Наталья Макеева: Сейчас Белоруссия стоит на пороге «майдана». И, поверьте, это будет страшно

Наталья Макеева: Сейчас Белоруссия стоит на пороге «майдана». И, поверьте, это будет страшно
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Наталья Макеева
заместитель директора Центра геополитических экспертиз, обозреватель Федерального Агентства Новостей

Александр Денисов: «Контрафактный дым братства». Белоруссия стала основным поставщиком контрафактных сигарет на наш рынок. Впрочем, не только сигарет, а и сыров, фруктов. Все, что Европа нам не может поставлять, поставляет Белоруссия – реэкспорт такой.

Почему бывшая сестра-республика так бесцеремонно живет за счет России – то подсовывает нам что-то не то, то что-то требует? Станет ли вообще Белоруссия второй Украиной? Поговорим вместе с вами, а также с нашим гостем. В студии у нас – Наталья Макеева, заместитель директора Центра геополитических экспертиз, обозреватель Федерального агентства новостей. Наталья, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Наталья Макеева: Здравствуйте.

Александр Денисов: И прежде статистика у нас.

Анастасия Сорокина: Немного цифр. Контрабандные сигареты из Белоруссии в январе продавали в 70 регионах России. Это данные компании «Эвотор», которая проанализировала данные 600 тысяч онлайн-касс. Так, в Смоленской и Челябинской областях каждая пятая пачка была нелегально завезена из Белоруссии, а в Республике Дагестан – каждая десятая. Существенная доля нелегальных белорусских сигарет также была выявлена в Вологодской, Ивановской, Волгоградской областях и в Санкт-Петербурге.

Александр Денисов: Недавно президент России встречался с президентом Белоруссии в Сочи. Встреча была на прошлой неделе. Давайте посмотрим фрагмент, как они встретились. От этого оттолкнемся и начнем обсуждение.

ВИДЕО

Александр Денисов: Как говорится, невербальные вещи. Вот Лукашенко, когда разговаривает с нашим президентом, постоянно то застегивает пиджак, то расстегивает. Вот этот непонятный разговор про снег, что у него там нет, а здесь он есть. Это к чему? Пытается загладить то чувство неловкости, вот ту истерику, которая была накануне, абсолютно вызывающее поведение загладить? Как нас воспринимает Белоруссия? За кого вообще они нас там держат, позволяя себе такие вещи, а потом пытаясь все это как-то сгладить застегиванием/расстегиванием пиджака и ненужными беседами о погоде? Мы не в Англии вроде бы.

Наталья Макеева: Ну, вы знаете, дело в том, что тут нужно разделять, конечно, отношение народа Белоруссии и ее руководства, в первую очередь самого Лукашенко и его окружения. Нужно понимать, что все эти годы (приходится теперь это констатировать) Белоруссии нужна была не интеграция, не создание Союзного государства, а исключительно дешевая нефть. То есть на самом-то деле большинство пунктов о создании Союзного государства, в общем-то, не были выполнены.

И сейчас просто Белоруссия на самом деле, по сути, шантажирует Россию, ну, грубо говоря, засовывает голову в пасть американского крокодила и смотрит на Москву: «Москва, тебе страшно или нет?» И, к сожалению, Лукашенко, как Янукович, как Каддафи и как чуть это не случилось с Асадом, вот он готов повторить, по сути, их судьбу. То есть на самом деле сейчас американская дипломатия возвращается в Белоруссию. А там, где находится американское посольство, обязательно происходит «цветная» революция.

Сейчас Белоруссия стоит на пороге «майдана». И поверьте, это будет страшно. То есть у меня есть такое ощущение, что события в Белоруссии будут страшнее событий в Донбассе. Я часто бываю в Донбассе и знаю, что там происходит. В общем-то, глядя на то, как разворачивается этот весь виток агрессии все эти годы, как проводятся тренировочные лагеря определенные, мне кажется, что…

Александр Денисов: В Белоруссии тренировочные лагеря?

Наталья Макеева: Да, там тоже лагеря проходят. В общем-то, местная власть сквозь пальцы в последние годы на это смотрит. Попытки «майдана» националистического там были подавлены в свое время, но это было в совершенно другую эпоху. Тогда отношение к Западу было другое. Тогда Белоруссия, в общем-то, больше смотрела на Россию, опять же из своих каких-то меркантильных сиюминутных интересов.

Сейчас ситуация будет другая. Сейчас все те люди, которые играли мышцами, готовясь к свержению режима, мне кажется, они уже сейчас близки к тому, чтобы устроить там что-то пострашнее учительского сценария. К сожалению, это так.

Я, например, люблю народ Белоруссии, и мне лично совершенно не хотелось бы, чтобы там произошло что-то подобное. Но приходится констатировать, что руководство Белоруссии, то есть в первую очередь окружение Лукашенко и сам Лукашенко с его недальновидной политикой, ведет именно к этому. В окружении Лукашенко достаточно прозападных персонажей, то есть людей, которые делают это сознательно. То есть он, возможно, не понимает, что с ним сделают…

Александр Денисов: Макея? Вы на него намекаете? На министра иностранных дел?

Наталья Макеева: Честно говоря, да, я намекаю именно на Макея. Там есть еще ряд персонажей, но в первую очередь это он. Некоторые Telegram-каналы даже пишут, что этот человек был еще чуть ли не в 80-х или 90-х завербован ЦРУ. Ну, это как бы на совести этих Telegram-каналов. Но очевидно, что то, чем он занимается, не в исторических, цивилизационных и даже, в принципе, сиюминутных интересах Белоруссии, потому что никакой обыватель белорусский не хочет, чтобы у него начались те же события, что и на Украине.

Анастасия Сорокина: Но Белоруссия всегда находилась в ситуации, когда они были, скажем так, у нас на иждивении. И были все время заверения о вечной дружбе, и какая-то история под названием… Было много разговоров Путина и Лукашенко. И все-таки единение какое-то присутствовал в договоренностях. Можно сказать, что сейчас этот конфликт как-то странно развивается, потому что все равно Лукашенко продолжает в какие-то моменты критиковать и очень резко в адрес России высказываться.

Александр Денисов: Как только он за порог выходит, он начинает вести себя по-другому.

Анастасия Сорокина: Это манера, которая свойственна сейчас во всем мире? «Как только выборы, так давайте ругать Россию». Или что вот это поведение собой обозначает?

Наталья Макеева: Вы знаете, во-первых, это шантаж России в первую очередь, то есть его прозападные пассажи. Это раз.

Во-вторых, это его ложная надежда, как это уже случилось с тем же Януковичем, с тем же бедным Каддафи, что, в принципе, с Западом можно договориться. То есть это самая большая ошибка всех этих людей, включая Лукашенко. Он надеется: «Мы сейчас заключим с Западом определенные договоренности – и все будет хорошо».

Надо понимать, что США всегда обманут. То есть это тот игрок, с которым нельзя играть по-честному. То есть в любом случае тот, кто садится с ним играть, оказывается в проигрыше, платит своим суверенитетом, своей безопасностью, своими активами, оставшимися еще с советских времен. То есть ничего хорошего из этого не выйдет. Но отчасти это и шантаж Москвы.

Анастасия Сорокина: Ну а мы не в проигрыше? Потому что у нас-то сейчас для белорусов, простите, какие бонусы. Они могут работать в Российской Федерации, вид на жительство получать, медицинское обеспечение. У россиян нет таких преференций в Белоруссии. То есть опять-таки игра идет немножечко в одни ворота.

Александр Денисов: И есть 18 ограничивающих пунктов по торговле, то есть что мы не можем делать с Белоруссией. То есть 18 ограничивающих пунктов.

Анастасия Сорокина: 80 странам открыли границу, и они через Белоруссию тоже к нам все проникают, можно так сказать. То есть, в общем, много каких-то таких противоречивых моментов.

Наталья Макеева: Вы знаете, что касается торговых моментов, то здесь, мне кажется, это момент не самый главный. Важно, что, в общем-то, Запад сейчас играет на ослабление России. То есть фактически что происходит? Отрывая Белоруссию от России, таким образом Россия ослабляется. То есть это большая геополитическая игра в нашем приграничье.

Вот эти все торговые моменты по сравнению с тем, что несет нам отрыв Белоруссии – это не имеет, по большому счету, особого значения. Что касается граждан России, то я, честно говоря, не думаю, что так много россиян интересует переезд в Белоруссию, получение каких-то преференций.

Александр Денисов: Кроме съемочных групп. Там детективы советские любят снимать, потому что ничего не поменялось у них.

Наталья Макеева: Я думаю, что это все решаемо. Это как бы не те ситуации. Это все вполне можно решить.

Александр Денисов: Наталья, вы знаете, вот такой вопрос. Вернемся к сигаретам, к сырам, к хамону, которые из Европы не имеют права поставлять, а Белоруссия реэкспортирует. Называют же семейным капитализмом Белоруссию. Корпорация, которая принадлежит одной семье. Учитывая, что там семейный капитализм, ведь не могут не знать, что происходит – насчет контрафакта, вот этих сигарет и прочего. И что, это делается с одобрения руководства страны, в таких объемах поставляется?

Наталья Макеева: Нет, ну естественно, это делается с одобрения. Понятно, что руководство этой страны в курсе. И естественно, что транзит товаров через определенную страну всегда несет определенные прибыли. Ну, опять же, понимаете, на мой взгляд, не стоит на этом, в принципе, акцентировать внимание, потому что, грубо говоря, стоя на пороге катастрофы в нашем приграничье очередном (а там могут начаться события 2014–2015 годов), понимаете, говорить о том, что вот к нам идет дешевый хамон, вот этот несчастный…

Опять же не стоит забывать, что европейские производители на самом деле страдают за интересы Соединенных Штатов. То есть то, что американские производители вынуждены соблюдать санкции антироссийские – это они, грубо говоря, выгребают именно за США, потому что эти санкции и вообще вся эта ситуация не в интересах Европы, не в интересах европейских производителей. В принципе, я лично отчасти рассматриваю эту ситуацию как некоторый толчок, который может подстегнуть страны Европы к тому, чтобы вести более самостоятельную политику.

Александр Денисов: Понятно, Наталья. Хорошо, если это с одобрения… Безусловно, они не могут не знать, что в таких объемах идет реэкспорт.

Наталья Макеева: Ну естественно, конечно.

Александр Денисов: Да и контрабанда поставляется. Как вести себя России? Вот мы смотрели фрагмент: Владимир Путин сдержанный, словно и не было тех истерик. Мы терпим? Или у нас есть долгосрочная стратегия, и мы понимаем, что нельзя ссориться, нам нужно выстраивать отношения? Грубо говоря, нет врагов, нет друзей, а есть национальные интересы. Какой у нас национальный интерес с Белоруссией? Как мы себя ведем?

Наталья Макеева: Вы знаете, глобальный интерес России – это чтобы эта страна в любом случае оставалась в нашей сфере влияния. На мой взгляд, Владимир Владимирович затеял очень интересную и долгосрочную игру. Здесь надо обратиться к тем поправкам в Конституцию, которые были им задуманы. То, что было им озвучено в послании Федеральному Собранию. То есть там идет сейчас некоторая децентрализация полномочий власти – они будут распределены между Государственной Думой, Госсоветом, Конституционным Судом. То есть идет некоторое перераспределение.

Я напомню, что с приходом Владимира Владимировича Путина у нас была выстроена вертикаль власти, которая в тот момента была необходима, чтобы просто сохранить страну. Но это же усиление отталкивало от нас страны постсоветского пространства. То есть, по сути, это был внутри хороший сигнал, а наружу – плохой.

Александр Денисов: А почему отталкивала?

Наталья Макеева: Внутриполитические силы говорили: «Вот сейчас Россия нас поглотит – и нас, по сути, не будет, нас лишат суверенитета, нас лишат всего». Сейчас некоторая децентрализация может послужить сигналом к интеграции в новое государство. То есть, может быть, это будет вариант Союзного государства, некий стратегический блок. То есть мне кажется, что это очень долгосрочная игра, направленная не столько внутрь, а сколько вовне, на возможность создания именно новой версии, нового извода Союзного государства. И отчасти это сигнал Белоруссии.

И заметьте, в какой момент произошла такая заметная активизация Соединенных Штатов – вскоре после послания Путина Федеральному Собранию.

Александр Денисов: Тут же Помпео нарисовался.

Наталья Макеева: Да. О том и речь.

Александр Денисов: Он поехал в «турне» по бывшим республикам советским.

Наталья Макеева: Да. То есть, по сути, ребята озаботились: «Ой, тут что-то может произойти, угрожающее нам». Там же сидят стратеги, там сидят очень умные люди, которые очень хорошо считывают эти сигналы. И мне кажется, что именно это его «турне» далеко неслучайное. И сейчас они будут все больше и больше активизироваться на постсоветском пространстве, и именно по этой причине.

Александр Денисов: Кстати, очень интересная мысль! Мне это в голову не приходило – что это сигнал именно вовне.

Наталья Макеева: Был подготовлен доклад Международного евразийского движения и Центра геополитических экспертиз, как раз посвященный этой теме.

Анастасия Сорокина: Нашим зрителям приходит в голову, что мы пытаемся рассорить Россию и Белоруссию. Мы ни в коем случае не собираемся этого делать.

Наталья Макеева: Ни в коем случае.

Анастасия Сорокина: Хочется понять, какое возможное будущее, какие взаимоотношения будут между нашими странами. Вот сейчас понятно, что у Лукашенко начинается предвыборная такая уже история. И многие его действия мотивированы именно этими событиями. Если он их не выиграет, то что нас ждет в дальнейшем в связи с этим? Какие могут быть отношения?

Наталья Макеева: Давайте мы вспомним историю всех «цветных» революций: «майданы» всегда происходят где-то в районе выборов, то есть незадолго до или вскоре после. Украинский Майдан произошел незадолго до выборов. Если мы вспомним, то Янукович сказал: «Все, ребята, мы вам дадим евроинтеграцию. Все, ребята, мы вас избавим от меня, Януковича, и ничего этого не будет». И все равно власть свергли, все равно ему пришлось сбегать, спасая свою жизнь и жизнь своих близких.

То есть вот этот момент выборов – это всегда точка бифуркации, когда происходит что-то страшное. Потому что именно в этот момент проще всего разжечь, раззадорить эмоции большинства, используя определенные технологии, о которых можно прочитать в интернете. Они были американцами рассекречены в 2000 году.

Александр Денисов: Вы знаете, вы начали с того, что разделили народ и президента.

Наталья Макеева: Да, конечно.

Александр Денисов: Возвращаясь к тем же революциям. Не кажется ли вам, что лидеры опираются как раз все-таки на народ в этом плане? У них эти настроения присутствуют в обществе, когда Россия воспринимается как должница по каким-то вопросам, «она нам что-то недодала, она нас грабит, она пытается с нами что-то сотворить, присоединить» и так далее. Вот эта вся риторика ведь… Мы проходили с Украиной все это. И сейчас отчасти все это мы проходим с Белоруссией. И в Белоруссии, на мой взгляд (возможно, я ошибаюсь), в обществе тоже выросло поколение, которое так же думает – что мы им должны, мы им что-то недодали. Вот так они к нам относятся. Я ошибаюсь или нет?

Наталья Макеева: Вы знаете, вы ошибаетесь, и нет. Я объясню – почему. Потому что основная масса населения, если брать просто сознательную какую-то часть населения, за исключением младенцев, в принципе, все население и на Украине на момент 2014 года, и в Белоруссии сейчас – оно настроено пророссийски. То есть, в принципе, на Украине до того, как пошли гробы и на этих гробах начались спекуляции, оно было очень пророссийское. Сейчас, конечно, доля пророссийски настроенного населения уменьшилась, потому что, извините, когда приходят гробы, а по телевизору тут же говорят о том, что это якобы российская агрессия, «оккупанты всех убили» – ну, что-то начинает у людей меняться под действием телевизора, под действием определенных каких-то опять же технологий информационных.

Что касается Белоруссии. Ну, мне кажется, что там часть гиперактивного населения, то есть это такой политикум, естественно, он подвержен всем этим вещам, то есть подвержен влиянию определенных западных вещей. И действительно, идет прокачка. Опять же мы сейчас живем в эпоху активного использования всеми интернет-сетей. То есть каждый сидит в телефоне, едет на работу. И когда человек видит все время вот такие вещи, естественно, у него невольно что-то в голове начинает меняться, а особенно если это молодой человек с еще не устоявшейся психикой, который уже не помнит советские времена и уже не воспринимает даже их отголоски.

То есть у них этот процесс идет. Но сказать, что там значительная часть населения негативно настроена к России, конечно, нельзя. То есть это достаточно пророссийская бывшая советская республика, относящаяся к России хорошо, но уже находящаяся под влиянием прозападного гиперактивного меньшинства, которое, собственно говоря, и составляет так называемое «мясо майдана». Есть такой термин.

Александр Денисов: А они воспримут этот сигнал, что Россия меняется, что возможно присоединиться и это будет Союзное государство, что их никто не встроит в жесткую вертикаль, что рыпнуться нельзя будет? Они поймут этот сигнал или нет?

Наталья Макеева: Ну, смотря как это будет подаваться Россией. Честно говоря, я замечаю, что у нас, к сожалению, вот этот момент, связанный с преподнесением определенных инициатив, связанный в некотором смысле с пиаром (я использую это слово), он иногда слегка проседает. То есть с нашей стороны это тоже должно подаваться понятно, чтобы это понимал любой человек, что никто не претендует, собственно говоря, на суверенитет в буквальном смысле слова. Ну хотите вы оставить свою валюту – оставляйте. Хотите вы оставить свои паспорта – в принципе, тоже я не вижу никакой проблемы.

Понимаете, мы сейчас живем в эпоху крупных блоков. То есть сейчас, по большому счету…

Александр Денисов: Я думал, что наоборот – они разваливаются.

Наталья Макеева: Нет. Сейчас в любом случае государства находятся или под одним, или под другим влиянием. Пока что Белоруссия скорее под нашим влиянием. Ну, например, Украина полностью под американским влиянием. И сказать, что Белоруссия или Украина – полностью независимое государство, нельзя, потому что это просто невозможно. То есть маленькое государство не может быть таким, не знаю, островком самостийности в космосе. Нет конечно.

Александр Денисов: Неизбежно станет спутником, сателлитом.

Наталья Макеева: Естественно, да. То есть это в некотором смысле сателлит. И это не плохо и не хорошо. Это данность. Дальше начинает формироваться определенный блок. И дальше в этом блоке что остается от суверенитета – вопрос открытый. То есть могут остаться, я говорю, паспорта. Может остаться валюта. То есть в рамках большого стратегического блока могут быть любые такие элементы. То есть то, что захочет народ Белоруссии. И это совершенно нормальная ситуация.

Но я не исключаю, что, в общем-то, народ Белоруссии может захотеть Союзного государства в буквальном смысле слова. И это тоже хорошо и нормально, но это вопрос определенного, довольно близкого будущего. И я думаю, что все варианты приемлемы. И то, что историческая судьба и у Украины, и у Белоруссии с Россией одна и та же – это, по-моему, несомненно. Ну, вопрос только: в какой исторической перспективе мы будем в более гармоничном сочетании находиться?

Анастасия Сорокина: Сейчас нужно решить этот конфликт с ценами на энергоресурсы, который затягивается и стал таким самым активным. Как думаете, быстро он сейчас решится? И в чью пользу?

Наталья Макеева: Вы знаете, он решится в пользу того, кто будет себя более активно вести на этом направлении, кто сможет предложить Белоруссии более интересные условия, скорее долгосрочные и перспективные. Но это вопрос не экономики, то есть это скорее вопрос политики. И насколько проамериканские силы в самой Белоруссии будут активно себя вести.

То есть тут важно, чтобы пророссийские и проамериканские силы в Белоруссии, в общем-то, в нашу сторону как-то решили это противодействие, учитывая то, что… К сожалению, приходится констатировать, что в Белоруссии пророссийские силы были достаточно ослаблены все эти годы. К сожалению.

Александр Денисов: Спасибо большое. Спасибо, Наталья. Белоруссию и наши взаимоотношения с ней обсуждали с Натальей Макеевой, заместителем директора Центра геополитических экспертиз, обозревателем Федерального агентства новостей. Наталья, спасибо большое. Приходите к нам еще.

Наталья Макеева: Приглашайте. Ради бога.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (4)
Арсен
Валерий Соловей был прав? Уже началось очернение Белоруссии? Готовится гибридная война с Лукашенко? Соловей говорил, что Россия моет устроить беспорядки, гибридные операции в Прибалтике, Украине или Белоруссии. Массовое сознание уже готовят?
Сергей Арсен
конечно прав. теперь ненависть ватников по приказу начальства переключат на белорусов.
Татьяна Арсен
Белорусское экономическое чудо рушится.... и конечно виновата Россия, а кто же ещё.
sona adalian
Как не стыдно только Вам только . Лукашенко - диктатор! - раздалось из страны , где 20 лет вертикаль)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски