Наши налоги

Гости
Дмитрий Тихонов
преподаватель МГУ и НИУ ВШЭ, налоговый консультант, кандидат экономических наук

Иван Князев: Ну а сейчас, как и обещали всю неделю, хотим подвести итоги нашего опроса в рамках проекта «Реальные цифры». Просили вас рассказать о налогах, что должны были заплатить до 1 декабря. Вот что получилось, давайте посмотрим.

Средний налог на 1 квадратный метр жилья по стране получился 38,5 рублей (за квадратный метр, еще раз уточню). Максимальный в Москве, 83 рубля 2 копейки за «квадрат», в Вологде 78,8 рублей, Коми – 67 рублей 6 копеек за метр квадратный. Минимальный в Забайкальском крае, 5,8 рублей за «квадрат», Рязанская область – 9 рублей 1 копейка, и в Ульяновской области 11 рублей 3 копейки за 1 квадратный метр.

Марина Калинина: На землю средний налог по стране 325,5 рублей за сотку. Максимальный в Псковской области – 2 465 рублей, в Подмосковье – 1 450 и Курской области – 862 рубля (это за сотку, я напомню). Минимальные налоги на землю в Татарстане, 7 рублей 7 копеек, в Костромской области 12 рублей 70 копеек за сотку, и в Тверской 15 рублей.

Иван Князев: Налоги на машину также считали. Средний, ну согласно вот вашим SMS, от них взяли среднюю величину, 12 676 рублей. На ваших экранах вы можете прямо сейчас увидеть, в каком регионе у наших телезрителей мы зафиксировали самый высокий платеж. Ну вот, например, в Приморском крае 80 тысяч рублей человек платит в год за Lexus LX 450. Минимальный – 312 рублей за Daewoo, двигатель 52 лошадиные силы, в Краснодарском крае.

Марина Калинина: Несколько интересных сообщений нам пришло. Калининградская область, Черняховск: «Налог на квартиру увеличился с 42 рублей в год до 3 587. Почему? Квартира 58 квадратных метров». Москва: «Девятиэтажный дом, которому 49 лет, квартира 59,5 квадратных метров на 9-м этаже, налог 4 940 рублей».

Иван Князев: Из Краснодарского края SMS: «Почему у меня, пенсионерки, берут налог на квартиру? Проживаю в квартире 61 метр квадратный, налог уже заплатила 2 170, пенсия 10 272 рубля. Голодала месяц». Из Владимирской области: «Плачу земельный налог, в сумме 1 000 рублей и 1 копейка за 6 соток вместе с домом. Я пенсионерка, но дом принадлежит дочери, но она со мной не живет и землей не пользуется, мне приходится платить одной, хотя как пенсионерка могу и не платить. Пенсия 10 тысяч, обидно».

Марина Калинина: Челябинская область: «12 соток земли, а налог 540 рублей в год, пенсионерка». И машины, SMS из Московской области: «Налог за авто LADA Priora 900 рублей. Мне 75 лет».

Иван Князев: Ну и еще одна SMS из Карелии: «Я ветеран боевых действий, был вынужден приобрести автомобиль мощностью 381 лошадиная сила, налог 60 тысяч рублей, в то время как до 150 «лошадей» мы не платим. Нельзя ли вычесть из этого платежа сумму за 150 лошадиных сил?» – вот таким вопросом задается человек.

Обсудим наши налоги с экспертом. У нас на связи Дмитрий Тихонов, преподаватель МГУ и Высшей школы экономики, налоговый консультант, кандидат экономических наук. Дмитрий Николаевич, здравствуйте.

Дмитрий Тихонов: Добрый день.

Марина Калинина: Дмитрий Николаевич, ну такой вот достаточно большой разброс по ставкам налога по стране. Не слишком ли вот как-то уж очень сильный разрыв, уж очень большая разница?

Дмитрий Тихонов: Ну, дело в том, что налог еще зависит от кадастровой стоимости, он в разных областях и разный, то есть есть региональность в этом деле. И второе: чем дороже ваша кадастровая стоимость, тем ставка налога больше. То есть, соответственно, в Москве если у вас квартира до 10 миллионов, ставка 0,1%, а если у вас квартира стоит 200 миллионов, то ставка 0,3%, поэтому вот такая разница получается.

Иван Князев: Дмитрий Николаевич, а как вот в целом можно сейчас, я не знаю, охарактеризовать нашу налоговую систему? Вот очень много, например, претензий к налогам на транспорт, на машины в частности, вот мы даже в программе много раз обсуждали, что, какая машина считается роскошью, можно ли поднимать налог. Какие еще у нас есть моменты, которые, на ваш взгляд, необходимо корректировать?

Дмитрий Тихонов: Ну, коллеги, давайте, если мы вообще будем сравнивать с иными странами, то наше налогообложение скорее находится в средней зоне, в среднеоптимальной зоне. И налогообложение подоходного налога у нас хорошее, оптимальное для людей. То есть можно точно говорить, что есть подоходный налог и по ставке 40%, и по ставке более процентов. Но наши налоги немного больше, чем налоги в Юго-Восточной Азии, и намного меньше, чем налоги в Европе и в Соединенных Штатах.

Иван Князев: А как они там... ?

Дмитрий Тихонов: Про... Да?

Иван Князев: Нет-нет-нет, продолжайте, прошу прощения.

Дмитрий Тихонов: То есть в этом смысле у нас налоги не очень тяжелые. Налоги на юридических лиц, они тоже там не сверхтяжелые, лучше, опять если мы будем сравниваться с Северной Америкой и Европой, и опять немного хуже, чем с определенными странами Юго-Восточной Азии, где это меньше. То есть у нас в этом смысле все нормально. Но государство все время усиливает контроль, и вот это вот усиление контроля в том числе приходит, извините, к увеличению общих сборов налогов. Потому что у нас Минфин говорит, что общая, скажем, налоговая ставка, если ее брать в целом по бизнесу, где-то 21% с оборота, но вот эти проценты все-таки растут. И к сожалению, в отношении физических лиц это тоже происходит.

Ну и есть некая политика и Госдумы, и Минфина, можно ее ругать, можно к ней по-разному относиться, но она, в общем-то, заключается в том, чтобы с богатых брать больше. И поэтому вот у вас был вопрос относительно дорогой машины, которая очень мощная, соответственно, что действительно за них налог берется больше, потому что законодатель посчитал, что машина мощностью больше чем 250 лошадиных сил, она более мощная, более дорогая, ее имеет смысл, скажем, обкладывать бо́льшим налогом, – вот такая логика нашего законодательства.

Марина Калинина: Дмитрий Николаевич, а если этой машине уже лет 8?

Иван Князев: Или 15.

Дмитрий Тихонов: Ну, к сожалению...

Марина Калинина: А сумма не меняется.

Дмитрий Тихонов: Вы говорите о некой динамике оценки – вот такой динамики нет.

Марина Калинина: Но это же несправедливо, понимаете, если машина новая, понятно, но как только она выехала из салона, она уже не стоит 5 миллионов рублей, она уже стоит гораздо меньше. А когда ей 8 лет, она уже, наверное, и миллион не стоит.

Дмитрий Тихонов: Ну смотрите, у нас есть наша Государственная Дума...

Марина Калинина: Есть, безусловно.

Дмитрий Тихонов: Депутаты вообще должны получать, значит, наставления, или просьбы, или желания тех граждан, которые за них голосовали. Соответственно, они есть субъекты законодательной инициативы. Соответственно, если будет набрана критическая масса граждан и депутатов, то за это можно проголосовать.

Ну вот вы правы, что 8-летняя машина точно не равна новой машине и по стоимости, и по содержанию, наверное, это нужно учитывать. Но вы еще должны понимать очень важную вещь. У нас не принято об этом говорить, но наше налоговое законодательство российское, оно одно из самых динамичных в мире, и оно меняется чудовищно много раз в год. И вот, может быть, нашему законодателю немножко «приземлиться», потому что эти изменения мешают бухгалтерии, потому что нужно все отслеживать, ну и граждане бедные уже не понимают, что им делать, потому что все меняется очень часто.

Иван Князев: А почему у нас так происходит? Мы все время подстраиваемся под какую-то непонятную экономическую модель или что?

Дмитрий Тихонов: Ну, если мы говорим именно за эти годы, то есть связанные вот с этой эпидемией, то это, наверное, справедливо, потому что действительно нужно было очень оперативно реагировать. И вот, честно, с точки зрения... мы должны отдельное спасибо сказать мэру Москвы, так сказать, Собянину за то, что он взял на себя вот эту вот первую динамику изменений. И я могу напомнить, что иногда было три-четыре изменения в день московского законодательства по сопровождению кризиса и эпидемии и вся остальная страна брала с него пример.

Но вот если мы уберем вот эту именно нетиповую ситуацию, ситуацию эпидемии, то мы пошли по опыту Западной Европы, которая пытается контролировать все, понимаете. А контролировать все, во-первых, это надо законы написать, во-вторых, надо нанять госчиновников, и, в-третьих, этот контроль мешает людям жить. Вот тут вы совершенно справедливо...

Иван Князев: И все наши налоги уйдут на зарплаты этим чиновникам, этим контролирующим органам...

Марина Калинина: ...которые будут решать.

Иван Князев: Уважаемые телезрители, у нас целая очередь из звонков, но пару моментов, буквально минутку еще, проясню. Дмитрий Николаевич, смотрите, какой момент, ведь это же страшный сон для инвесторов, для бизнеса, когда у нас так часто меняются налоги в стране. Может, уже зафиксируем их?

Дмитрий Тихонов: Ну, я вам могу точную цифру назвать. Значит, у нас долгие годы было 17 изменений, не менее 17 изменений каждый год во вторую часть Налогового кодекса. Напомню, что вторая часть Налогового кодекса – это именно сами налоги, то есть это глава на прибыль, глава НДС, имущество и т. д. И конечно, любой бухгалтер, ну вот ему крайне сложны вот эти все изменения. Ну и даже по физическим лицам, опять вроде бы ничего не меняется, но что у нас изменилось? Налог на депозит появился, налог для больше зарабатывающих появился. То есть вы знаете, сейчас кто больше 5 миллионов будет зарабатывать, у него ставка налога будет уже больше, будет 15%. Вот опять появились эти изменения какие-то.

Марина Калинина: Евгений из Нижегородской области нам дозвонился. Евгений, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Вот у меня вопрос такой. Я разговаривал с юристом просто, мне никто не может дать ответ. Смотрите, земельный налог, я согласен, я плачу за использование земли, на которой стоит мой дом, вот. У меня вопрос такой: вот за землю я плачу, я согласен, почему я плачу налог за дом? Если, соответственно, я сам, значит, заработал денег, взял землю, взял стройматериалы на дом, значит, нанял строителей, то есть это налоги как бы уже в стройматериалах, в работе строителей, которые платят те же самые налоги. Я плачу за использование газа, электричества, всего остального, я с этим согласен. Само строение, почему я плачу налог со строения, если я плачу уже налог за использование земли?

Марина Калинина: Да, спасибо за вопрос.

Иван Князев: Спасибо.

Марина Калинина: Дмитрий Николаевич?

Дмитрий Тихонов: Ну вот у нас такая налоговая система. Я не могу как-то внятно комментировать. У нас есть и тот налог, и тот, вот, к сожалению, это так.

Иван Князев: Да...

Марина Калинина: Давайте еще Асю послушаем из Кемеровской области.

Иван Князев: В общем, нет пока ответа.

Марина Калинина: Ответа нет. Ася, здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, говорите, пожалуйста.

Зритель: У нас вопрос такой. Я как физическое лицо оплачиваю налог вовремя, до 1 декабря текущего года. Вопрос в том, что когда... Почему стоит пеня, когда мы заходим на Госуслуги, оплачивая последующий налог?

Иван Князев: Ага. Хороший вопрос. Дмитрий Николаевич, мы сможем ответить?

Дмитрий Тихонов: Коллеги, вы поймите, вы мне задаете вопрос мало того, что направленный в сторону налоговой службы, еще и в сторону ее системы автоматизации. Вот я...

Иван Князев: Да, немножко не по адресу. Это, наверное, нужно обратиться в налоговую службу, там разъяснят. Дмитрий Николаевич...

Марина Калинина: Давай я сейчас задам вопрос.

Иван Князев: Ага.

Марина Калинина: Я не знаю, есть у вас такая информация или нет, по собираемости налогов – вообще россияне стали более дисциплинированными, или по-прежнему есть, в общем, достаточно большой процент людей, которые с просрочкой платят или вообще как-то стараются не платить? Может, там срок давности пройдет...

Дмитрий Тихонов: Ну, здесь есть несколько ответов. И один ответ, наверное, он позитивный для страны. Совсем недавно, то есть 10 дней назад, было большое интервью руководителя налоговой службы, он сказал, что собираемость налогов увеличилась на 37%, это такой сильный показатель, ну по сравнению с 2020 годом, который был, наверное, неудачным с налоговой точки зрения.

Следующее, что, честно говоря, российская налоговая служба является, ну как сказать, очень эффективной с точки зрения автоматизации, то есть ну сильно эффективной, продвинутой, одной из лучших в мире. И если мы вспомним 3 года назад, какой-нибудь 2017-й, 2018-й, 2019-й гг., то у нас рост налоговых поступлений каждый год был более 20%, и это сильные показатели. Поэтому скорее мы платим, а кто не платит, с ним налоговая отдельно разбирается.

И последний показатель, чтобы вас цифрами никак, в общем, не мучить, звучит так, что у них очень существенная часть налогов, по-моему, порядка 170 миллиардов в год, была собрана по итогам аналитической работы. То есть информация была собрана, была использована, и налогоплательщик согласился, это тоже очень большой показатель.

Иван Князев: Налоговая служба у нас хорошо работает.

Дмитрий Николаевич, такой вопрос. С какими, вы сказали, странами Азии мы сопоставимы по уровню налогов?

Дмитрий Тихонов: Ну, у Японии больше, а вот молодые страны типа Таиланда, у них налоги ниже, чем у нас. Соответственно, в Западной Европе намного выше, чем у нас, как-то так.

Иван Князев: Я просто почему это спрашиваю? У меня сразу несколько SMS про то, что хватит нас спрашивать с западными странами, с Европой, с Америкой. Смотрите, какая история, в Европе налоги достаточно высокие, как вы сами сказали, в Америке тоже люди много платят, но и уровень жизни там выше.

Марина Калинина: И уровень зарплат, доходов.

Иван Князев: И уровень зарплат выше. Так, может быть, это хорошо для экономики? Ведь даже здесь дело не в уровне зарплат, а в уровне жизни, то есть люди и платят много, и хорошо живут. Так, может, нам тоже платить много, и мы, может быть, станем хорошо жить? Или у нас это не пройдет?

Дмитрий Тихонов: Ну, это вечный вопрос. Налоги, если они собираются, то они потом тратятся, и вот с точки зрения трат, конечно, у нас не все траты эффективные, правильные и т. д.

Иван Князев: Ага.

Дмитрий Тихонов: Но у нас количество программ государственных на развитие страны, если честно, оно большое, и на развитие в том числе как дорог, инфраструктуры, мосты и т. д., так и на развитие всей передовой, я не знаю, инфраструктуры, я имею в виду автоматизацию, развитие компьютеров и т. д. То есть здесь страна много тратит, и оно, в общем, должно принести свои результаты.

Иван Князев: Но при этом дороги мы ругаем. То есть, получается, собираем хорошо, тратим пока не очень понятно как?

Марина Калинина: Нет, тратим-то тоже хорошо, но непонятно на что, ха-ха.

Иван Князев: Непонятно на что.

Дмитрий Тихонов: Ну, вы же сами видите и сами комментируете скандалы с тратой бюджетных денег.

Иван Князев: Вот.

Дмитрий Тихонов: Наверное, вот это действительно нужно как-то лучше контролировать.

Иван Князев: Ага. Да, хорошо. А налоги у нас по-прежнему основная статья доходов бюджета?

Дмитрий Тихонов: Да. Если взять модель вообще деньги государству, то налоги – это более 85%.

Иван Князев: Вот, уточнили.

Дмитрий Тихонов: Ну около того.

Марина Калинина: У нас звонок есть, как я понимаю. Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Представьтесь, пожалуйста.

Зритель: Алло? Юлия, Самара.

Иван Князев: Ага. Слушаем вас.

Марина Калинина: Да, Юлия, говорите, пожалуйста.

Зритель: Я вот хочу задать вопрос эксперту. Вот у меня есть дом в деревне, который мне достался от отца, ему лет 30, наверное, уже. Вот с каждым годом кадастровая стоимость его увеличивается, а амортизация никакая не начисляется. И как я там делаю, что я за ним... Я вынуждена его поддерживать, чтобы он не упал, но стоимость все возрастает и возрастает с каждым годом, соответственно, налоговая ставка тоже возрастает, соответственно, сама сумма. Вот почему это не учитывается, никакой возраст дома?

Марина Калинина: Ага. Дмитрий Николаевич, можете ответить?

Иван Князев: Понятно. Ну, это вот, наверное, про те корректировки, которые нужны.

Дмитрий Тихонов: Ну, мы уже это обсуждали. К сожалению, пока не учитывается. Просто, если я опять скажу, что можно идти в суд, мне скажут, что я издеваюсь над людьми и т. д., потому что суд – это еще деньги.

Марина Калинина: А то, что уже прошло 1 декабря, не все, наверное, успели заплатить налоги, какие наказания, так скажем, штрафы...

Иван Князев: ...санкции...

Марина Калинина: ...санкции этих людей ждут?

Дмитрий Тихонов: Ну, я не могу касаться всех, потому что у нас вот последний сборник налоговых изменений на 2022 год – это где-то около 40 позиций, честно, не могу все комментировать. Но по многим налогам сейчас действует ситуация, что штрафов нет в связи с COVID, то есть поэтому здесь, скорее всего, особых штрафов пока мы не ждем. Надо досдавать все.

Иван Князев: А мне все-таки вот не дает покоя вопрос, когда мы раз и навсегда введем, определим для себя понятные и стабильные налоги, чтобы они не менялись. У нас предпосылки хотя бы для этого есть в экономике, в целом в государстве?

Дмитрий Тихонов: Ну смотрите...

Марина Калинина: Вы так задумались, ха-ха.

Дмитрий Тихонов: У нас есть... Ну, давайте так: об этом, наверное, мало говорят, но у нас есть в стране два ключевых человека. Один – это заместитель министра финансов, а второй – это, соответственно, председатель комитета Госдумы, профильного комитета. Соответственно, они вдвоем могут почти любую налоговую тему сдвинуть. Соответственно, видимо, надо писать этим людям или через средства массовой информации обращаться к этим двум людям, чтобы они со своей стороны как самые главные начальники и эксперты начали этот путь, потому что...

Иван Князев: Переговорили между собой, подумали и решили.

Нет, меня немножко другое интересовало, Дмитрий Николаевич. Ну вот исторически с точки зрения развития государства, когда вот те же европейские страны пришли к тому, что вот у них уже ничего не нужно менять в налоговой сфере...

Дмитрий Тихонов: Нет-нет, они меняются, они тоже часто меняются. Я напомню, что Франция когда-то сделала подоходный налог 70%, но потом быстро поняла, что это неправильно, и сделала меньше 50%. То есть они тоже меняют, иногда они совершают ошибки, потом меняются. Но у нас просто много этого, к сожалению. Как уменьшить, я не знаю.

Иван Князев: Но просто у них любое изменение выливается, я не знаю, в скандалы общественные целые, там люди митингуют и т. д., и т. п.

Дмитрий Тихонов: Ну, у нас...

Марина Калинина: Дмитрий Николаевич...

Дмитрий Тихонов: Да, извините, слушаю.

Марина Калинина: Меня просто поразили ваши слова по поводу двух человек, которые, в общем, должны собраться и принять решение, а до этого им нужно об этом сказать. А они вот, простите, сами не понимают, что как-то люди устали от этих изменений бесконечных и, в общем-то, нужно что-то делать, если от них это зависит?

Дмитрий Тихонов: Ну, давайте я все-таки встану немножко и на их позицию. Это люди, сильно измученные своей работой, в том числе последними двумя годами.

Иван Князев: Ха-ха.

Дмитрий Тихонов: Я сейчас не шучу, я не пытаюсь защитить власть. То есть это люди, у которых работы ну какой-то очень большой объем. И иногда нужно до них достучаться и сказать: да, вы много работаете, спасибо вам за это, но есть некие глобальные задачи, их одна-две, вот подумайте об этом. Я вот как-то так думаю.

Иван Князев: Ха-ха. Спасибо вам большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Дмитрий Тихонов, преподаватель МГУ и Высшей школы экономики, налоговый консультант, кандидат экономических наук. Ха-ха.

Марина Калинина: Ну, через...

Иван Князев: Ну, пожалеем мы этих двух человек, ха-ха.

Марина Калинина: Ну, пожалеем, да.

О моногородах в нашей стране будем говорить после небольшого перерыва.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)
Реальные цифры: итоги опроса. Сколько вы отдали государству в этом году за квартиру, участок, машину?