Наталья Демидова: 35-40% обувного рынка – нелегальный. И в основном, это не контрафакт, а контрабанда

Наталья Демидова: 35-40% обувного рынка – нелегальный. И в основном, это не контрафакт, а контрабанда
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Реальный выбор: минивэн. Тест-драйв Geely Atlas. Советы автоэксперта
Помогите Киселёвску! Экологические проблемы маленьких городов обсуждаем с руководителем российского отделения «Гринпис» Иваном Блоковым
Смягчение статьи за сбыт наркотиков. Нехватка мест в детских садах. Массовая гибель пчёл. Экологическая катастрофа в Кисилёвске. Советы по выбору автомобиля и тест-драйв Geely Atlas. И темы недели с Сергеем Лесковым
В Центральной России массово гибнут пчелы
На решение проблемы нехватки мест в детских садах выделят дополнительные деньги
Смягчать ли наказание по «наркотической» статье и как не стать жертвой подброса наркотиков. Реальные примеры
Дом построили, а дорогу к нему - нет. Как быть? Дроны над дачами. Дискриминация по возрасту. Теневая экономика. Новые правила вывоза детей.
Дома построили, а дороги к ним нет? Как добиться возможности нормально подъехать к собственному подъезду?
Гости
Наталья Демидова
генеральный директор «Национального обувного союза»

Тамара Шорникова: С 1 июля вся продаваемая в нашей стране обувь должна иметь цифровую маркировку. Для покупателя это подтвержденная информация, кто произвел, из чего, плюс гарантия, что пару сшили легально, производители заплатили налоги, импортеры пошлину, все как полагается.

Виталий Млечин: Для государства это самое главное, конечно, налоги. Спецкод и сейчас встречается на обуви, правда, пока это добровольный эксперимент. Обязательная маркировка должна помочь в борьбе с контрафактом. Поддельные туфли и ботинки сегодня занимают, оказывается, треть рынка. Знали ли вы о такой статистике? Вообще расскажите, пожалуйста, как вы выбираете обувь, устраивает ли вас качество, ну и, естественно, цена.

Мы в ближайшие полчаса эту тему будем обсуждать вместе с нашей гостьей, генеральным директором Национального обувного союза Натальей Демидовой, – Наталья Игоревна, здравствуйте.

Наталья Демидова: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Вот эта вот оценка, что треть обуви сейчас поддельная, – вы согласны с ней?

Наталья Демидова: Да, это экспертная оценка. Конечно, четкой статистики не существует, но ориентировочно 35%, иногда даже 40%, есть такие данные.

Тамара Шорникова: А что чаще всего подделывают? Это вот те самые «Abibas», которые мы видим на рынке?

Наталья Демидова: Ну речь в основном идет все-таки не о контрафакте, не о подделке. В основном, вы правильно сказали, спортивную обувь подделывают и люксовые бренды, но это все-таки небольшой процент. В основном это контрабанда, то, что ввозится без уплаты таможенных пошлин. То есть все это вместе образует тот самый нелегальный объем, нелегальный рынок, который 35-40% от общего объема.

Виталий Млечин: Но нам говорят, что в официальном магазине, скажем, пару брендовой обуви можно купить за 10 тысяч, а вот такую вот контрафактную за 3-4 тысячи. И что же, получается, такая накрутка бешеная, а себестоимость у них еще ниже?

Наталья Демидова: Нет, это вот как раз потребитель в своем желании, так сказать, купить брендовую, как вы говорите, обувь, он сам себя обманывает. Он идет на поводу у своего желания и заведомо, я думаю, все-таки знает, что он покупает нелегальную пару. Она нелегальная не потому, что там накрутка у легального производителя, а потому, что это просто произведено совершенно из других комплектующих, совершенно, так сказать, на другом предприятии, без гарантии того, что это, так сказать, сертифицированные, правильные материалы. Она в принципе даже может нанести вред, особенно спортивная обувь, потому что используемая в более таких нагруженных моментах, как вы понимаете, даже если это casual на каждый день, то это возможны и различные заболевания, я много знаю случаев.

Виталий Млечин: Ну а сейчас насколько велика вероятность нарваться на контрафакт, не зная об этом? То есть если я, скажем, иду в магазин в торговом центре обувной, хочу купить себе пару обуви, хочу купить себе хорошую обувь, я могу быть уверен, что тот бренд, который на ней нарисован, не подделка?

Наталья Демидова: Нет, уверенности, конечно, нет. Еще это очень определяет место, где вы покупаете: если это, предположим, фирменный магазин того бренда, который вас интересует, то, конечно, с гарантией, что это будет… Если это солидный какой-то торговый центр, даже не сам центр, а тот отдел, где это продается, потому что сейчас очень большой, так сказать, процент того, что… Названия мы не называем, да? Первые этажи занимают такие сети со смешными названиями, в которых якобы, например, тот же «Adidas», «Nike» продаются по 500-600 рублей. Но еще людей отпугивает запах, потому что когда входят, это сразу всем понятно. Но тот, кто хочет верить и надеется, что купил фирменный «Adidas» (это уже нарицательным стало) за 500 рублей – как говорится, флаг ему в руки, что делать?

Виталий Млечин: Ну да, за 500 рублей это нам понятно.

Наталья Демидова: А государство ведь должно защитить, промаркировать эту обувь.

Тамара Шорникова: Так, вот давайте теперь про маркировку, потому что, конечно, в народе это давно называют чипированием, представляется, наверное, какой-то радиомаячок и так далее, просто такая шпионская история. Как это должно выглядеть? Что это? Какая информация должна содержаться в маркировке?

Наталья Демидова: Значит, маркировка будет выглядеть не как какой-то радиоэлектронный… Сейчас на любой коробке обуви есть линейный штрих-код, он везде на продуктах, вы знаете, и так далее. Сейчас принято, что для маркировки по крайней мере новой вот этой идеи, которая уже отработала на шубах, на фармацевтике сейчас испробуется, на табачных изделиях, вот обувь подходит, на всей легкой промышленности это будет двухмерный Data Matrix, квадратик такой.

Виталий Млечин: Извините, его прямо на ботинок будут наносить?

Наталья Демидова: Нет-нет, на упаковку, на коробку. То, что нужно потребителю, будет как и прежде считываться абсолютно визуально, текстовая информация как и была на этой этикетке, на коробке, так и останется. Для продвинутых покупателей, которые хотят как раз конкретно отличить контрабанду, контрафакт от легальной обуви, он себе закачивает в смартфон приложение, которое будет разработано, сейчас на стадии разработки, и тогда простым таким нанесением считает, что это действительно легальная пара, там все отражено. Но, естественно, эта информация та, которая нужна потребителю, закрытая, которая определяет конкурентоспособность, та, которая нужна государству, – это все не в открытом доступе, это, собственно, и не нужно.

Тамара Шорникова: А подделать невозможно будет?

Наталья Демидова: Нет, подделать невозможно именно потому, что… Конечно, любой бумажный квадратик подделать можно, наши умельцы, как говорится, и не то могут. Но смысл заключается в том, что эта информация именно в прослеживаемости, то есть с момента то ли производства, так сказать, на российской фабрике, или же у импортеров при пересечении границы вся эта информация в дальнейшем по цепочке при переходе от одного оптовика к другому, фактически к реализации и так далее – все это отражается, информация вся переходит на сервер, вся она видна и налоговой службе, и другим нужным структурам. И поэтому эта прослеживаемость защищает от подделки.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок, узнаем мнение телезрителя. Людмила, Белгород, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Вас устраивает качество обуви? Как ее выбираете, расскажите?

Зритель: Мне 66 лет, во-первых, поэтому, естественно, я хочу выбрать обувь кожаную, хорошую, недорогую, естественно, потому что пенсия не позволяет. Но у меня такие требования еще с советских времен: раньше обувь была половинчатая, то есть были половинчатые размеры, 37.5. Вот у меня был 38.5, а сейчас таких половинчатых размеров нет. И во-вторых, было 3 вида полноты, поэтому, естественно, я могла выбрать обувь лучше по ноге. Сейчас не знаю, как они выпускают, этого нет. Может быть, у нас обувь не та в Белгороде, может быть, я не хожу по тем брендовым магазинам, которые там стоят по 10 тысяч туфли, где все это имеется.

Тамара Шорникова: У вас какой ценовой лимит? За сколько стараетесь выбрать обувь?

Зритель: Ну где-то до 3-х.

Наталья Демидова: До 3-х кожаной обуви не бывает.

Тамара Шорникова: Хорошо, спасибо большое.

Действительно очень многие люди жалуются на качество обуви, причем на качество обуви в разной ценовой категории. Что не так, если даже задорого нельзя купить хорошую пару, вернее гарантировать, что она не разлетится и не «разлезется» через сезон?

Наталья Демидова: Нет, вы знаете, момент вот этих половинных размеров, как вот наша слушательница спрашивает, – она же не по Интернету покупает: придите в магазин и меряйте. Сейчас другими способами с помощью любой стельки… Для зимней обуви вообще полуразмер не имеет значения, здесь, так сказать, плюс-минус в зависимости от колодки, в зависимости от марки, в которой покупаешь. В летней обуви тоже такое значение, полуразмер ушел. Полнота действительно имеет значение, но сейчас действительно это уже в таких дорогих, солидных марках, там есть деление, градация по полноте, у них ортопедическая стелька. Эта ценовая категория может быть и 7, и 8 тысяч; эта обувь действительно не на один сезон, она и 2, и 3 сезона хорошо прослужит.

Качество… Не буду я отрицать, что бывают, естественно… Но что под этим подразумевать? Заведомо если покупаете подделку, контрабанду, контрафакт, в основном везде контрафакт, то это сделано из некачественных материалов, тут не о чем говорить. Если вдруг вы обнаружили, что вам продана в солидным магазине, так сказать, за нормальные деньги обувь и она не соответствует, что-то там происходит, не знаю, отломался каблук, мажется стелька, пачкает носочное изделие, вы можете эту обувь вернуть, существуют правила российской торговли.

Тамара Шорникова: Вы сказали, что до 3-х тысяч кожаную обувь – это из разряда фантастики?

Наталья Демидова: Ну да, я думаю, что это…

Тамара Шорникова: Но купить за 7-10…

Наталья Демидова: Это уже нормально.

Тамара Шорникова: Да, но не все смогут себе позволить.

Наталья Демидова: Вы знаете, сейчас очень качественную обувь, очень хорошую, я просто точно знаю, делают и из искусственных материалов, потому что сейчас искусственные материалы современные, им приданы такие свойства, которые даже поспорят с натуральной кожей, это различные мембраны. В общем, эта обувь и дышит, и хорошо, так сказать, комбинируется один вид с другим, то есть это очень может быть и по фасону актуально, и хорошие полноты. Но здесь нельзя, а то так с языка могу названия компаний сказать.

Виталий Млечин: Относительно вот этой маркировки я хотел бы уточнить. Если она будет наноситься на коробку, а не на саму обувь, то что же помешает какому-то недобросовестному положить в промаркированную коробку ту же контрафактную обувь на самом деле?

Наталья Демидова: Вы знаете, если ты хочешь встать на уши и пройти по какому-нибудь канату, то, наверное, не помешает. Но в больших объемах… Значит, какой смысл в этом? Если коробка маркированная, значит, марка приобретена вся, оборудование существует, вся цепь бизнес-логистики отлажена – какой смысл в эту коробку запихивать нелегальную обувь? Ведь вот когда человек покупает, он покупает обувь вместе с коробкой, это считается сканером, это уходит в систему, этой коробки больше нет в магазине. Как вы возьмете эту же коробку? Догоните покупателя на улице, отнимете коробку и…

Виталий Млечин: Попросите.

Наталья Демидова: Ну…

Виталий Млечин: Коробка же все равно выкидывается.

Наталья Демидова: Ну раз-два так получится, но делать на это ставку…

Тамара Шорникова: Я хочу все-таки перед тем, как мы посмотрим видеоматериал и ответим на звонок, добить вопрос про цену.

Виталий Млечин: Да, это следующий вопрос.

Тамара Шорникова: Потому что, во-первых, у нас очень много таких SMS, во-вторых, меня как покупателя этот вопрос тоже очень сильно волнует. Возвращаясь к 7-8 тысяч за нормальную, качественную обувь, – это действительно сейчас объективная цена для производителей, или все-таки…

Наталья Демидова: Это объективная цена. Надо смотреть, конечно… Тут очень много нюансов. Правильную обувь вообще никто не рассматривает. Есть летняя, есть зимняя, даже весенне-летний сезон, который сейчас наступает, – это есть закрытые туфли, есть ботильоны, есть… Предположим, если это какие-то, может быть, босоножки, у которых 2-3 ремешка, естественно, материальная мало, может быть, и действительно… Зависит от того, какая подошва… То есть это такое разнообразие, которое диктует и цену.

Виталий Млечин: Кто нам звонит?

Тамара Шорникова: Нам звонит Вадим из Пскова, давайте его послушаем.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Вадим. Мы слушаем вас, вы в эфире.

Зритель: Добрый вечер. Я считаю, что маркировку необходимо производить и даже на коробке, это одна из комплекса мер, которые позволят минимизировать хотя бы ту контрафактную продукцию из низкопробного ширпотреба, композита и синтетики, которая порой не пахнет, но дурно влияет не только на здоровье, но и на осанку наших так называемых людей-потребителей, гоняющихся за дешевизной. Да, можно подменить коробку, но, как правило, с тем же алкоголем можно подменить акцизные марки, но это минимизирует контрафактную продукцию.

По поводу обуви я хочу сказать, у меня друг предприниматель в Архангельской области, они зачастую благодаря контрафактной продукции еле выживают, потому что там рассчитано все на проходимость. Обувь, которую покупают по оптовой цене по 100 рублей, продают тоже по завышенным ценам, наваривая несколько сотен процентов. Но тем не менее брендовая обувь, которая есть в магазинах Москвы, к сожалению, в Архангельской области, как и у нас, не конкурирует с этой обувью, потому что доступные цены 2-3 тысячи, не 7 тысяч, не 8 тысяч. Но тем не менее та же аренда на самом деле, и добросовестный, законопослушный предприниматель зачастую не выживает, о чем мы все время говорим, о среднем и малом бизнесе.

И второе я хотел бы сказать, что во множестве магазинов я был в Москве, так называемые магазины «Смешные цены». Сейчас эта продукция у них не пахнет, но тем не менее вы сами поймете, зайдете, увидите, что и обувь, и одежда, ну это просто на себя стыдно надевать не то что из-за такой цены, а из-за того, что это просто смотрится убого, порой красочно, потому что там очень много красок добавлено…

Виталий Млечин: Понятно, Вадим. А вы покупаете только дорогую обувь, брендовую?

Зритель: Я как раз соответствую тому положению, как было в 1990-е гг.: мы недостаточно богаты, чтобы покупать дешевую обувь. Когда покупаешь тот же «Adidas», а в брендовых магазинах, заметьте, идут навстречу покупателю, когда по 2-3 тысячи покупаешь две пары кроссовок, в конец сезона третью пару дают бесплатно. Это тоже говорит о том, что люди идут навстречу в том числе с брендовой обувью в отличие от тех недобросовестных предпринимателей, которые нам впаривают контрафакт, и этот контрафакт, к сожалению, спекулирует на брендах тех магазинов и тех…, которые у нас популярны с советских времен.

Виталий Млечин: Понятно, Вадим, спасибо вам большое, ваша мысль ясна.

Давайте посмотрим небольшой сюжет, правда же?

Тамара Шорникова: Да. Мы спросили у телезрителей на улицах наших российских городов, как часто они покупают обувь, сколько сезонов она служит и довольны ли качеством. Вот какие ответы услышали.

ОПРОС

Виталий Млечин: Мнения разделились, как выяснилось.

Тамара Шорникова: Да, и в SMS тоже. Сразу несколько SMS, правда, по схожему направлению, Орловская область: «Обувь выбираем по цене, маркировка неминуемо приведет к подорожанию».

Виталий Млечин: Вот это важный аспект, да.

Тамара Шорникова: Воронежская область, Костромская тоже переживают. Действительно это повлияет?

Наталья Демидова: То есть это потребитель так думает?

Тамара Шорникова: Да.

Наталья Демидова: Ну потребитель…

Виталий Млечин: Казалось бы, любое лишнее действие влечет к удорожанию.

Тамара Шорникова: Электронное приложение разрабатывается сейчас, вы говорите, – это же все обычно из нашего кармана берется.

Наталья Демидова: Нет, это сейчас совершенно по-другому. Вы сами знаете, что потребительский рынок достаточно уже года 4 находится в стагнации, он сейчас довольно малоподвижен, поэтому уже давно торгующие и производящие компании сами берут, естественно, все расходы на себя. Здесь минимальные дополнительные затраты, которые на цене не скажутся, в порядке инфляции обычной сезонной.

Виталий Млечин: Успеем послушать Екатерину из Пскова. Екатерина, здравствуйте, вы в эфире, мы слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Хотелось бы высказать свое мнение насчет маркировки обуви.

Виталий Млечин: Давайте.

Зритель: Как, впрочем, и любой другой продукции. К сожалению, к повышению качества продукции это не приведет в любом случае, это просто дополнительная мера контроля за ввозимой продукцией, создается такое мнение. Но что у нас делают тогда таможенные органы на границе, тоже не совсем понятно. То есть мы ввозим продукцию, она получается контрафактной по какой-то причине, если она оказалась на территории Российской Федерации, а потом собираемся облагать ее уже изнутри какими-то дополнительными налогами.

Виталий Млечин: Понятно, Екатерина, спасибо большое, ваша мысль ясна.

У нас меньше минутки осталось. Давайте резюмировать, вот видите, мнения разные: что подорожает, что и так контролируем. Как вы считаете, надо или не надо?

Наталья Демидова: Значит, неоднократные контакты с различными контролирующими органами привели к тому, что они говорят, что у них недостаточно инструментов, для того чтобы выявить на рынке даже, например, на том же «Садоводе», чтобы выявить быстро, что это нелегальная продукция. Соответственно, это думал не один человек, это, так сказать, и бизнес тоже разных видов и категорий присоединился, и в общем серьезная работа проведена. К подорожанию никакому заметному это не приведет, эти издержки ложатся на компании торговые обувные. Они не такие уж большие, естественно, они это, в общем, за счет своей прибыли…

Виталий Млечин: Понятно.

Спасибо вам большое. У нас в гостях была генеральный директор Национального обувного союза Наталья Демидова. Мы говорили об идее маркировать обувь, чтобы бороться с контрафактом.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски