Наталья Коновалова: Люди думают, что ритуальные услуги - это криминальный рынок

Гости
Наталья Коновалова
генеральный директор ООО «Живая душа»

Ольга Арсланова: Мы продолжаем, вот одна из новостей последних дней. В Ижевске задержаны пять ритуальщиков-вымогателей. Следователи взялись за декриминализацию сферы ритуальных услуг, считают эксперты в этом регионе. Собственно, вот что произошло. Управляющий кладбища «Южное» города Ижевска, 43-летний Дмитрий Усатов обвиняется Следственным комитетом России в регулярном получении взяток за выделение земельных участков под захоронения. И вот сегодня в суде как раз решается вопрос о его аресте.

Виталий Млечин: Другой похоронный скандал произошел в Самаре. На прошлой неделе Анна Плотникова привезла гроб с телом своего умершего мужа к зданию администрации Самарской области. За полмесяца она не смогла собрать деньги на похороны и место на кладбище.

Анна Плотникова: Я все это время пыталась собрать денег, но цены заоблачные просто мне называют, просто за место на кладбище. За место на кладбище от 25 тысяч, это самое такое, в камышах… Но тут мне уже не до места было. Плюс вся атрибутика – 50 тысяч. Мне, вот я одна ращу ребенка, где я могу найти такие деньги?

Ольга Арсланова: Муж скончался в больнице 6 февраля, место под могилу выделили только 20 февраля. Анна Плотникова живет скромно, для похорон выбрала недорогую фирму, но компания-монополист не дала могильщикам приступить к работе. Вот на этой любительской съемке видно, что какие-то люди, их лица закрыты маскам, мешают рыть яму для погребения. Они же не пустили на кладбище и гроб с покойным.

Виталий Млечин: После того, как скандал попал в СМИ, губернатор поручил главе Самары и департаменту по борьбе с коррупцией разобраться в произошедшем, а министерству соцзащиты помочь вдове. Это не первый скандал на самарском кладбище «Южное», раньше там уже не давали похоронить человека: машину представители конкурирующей похоронной компании просто сожгли.

Ольга Арсланова: Это история только из одного города, из одного региона. Эксперты отмечают, что выстроенные региональные ритуальные монополии не подразумевают какой-либо рыночной конкуренции, отсюда все и происходит: люди вынуждены в итоге платить столько, сколько им говорят. При этом от региона к региону цены меняются.

Виталий Млечин: Вот давайте прямо сейчас сравним цены на оказание ритуальных услуг частных агентств и производителей. Самый простой деревянный гроб от производителя стоит 2.5 тысячи рублей, в агентстве уже 6 тысяч, такой неплохой рост. Подушка, покрывало, тапочки – 260 рублей, в агентстве 1 тысяча. Доставка к месту захоронения – 2 тысячи рублей, агентству придется заплатить те же 6 тысяч. Самый простой металлический крест у производителя 750 рублей, в агентстве 3 тысячи. Плюс еще в агентстве с вас возьмут 3.5 тысячи за оформление заказа. Разница в затратах 17 тысяч 885 рублей.

Ольга Арсланова: Но нужно понимать, что это тоже очень приблизительные расчеты, на практике все может отличаться, поэтому мы ждем ваших историй в прямом эфире, были ли у вас проблемы с ритуальными услугами. Позвоните, расскажите.

А мы приветствуем в нашей студии Наталью Коновалову, генерального директора ООО «Живая душа». Наталья, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Наталья Коновалова: Добрый день.

Ольга Арсланова: Вы ритуальными услугами как раз занимаетесь?

Наталья Коновалова: Да, все верно.

Ольга Арсланова: Давайте узнаем, с вашей помощью было бы здорово это сделать, как этот бизнес устроен, потому что очень много мифов, и вот такие случаи, конечно, доверие к вашему бизнесу, честно говоря, подрывают, согласитесь.

Наталья Коновалова: Ну я хочу сказать, что вообще ритуал, как и каждая отрасль… Вообще нужно подходить с любовью. Человек должен быть прежде всего на своем месте. Вот такие истории говорят о том, что в ритуал приходят в основном люди за большими деньгами, заработать их быстро, не вложив туда душу, не вложив туда уважение к умершим, что основная задача, мне кажется, в этой сфере.

Ольга Арсланова: А деньги действительно большие? То есть есть возможность заработать, потому что психологический эффект срабатывает: у кого-то умирает близкий человек, и очень просто, наверное, на таком человеке, на его психологическом состоянии заработать?

Наталья Коновалова: Ну да. Те, кто идут в ритуал, им кажется, что здесь как бы все легко и просто. На самом деле, конечно, вопиющие ситуации показали, это вообще… У меня даже нет слов. Еще раз повторюсь, что каждый должен быть на своем месте, приходить сюда нужно, взяв ответственность за свое дело, нести его до конца, соблюдая порядочность, уважение, ну и любовь, конечно же, к своему делу.

Ольга Арсланова: А где возникают лазейки и где возникает возможность манипуляций во время бизнеса? То есть насколько я понимаю, например, место на кладбище совершенно спокойно можно получить бесплатно.

Наталья Коновалова: Да, совершенно верно.

Ольга Арсланова: То есть с этим нет никаких проблем?

Наталья Коновалова: Да-да.

Ольга Арсланова: Почему с этим возникают проблемы? Откуда вообще вот это все происходит?

Наталья Коновалова: Я думаю, что люди просто начинают наглеть, люди находятся в шоке, непонимании, и тут какое-то именно происходит психологическое давление на людей: у вас не получится, мы вам не дадим или что-то другое, иное. И люди как бы думают, что это криминальный рынок и нужно им идти на все эти уговоры. Поэтому, я думаю, так получается.

Ольга Арсланова: А рынок не криминальный?

Наталья Коновалова: Вообще-то нет. Я сколько общалась, все интеллигентные, нормальные люди, с кем можно найти общий язык. Я, допустим, с какими-то людьми в золотых цепях никогда не сталкивалась. Может быть, не в Москве есть такое, но в Москве, в области я с таким не сталкивалась.

Виталий Млечин: А конкуренция есть?

Наталья Коновалова: Конкуренция очень большая, конкуренция просто огромная. Но я считаю, что какую-то одну фирму ритуальных услуг – городская она, коммерческая – я думаю, тогда у людей просто не будет права выбора выбирать, а людей нужно уважать, людей нужно… Вот, допустим, как сейчас: где-то на гроб 6 тысяч, где-то 3, где-то 5, и люди идут туда, куда им, как говорится, душа велит.

Ольга Арсланова: А откуда тогда вот эти истории с какими-то безумными суммами, которые люди вынуждены заплатить, иначе им просто отказывают предоставлять услуги? Просто мы пытаемся понять, как формируется эта цепочка, если вы со своей стороны говорите, что нормальный бизнес, работаем ответственно, людей уважаем. Есть государственные услуги, которые тоже предоставляются бесплатно, – казалось бы, где возникает вот эта вот полукриминальная, непонятная схема с манипуляциями?

Наталья Коновалова: Я думаю, что это человеческий фактор, потому что ни для кого не секрет, можно захоронить бесплатно, осуществить кремацию бесплатно. Это же Российская Федерация, не только в Москве, но и вообще в России это все одно и то же. Я думаю, что это человеческий фактор, просто люди пытаются заработать на этом денег.

Ольга Арсланова: Послушаем наших зрителей, их истории. Калининградская область у нас на связи, Алексей. Как раз интересно будет посмотреть, как в разных регионах обстоят дела. Здравствуйте, Алексей.

Зритель: Здравствуйте. Я вот хочу сообщить об одной такой особенности нашей Калининградской области. Она маленькая, оторвана от большой России, многие люди приезжие, может быть, у многих возникает необходимость именно в кремации, то есть именно для того, чтобы, ну понимаете, прах на родину вывезти, если человек завещал.

Так вот что хочу сказать? Тоже пришлось с этим столкнуться, к несчастью, и пришлось воспользоваться услугами. Знаете, здесь существует такая вещь, как полулегальная кремация, то есть существует такой передвижной крематорий, в котором, собственно, все это и делается. Деньги, естественно, знаете, отдаются чуть ли не черным налом, просто так, подписываешь бумажки. Все это обходится примерно в 70 тысяч.

Ольга Арсланова: Алексей, а почему вы выбрали именно такую схему?

Зритель: Ну у нас это была просто-напросто необходимость.

Ольга Арсланова: А бесплатно вы же тоже могли получить эту услугу?

Зритель: Нет, никакого крематория официального здесь, то есть который стационарный был бы и оказывал такую услугу, здесь просто-напросто нет.

Ольга Арсланова: Понятно.

Зритель: Люди давно уже требуют от местного правительства, чтобы эта проблема была решена, но знаете, некоторые умные люди так и говорят: первый, кто построит этот крематорий вместе с колумбарием, станет и первым же его клиентом. Потому что в этой сфере крутятся такие деньги, что такая нелегальная ситуация просто-напросто выгодна этим людям.

Ольга Арсланова: Спасибо. Вот региональная специфика, которой ваше коллеги, вероятно, удачно пользуются.

Наталья Коновалова: Здесь, по моему мнению, недорабатывают чиновники. То есть у них не хватает времени, они откладывают на потом строение крематория либо выделение мест на кладбище, земельных участков. Вы знаете, я довольно часто сталкиваюсь, что когда я прихожу в лечебное учреждение к чиновникам и озвучиваю, что я с ритуала, – все, сразу ко мне начинается какое-то отторжение: «Ой, да потом, да завтра, не сейчас, это подождет».

Я думаю, что здесь ситуация именно такая: чиновники откладывали на завтра, есть дела, по их мнению, поважнее, и получилась такая ситуация, что нет крематория, есть какой-то полностью коммерческий крематорий, где просто зарабатываются деньги. Хотя я думаю, что этому мужчине нужно было обратиться опять же в какое-то государственное учреждение и уточнить, действительно ли это так, вообще есть ли прейскурант на это, разузнать и ознакомиться. Я думаю, что здесь именно недоработка чиновников, здесь 100%.

Ольга Арсланова: Послушаем Волгоград, на связи у нас Марина. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Марина.

Зритель: Здравствуйте. Я смотрю вашу передачу, я с города Волгограда. У нас существует ритуальное агентство «Память», очень большое хозяйство, все это, конечно, хорошо. Но вот 3 года назад у меня умерла мама. Так получилось, не было средств у нее. Так вот я вынуждена была взять кредит – это 150 тысяч – для того чтобы ее похоронить. 100 тысяч мы только оставили в «Памяти».

Ну как для примера цены. Вот даже эта марлевая повязочка, то есть бинтик, которым связывают покойнику руки, ноги, стоит 130 рублей, земля – 28 тысяч. И при всем при том еще нам попытались навязать шоколадки с логотипом «Памяти». Хорошо со мной был сын, он меня как-то привел в себя, сказал: «Нет, нам не надо». А если люди, допустим, при мне обращались, нет совсем денег, негде взять этот кредит, похоронить за счет государства, это надо было видеть лица менеджеров, которые с неохотой это все выполняли, все это происходит со скандалами. В общем, ужасное впечатление производят люди, так нельзя.

И потом у меня еще такой вопрос. Я же покупаю эту услугу у них, правильно, со всеми вытекающими последствиями – НДС, все. Почему за учебу нам возвращают, за здравоохранение, за…

Ольга Арсланова: А, налоговый вычет вы имеете в виду.

Зритель: Да. Почему не возвращают нам налог с похоронных вот этих вот денег? Потому что это просто неподъемные деньги. И главное, я боюсь, если вдруг еще случится такое несчастье, мне, наверное, придется хоронить за 6 тысяч рублей, которые выделяет государство. Спасибо вам большое, до свидания.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо.

Ольга Арсланова: Можете прокомментировать?

Наталья Коновалова: Ну я думаю, что, конечно, здесь тоже вопиющая ситуация однозначно. Конечно, за 6 тысяч рублей любимого человека, который умер, естественно, хоронить женщине было неуважительно по отношению к умершему. Но я бы все время еще раз попыталась, чтобы люди, знаете, не просто, придя, отдавали свои деньги… Хоронят же на третий день, можно этот день потратить и узнать, идя к чиновникам, какова процедура, что бесплатно, что платно, и тогда вы знаете тот ритуал, который, допустим, в городе Волгограде, он поймет, что нельзя наживаться на чужом горе. Еще раз: ходить, спрашивать, уточнять. Они пользуются этим потому, что люди сами отдают деньги, не сопротивляясь, понимаете? Здесь нужно работать сообща чиновникам и…

Виталий Млечин: Нет, ну вы представляете, умер близкий человек…

Наталья Коновалова: Да.

Виталий Млечин: И чтобы… Этого горя недостаточно, надо еще, значит, обить все пороги, надо стучаться во все эти двери головой, чтобы его еще и похоронить. Да, вот так?

Наталья Коновалова: Вот… Вы знаете, я тоже столкнулась с этой ситуацией, я тоже хочу вывести ритуал на новый прозрачный уровень. Я больше 2-х лет хожу, предлагаю, давайте, давайте, давайте – бесполезно.

Ольга Арсланова: Спрашивают наши зрители, как вы объясните то, что человек умер, и сразу ваши коллеги появляются, звонят в дверь, начинают навязывать свои услуги? Откуда получают информацию?

Наталья Коновалова: Ну ни для кого не секрет, я думаю, что эти услуги получают информацию от «02» и «03», я думаю, что так.

Ольга Арсланова: А вы пользуетесь таким?

Наталья Коновалова: Нет, у нас вообще по-другому связано это все. Мы не пользуемся услугами «02» и «03», но сейчас активно с этим борются, уже идет на новый уровень, уже… Много таких случаев, что вот у нас ГУП «Ритуал» в Москве, который, естественно, когда умирает человек, они приходят в морг, оформляются, и уже как бы «02» и «03» сами собой отпадают, им это не нужно, потому что нет взаимосвязи.

Ольга Арсланова: А как бы вы посоветовали себя вести родственникам в состоянии паники, стресса, когда вдруг к ним приходят какие-то люди, начинают навязывать какие-то услуги? Как реагировать? Как отфильтровать информацию? За что точно не стоит переплачивать? Чему точно не стоит верить? Может быть, какая-то памятка людям тоже была бы полезной.

Наталья Коновалова: В любом случае нужно взять паузу, не предпринимать никаких решающих шагов. Взять паузу, подумать, посоветоваться с родными, принять протокол от полиции, констатацию от «03» и дальше просто взять паузу хотя бы часа 2-3, это много времени не составит. Потом прийти в морг и уже официально оформить похороны, потом получить тоже налоговый вычет. Все очень просто.

Ольга Арсланова: Понятно.

Давайте послушаем звонок, у нас…

Виталий Млечин: …Владивосток, Наталья. Здравствуйте, Наталья.

Ольга Арсланова: Наталья, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Мы слушаем вас, говорите, пожалуйста.

Зритель: После того, как я столкнулась в Приморье с непонятными поборами на похороны, после случая в Комсомольске-на-Амуре у меня поменялось представление об этом городе. У меня умерла сестра в Комсомольске-на-Амуре, а я живу во Владивостоке. Через муниципальные органы похороны в Комсомольске-на-Амуре обошлись в 30 тысяч рублей. Через полгода у меня умерла…, сумма тоже… С меня не брали никаких лишних денег, меня спросили: «На что вы рассчитываете?» Я сказала честно, что на минимум, потому что я живу достаточно далеко от Комсомольска-на-Амуре, ехать…

Ольга Арсланова: То есть зависит от региона, вероятно.

Зритель: Да. У нас во Владивостоке не дали даже похоронить на семейной кладке, даже не дали похоронить бесплатно. В Комсомольске-на-Амуре ритуальная служба, я обратилась туда, мне посчитали… Я, честно говоря, очень… Случайно включила на вас передачу, решила позвонить, сказать, что есть еще города, где можно похоронить человека достойно…

Ольга Арсланова: Спасибо.

Вот спрашивают наши зрители, какая цена самого бюджетного захоронения, но это вопрос из Вологодской области, понятно, наверное, что отличаются. По Москве что можно сказать?

Наталья Коновалова: Вообще есть безвозмездные похороны, туда входят гроб, тапочки, транспорт, кремация или захоронение. Это бесплатно, вообще ноль услуг. Если в среднем взять более-менее какую-то коммерческую услугу, это, я думаю, минимум тысяч 50.

Ольга Арсланова: Минимум?

Наталья Коновалова: Да.

Ольга Арсланова: Вот вам и ответ.

Виталий Млечин: Екатеринбург.

Ольга Арсланова: Вот как раз да, нам пишут из Карелии: «Верно, никаких чеков, все по-черному, за 50 тысяч похоронили деда, по-другому не работают, все схвачено». Какие-то документы человек должен получить?

Наталья Коновалова: Обязательно, это такая же организация, как и все остальные, поэтому обязательно.

Ольга Арсланова: И из Москвы пришло сообщение, зритель утверждает, что в Москве нет бесплатных крематориев, видимо, искали, не нашли. Расскажите, где они есть, чтобы зрители их знали.

Наталья Коновалова: Естественно, крематориев три: Николо-Архангельский, Хованский и Митино, их три. Есть еще Николо-Архангельская фальш-кремация и Троекурово фальш-кремация.

Виталий Млечин: А это что такое?

Наталья Коновалова: Фальш-кремация – это когда патологоанатомическое отделение берет деньги за кремацию, через 2 дня везут в вышеназванные 3 крематория, которые осуществляют кремацию.

Ольга Арсланова: И там можно получить все услуги бесплатно, правильно мы понимаем?

Наталья Коновалова: Естественно, конечно. Они есть, почему нет, непонятно. Может быть, люди просто не осведомлены? Может быть, как-то заранее, если, допустим, у кого-то человек болен какой-то такой смертельной, может быть, как-то заранее это все нужно узнать?

Ольга Арсланова: Ну и вообще учитывая, что конец неизбежен, можно в принципе всем эту информацию…

Наталья Коновалова: Нет, если человек, допустим, как-то…

Ольга Арсланова: Может быть, нам уже всем стоит заранее об этом подумать.

Послушаем Ивана из Екатеринбурга. Здравствуйте, Иван.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Иван.

Ольга Арсланова: Как у вас в городе с ритуальными услугами обстоят дела, расскажите.

Зритель: Здравствуйте. Алло, меня слышно?

Ольга Арсланова: Да, слушаем.

Виталий Млечин: Слышно.

Зритель: Меня зовут Иван Сергеевич, я из Екатеринбурга. Я неоднократно в своей жизни сталкивался с потерей своих близких, родных, друзей. Вот Наталья Коновалова, ваш гость, говорит про какие-то бесплатные крематории, какое-то там бесплатное захоронение. Я вот за многие годы, когда я с этим сталкивался, ни разу у себя в Екатеринбурге не видел, даже не слышал, что есть такие услуги бесплатные. Вот то, что нам государство дает 6 тысяч на погребение или кремацию, эти 6 тысяч еще надо получить. В каком плане? Я имею в виду, что они не сразу в день смерти выдаются: надо оформить заявление, прийти в соответствующее заведение, когда они там тебе поступят на счет… Когда людям именно этим заниматься, когда у человек близкий или друг скончался?

И еще я хочу сказать. У нас знаете какая практика? В каждом морге города уже сидит фирма конкретно. Человек пришел, действительно узнав, что у тебя кто-то умер, погиб и так далее, – все, тебя уже так окружают, что уже договор тебе подсовывают, там уже сумма стоит, все. То есть людей так могут в такую минуту, как сказать, я уж по-житейски скажу обуть… Все это так монополизировано частниками у нас в Екатеринбурге, это просто… Я еще раз говорю, что бесплатного ничего нет.

Виталий Млечин: А сколько стоит?

Зритель: У нас кремация в Екатеринбурге минимум 50 тысяч, а похороны – это вообще воздушно, я имею в виду за 50 тысяч.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое за ваш рассказ.

Виталий Млечин: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Раз такое происходит, значит, есть, наверное, в законодательстве какие-то недоработки, дыры. Как вам кажется? Если это система.

Наталья Коновалова: Однозначно есть. Вот мужчина рассказывал, что они получают на руки 6 тысяч рублей. Он просто приходит в морг и говорит: «Я хочу бесплатные похороны». Все это дело делается уже с медицинским, с гербовым свидетельством о смерти, это автоматически, это просто 6 тысяч меняются на вот эти услуги, на кремацию или похороны: гроб, транспорт, тапочки.

Ольга Арсланова: А если ему говорят «бесплатного ничего не бывает у нас», такие же случаи тоже есть, если верить нашему SMS-порталу?

Наталья Коновалова: Ну да, я же…

Ольга Арсланова: Что, нужно сразу идти куда-то жаловаться в полицию, не знаю, писать в прокуратуру, подавать в суд? Что делать?

Наталья Коновалова: Ну полиция и прокуратура – это же долго.

Ольга Арсланова: Видимо, на это и расчет, что никто никуда не пойдет.

Наталья Коновалова: Скорее всего, на это расчет. Твердо, я думаю, стоять на своем, это первое. Второе: я думаю, что все-таки надо как-то менять эту ритуальную сферу. Я думаю, что так вот все-таки мы как-то, ритуал с церковью, более-менее совместимы, я думаю, что нужно открывать какие-то духовные школы, чтобы люди понимали, зачем они идут сюда, что они берут ответственность, уважение за это души… Самое главное – мы хороним души, которые нам потом будут благодарны. Либо какое-то психологическое дополнительное образование, либо какие-то тренинги, понимаете, какие-то барьеры, чтобы люди не шли просто тупо зарабатывать деньги. Как-то это надо окультуривать.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое за то, что пришли и ответили на наши вопросы.

Наталья Коновалова: Спасибо вам.

Ольга Арсланова: Наталья Коновалова, генеральный директор ООО «Живая душа» была у нас в гостях.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Сколько стоят похороны?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты