Наталья Починок: Атлас профессий будущего - это миф

Наталья Починок: Атлас профессий будущего - это миф
Честный чиновник: так бывает? Бюджетные места в вузах. Лжебанкиры. Россия и ПАСЕ. Производство мёда и чая
Александр Михайлов и Алексей Бинецкий. Коррупция в России: каков её реальный объем и возможна ли продуктивная борьба с ней?
Евгений Гонтмахер: Освободив от подоходного налога тех, кто получает меньше двух прожиточных минимумов, мы хотя бы чуть-чуть приблизимся к социальной справедливости
«Мы – деревнеобразующее предприятие, и этим гордимся!». Основатель компании «Медовый дом» Антон Георгиев
«Мы в значительной степени сами недорабатываем в ПАСЕ». Эксперт Александр Гусев – о необходимости активного членства России в Ассамблее
Лжебанкиры: как их вычислить по телефонному звонку? Рекомендации эксперта Дмитрия Ибрагимова
Сокращение бюджетных мест идет за счёт заочного образования. И это вполне правильно, потому что оно во многом было некачественным
Могут ли люди во власти работать честно?
Реальные цифры: траты на еду. Экономика и новые налоги. Аграрная политика: развитие села. Перелёт как роскошь. Ситуация в Грузии
Сергей Лесков: Компании вкладывают огромные деньги в социальную сферу не из гуманитарных соображений. Просто так оказалось выгодно
Гости
Наталья Починок
доктор экономических наук, ректор РГСУ, член Общественной палаты РФ

Виталий Млечин: Нам пора начинать обсуждать нашу тему дня. Для начала мы должны напомнить, как с нами связаться. Мы обещали это сделать, свое слово держим всегда. Нам можно позвонить по телефону 8-800-222-00-14. SMS можно слать на короткий номер 5445. Оба этих номера бесплатные, поэтому, если у вас возникает желание позвонить или написать, пожалуйста, сделайте это. Также заходите на наш сайт otr-online.ru и в наши группы в социальных сетях, они прямо сейчас на ваших экранах. Вот они. Заходите в них обязательно тоже, добавляйте нас в друзья. В общем, общайтесь с нами.

А теперь мы начинаем, наша тема дня.

Анастасия Сорокина: Наша тема дня – это та самая тема, которая волнует, мне кажется, большинство зрителей по ту сторону экрана. Мы поговорим о безработице. Но причины – в чем они? Получение образования ведь всегда считалось залогом успешной жизни, возможности найти хорошую работу.

Сегодня же в нашей стране безработице среди выпускников учебных заведений превышает 50% – практически как в Европе. Эту цифру, кстати, назвали в Центре статистики и науки о данных РЭУ имени Плеханова. Сейчас давайте посмотрим, как же складывается обстановка в самих регионах. Самым неблагополучным в этом вопросе оказались такие регионы, как, например, Якутия – там безработице среди молодежи в возрасте от 20 до 24 лет составляет 74%. Мурманская область – 62%. Астраханская область – 55%.

Виталий Млечин: Специалисты говорят, что в России образовался переизбыток специалистов в сфере бизнеса и администрации. Это данные Министерства труда и социальной защиты. Число безработных с высшим образованием в этой сфере превышает количество доступных вакансий от работодателей. Ну а чуть ранее ведомство назвало профессии для быстрого трудоустройства: первыми в списке значатся специалисты в области здравоохранения, это врачи и средний медицинский персонал.

Анастасия Сорокина: Далее идут квалифицированные разнорабочие, занятые в строительстве, а также в пищевой промышленности, деревообрабатывающей, текстильной и швейной промышленности, в области электротехники, электроники, металлообрабатывающего производства и машиностроения. На третьем месте идут работники служб, осуществляющих охрану граждан и собственности. Ну и дольше всех работу ищут неквалифицированные работники.

Виталий Млечин: Ну, это, наверное, логично. И в связи с этим, в связи с этой новостью, с этими новостями и, самое главное, с этой проблемой на этой неделе в рубрике «Реальные цифры» мы хотим спросить у вас: сколько получают молодые специалисты в вашем регионе? Этот вопрос адресован в первую очередь тем, кому еще нет 35 лет. Напишите, где работе вы. Также можете написать, где работают ваши дети, внуки, какую зарплату получают и сколько хотят или хотите зарабатывать. Короткий номер для наших SMS-сообщений: 5445. Итоги будем подводить в пятницу.

Ну а сложившуюся ситуацию обсудим прямо сейчас. И представим нашего гостя – ректор Российского государственного социального университета, председатель комиссии Общественной палаты России по социальной политике Наталья Починок. Наталья Борисовна, здравствуйте.

Наталья Починок: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Виталий Млечин: А давайте сразу разберемся. Вот то, что мы сейчас имеем – в некоторых регионах больше 50% молодых специалистов не могут найти работу, в Якутии вообще практически 75%, то есть один из четырех только может найти работу…

Наталья Починок: Я пришла здесь со статистикой, конечно.

Виталий Млечин: Вы не согласны с этой статистикой? У вас другая?

Наталья Починок: Конечно же, молодежь молодежи – рознь. И те, кто ищут работу и хотят работать, среди молодежи, они… Тоже разные категории. Я хочу точно сказать, что у нас молодежь очень хочет работать, и даже та, которая пока еще не имеет профессионального образования. Самый высокий спрос на временное трудоустройство, особенно в период летних каникул, – как раз обращаются ребята, молодежь в возрасте с 14 до 18 лет, обращаются в службы занятости, обращаются к работодателям. И такое количество, если взять всех обратившихся в Роструд, в службы занятости за такой помощью, то это, наверное, процентов 40.

Представьте себе, что даже таким ребятам, молодым и начинающим, служба занятости предоставляет такие возможности. И целые, скажем так, отрасли, профессии… Понятно, что это не такие высококвалифицированные профессии, в основном какие-то такие очень понятные и конкретные дела, но ребята вовлечены.

С точки зрения отдельных регионов и с точки зрения статистики, которая сейчас есть, на сегодняшний день Конечно, регионы у нас разные. И говорить о том, что в каком-то регионе 50% или 70% – ну, совершенно неправильно. Я хочу сказать, что статистика Роструда, с которой я пришла, она говорит о том, что как раз те люди, которые получили высшее образование, с точки зрения обратившихся в службы занятости, которые действительно ищут работу… Потому что если ты не ищешь работу, ты можешь работать в сегменте предпринимательства.

Вы знаете, иногда, к сожалению, очень часто молодежь работает там, где трудовая книжка не ведется должным образом, к огромному сожалению. Но с точки зрения ищущих работу, но нетрудоустроившихся… Вот я огорчена была этими цифрами: как раз выпускники профтехучилищ, специального профессионального образования. Хотя, казалось бы, профтехучилища, как раз то, что вы говорили о статистике, как раз наиболее востребованные профессии, разнорабочие, представители рабочих специальностей. Вот тут тоже процентов 40 тех ребят, которые ищут.

Виталий Млечин: Что же получается – вот эта статистика Центра статистики и науки о данных РЭУ имени Плеханова не отражает действительности? Они не так считают?

Наталья Починок: Ну, здесь, знаете, счетоводов много. Я все-таки привыкла опираться на данные все-таки федеральных служб, Роструда.

Анастасия Сорокина: У нас, кстати, тоже есть данные. Есть сюжет как раз из Якутии, давайте посмотрим репортаж нашего корреспондента прямо сейчас.

СЮЖЕТ

Виталий Млечин: Ну что же, вот это из Якутии. Теперь несколько сообщений из других российских регионов. Мурманская область: «Однокурсники сына после университета – ни один по специальности не работает, потому что ее нет, «Финансы и экономика». Приморский край: «Многие родители отправляют детей в вузы и техникумы, лишь бы получили образование. Молодые идут работать не по специальности. А с увеличением пенсионного возраста рабочих мест будет еще меньше».

Анастасия Сорокина: Знаешь, вот из Хабаровска тоже: «У знакомых дочери 24 года, два высших образования, а работу по специальности найти не может». Наталья Борисовна, я не понимаю: то ли плохо учат, то ли хотят чего-то другого от специалистов, которые приходят обученные, может быть, другим специальностям. Как получить опыт?

Наталья Починок: Вы знаете, в сюжете: «Не хотят ехать в улусы». Вот если все-таки говорить о тех рабочих местах и тех потребностях и в журналистах, поверьте, и в гуманитариях, и в разнорабочих, если мы говорим все-таки о том, где спрос есть, а где хотят жить люди, то здесь большой вопрос.

Ведь если не хочет молодежь ехать в улусы или в маленькие города, а хочет остаться в крупных городах, где есть созданная инфраструктура, социальная инфраструктура, культурная инфраструктура, спортивная, то это значит, что проблема не в том, что плохо учат (может быть, где-то и плохо учат), а в том, что там, где есть рабочие места и потребности есть, нужно создавать социальную инфраструктуру. И как раз это тоже одна из главных задач современной шестилетки и национальных проектов – стратегия пространственного развития. Нам нужно создавать качественную социальную инфраструктуру там, где потребности в рабочих местах есть, где живут люди, для того чтобы у нас все было гармонично.

Ну, с точки зрения – по специальности или нет. Я вам хочу отчетливо заявить, что статистики стопроцентной в нашей стране нет. Приведу пример. У меня два высших образования – экономическое, финансовое и юридическое. Я работала, соответственно, в разных сферах. Допустим, если бы я… А я работала по специальности, но это мне повезло. Но, с другой стороны, если бы я закончила экономическое образование и пошла работать, например, на металлургическое предприятие, в тот же финансовый департамент заниматься финансами или экономикой, то, по статистике, которая есть на сегодняшний день, я бы устроилась не по специальности.

Потому что данные, которыми пока сейчас возможно в нашей стране оперировать, – это данные, что да, ты закончил соответствующе направление подготовки, у тебя есть такой диплом по такой-то специальности. И вторая информация – это о том, что ты трудоустроился, и по тебе пошли отчисления в Пенсионный фонд и в налоговую. То есть если ты устроился, скажем так, неофициально, отчислений у тебя нет, то ты не находишься в этом верификаторе, что ты устроился по специальности. С другой стороны, если пошли налоговые отчисления, и они могут быть только отслежены по отрасли, по названию кода…

Виталий Млечин: Тогда вы считаетесь металлургом, соответственно.

Наталья Починок: Я буду металлургом, а на самом деле я экономист. И как раз сейчас Роструд меняет систему, внедряя такие прозрачные и понятные правила. Вот портал, государственный портал «Работа в России», или «Труд всем» он называется – он как раз, скажем так, нацелен на то, чтобы верифицировать саму профессию, по которой работает человек, не отрасль, где он может применить свои силы, а конкретную профессию или навык.

И здесь тоже очень важно заметить, что очень много ребят получают хорошее, мощное классическое образование, а потом трудоустраиваются, хорошо трудоустраиваются, и даже не по специальности, но они получают классную зарплату, они довольны, и у них все хорошо. И задача все-таки – научиться, как мерить. С одной стороны – действительно, трудоустроен или нет. С другой стороны – какой доход ребенок получает. И вот мне очень интересны результаты того опроса, который вы сейчас проводите. Что действительно говорят люди? Какую зарплату они получают? Потому что я хочу сказать…

Виталий Млечин: Очень небольшую. Вот из того, что сейчас пишут: очень небольшую.

Анастасия Сорокина: Очень небольшую. К нам, кстати, уже просто рвется в прямой эфир Сергей из Ярославской области, давайте его выслушаем, он с нами на прямой связи.

Виталий Млечин: Да, давайте послушаем. Здравствуйте, Сергей.

Анастасия Сорокина: Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Спасибо, что хоть к вам дозвонился. Понимаете, у меня вот такое. Я живу сам в Ярославской области, а родился в Алтайском крае, такой город Рубцовск есть. Понимаете, вот я часто бываю… Я в Ярославскую область приехал в 75-м году. В общем, много было колхозов, очень много было совхозов, садили лен, садили картошку, садили капусту. Молодежь работала, училища выпускали, молодежь работала, получала хорошие деньги по тем временам. Была сельхозтехника. Сейчас ничего нет, ничего. Молодежи что делать остается? Кто не успел куда-нибудь устроиться, в такие доходные места, как «Газпром», у нас здесь нефть перекачивают, то им больше нигде нет. Они себе ищут работу. Большинство пьет.

Вот я был в Алтайском крае, ездил. Ну и сейчас поеду к матери. Там столько было совхозов, столько элеваторов было, столько пшеницы садили! Теперь элеваторов осталось 10%, и это хорошо. Молодежь едет на запад, в Тюменскую область уезжает, бросает семьи. Вот я сколько ездил, там родня: жены живут отдельно, работы нет, молодежь одну самогонку хлещет невыносимо!

Виталий Млечин: Понятно, ваша мысль понятна.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Сергей, мы поняли, да.

Виталий Млечин: Спасибо большое. Вот такое ощущение не у одного нашего телезрителя, а у очень многих…

Наталья Починок: Это правда, правда.

Виталий Млечин: …что действительно в регионах работы нет, раньше вот были колхозы, совхозы, все развалилось, остались только нефтянка, газ и еще, может быть, где-то что-то единичное.

Наталья Починок: Мода на чиновников тоже.

Виталий Млечин: Да. И вот хорошая и высокооплачиваемая работа… Из Нижегородской области нам пишут: «Хорошая и высокооплачиваемая работа и муниципальные должности передаются по наследству и по блату». Соответственно, вот такое ощущение у людей.

Наталья Починок: Тоже несколько цифр по выпускникам социального университета. Мы отслеживаем, заботимся, следим. Они работают, ну, прежде всего в сфере социального обслуживания, ну, социальные работники. Да, госсектор сейчас благодаря поддержке президента, поддержке государства сейчас поменял свое лицо, с точки зрения и людей, и качественной работы, и интересной работы. И сейчас статистика, что молодежь приходит и востребована в социальном секторе. И это хорошие зарплаты, это хорошие зарплаты, которые получают сразу выпускники.

И вот статистика, которую тоже Минтруд мне передал. Здесь вакансии, которые предусмотрены для начала карьеры, для студентов. И вакансии, которые предоставляются с минимальным опытом работы – от года до трех. Хочу сказать, что 217 тысяч, если говорить о производстве, 217 382 вакансии без опыта работы. То есть предприятия ждут…

Виталий Млечин: Кого, например? Не написано?

Наталья Починок: Ну, весь производственный сектор – и инженеров, и рабочих. То есть здесь речь идет и о тех, кто обучается в колледжах, получает профессию рабочую, и кто обучается в вузах.

Виталий Млечин: А в каких регионах?

Наталья Починок: Ну, общие цифры. Вот маркетинг, реклама – да, не так много, всего 6 185, без опыта работы. А с годом – и того меньше, 1 431. Вот столько вакансий открылось. Но, с точки зрения стажировок, наоборот, востребованность есть, пожалуйста. Работодатели хотят, конечно же, посмотреть молодежь в деле, привлечь на стажировки, на практику и уже сделать выбор: действительно ли молодой человек обладает теми качествами и навыками, которые им нужны?

Ну, можно говорить долго о статистике. На самом деле, конечно же, нам все еще предстоит сблизить рынок труда с тем, чему учат в колледжах, в вузах.

Анастасия Сорокина: А как это можно сделать? И можно ли это вообще сделать?

Наталья Починок: Профориентация, ранняя профориентация. Вот то, о чем говорил молодой человек в сюжете: если бы молодежи помогали на ранних этапах, когда они еще школьники, средние школьники, действительно попробовать через систему детских технопарков, которые есть в Москве, или кванториумов, или каких-то центров вовлечения в ту или иную профессию…

Анастасия Сорокина: Но это же скорее досуг, это не дает понимания…

Наталья Починок: Нет-нет-нет, это урок технологий сейчас, это урок технологий. Вот ученики московских школ ходят в технопарки на уроки технологий, получают там навыки и IT-технологий, и промышленного дизайна, и как бы технических направлений.

Виталий Млечин: Ну а мы можем сейчас предсказать, что через 10 лет, какая специальность будет востребована, и куда отвести ребенка сейчас, школьника?

Наталья Починок: Ну, безусловно… Я, наверное, тоже мое личное мнение скажу. Атлас профессий будущего – это, наверное, миф. На самом деле много профессий будет, скажем так, изменено только тем, что IT-технологии… И в гуманитарную сферу, и в социальную, и в сферу здравоохранения, и в сферу культуры, в сферу искусства – даже в такие гуманитарные блоки войдет очень мощная необходимость знания информационных технологий. И это нужно уже сейчас понимать и знать, и не отталкивать… Ну, скажем так: «Не буду я изучать информационные технологии, и так их слишком много, и так мой ребенок сидит в гаджетах, и так все плохо».

Виталий Млечин: Хочешь не прогадать – надо айтишником быть?

Наталья Починок: Айтишником, но прикладным айтишником, не просто, знаете, крутить гайки, а понимать те или иные процессы, сферу деятельности, где ты хочешь этим заниматься: хочешь ты в социальной сфере, хочешь ты в промышленности, хочешь ты в сельском хозяйстве. Потому что на самом деле сейчас умное современное сельское хозяйство тоже основано на IT-технологиях. И если на 10 лет горизонт делать, то чем больше будет качественных программ вовлеченности в IT-технологии современные с прикладными совершенно вещами… А что нужно нашему обществу? Нужен ли туризм? Нужно ли сельское хозяйство? Конечно, нужно. Нужно ли здравоохранение? Нужно и вот такие междисциплинарные вещи развивать.

И конечно же, профориентация очень важна. Сейчас огромная работа проводится в рамках проекта «Билет в будущее», где школьников профориентируют. Знаете, не просто психолог пришел и поговорил, а это самые высокие, можно сказать, технологии, с точки зрения и личностного портрета, и склонностей, и наблюдений за ребенком, с точки зрения того, чтобы определить зону его наилучшего, так скажем, раскрытия и интереса. Понятно, что это рекомендации.

Кстати, по статистике как раз службы занятости: обратились за профориентацией граждане, как раз ребята молодые с 14 до 20 лет – 1 миллион 269 тысяч из 1 миллиона 800 тысяч. Представляете, какая востребованность? И если мы вот эту качественную систему профориентации будем внедрять в каждой школе, в каждом колледже… Потому что профориентация – не один раз ты замерил, и все, это на всю жизнь.

Виталий Млечин: Давайте узнаем, есть ли в Тюмени профориентация, Александр нам дозвонился. Александр, здравствуйте. Система профориентации существует в вашем регионе? Слышали о ней что-нибудь?

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Вот я наблюдаю вашу… Вот кто у вас тут? Ну, женщина вот эта…

Виталий Млечин: Наталья Борисовна Починок у нас.

Зритель: Да-да. Вот она говорит и про сельское хозяйство. А она дальше Москвы вообще была? Я бывший дальнобойщик. Я вам скажу чисто открыто: развален Алтайский край, сельского хозяйства нет, Кемеровская область, Красноярский край… Я не буду дальше перечислять. Я 29 лет был дальнобойщиком, я объехал всю страну. Это первое.

Ладно, я хочу о себе сказать. У меня дочь работает продавцом, вот внучка со мной, три годика, она без мужа. И она 15 часов стоит – с 8 до 11. Понимаете? 15 часов! И зарабатывает 18 тысяч. Она идет на это, чтобы ребенка прокормить. Она в декрете была полтора года, получала 2 тысячи в квартал…

Виталий Млечин: Понятно. Александр, а у вашей дочки есть высшее образование?

Зритель: Она училась, но не закончила, вот с ребенком…

Виталий Млечин: А, незаконченное? Понятно. Спасибо вам большое.

Наталья Починок: На самом деле я просто хочу сказать, что, конечно, в разных территориях, особенно не в городах, а в отдаленных регионах, конечно, очень много нужно предпринять усилий, чтобы нашей молодежи, да любому человеку жилось комфортно, чтобы была работа, чтобы то образование, которое ребята получают в крупных городах… Ну, потому что так получается, что сейчас крупные, хорошие и качественные университеты находятся в крупных городах – ну, не только в Москве и в Санкт-Петербурге, а прекрасные в Тюмени, в Красноярске университеты, в Новосибирске.

Виталий Млечин: А в Новокузнецке?

Наталья Починок: В Новокузнецке есть колледж.

Виталий Млечин: Вот из Новокузнецка нам пишут: «Работа только в торговых центрах. Зарплата – 5–14 тысяч. Все с высшим образованием».

Наталья Починок: Ну, здесь, вы знаете, мода на высшее образование – ну, знаете, это и плохо, и хорошо для нашей страны. Потому что я как руководитель университета считаю, что это хорошо, потому что…

Анастасия Сорокина: Вы считаете, что это мода? Мне казалось, что раньше человек понимал, получая высшее образование, что его по распределению отправят в тот же совхоз, колхоз, обеспечат квартирой, поддержат, он будет работать, он будет востребован, потом он выйдет на пенсию и будет гарантированно ее получать. А сейчас смысл этого образования немножечко, мне кажется, потерян. И говорить, что это модно сейчас – быть человеком с высшим образованием… Ну, здесь довольно спорно.

Наталья Починок: Вы знаете, раньше, в советское время у нас всего было, если я не ошибаюсь, 500 высших учебных заведений. Сейчас их с учетом филиалов, с учетом, скажем так, возможности получать образование – порядка 3,5 тысячи. Вот представьте.

Виталий Млечин: А страна побольше была.

Наталья Починок: Ну, я говорю про Российскую Федерацию.

Виталий Млечин: А, про Российскую Федерацию.

Наталья Починок: И это значит, что у нас доступности в советское время высшего образования и не было. И вот те, кто хотели бы, вы знаете, продирались через как бы тернии. А сейчас… Я не хвалю действующую систему, чтобы тоже наши телезрители понимали, но я считаю, что система ЕГЭ – ее много людей критикует, но она дала возможность талантливым ребятам, которые в тех регионах, которые далеко от центра находятся, выявить талантливых и замечательных ребят, которые…

Виталий Млечин: Талантливых или самых обеспеченных?

Наталья Починок: Нет, ЕГЭ – это удивительная штука. Несмотря на доход, на связи, знаете, на какую-то внешнюю среду, ты сам приходишь и сам за себя отвечаешь, своими результатами. Если они у тебя плохие, то ты получишь соответствующий балл ЕГЭ. И благодаря ЕГЭ ребята приезжали, может быть, из Новокузнецка в Тюмень или в Томск, или в Новосибирск и, соответственно, получали…

Анастасия Сорокина: Они получали образование. А что им потом с этим образованием делать? Возвращаться обратно? Или где им искать потом работу?

Наталья Починок: Возвращаться обратно. И то, что сейчас как раз делается, ну, в общем-то, то, в чем еще проблема: многие ребята талантливые уезжают в города учиться, получают там классное образование, но они выпадают из привычного образа жизни на четыре, на шесть лет, а тот, кто, например, в аспиранту пойдет, на девять. И получается, что у него уже и семья создается, когда он, не знаю, из Новокузнецка уехал в Новосибирск или куда-то еще, а его еще там не ждут, потому что школа выпустила, балл ЕГЭ получила, он сдал диплом… ой, сдал эти результаты, поступил, все. А привязки к тому, что регион ждет его, вот конкретного, не знаю, Ивана или Татьяну, которые поехали учиться из региона, – ну нет такой системы. Мы пытаемся это сделать на примере социального университета с отдельными губернаторами, потому что так получается, что у нас учатся ребята…

Анастасия Сорокина: А вот очень интересно, что сейчас происходит для того, чтобы это как-то изменить, чтобы действительно был интерес у молодых квалифицированных специалистов с образованием, может быть, с совсем минимальным опытом? Вот кто их ждет сейчас?

Наталья Починок: Вот как раз если… Ну, два пути. Конечно, такой эволюционный, когда каждый университет, например, как мы… Ну, мы знаем четко, из какого региона у нас учатся студенты. Где-то у нас 50% москвичей из 22 тысяч студентов, а 50% ребят из разных-разных регионов, замечательные и талантливые, которые приезжают в Москву. И мы, например, с рядом регионов… Ну, 200 или 150 человек у нас, не знаю, из Ульяновска, из Самарской области, из Липецкой области. И мы знаем, как они учатся, какие у них направления подготовки. И мы уже с руководителями регионов говорим: «Посмотрите, какие талантливые ребята. Давайте для них продумаем какие-то практики, стажировки», – чтобы они учились в Москве, но думали о проектах, о созидании на территории того региона, откуда они родом. И они это делают.

Виталий Млечин: То есть фактически в ручном режиме вы пытаетесь с каждым студентом, с каждым из 22 тысяч студентов отдельно решить вопрос?

Наталья Починок: В ручном. Ну, не с каждым, а… По крайней мере, мы собираем, у нас есть технологические решения. Ну, в каких-то университетах их нет.

Виталий Млечин: Ну, просто я к тому, что в масштабах страны это же система должна быть, а не в ручном режиме.

Наталья Починок: А в масштабах страны как раз система, знаете, через государственный портал «Работа в России». Ну, приоткрою, может быть, дальнейшее развитие. Мы, конечно же, очень надеемся, что в проекте «Цифровая экономика» развитие портала будет происходить следующим образом. Это станет не только портал, где работодатель и соискатель работы встречаются и, соответственно, заключают и договоры соответствующие, но и образовательные организации станут вот таким участником портала, где можно в электронном формате заключать соглашения с работодателями мне как ректору университета и действительно смотреть, где нужны наши выпускники: на Дальнем Востоке ли, на Севере или в Москве, или в Подмосковье. А самим ребятам, уже не дожидаясь диплома, на практиках, на стажировках как раз тоже через этот портал заключать соглашения и прививать, знаете, прозрачность трудовых отношений.

Виталий Млечин: Нам как раз пишут про Дальний Восток: «Люди пачками валят с Дальнего Востока, нет работы». Узнаем, так ли это, у Галины из Владивостока. Галина, здравствуйте, слушаем вас.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Добрый – у нас вечер, у вас день.

Виталий Млечин: Да, у нас день пока что.

Зритель: Вообще ваши лозунги постоянно, которые вы… Очень хорошая программа, Наталью Починок показываете, прямо заслушаешься! Создайте рабочие места. Владивосток – закрывается, доживает «Приморгражданпроект». «Энергопроект» бился-бился за то, чтобы его сохранили, а его все-таки ликвидировали. А эти институты, извините… Геологи, которые делают везде изыскания, ездят по всему Дальнему Востоку, по Хабаровску, по Камчатке и прочее, а к ним привязка строителей, к ним привязка проектов. Все отдается Москве. Простите, как у нас говорят: «Москва – что зять, очень любит взять».

Анастасия Сорокина: Галина, спасибо, мы поняли. У нас, к сожалению, очень мало времени, а звонков очень много.

Виталий Млечин: Претензии к Москве понятны, да.

Анастасия Сорокина: Нам понятна ваша позиция, спасибо. Вот нам еще дозваниваются из Краснодарского края, Елена. Давайте сразу ее выслушаем. Елена, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Елена.

Зритель: Добрый день, добрый день. Меня зовут Елена, город Новороссийск, Краснодарский край. Такая тема – выпускники, образование. Я сама мама двоих детей, и в будущем, конечно же, мои дети будут какими-то специалистами. Ну, конечно, хотелось бы, чтобы не какими-то, а квалифицированными. Проблема в нашей стране вся в том, в принципе, что у нас много выпускников. Дело в том, что выпускников-то много, а работы, к сожалению, нет. Вот взять любой институт… Ну, к примеру, у нас в Новороссийске есть наша знаменитая академия Ушакова, на данный момент ее переименовали. Раньше у нас был такой завод – Новороссийский судоремонтный завод, который был огроменный, на всю страну знаменитый. Там было еще и судостроение, и кораблестроение, и доковое производство. А сейчас что у нас осталось?

Виталий Млечин: Понятно, понятно, понятно.

Зритель: Вот в этом вся и беда.

Виталий Млечин: Спасибо большое. Вот два разных региона, которые очень далеко друг от друга находятся, а проблема одна и та же.

Наталья Починок: Ну, рабочие места.

Анастасия Сорокина: Вот вы сказали о том, что люди не хотят ехать. Вот они нам звонят и говорят: «Да мы хотим, только дайте нам место рабочее».

Наталья Починок: Здесь, вы знаете, люди правы. И здесь, конечно, помимо Новороссийска… Я была там, знаю. Ну да, экономика не дала возможности судостроением заниматься в том формате, в котором это было в Советском Союзе. Но там есть прекрасный завод «Новоросметалл», есть «Новоросцемент», то есть такие крупные заводы, которые, с точки зрения правильной переориентации и рынка труда, и потребностей в кадрах… Ну, не надо, может быть, там заниматься таким масштабным производством судом, но там есть места рабочие.

И конечно, безусловно, образовательные организации не всегда вот так открыто, понятно работодателям выстраивают эту систему и говорят: «Давайте мы сами тут поучим, а потом будет диплом – и вы берите наших учеников, выпускников». А работодатель говорит: «Нет, мы хотим уже готовых, обладающих такими-то, такими-то, такими-то навыками».

Анастасия Сорокина: То есть это работодатели плохие?

Наталья Починок: Одни говорят, что работодатели плохие, а другие говорят: «Нет, образовательные организации плохие». Хотя опять же…

Виталий Млечин: Все кругом плохие.

Анастасия Сорокина: И выпускники, которые ехать не хотят, тоже плохие.

Наталья Починок: Опять же система «Молодые профессионалы», WorldSkills, или для ребят с ограниченными возможностями здоровья – «Абилимпикс». Это те, так скажем, правильные, модные, востребованные на рынке труда профессии, которые… Помимо диплома, ты участвуешь в этом проекте, ты показываешь свое мастерство уже в конкретной профессии – сварщика или айтишника. И тебя работодатель, скажем так, дополнительно видит как суперспециалиста.

Ряд организаций высшего образования (я просто знаю) говорят: «Ну не хотим мы внедрять систему WorldSkills. У нас хорошее классическое такое образование. Что вы со своими навыками?» А работодатели говорят: «Мы же договорились. Мы хотим ровно такие навыки, такую систему. Пожалуйста, внедрите». Вот мы внедряем. И многие другие вузы, колледжи. Колледжи в первую очередь внедряют, модернизируют свою, так сказать, базу, чтобы это не старое какое-то оборудование было, а современное. Ну, конечно, в один день все – знаете, было и стало – сделать нельзя, но надо двигаться к этому.

Анастасия Сорокина: А тем, кто уже сейчас получил высшее образование и не может трудоустроиться, что этим специалистам молодым делать?

Наталья Починок: Перво-наперво обратиться в службу занятости, потому что служба занятости на месте работает сейчас совершенно по-другому. Пройти соответствующий поиск вакансий. Вакансии ищутся в том регионе, где, соответственно, проживает этот человек, в зависимости от его квалификации. Если необходимо что-то уточнить, получить какие-то новые квалификации, то тоже служба занятости за это отвечает, она помогает. Опять же статистика… Здесь, конечно, можно говорить: знаете, статистика статистике – рознь. Но большинство как раз заявок молодежи… Молодежь устраивается на работу. И средний срок этого поиска работы – где-то около четырех месяцев. Это много. Безусловно, четыре месяца – это очень много, когда особенно молодежь, и семья, и детки. Ну, сложно.

Анастасия Сорокина: Я вспоминаю сейчас звонок. Позвонивший зритель рассказал про свою дочь, которая работает по 15 часов и не может ничего себе позволить, потому что недоучилась, ну или какие-то другие причины. А вот этим людям как-то можно помочь по каким-то условиям льготным переквалифицироваться? Мы говорим про современные технологии. Неужели они дистанционно не могут позволить эти проблемы решить?

Наталья Починок: Ну, дистанционно – как? У нас на самом деле очень много сейчас в электронной среде… Ну конечно, вот такая мама. Я бы искренне хотела посмотреть на рынок труда конкретного города, посмотреть, что можно сделать. Но если ты уже получила от государства возможность бесплатно обучаться, то ты это можешь однократно только этим воспользоваться. Если ты обучился и это не применяешь, за остальное ты, конечно, должен платить – ну, за счет средств граждан.

Здесь очень много курсов сейчас открыто, которые дают такие небольшие профессиональные навыки, связанные и с IT-технологиями, и с какими-то услугами сервиса. Например, туризм очень востребован, и не только для молодежи. Турагенты, которые рассказывают про свое место туристам, которые действительно являются краеведами хорошими, что называется, они любят свой край. Или люди уже взрослые, пенсионеров очень много в туристической отрасли работает, в новых отраслях, в отраслях услуг, в сфере услуг.

Анастасия Сорокина: Наталья Борисовна, вот вы сказали по поводу образования, которое можно получить однократно. Вот ты выбираешь специальность, начинаешь в ней работать – и тебя не устраивает та зарплата, которую ты получаешь. Ты хочешь еще чему-то научиться, еще как-то дополнить, квалификацию свою расширить. Почему нет каких-то специальных условий от тех же работодателей, которые вроде бы заинтересованы в сотрудниках?

Наталья Починок: Ну, здесь, безусловно, работодатели, которые заинтересованы в своих сотрудниках, у них есть очень тесная связь с вузами, колледжами. Есть собственные корпоративные университеты, где они развивают, докручивают те навыки, которые необходимы. Но понятно, что это возможно только для крупных компаний, для средних компаний. Для малого бизнеса такие возможности содержать, скажем так, образовательные такие проекты… ну, невозможно. Например, здесь для малого бизнеса есть проект по развитию моногородов, государственный проект, где как раз обучают и людей, переквалифицируют их за счет государства. Ну, действительно, завод закрылся – и нет там никакой работы, нужно переквалифицироваться в другие направления.

Анастасия Сорокина: Очень нужно выслушать Любовь из Новосибирска. Очень много звонков! Тема оказалась невероятно просто актуальной.

Виталий Млечин: Неудивительно.

Анастасия Сорокина: Давайте послушаем, что говорит Любовь.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Любовь.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день, ребята. Я хочу сказать как бывший работодатель, фирму закрыла. Был у меня такой случай, что девочка у нас ушла в декретный отпуск… Алло. Слышите меня?

Анастасия Сорокина: Да-да-да, мы вас слышим.

Виталий Млечин: Внимательнейшим образом.

Зритель: Спасибо. То есть пришлось брать… ну, дала объявление, мне нужен был юрист. Вы знаете, когда ко мне Даша зашла, она говорит: «Любовь Анатольевна…» Ну, анкеты она мне приносит. Я смотрю, знаете, как-то немножко я подустала, пока все спросила. Я выхожу в коридор. Девочки, вы не представляете, там сидит такая толпа девчонок! Девчонки-то хорошие. Вы понимаете? Ну, мальчишек там было, может быть, два-три человека. Человек, наверное, пятнадцать было. То есть всех выгнать, чтобы не поговорить с девочками, тоже нельзя было. Представляете? То есть на 5–6 тысяч готовы были пойти работать, только чтобы я им записала стаж в этой книжке. Понимаете? Это очень тяжело. Смотришь на этих ребятишек – естественно, толковые, хорошие, исполнительные. Мы девочку одну взяли, она с нами до окончания фирмы, пока мы в 2013–2014 году не закрыли, она так с нами и проработала. До сих пор мне звонит: «Любовь Анатольевна, если будете открывать…»

Виталий Млечин: Понятно. Кстати, расскажите, почему компанию вашу закрыли?

Зритель: О, налоги… они нас так задушили! Вы не представляете.

Виталий Млечин: Понятно, спасибо вам большое. Вот это ключевой вопрос. Вот работодатель звонит и говорит…

Наталья Починок: Работодатель – скорее всего, малый бизнес, компания небольшая.

Виталий Млечин: Просто нам пишут: «Дайте нам работу. Создавайте рабочие места». А кто же должен создать эти рабочие места? Вот нам человек звонит, который создавал рабочие места. Он закрылся.

Наталья Починок: Ну, создавать рабочие места, конечно, должны и государство, и бизнес, и малый бизнес, который является во всех странах и в нашей стране должен быть основой экономики, основой экономики малых городов, где малый семейный бизнес, небольшие предприятия являются источником дохода и занятости.

Виталий Млечин: Ну, пока это все очень далеко, к сожалению, от нашей реальности. Вы знаете, у нас всего минутка осталась, давайте резюмировать. Может быть, нам получится дать какой-то совет нашим зрителям, если нас смотрят сейчас молодые люди или их родители? Что можно сделать, чтобы как-то повысить свою конкурентную привлекательность на рынке труда?

Наталья Починок: Первое – профориентация, когда еще школьники, обязательно родителям и ребятам рекомендую пройти. Это очень правильный и хороший тест.

Второе – не думайте, что пока вы студенты колледжа или вуза, вы не должны участвовать в практиках, в стажировках, в общении с работодателями. Пытайтесь попробовать себя и постучаться в дверь к любому работодателю для того, чтобы попробовать разные профессии. Чем больше вы попробуете – даже краткосрочно, месяц, два, полгода – это очень хороший шаг вперед, чтобы в конце уже обучения у вас был целый багаж вот таких интересных практик. Потому что многие ребята, конечно, думают, что они должны направить все силы, сто процентов на учебу, и только в конце уже начинают шевелиться и искать работу.

И конечно, работодателям хочется пожелать: берите молодежь, опирайтесь на молодежь. У нас замечательная молодежь в разных городах, в разных университетах. И даже если пока еще она ничего не знает, она жаждет знаний. Знаете, такой общий призыв, конечно, должен быть.

И конечно, университеты и колледжи должны все-таки открыть двери для рынка труда, для работодателей, для того чтобы не жить в прошлом, а жить в будущем.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое. Давайте жить в будущем, в хорошем и счастливом будущем.

У нас в гостях была Наталья Починок, ректор Российского государственного социального университета. Мы беседовали о занятости молодежи. Вернемся через пару минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Нина Голубцова
Предоставлением рабочих мест должно заниматься государство. А оно переложило всё на частников, это всё-равно, что холопы для помещиков. Вспомните, в СССР все работали.

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео