Как открыть секцию для детей и на этом заработать? Узнаем на примере «Дрон Школы» Наталии Чудаковой

Как открыть секцию для детей и на этом заработать? Узнаем на примере «Дрон Школы» Наталии Чудаковой
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Реальный выбор: минивэн. Тест-драйв Geely Atlas. Советы автоэксперта
Помогите Киселёвску! Экологические проблемы маленьких городов обсуждаем с руководителем российского отделения «Гринпис» Иваном Блоковым
Смягчение статьи за сбыт наркотиков. Нехватка мест в детских садах. Массовая гибель пчёл. Экологическая катастрофа в Кисилёвске. Советы по выбору автомобиля и тест-драйв Geely Atlas. И темы недели с Сергеем Лесковым
В Центральной России массово гибнут пчелы
На решение проблемы нехватки мест в детских садах выделят дополнительные деньги
Смягчать ли наказание по «наркотической» статье и как не стать жертвой подброса наркотиков. Реальные примеры
Дом построили, а дорогу к нему - нет. Как быть? Дроны над дачами. Дискриминация по возрасту. Теневая экономика. Новые правила вывоза детей.
Дома построили, а дороги к ним нет? Как добиться возможности нормально подъехать к собственному подъезду?
Гости
Алексей Петропольский
эксперт по правовым вопросам Московского отделения «ОПОРЫ РОССИИ», совладелец сети кофеен Take and Wake
Наталия Чудакова
руководитель курсов пилотирования «Дрон Школа»

Рубрика «Дело на миллион». Ведущая Анна Тарубарова в этот раз отправилась по платным детским кружкам, чтобы выяснить, сколько готовы выложить родители за хобби своих детей и есть ли у них, вообще, бесплатная альтернатива?

Анна Тарубарова: Здравствуйте! Меня зовут Анна Тарубарова. Как всегда по понедельникам, у меня к вам «Дело на миллион».

Каждый год в России примерно 700 тысяч детей выпускается из школы, половина из них поступает в вузы. А вот то, чем они будут заниматься после защиты диплома, и вообще пригодится ли он им, чаще всего зависит от того, чем они увлекались в детстве. Сегодня поговорим о том, какие знания, кроме стандартных школьных, нужны современным детям. Как открыть свой образовательный проект, нам расскажут руководитель курсов пилотирования «Дрон-Школа» Наталия Чудакова… Здравствуйте, Наталия.

Наталия Чудакова: Здравствуйте.

Анна Тарубарова: …и предприниматель, юрист, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса Алексей Петропольский. Здравствуйте, Алексей.

Алексей Петропольский: Добрый день.

Анна Тарубарова: Прежде чем перейти к обсуждению, давайте посмотрим сюжет о проекте Наталии.

СЮЖЕТ

Анна Тарубарова: Ну, вот так – за один год почти 100 человек, 100 учеников, которые определились со своим будущим, даже еще не получив аттестат.

Первый вопрос я позволю задать Алексею. Алексей, вот вы как специалист широкого профиля, предприниматель, который нанимает людей, скажите, образование сегодня поспевает за потребностями рынка и за потребностями современных детей, за их интересами?

Алексей Петропольский: Ну, конечно, классическое образование не поспевает. Именно поэтому все эти кружки, какое-то допвысшее образование либо допшкольное образование растет каждый год по 20–30%. То есть все больше и больше открывается новых направлений, чему бы можно было научить ребенка. Но не только ребенка. Здесь и школьные старшие классы, и институт.

Да вообще сейчас ходит такой тренд, что классическое высшее образование вообще не нужно; нужно сразу идти на работу и параллельно уже, работая, повышать свою квалификацию на тренингах, курсах, на каких-то мероприятиях, где собираются профильно люди, кто занимается определенными нишами. И это впереди будет только усиляться.

Причем это идет не только в России, а это пришло к нам из Европы и Америки, потому что классическое образование, увы, оно дает тебе такой узкий базис, с которым сейчас найти себе практическое применение очень тяжело. А когда ты работаешь с практиками, то в сегодняшний момент, практикуя те бизнес-процессы или процессы какие-то из разных сфер, ты получаешь реальные навыки, реальные знания и уже их можешь практиковать через месяц, да хоть завтра. Поэтому, да, это действительно то, что будет расти в ближайшие годы и развиваться.

Анна Тарубарова: Ну, сейчас мы инструкцию для наших телезрителей дадим, но, кроме того, хотим к ним обратиться. Пожалуйста, уважаемые зрители, расскажите о том, каких кружков и секций не хватает в вашем регионе, куда хотят ходить ваши дети. И, возможно, вы сами хотите поделиться знаниями и открыть в школе, например, театральную студию или стационарную студию. Послушаем сейчас.

Дроны – это частный случай. Рынок растет. И вот я нашла такую статистику: от 30 до 60 тысяч любительских беспилотных летательных аппаратов. Учитывая их популярность, Наталия, вы не задумывались о том, что нужно открыть какую-то стационарную школу? Или вам достаточно того, что, прихватив чемодан, вы отправляетесь куда-то в школу? Насколько надежно такое сотрудничество?

Наталия Чудакова: Ну, в данный момент, сейчас мы близимся к политике, допустим, Китая – sharing economy. И уже очень сложно привести клиента к себе, очень сложно сделать так, чтобы ребенок пришел в твою стационарную школу, потому что расписание у детей сейчас ого-го, у взрослых такого нет. И когда мы говорим: «Мы откроем кружок в вашей школе», – естественно, желающих посетить гораздо больше, чем мы бы их затягивали на другой конец Москвы. Естественно, у нас есть конкуренты в Москве как раз со стационарными площадками, где они летают, но у них практически нет учеников.

Анна Тарубарова: А насколько школы охотно идут навстречу таким инновационным проектам?

Наталия Чудакова: Удивительно, но вообще отрывают нас за руки, за ноги. И очень они рады такому сотрудничеству, очень много энтузиастов. У нас учителя, завучи, директора очень поддерживают и видят, насколько интересуются дети этим. Это действительно очень популярно.

Анна Тарубарова: Как строятся ваши взаимоотношения со школами?

Наталия Чудакова: Очень просто. Это же бюджетные учреждения. Естественно, мы просто своих сотрудников с профильным образованием отправляем туда работать. Они работают, ведут кружок как преподаватели дополнительного образования.

Анна Тарубарова: С ними заключается договор?

Наталия Чудакова: Да.

Анна Тарубарова: С ними образовательная организация заключает договор или вы?

Наталия Чудакова: Нет, образовательная организация.

Анна Тарубарова: Алексей, скажите, пожалуйста, вот сегодня настал тот момент, когда должен учитель приходить к ученику?

Алексей Петропольский: Ну конечно. На сегодня, наверное, 70%, даже 80% допкружков агрегируются через интернет. Есть агрегаторы, их огромное количество, где любой желающий может найти себе профильного репетитора, ну, кого хочешь. И он приедет к тебе, все расскажет, объяснит. Более того, ты можешь про него все рейтинги прочитать, все что хочешь узнать. Можно рекомендации какие-то получить от тех, кто уже обучался, проходил обучение. И дальше это придет к 100%.

Вот правильное заявление, что стационарные площадки сегодня не нужны. У нас огромное количество образовательных учреждений, которые пойдут навстречу. И более того – для них это заработок, потому что они же пропускают первично деньги, я так понимаю, через себя, а вам уже выплачивают некую агентскую комиссию. Дополнительный заработок для школы и учителей – это только плюс.

Анна Тарубарова: А как это все организовать одному человеку, который обладает определенными знаниями, чтобы его не обвинили в незаконной предпринимательской деятельности? Лицензию опять же нужно получить? Это досуговая деятельность? Образовательная?

Алексей Петропольский: Это делается все на базе именно школы. То есть школа, ну, естественно, проверяя квалификацию учителя, она принимает решение взять его на работу. Но для нее это внебюджетная деятельность, и она имеет право ею распределяться на свое усмотрение, то есть выплачивать часть зарплаты, часть образовательному учреждению как премию и часть забирать себе. Это нормальная практика. Причем это можно опять же и с высшими учебными заведениями, и со школами, и даже с детскими садами практиковать. И я уверен, что пойдут навстречу, если тема будет рентабельная, востребованная, а родители плюс дети будут заинтересованы идти на эти кружки.

Анна Тарубарова: Ну, помимо школ, есть еще другие площадки. Это музей «Экспериментаниум», да? А что еще?

Наталия Чудакова: Это также Московский дворец пионеров на Воробьевых горах и Дом культуры ЗИЛ на «Автозаводской». Это три площадки, с которыми мы взаимодействуем и сотрудничаем. Но во Дворце пионеров мы работаем по такому же принципу, как и со школами, потому что тоже бюджетное, довольно зарегулирование учреждение. А, допустим, у ЗИЛа все очень просто – мы у них просто арендуем помещение для проведения занятий так же, как и у «Экспериментаниума».

Анна Тарубарова: Про аренду помещения. Очень часто здесь можно поскользнуться, да? На какой срок нужно заключать?

Алексей Петропольский: Ну, аренда помещения под использование дрона – это вообще отдельная история, потому что здесь должны быть высокие потолки, как я понимаю, да? Здесь коллега подскажет.

Наталия Чудакова: Необязательно. Смотря какой дрон.

Анна Тарубарова: Вот такой, например.

Алексей Петропольский: Ну, мы видели видео, как дрон летает по помещениям. Ну, это уже высший пилотаж.

Наталия Чудакова: Да, тут очень сильно зависит все-таки от дрона. То есть мы в помещениях используем специальные учебные легкие дроны, которые могут летать, в общем-то, везде, и нам достаточно обычного учебного класса. Но школы нам предоставляют иногда спортивные залы – за что им огромное спасибо. И это самая лучшая площадка для проведения занятий.

Алексей Петропольский: Ну, действительно, это должно быть что-то объемное. Подыскать что-то в центре города с подобными параметрами – это практически невозможно, либо это будет стоить таких денег, что будет просто нерентабельно. Ну, сейчас снять какой-нибудь стадион, который используется под футбольное поле или под хоккей… Он и так забит, потому что их не хватает в Москве.

Анна Тарубарова: Это нереально.

Алексей Петропольский: И конечно, если уж говорить юридически об этом, то нужно заключать договора надолго, поскольку…

Анна Тарубарова: Надолго? На полгода? На год?

Алексей Петропольский: Если это связано с выдачей каких-либо образовательных сертификатов или получением образовательных лицензий, то это вообще от пяти лет. Но в случае с кружками, конечно, здесь об этом речь не идет, и 11 месяцев было бы достаточно.

Важны условия пролонгации. Потому что если пролонгация автоматическая и в приоритетном порядке только для вас – это тогда дает вам гарантии, что вы вкладываетесь в эту площадку не просто. Потому что для вас реклама одного места плюс его оборудование – это тоже издержки, и эти издержки нужно в перспективе «отбить», а для этого нужны гарантии того, что через год вас оттуда не «попросят», когда место уже будет раскручено, и конкурент…

Анна Тарубарова: Ну, театральная студия, например. Можно открыть на других условиях, более выгодных.

Алексей Петропольский: Да. Даже чаще приходят… Вот на моем примере. Мы открываем кофейню на 11 месяцев, через год в нее уже идут люди. Приходит конкурент и говорит: «Давайте я возьму ее дороже, а товарищей «попросим». И если в договоре автоматической пролонгации в приоритетном порядке с четко прописанной ставкой удорожания, этого в договоре не будет, то тогда вы имеете огромные риски того, что вас через 11 месяцев просто «попросят», и конкуренты воспользуются тем, что вы площадки раскрутили. А собственники помещения получат выгоднее ставку.

Поэтому вот эти два параметра нужно обязательно предусматривать. Идеально было бы больше чем на 11 месяцев заключать, но это требует обязательной государственной регистрации. И собственники практически никогда на это не идут, потому что это лишние обременения на помещение, которое регистрируется в Едином государственном реестре недвижимости. Поэтому важны просто два самых главных пункта – сроки и сумма. И как эта сумма меняется при истечении, и как продляются сроки.

Анна Тарубарова: Как у вас обстоят с этим дела? За последний год не было проблем?

Наталия Чудакова: Ну, мы не так давно действуем, нашей школе год, в общем-то.

Анна Тарубарова: Да-да-да.

Наталия Чудакова: За последний год проблем не было. В общем-то, мы их ожидаем. Мы об этом думали, когда открывались, поэтому пытаемся сделать план Б, ища тоже площадки в этом же районе, которые могли бы нас принять в случае чего. Это действительно очень важный момент.

И школы в этом плане очень стабильные, потому что это государственные образовательные учреждения, и если ты туда вошел, с коллективом подружился, понравился, то, скорее всего, тебя будут беречь, потому что с лучшим предложением может никто и не прийти.

Алексей Петропольский: Я бы здесь еще добавил, что, говоря о дронах, нельзя не сказать о законодательстве, которое менялось за последние три года очень серьезным образом. Как только они начали летать над Кремлем и над госдачами, сразу начали вносить…

Анна Тарубарова: Их просто все запретили, да? Нельзя!

Наталия Чудакова: И над парками даже.

Алексей Петропольский: Да, их запретили. Точнее, ну как запретили? Наоборот, их разрешили, но – с документацией. И для того чтобы сейчас запустить дрон, нужно получить разрешение из Росавиации. Ну, то есть, по сути, это как вертолет взлетает, ты должен маршрутный лист набросать. Но до этого ты должен его зарегистрировать как авиасредство. А зарегистрировать вот эту маленькую машинку, лежащую на столе…

Наталия Чудакова: Тут есть хитрости, да, тут есть свои хитрости определенные. Во-первых, регистрации подлежат борты больше 250 грамм. Вот этот весит – догадайтесь, сколько? – 230 с батарейкой.

Анна Тарубарова: Точно хитрость! Давайте примем звонок от Нины из Амурской области. Нина, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Анна Тарубарова: Добрый вечер.

Зритель: Я хочу сказать о детях, которые сейчас учатся в школе. Конечно, у вас в Москве и в больших городах это совсем другое. А вы посмотрите на каждую область, на небольшие города, на районы…

Анна Тарубарова: А вы из какого города звоните, скажите, пожалуйста?

Зритель: Село Ровное, Амурская область, Дальний Восток.

Анна Тарубарова: Расскажите о тех детях, которые…

Зритель: Дети учатся в две-три смены. Кружков никаких нет. У нас не хватает учителей. Это раз. Но дети наши хотят учиться. И к кому их прикреплять? Понимаете? Это во-первых.

Во-вторых, для того чтобы поехать на учебу куда-то… Я уже не говорю за район, а даже в самом городе 25–30 рублей билет в один конец и во второй. А надо съездить четыре раза – 120 рублей. Льготных билетов у детей нет.

Анна Тарубарова: Скажите, Нина, даже при школе нет ни одного кружка? Ничего нет?

Зритель: Кроме библиотеки, ничего нет, потому что нет специалистов. У нас не хватает… Всем нужен бизнес. А кто кормить вас будет?

Анна Тарубарова: Ваша позиция понятна.

Вот как прокомментируете то, что до сел не доходят современные тенденции, не открываются никакие кружки и, кроме библиотеки (слава богу, библиотека есть), ничего нет?

Алексей Петропольский: Начнем с того, что сельские школы с сегодняшними преобразованиями Министерства образования открыты на несколько деревень или сел, одна школа, куда съезжаются автобусами дети. И многие дети ездят более получаса. Ну, представьте, сколько у них занимает время на дорогу. Плюс про вот те две-три смены, то есть идет утренняя, дневная и вечерняя смена.

Анна Тарубарова: Они элементарно устают.

Алексей Петропольский: Они элементарно устают. А больше всего устают учителя, которые… Многие для того, чтобы заработать по своим ставкам хоть какие-то приличные деньги, они все три смены отрабатывают. Ну, сродни с городскими или московскими зарплатами это и рядом не стоит. Чтобы получить 35 тысяч рублей в месяц, нужно три смены отработать. И конечно, о кружках, о каком-то допобразовании не может быть никакой речи. Плюс к тому же кружки – они платные. Вот скажите, сколько у вас стоит месяц обучения в школе?

Наталия Чудакова: Месяц обучения в школе стоит для ребенка 5 тысяч рублей.

Алексей Петропольский: Это сколько занятий входит?

Наталия Чудакова: Четыре занятия по полтора часа.

Алексей Петропольский: Ну вот. По московским меркам это совсем недорого. Ну, многие кружки стоят дороже, причем не высокотехничные. А для регионов, даже для больших городов лишние 5 тысяч рублей потратить на ребенка… крайне проблематично и непросто потратить. Именно поэтому бизнес туда не идет.

Анна Тарубарова: Ну, средняя сумма – 3,5 тысячи рублей, которые готовы потратить, тратят в среднем по стране на дополнительные занятия вне школы.

Давайте примем звонок из Ульяновской области от Марии. Мария, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать огромное спасибо… Я не знаю даже, кто это – администрация города или области. Есть у нас замечательная инициатива – открытые центры дополнительного образования детей, там много бесплатных кружков. Вот мой сын занимается в кружке английского языка бесплатно.

Анна Тарубарова: Замечательно!

Зритель: Есть там и танцы, есть рисование. В общем, разные кружки, замечательные педагоги. Я считаю, что для того, чтобы дети не уходили в какие-то дурные привычки, в дурные компании, вот это замечательная инициатива, и нужно ее, по-моему, поддерживать и развивать. И огромное спасибо всем педагогам, потому что действительно занимаются от души.

Анна Тарубарова: Скажите, пожалуйста, какой город? Какому городу спасибо?

Зритель: Город Димитровград.

Анна Тарубарова: Спасибо, Мария.

Скажите, а вот сегодня конкуренты или не конкуренты – частные и государственные дополнительные секции образования?

Алексей Петропольский: Я думаю, государство никогда не сможет конкурировать с бизнесом, потому что государство работает по классическим программам классического образования. И никогда, ну, в ближайшие годы у нас дроны не полетят за государственный бюджет.

То же самое и с качественным бизнес-образованием. У нас нет хорошего бизнес-образования в России, именно государственного, и именно в силу того, что государство не может предложить те зарплаты для специалистов, которые действительно несут практический опыт и знания, они стоят гораздо дороже.

Анна Тарубарова: Давайте…

Наталия Чудакова: Извините, пожалуйста, позвольте с вами не согласиться. В четырех колледжах Москвы есть специальности «Управление беспилотными летательными аппаратами», и на них даже учатся ребята. Правда, это после девятого класса происходит. Один из колледжей – это колледж Годовикова. В общем-то, мы с ними знакомы, сотрудничали. Они говорили, что (здесь я с вами соглашусь) действительно нет специалистов и у них оборудование беспилотников, еще в Советском Союзе произведенное. То есть это не дроны…

Алексей Петропольский: Но они вам не конкуренты?

Наталия Чудакова: Они нам не конкуренты. Кстати, специальность не очень популярная среди молодежи, что странно, хотя довольно перспективная, и специалисты на рынке сейчас очень требуются.

Анна Тарубарова: В частности, пишут из Волгоградской области: «Кому нужны дроны? Это не хлеб».

Наталия Чудакова: А вот тут я бы поспорила.

Алексей Петропольский: Ну, не соглашусь я с вами. Любая съемка сейчас корпоратива, свадьбы обязательно идет с использованием дрона. И видео на выходе получается в сто раз красочнее, и люди готовы за это платить.

Наталия Чудакова: Не только съемка. Есть очень много разных областей применения дронов – это в том числе агросъемка, сельскохозяйственные работы, даже сейчас используют в некоторых городах дроны для доставки грузов. Также требуются программисты. На самом деле область применения неограниченная. Курьерская доставка в том числе. Вопрос хороших программистов и хороших пилотов. Ну, мы про военные вообще молчим. Сейчас очень многое что построено, и это вокруг дронов, в области. Потому что понимают, что одно дело – жертвовать людьми в военных операциях или в каких-то сложных, может быть, исследовательских операциях, в тяжелых природных условиях, а другое дело, когда человек сидит в комфортных условиях, в безопасности и управляет данным беспилотником на расстоянии, а беспилотник выполняет операцию.

Алексей Петропольский: Хочу немножко дополнить. У нас Федеральная налоговая служба совместно с Кадастровой палатой выявляет дома незарегистрированные…

Анна Тарубарова: С помощью беспилотников?

Алексей Петропольский: С помощью дронов. А в Америке, в Нью-Йорке в частности, Amazon доставляет посылки с помощью дронов – не крупные и в определенные районы. Но по факту ты заказал, я не знаю, книгу и заказал себе именно доставку дрона – и она к тебе прилетает на специально обозначенные участки, которые они до этого метят на карте, куда он прилетит и в какое время. И выпускают тебе… Конечно, такие дроны дорогостоящие, они поднимают довольно весомую покупку, но в Америке это уже разрешено. За этим будущее.

Анна Тарубарова: Будущее уже здесь. Давайте почитаем SMS наших телезрителей. Вот Вероника из Читы: «Я могу преподавать девочкам батик, но не знаю, с чего начать. Куда обратиться? Не уверена, что в школу пустят. Родители не всегда готовы платить, а материалы для занятий стоят недешево». Что вы посоветуете?

Алексей Петропольский: Ну, идти и договариваться, потому что, пока человек будет сомневаться и думать, все время пройдет. Лучше сделать и не добиться чего-то, чем ничего не сделать и думать, что не получится. Поверьте, получится. Не получится в одной школе – в другой получится.

Все зависит от личной вашей харизмы, от целеустремленности. Если это действительно востребовано и вы как преподаватель можете донести это до учеников, то я не вижу никаких препятствий – с учетом того, о чем мы говорили ранее, что школы в целом заинтересованы. Вопрос сел – да, там денег немного. Ну, если говорить о городах более или менее крупных, то я не вижу здесь проблем.

Анна Тарубарова: Я хочу отметить, что Наталия этим занимается в свободное время от основной работы.

Наталия Чудакова: Да.

Анна Тарубарова: То есть для вас это хобби или бизнес все-таки?

Наталия Чудакова: Это хобби с бизнесом. Я уже не разделяю на самом деле, потому что для меня это отдых, это радость, это бесконечное творчество. Скорее всего, это хобби, переросшее в бизнес.

Анна Тарубарова: Желаю вам удачи! Время эфира подошло к концу. Спасибо вам большое. О том, как угнаться за потребностями современных школьников и как заработать на своих знаниях, нам рассказали руководитель курсов пилотирования «Дрон-Школа» Наталия Чудакова и предприниматель, юрист, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса Алексей Петропольский. Спасибо за внимание. До свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски