индустрии»
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Рак: каждый имеет право на бесплатное обследование, лечение и реабилитацию по ОМС в крупных центрах
Алексей Рощин: Ранний детский труд поможет. Потому что хорошее образование приобрести трудно, а вот навыки пойдут на пользу
Как производят вентиляционное оборудование и системы отопления на заводе в Бронницах
Бензин снова дорожает. Это несмотря на соглашение между правительством и нефтяными компаниями
Покупка автомобиля на вторичном рынке. Пошаговая инструкция от специалиста по автоподбору
«Переводы между физлицами - самые подозрительные платежи на свете!» Что делать, если счет заблокирован? Советы специалиста по консалтингу
Почему канцерофобия страшнее самого рака? Главврач Центра им. Димы Рогачева - о ситуации с диагностикой и лечением онкологии
Обманутые дольщики. Мужчины 50+ без работы. Драка в Чемодановке. Проблемы ЕГЭ. Конфискация денег у госслужащих. Рубрика «Аграрная политика»
Как мужчинам после пятидесяти лет найти хорошую работу: почему служба занятости не может помочь?
Гости
Андрей Демин
президент Российской ассоциации общественного здоровья, профессор
Максим Новиков
президент союза производителей безалкогольных напитков и минеральных вод

Налог на сладкое. Минфин предложил отменить льготный НДС для сахаросодержащих напитков.По итогам прошлого года потребление сахара в России превысило установленную Минздравом норму почти в два раза – 39,4 килограмма на человека при норме 24 килограмма. Приведет ли отмена льготного НДС для сахаросодержащих продуктов к повышению стоимости продукции? Может ли стать следствием снижение производства и потребления- доказана ли эффективность подобных мер?

Александр Денисов: Переходим к следующей теме.

Анастасия Сорокина: Да, поговорим о сладком. Минздрав подвел итоги прошлого года, по которым стало видно, что наши граждане решили подсластить жизнь в прямом смысле слова: количество потребляемого сахара увеличилось вдвое. По данным ведомства, нормой для человека являются 24 килограмма в год. За прошедший же, 2018 год, посчитали, что было употреблено 39,5 килограмма на человека.

Александр Денисов: Да, разогнались. Короче, не жизнь, а сахар. Как там у итальянцев? Dolce vita (сладкая жизнь). Министерство финансов предложило подгорчить нашу dolce vita и повысить налоги на сахаросодержащие продукты, в том числе на соки и газированные напитки. Сделали это по совету Минздрава. Вот кто советчик-то у нас.

Анастасия Сорокина: Да. И конечно, качество продуктов, в общем-то, оставляет желать лучшего. Мы порой даже не знаем, сколько сахара содержится в том или ином продукте, не подозреваем и не следим за этим. Но, безусловно, делать это надо. Сможет ли налог на сладкие напитки как-то поменять ситуацию и вернуть ее в это нормальное русло?

Александр Денисов: Ну, посмотрим, как у них, к зарубежному опыту обратимся. Первый в мире акциз на сладкие газированные напитки введен в Дании в 1930 году, давно, но его недавно отменили. Почему? Рынок страны заполонили газированные напитки из Германии и Швеции. Ну, видимо, они не облагались налогом. В США два штата ввели акциз на газировку для борьбы с ожирением, тем не менее эффект получился обратный: количество с избыточным весом увеличилось с 17% в 1993 году до 34% в 2012 году.

Анастасия Сорокина: А в Замбии отменили налог на сладкие газированные напитки, введенный в 2001 году, по причине негативного влияния на экономику. А во Вьетнаме тоже посчитали, что налоговые поступления от «сладкого акциза» невелики, а вот убытки значительные.

Александр Денисов: Тему обсуждаем вместе с вами, уважаемые телезрители, как всегда. И также у нас в гостях Андрей Константинович Демин, президент Российской ассоциации общественного питания, профессор. Андрей Константинович…

Андрей Демин: Общественного здоровья.

Александр Денисов: Общественного здоровья, простите, да.

Андрей Демин: Ну, оно и есть питание.

Александр Денисов: Связано с питанием напрямую, да.

Андрей Демин: Самым прямым образом. Да, спасибо. Спасибо, что вы эту тему поднимаете. Информационный повод очень серьезный у нас. Действительно, весь мир озабочен проблемой питания. У нас в стране есть данные Всемирной организации здравоохранения о том, что питание вышло как основой фактор риска. Раньше мы говорили больше о табаке, об алкоголе, а сейчас… Ну и многие чувствуют это неблагополучие. В том числе я буду опираться на данные Всемирной организации здравоохранения.

Вот то, что вы представили, этот ряд информационный – он не вполне корректный, потому что все должно быть научно обосновано. ВОЗ чем хорош, чем хороша эта организация? Она дает научно обоснованные рекомендации. Вот на сегодняшний день по питанию одна из ключевых проблем – это так называемые HFSS-продукты. Это продукты с высоким содержанием жира, сахара и соли. Вроде бы совершенно очевидные вещи. Ну, вы привели правильные цифры. Я могу даже сказать в региональном разрезе. Например, Липецкая область – в 2015 году это было 55 килограммов. А ВОЗ нам говорит, что есть специальные рекомендации по жирам, по белкам, по углеводам, по всему.

Александр Денисов: А 55 килограммов на одного человека – это очень много?

Андрей Демин: 55 килограммов на человека в год, да. А ВОЗ говорит о чем? Что на сегодняшний день это составляет около 25 граммов… Если вы хотите, чтобы еще и зубы у вас были здоровые, то 25 граммов в сутки, не больше.

Александр Денисов: А это сколько ложек, чтобы понимать, чайных?

Андрей Демин: 50 – это будет 12 ложек. Шесть ложек без горочки, вот чтобы ровненько там было насыпано.

Анастасия Сорокина: Андрей Константинович…

Александр Денисов: Андрей Константинович… Настя, прости, пожалуйста. А как проконтролировать скрытый сахар?

Анастасия Сорокина: Вот я об этом тоже хотела спросить.

Александр Денисов: Хорошо, ложки мы понимаем.

Андрей Демин: Это если мы с вами готовим, пьем сладкий чай и так далее.

Александр Денисов: А вот в продуктах?

Андрей Демин: В продуктах? Очень просто. Нам надо решить целый ряд проблем, в первую очередь это касается маркировки продуктов питания, потому что на сегодняшний день нам надо сильно менять законодательство. А законодательство у нас совсем стало сложное, потому что это не только российское, но и законодательство Евразийского экономического союза, которое является обязательным для всех пяти стран этого союза. Там на сегодняшний день этих вещей по маркировке нет. И нам надо требовать, чтобы они как можно быстрее появились. Потому что о чем мы говорим? Мы говорим, что люди должны знать. Люди знают об этом, люди знают, да, но у них нет возможности выбрать здоровые продукты.

Второй момент еще очень важный. Мы все время уповаем на меры такого информационного порядка, но они не всегда работают. Да, еще к этому надо добавить, что не просто так человек какой-то взял, пришел, там сахарница, он налил себе чай, он сыплет и сыплет себе сахар и так далее. Вовсе не так. В основном мы потребляем… У нас высокоурбанизированная страна, много городского населения. Мы в основном потребляем готовые продукты, которые нам дает пищевая индустрия. А вот индустрия здесь оттягивается по полной. Она делает то, что дает максимальную прибыль. Изучают аудиторию и так далее.

Вот эта вся ситуация, которая сложилась на сегодня – высокое содержание жиров, сахара и соли – это в значительной степени ответственность индустрии.

Анастасия Сорокина: Андрей Константинович, вот эти килограммы в год на человека как можно посчитать? В пачках сахара, которые человек покупает? Как посчитать, сколько он потребил в год?

Андрей Демин: Есть специальная методика Росстата, ежегодно она обновляется. Есть специальные счета. В общем, специальная методика, ей вполне можно доверять. На сегодняшний день… Да, вы назвали правильную цифру. Но в региональном разрезе она даже еще выше. То есть если ВОЗ говорит, что 50 граммов максимально для взрослого человека в день, то это получается порядка 18 килограммов, как я понимаю. Минздрав у нас даже, видите (вы называли цифру), немножко больше. А если вы хотите, чтобы зубы были здоровые – значит, у вас должно быть еще в два раза меньше, 10 килограммов в год. А вам дают так или иначе, вы вынуждены… Вы идете в магазин, покупаете хлеб, вы покупаете какие-то напитки.

Александр Денисов: А что, в хлебе тоже сахар есть?

Андрей Демин: Да, везде.

Анастасия Сорокина: Он везде. Но почему сейчас обратили внимание именно на сок и газированные напитки?

Андрей Демин: Считается, что вкусно. «Чем больше сахара, тем вкуснее», – это девиз индустрии.

Анастасия Сорокина: Почему сейчас внимание именно к налогу на сладкие газированные напитки, соки?

Андрей Демин: А потому что это во всем мире вызывает очень большое возмущение. Это самым непосредственным образом связано с эпидемией избыточной массы тела, ожирением, диабетом и всех тех проблем по здоровью, которые за этим всем следуют. Во всем мире эта вещь происходит. Это совершенно простая штука: ты берешь и облагаешь налогом.

И еще к этому добавили… Вот вы меня спрашивали про упаковку – я ответил. Например, мы говорим о том, чтобы наши дети, организованные коллективы… А это кто у нас? Школы, армии и тюрьмы. Там большие, так сказать, группы людей собираются, которым питание вообще организовывают, у них выбора большого-то и нет, по сути. Так вот, там тоже должны быть соответствующие мероприятия. Я маленький пример приведу. У вас, наверное, тоже дети есть, как у всех, они ходят в школу. И там стоят эти аппараты, где вот эта вся дрянь. Раньше называли «мусорная еда», сейчас мы называем по-научному: «с высоким содержанием сахара».

Александр Денисов: То есть сладкую газировку тоже продают в школах?

Андрей Демин: В том числе.

Александр Денисов: Просто мой пока в школу не ходит.

Анастасия Сорокина: Продают, Саша.

Александр Денисов: Продают, да?

Анастасия Сорокина: Да.

Александр Денисов: И шоколадки тоже?

Анастасия Сорокина: Все продают.

Андрей Демин: Мы ребенка водили и все это видели. Вот, пожалуйста, вам. И это прямой путь вашего ребенку… Никто не хочет из родителей, чтобы у ребенка было ожирение или диабет сахарный, упаси боже, или что-то такое, метаболический синдром. Понимаете? А там следом идет повышенное артериальное давление, сокращение жизни, качества ее и так далее. Никто этого не хочет. Поэтому сегодня наша задача, как бы это тривиально ни звучало, у нас главный оппонент – индустрия, индустрия пищевая. Мы должны ее регулировать.

Анастасия Сорокина: А не получится ли так, что цену повысят, а спрос не упадет? Просто будут тратить больше денег.

Андрей Демин: А здесь я вам скажу вот что. Мы уповали всегда… у нас был советский подход: «Знание – сила». Дадим людям знания – они сделают правильный выбор. Так вот, на сегодняшний день намного более эффективно (и это научно доказано) – это меры ценовые и налоговые, потому что здесь то, что называют американцы win-win, обе стороны побеждают. Наполняется бюджет – и появляются деньги, которые идут на возмещение этого ущерба. Ведь нам же пищевая индустрия, вот эти наши «монстры», которые производят эту сладкую газировку, у нас не отечественные компании.

Александр Денисов: Андрей Константинович, извините, прерву вас на секунду.

Андрей Демин: И они нам ничего не возмещают.

Александр Денисов: Раз о «монстрах» зашла речь. У нас как раз «монстры» на связи.

Анастасия Сорокина: Давайте подключим их к нам.

Андрей Демин: Давайте, да. Наверное, название будет российское, но я уверен, что…

Анастасия Сорокина: Максим Новиков, президент Союза производителей безалкогольных напитков и минеральных вод, с нами на прямой связи. Максим, здравствуйте. Вы нас слышите?

Максим Новиков: Да, добрый день.

Александр Денисов: Максим, мы согласны? Вы слышали, наверное, нашу дискуссию. Назвали вас «монстрами» – производителей сладкой газировки и так далее. Согласны ли с этим или нет?

Максим Новиков: Конечно же, не согласен. Не надо забывать, что это социально ответственные объекты и производства, которые выпускают не только газированные напитки, но зачастую и воду питьевую, газированную, иногда и минеральную. Поэтому нужно смотреть на этот процесс в комплексе. Единственное, что мы поддерживаем из слов, сказанных коллегой, – это то, что нужно подходить правильно к формированию рациона. Важен баланс, и баланс не только в белках, жирах и углеводах, но и в целом, в образе жизни.

Мы понимаем, что существуют некоторые проблемы избыточности рациона в связи с изменением двигательной активности в целом по миру. И наши производители уже делают достаточно серьезные активности, с точки зрения снижения содержания сахара в своих напитках. Очень многие компании запустили низкокалорийные или бескалорийные версии. Многие работают над тем, чтобы в регулярных рецептурах снизить сахар. Поэтому мы считаем обвинения нашей индустрии беспочвенными, так как менее 1,6% калорийности рациона приходится на нас.

Александр Денисов: Максим, то есть вы не «корпорация монстров»? Мы поняли.

Андрей Демин: Можно я прокомментирую? Можно?

Анастасия Сорокина: Да.

Александр Денисов: Сейчас послушайте.

Андрей Демин: Я хочу сказать, во-первых, у вас очень красивое название, но у вас основные участники – «Кока-Кола Экспорт Корпорейшн» и «Пепсико Холдингс». И Red Bull еще сидит в этих безалкогольных. Я думаю, представлять не надо эти компании. У них очень хорошая, как говорится… в смысле, очень плохая, известная всем репутация.

По поводу вашего опыта. Да, действительно, сейчас идет попытка подмены бизнесом того, что нужно что угодно, любую дрянь сладкую можно сколько угодно пить, но главное, чтобы была высокая физическая активность. И самый яркий пример недавний – в городе Чикаго (США) стали вводить региональный закон. Компания Coca-Cola, насколько я читал в американской прессе свежей, вышла с инициативой. Они построили фитнес-центры в школах и так далее, провели, оплатили какую-то манифестацию, по центру города прошли дети, так сказать, под флажком этой Coca-Cola: «Мы хотим больше двигаться!» Это фальшивка, уверяю вас. Мы заблуждаемся, что можно есть что угодно, а главное – больше двигаться, и тогда все это сгорит. Ничего подобного! Это, оказывается, наука не подтвердила.

Поэтому коллегой назвать вас не могу, мы с вами по разные стороны баррикады, как говорится, общественного здоровья. Бизнес должен быть… Вы говорите о социальной ответственности. Но знайте – у вас огромная есть возможность, вы можете изменить линейку своей продукции. Но перестаньте вы дрянь эту делать и продавать! Больше того, сейчас очень остро стоит вопрос об ожирении среди детей. Так вот, эти компании занимаются маркетингом через интернет, к детям влезают в их сердце, в душу, в сознание, чтобы это было куплено. И как вы детей проконтролируете?

Александр Денисов: Максим?

Анастасия Сорокина: Андрей, давайте дадим ответить Максиму.

Андрей Демин: Давайте, Максим, давайте.

Максим Новиков: Ну, во-первых, я бы попросил такие оценочные суждения не применять – «монстры» и так далее, потому что все производители на территории Российской Федерации являются российскими компаниями. Есть права на использование различных брендов. Более того, наверное, вы не до конца дочитали наш сайт, там есть большое количество российских производителей, которые занимаются выпуском воды. А также нужно смотреть, как вы правильно упоминали, на научно обоснованные данные.

И спасибо, что вы меня перебили и дали второй шанс высказаться. 1,6% в рационе приходится на безалкогольные напитки. Доля потребления в рационе сахара в тех странах, где вводятся ограничения, гораздо выше. Для сравнения: объем потребления напитков в Мексике и США, где вводились подобные меры, в 10 раз выше, чем в России сейчас. Возникает вопрос: откуда это получилось? А оттуда, что у нас совершенно разная культура потребления напитков, культура потребления продуктов. И то, что мы видим – это заключения экспертов и данные исследований. Более 50% сахара напрямую употребляется в виде моносахаридов или сахара-песка, рафинада и прочих через чайную ложку, так сказать: домашняя консервация, компоты, варенье и прочее.

Андрей Демин: Можно я скажу?

Александр Денисов: Максим, одну секунду! Сейчас Андрей Константинович аргумент выскажет.

Андрей Демин: Тут уже идет реклама, по сути, я так понимаю. Я хочу сказать, что да, действительно, вы сидите очень высоко. Даже эти кока-колы и пепси-колы входят в консультативный совет по иностранным инвестициям, потому что так получилось у нас, к сожалению, что мы не знали, кого мы запускаем в страну. Они являются крупнейшими инвесторами, они здесь выгребают огромные деньги. И еще пытаются на уши, понимаете, лапшу вешать при этом, что они социально ответственные, что никакого вреда они не наносят.

Так вот, я вам хочу сказать. Вы знаете наше отношение к алкоголю и табаку, к этой индустрии, оно известно. Табачные – они уже нерукопожатные абсолютно. Алкогольщиков тоже зажали. Так вот, я вам могу сказать, просто не разворачивая облик этой индустрии, что вот эти люди, которые делают сладкую газировку, они следующие после табака и алкоголя в этом мрачном списке, который будет регулироваться, что бы они нам ни говорили.

Александр Денисов: Максим…

Андрей Демин: Что они делают? Они еще подменяют… они говорят, что они делают якобы безалкогольную продукцию. Но там сидит, как я вам сказал, Red Bull. А какой это безалкогольный? Это просто адское изобретение, я считаю, направленное против детей.

Максим Новиков: А вы читали техническое регулирование, прежде чем делать такие заявления?

Андрей Демин: Секундочку! Вы меня не перебивайте. Я вас не перебивал, слушал вас.

Максим Новиков: И давайте не будем переходить на личности.

Андрей Демин: Больше того, вы еще говорите, что в нашей стране невозможно это регулирование ввести, потому что вы называетесь безалкогольными, других названий у вас быть не может. Да еще как будут у вас названия! У вас будут правильные названия. И вы измените свою политику. И Coca-Cola, и Pepsi-Cola, и все прочие иностранные компании, которые здесь у нас на этом резвятся, – они ужмутся, понимаете, изменят свою линейку, изменят политику.

Даже если вы возьмете простые вещи, то жестянка вот этой газировки сладкой, купленная в России, купленная в Британии и купленная в Турции, вы увидите, что в России самое высокое содержание сахара. Какого черта, скажите, пожалуйста, уважаемый «коллега», как вы меня называете («коллега» – в кавычках), почему вы так себя ведете здесь?

Александр Денисов: Максим, почему у нас самое высокое содержание сахара в жестянке, как говорит Андрей Константинович?

Андрей Демин: Социально ответственные люди.

Максим Новиков: А кто вам сказал, что у нас самое высокое содержание?

Андрей Демин: А вы знаете, сколько в вашей жестянке этого сахара? Не знаете? Ну, тогда что с вами говорить?

Александр Денисов: Максим, сейчас, короткий ответ. Максим, почему у нас самое высокое содержание сахара?

Андрей Демин: Ну, у нас же не диалог. Почему вы индустрии так много даете времени? Известно их место – они должны подвергаться регулированию в интересах общественного здоровья. Нет других у них функций. Все. Они должны делать здоровые продукты, не вредные для здоровья.

Александр Денисов: Коротко дадим ответить. Почему у них такое высокое содержание сахара в жестянке, а в Европе – меньше?

Андрей Демин: Пусть убирают с рынка эту дрянь срочно, срочно!

Александр Денисов: Почему, Максим?

Максим Новиков: Ну, первое – давайте сравним содержание сахара в напитках и в других продуктах. Удельное содержание на 100 грамм гораздо ниже, чем во многих других распространенных продуктах…

Андрей Демин: Уходит человек от ответа, вы видите, уходит.

Максим Новиков: …таких как мороженое, шоколад, конфеты, компоты, домашнее варенье и так далее. Можно перечислять достаточно долго. Это раз.

Два. Мы никогда не заявляем ни одного тезиса, не имея под этим четкой научной или медицинской базы. Поэтому я попросил бы относиться достаточно спокойно к нашим высказываниям и не делать резких заявлений, потому что мы любую цифру можем подтвердить.

Третье. Указание на то, что содержание сахара в наших напитках самое высокое в мире, не имеет под собой оснований.

Александр Денисов: Максим, еще вопрос. Вы готовы к повышению, к новым акцизам?

Анастасия Сорокина: Увеличение налогов.

Андрей Демин: 20%.

Александр Денисов: Вы готовы, уже морально подготовились?

Максим Новиков: Ну, во-первых, мы говорим о несуществующем законодательном предложении.

Александр Денисов: Об обсуждающемся, да.

Максим Новиков: На днях высказывались, что введение акцизов не представляется целесообразным. В 2016 году мы обсуждали на площадке Минфина, и были представлены четкие расчеты, что бюджет государства теряет гораздо больше от введения акцизов, нежели приобретает.

Александр Денисов: Максим, спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам большое.

Александр Денисов: Спасибо, да.

Андрей Демин: Просто маленькая реплика. Тут все понятно, что человек говорит, кого он представляет. Вы на площадке Минздрава пообсуждайте и на площадке Всемирной организации здравоохранения, где эти вопросы должны обсуждаться. Какой Минфин, извините? Минфин должен исполнять то, что полезно для здоровья.

Анастасия Сорокина: Как раз есть тот опыт, о котором мы сказали, Андрей Константинович, что пробовали, экспериментировали, повышали стоимость – и поняли, что все равно…

Андрей Демин: Нет, эта подборка… Нет, я вам говорю, что научно обоснованная политика Всемирной организации здравоохранения, под которой наша страна подписалась, все согласовано. Я вам эти цифры называл: 10 килограммов на человека в год, включая еще вот это. Эта газировка же направлена в первую очередь на молодежь, на детей. О чем говорить?

Анастасия Сорокина: Давайте выслушаем…

Андрей Демин: Да это просто людоедство какое-то! И мы будем тут людоедов слушать, что они вегетарианцы?

Анастасия Сорокина: Нет, мы не будем слушать людоедов. Давайте послушаем Виктора из Ульяновска.

Александр Денисов: Второе определение – «корпорация монстров» и «людоеды».

Анастасия Сорокина: Давайте дадим слово зрителям. Виктор, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста, мы вас слушаем.

Зритель: Алло-алло! Здравствуйте. Слышите?

Александр Денисов: Да-да-да.

Анастасия Сорокина: Слышим, слышим.

Зритель: Ну, нам, скорее всего, кажется, что это очередная болтовня, чтобы брать больше денег с налогоплательщиков, чтобы зарабатывать на нас. Так же, как на водке, на сигаретах. Лишний повод, чтобы это сделать.

Александр Денисов: А вы пьете эту сладкую газировку, да? Почему это вас так тревожит?

Зритель: Нет, у нас ни дети не пьют, ни мы сами. Просто зарабатывают на нас. Вот это больше трогает.

Александр Денисов: Так на вас же не заработают, раз вы не покупаете.

Зритель: Близкие, соседи. Какая разница? Люди, граждане.

Андрей Демин: Можно мне сказать?

Александр Денисов: Да.

Андрей Демин: Вы знаете, вообще мера, которую мы обсуждаем, информационный повод. Действительно, эта тема постоянно звучит и будет все сильнее звучать – налог на эту сладкую газировку, налог специальный. Точно так же, как налог… Вот я вам сказал – с повышенным содержанием соли, жира. Сейчас уже маркировку ввел Роспотребнадзор, вот этот светофорный знак. Это все об одном и том же. Я должен сказать, что здесь совершенно ситуация такая, что это регулирование будет. И вообще НДС, пониженный на 10% неправедным, не знаю, каким путем…

Александр Денисов: Незаслуженно получили, да?

Андрей Демин: Они получили. Якобы они делают какой-то нарзанчик. Понимаете, да? Вот поэтому они… Это мера социальной поддержки. Это поддержка бедных людей, или детей, или семей, имеющих детей. Почему они в этой компании до сих пор ошиваются – мне вообще не понятно. Их оттуда давно уже надо было гнать…

Анастасия Сорокина: На сигаретах сейчас пишут: «Опасно для здоровья». А почему на кока-коле не пишут?

Андрей Демин: Давайте мы на сигареты введем НДС 10%, потому что это будет забота о бедных, потому что бедные должны скорее себя прикончить.

Александр Денисов: Покурить после работы, потому что устал.

Андрей Демин: Поэтому мера совершенно обоснованная. Другое дело, что сначала был заход на повышение вот этого налога как такового на 20%, Правительство предложило, экспертный совет, а дальше Минздрав поддержал. А дальше индустрии удалось это дело погасить. Сейчас говорят, что необоснованный НДС. Действительно.

Я могу вам еще один пример привести – например, НДС на масложировую продукцию. Так огромное количество… Так организовал бизнес масложировой. Он весь один и тот же, им надо деньги только. О здоровье нашем у них там вообще, как говорится, собаки не лаяли. Они хотят чего? Они хотят эти 10% сохранить в масложировой. Там из всей линейки до потребителя, вот этого обездоленного некоего человека, Иванова/Петрова/Сидорова, доходит только маргарин. Все остальное у них внутри бизнеса крутится. И они хотят сохранить 10% так же, как и вот эти господа, представляющие понятно чьи интересы. Они хотят сохранить себе, потому что это выгодно. Потому что когда в Штатах началась эта работа – тут же у них падают доходы, тут же падает потребление. Налоговые поступления у нас в государство растут, но бизнес начинает вопить, что небо упадет на землю, и будет конец света, безработица абсолютная, люди выйдут на улицы, дети останутся голодными.

Александр Денисов: В бюджет ничего не поступит.

Андрей Демин: Весь мир сейчас, если вы посмотрите… Да простейшую статью в «Википедии» любой человек может посмотреть. Там четко написано, что это идет по планете вал просто настоящий регулирования, в том числе цен и налогов. Это должно быть. Там должно еще быть регулирование маркетинга (тоже хулиганство абсолютное), просвещение потребителей, маркировка, о которой я сказал. Там очень много чего должно быть сделано. И ничего этого не хотят, потому они не хотят продолжать наживаться на нашем здоровье.

Анастасия Сорокина: Андрей Константинович, наши корреспонденты вышли на улицы Рязани, Тюмени и Благовещенска.

Андрей Демин: Вот это интересно.

Анастасия Сорокина: Давайте узнаем, употребляют ли там вообще газировку, стоит ли вообще этот вопрос действительно ставить ребром. Давайте посмотрим.

ОПРОС

Александр Денисов: Ну смотрите, одна молодежь пьет.

Андрей Демин: О чем я и говорил.

Анастасия Сорокина: Да. Кстати, Андрей Константинович, вопрос. Готовясь к программе, мы обсуждали, что сейчас это не будет касаться, например, детского питания, где не написано, что сахар входит в состав. Но там есть углеводы. Откуда они в этом в детском питании?

Андрей Демин: Это надо разбираться. Сейчас мы говорим… у нас тема – сахар. Я сейчас просто говорю, что вот это… Кто там? Pepsi-Cola, по-моему, которая у нас в России действует. Они, чтобы улучшить свой какой-то имидж, приобрели вот эту линейку детского питания. Как она? «Агуша», по-моему, называется.

Александр Денисов: Это они тоже делают?

Андрей Демин: Да.

Анастасия Сорокина: Там написано «сахара нет».

Андрей Демин: И теперь у нас весь интернет они забили благодарными молодыми мамочками: «Какой это вкусный продукт!» Посмотрите, почитайте, что на этой самой… какое содержание.

Александр Денисов: А вот действительно, Настя спрашивала, что там углеводы…

Анастасия Сорокина: То есть сахара нет, но при этом углеводы.

Александр Денисов: Откуда?

Андрей Демин: Они пока блокируют маркировку, блокируют, потому что ни соли, ни сахара пока на нашей маркировке нет. И нет у нас трансжиров до сих пор, которые…

Александр Денисов: А там на самом деле все то есть?

Андрей Демин: Ну, все туда, конечно, суют, потому что регулирования-то пока нет, им удается это сдерживать эффективно. Это ужасная история вообще, ужасная! Она ничуть не веселее табачной и алкогольной.

Александр Денисов: То есть не стоит верить надписи на детском соке, что не содержит сахара? Это неправда, да?

Андрей Демин: Ну, как вам сказать? Законодательство, регламенты технические, которые у нас существуют, они не включают в себя необходимость, требование для производителя это указывать.

Александр Денисов: Но родители должны тревожиться?

Андрей Демин: Ну а кто еще может нас спасти в этой ситуации, кроме нас самих? Конечно, Правительство предпринимает очень много усилий. У нас, кстати говоря, очень хорошие достижения есть, и по табаку очень хорошие достижения, и по алкоголю прекрасные. Никто не верил, что это может быть. Может быть. Сейчас нам надо с питанием разобраться. Идет у нас большая работа в Правительстве по увеличению потребления овощей и фруктов. У нас идет большая работа в Правительстве по качеству пищевой продукции, потому что сейчас одной из основных проблем стали фальсификаты, фальсифицированная продукция. Ну и в том числе с этим бизнесом давно уже пора разобраться. Сидят здесь люди, зарабатывают самым бесстыдным образом колоссальные…

Александр Денисов: Самое интересное, что все это не наши компании.

Андрей Демин: Миллиарды долларов ежегодно. Они здесь зарегистрированы как наши. Они даже говорят: «Мы ваши, мы ваши». Но мы их своими, конечно, никак не можем назвать.

Анастасия Сорокина: Андрей Константинович, вот мы как потребители, люди, которые каждый день ходят в магазин… Кто-то даже не может прочитать надпись мелкую, что входит в состав продукта.

Андрей Демин: Да, вот это тоже. В законодательстве по маркировке написан шрифт. Роспотребнадзор двадцать раз посылал требования, чтобы шрифт увеличили. Не увеличивают, блокируют. Он будет вам рассказывать про Зимбабве. Про что вы еще говорили вначале?

Александр Денисов: Про Замбию.

Андрей Демин: Да. Что там шрифт еще меньше, и все хорошо.

Анастасия Сорокина: Ну, было бы смешно, Саша, если бы не было так грустно, потому что дети правда не знают. Я все время ругаю своих за покупку вот этих продуктов.

Андрей Демин: А с детьми, я вам говорю, страшные вещи…

Анастасия Сорокина: Почему нет табличек, как на сигаретах, «Это опасно для здоровья»?

Андрей Демин: Они занимаются таргетированной рекламой через интернет. Посмотрите, когда ваш ребенок с планшетом сидит, и он там в какую-то игру играет или мультики смотрит, вы там много интересного можете увидеть, в том числе вот этих господ со своими месседжами. И ребенок проходит со смартфоном мимо какой-то такой лавки – и тут ему дают сигнал на его этот самый смартфон: «Не пора ли тебе подкрепиться?» – как говорил Винни-Пух.

Анастасия Сорокина: Ну, какие-то стандарты, какие-то нормативы потребления сахара? Как-то это будет регулироваться? Чтобы мы просто знали, стоит это употреблять или не стоит.

Андрей Демин: Ну, очень просто. Вы открываете сайт Всемирной организации здравоохранения (а ей можно доверять вполне, можно доверять, они за этим следят) и читаете. Там есть рекомендации и по сахару, и по здоровой сбалансированной диете, и по соли написано. Соли не больше 5 грамм, оказывается, можно только в сутки съедать, иначе там целый букет всяких неприятностей человека ждет. То есть это… И вообще тема еды будет звучать все сильнее и сильнее. Конечно, она в преломлении заботы о наших детях. А это вопиющий совершенно пример, когда якобы кто-то, социально обездоленный, и мы даем ему скидку на эту отраву. Какого черта вообще? Мы где вообще находимся?

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Андрей Константинович…

Андрей Демин: У нас это должно замыкаться в голове. По логике даже никак не получается.

Александр Денисов: Замкнулось, Андрей Константинович.

Анастасия Сорокина: Замкнулось. Спасибо большое, что были с нами. Обсуждали новые инициативы. У нас в гостях был Андрей Константинович Демин, президент Российской ассоциации общественного здоровья. Спасибо, что пришли.

Андрей Демин: Спасибо. Я с удовольствием готов с вами сотрудничать, потому что это не единственная тема, конечно.

Александр Денисов: Спасибо, Андрей Константинович.

Анастасия Сорокина: Спасибо большое.

Андрей Демин: Спасибо большое за работу.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Лада
Каждый день вижу надоевшую уже картину как полные молодые люди покупают в супермаркетах сладкую газировку

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео