Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую

Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую | Программа: ОТРажение | ОТР

университет, высшее образование, вузы, личное мнение

2021-03-03T21:06:00+03:00
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Как начать своё дело. Рейтинг качества жизни. Международное напряжение. Средства индивидуальной мобильности
Политика глобального похолодания
Наши жизненные ГОСТы
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Гости
Наталья Починок
ректор РГСУ, доктор экономических наук, председатель комиссии по социальной политике, трудовым отношениям и поддержке ветеранов Общественной палаты РФ

Тамара Шорникова: Продолжаем. Сейчас у нас рубрика «Личное мнение», будем говорить о качестве образования в условиях пандемии. Что изменилось для российских школьников и студентов за последний год? Стало ли проще поступать в вузы? Что с работой для выпускников?

Вопросов много, на все ответит Наталья Починок, ректор Российского государственного социального университета, председатель Комиссии Общественной палаты России по социальной политике. Здравствуйте.

Наталья Починок: Добрый день.

Константин Чуриков: Наталья, ну это ваше «Личное мнение», поэтому вы начните. С чем вы к нам пришли сегодня?

Наталья Починок: Ну слушайте, образование, профессии будущего, пандемия, постпандемия и виртуальная образовательная среда – это все темы, которые актуальны на сегодняшний день. Потому что, с одной стороны, уже эпидемия вроде отступила, массовая вакцинация, но, конечно же, аудитории все еще в некоторых вузах или в некоторых учебных заведениях продолжают ну не пустовать, а наполовину заполненными быть. Почему? Потому что, конечно же, и студентам, и многим сотрудникам не то чтобы понравилось, вот как было раньше, когда был полный запрет на уже очные встречи. На самом деле те уже уроки пандемии, которыми я хотела бы поделиться с телезрителями, конечно же, уже можно констатировать сейчас. Во-первых...

Константин Чуриков: Наталья, вы ректор, а я просто более простым языком: то есть, получается, студентам и работникам понравилось филонить, как у нас говорят?

Наталья Починок: Нет-нет-нет, понравилось... Во-первых, работникам или университетам понравилось то, что дистанционный формат, или электронный формат взаимодействия, стал прозрачным с точки зрения того, что преподается на каждой лекции, как проходит образовательный центр, какие мастер-классы, все расписание...

Константин Чуриков: А, это стало удобнее, да?

Наталья Починок: Это стало удобнее, прозрачнее для университета, стало четко понятно, как повышать эффективность. Для студента стало четко, удобно, те занятия, которые студент, например, не смог изучить, повторить, посмотреть вновь те или иные лекции, которые он мог недопонять или пропустить.

Но, конечно же, есть и минусы, огромное количество минусов, потому что практико-ориентированная работа, когда нужно действительно пощупать руками станок, сделать ту или иную практическую работу руками, ее, конечно же, нельзя сделать на компьютере по целому ряду направлений. Слава богу, РГСУ – это тот университет, где мы учим социально-гуманитарным наукам, действительно очень многие вещи можно действительно объяснить удаленно либо сделать те задания на компьютере, которые, в общем-то, можно проверить.

Тамара Шорникова: Ну вот, кстати, практики стало меньше, некоторые занятия по Zoom и так далее, многие по-разному...

Наталья Починок: Кстати, стремительно стали развиваться симуляторы, это такие, так скажем, не те, кто, так скажем, симулируют учебный процесс, а симуляторы – это электронные формы каких-то заданий, каких-то станков и оборудования. Да даже вот, не знаю, пилотов учат на таком симуляторе, где ты можешь рулить.

Тамара Шорникова: Да-да, безусловно, возможности новые, но оценят ли их по достоинству работодатели в дальнейшем? Не будет ли какого-то пробела в образовании? Не будет ли труднее потом студентам найти работу, потому что что-то где-то они все-таки... Где-то что-то воспользовались новыми возможностями, но где-то что-то упустили, как вы думаете?

Наталья Починок: Ну вот работодатели, которые сотрудничают с нашим университетом, они, в общем-то, стали даже ближе к студентам, потому что они большей части с рабочего места, демонстрируя все прелести работы, не отрываясь много на поездку в университет и обратно, стали ближе к студентам, стали давать им непосредственные задания в режиме реального времени и тратить на включенность в образовательный процесс с учетом большей производительности труда более эффективно свое время, нежели раньше.

Но, конечно, здесь очень важно, как работодатель узнает не только студента, ведь, приходя работодатель даже на лекцию, он видит только общую картинку, а индивидуальность студента он может увидеть только на практических занятиях либо через систему больших данных, через профили студентов. Это накопительные данные о студентах, о его учебе, о его достижениях, о его научной работе, спортивной, да какой угодно, практике, волонтерской деятельности. Вот мы благодаря пандемии, на самом деле до того, потому что мы начали этим заниматься, цифровизацией университета и всех процессов, особенно связанных с трудоустройством и привлечением работодателей, через профили.

И теперь, поступая, студент в РГСУ имеет возможность с самого I курса быть на виду у работодателя, потому что не только оценки, но и то, что он делает, уже работодатель видит, не только те работодатели-партнеры, но и весь рынок труда, потому что профили студентов, каждого студента интегрированы уже в государственный портал «Труд всем», а это российская, общероссийская база вакансий, где зарегистрированы и обращаются к этой базе вакансий все работодатели нашей страны.

Константин Чуриков: Наталья, а можно мы немножко обострим? У нас есть вот официальные данные Минобрнауки, сейчас мы попросим всех посмотреть на экраны. У нас трудоустроены в стране, по данным Минобра, 75% выпускников вузов. Средняя зарплата, еще раз, это официальные данные (я зрителям), это не наши данные, это официальные данные. Средний возраст трудоустройства – почти 27 лет, то есть это когда человек находит работу в среднем, 27 лет, вуз заканчивает примерно в 21.

И дальше давайте еще посмотрим: трудоустройство «по специальности» у 55% тех, кто закончил вуз, «скорее по специальности» у 14%, то есть это вот, например, мой случай, «скорее не по специальности» у 6% и «не по специальности вообще» у четверти. Наталья, как вы это прокомментируете? Вообще что это, о чем это говорит? Это нормально, это не нормально?

Наталья Починок: Ну, во-первых, есть погрешности статистики, вы здесь абсолютно правы...

Константин Чуриков: Так. На них вся надежда, на эти погрешности.

Наталья Починок: Статистика официальная. Ну вот, например, если ты закончишь экономический факультет или юридический и пойдешь на работу в какое-нибудь металлургическое предприятие, не знаю, на завод, то по данным статистики, которые есть на сегодняшний день, ты пройдешь как не целевик. То есть ты вроде бы получил диплом экономиста, пошел в финансовый отдел этого металлургического завода, но ты пройдешь в статистике, что ты не работаешь по профессии, потому что ты экономист, а данные будут подгружены по металлургии, вот. И поэтому здесь есть большая ошибка, потому что на самом деле вот эти вот профниточки, нужно доработать систему, сейчас над этим работают коллеги из Роструда, актуализируют вот эти все профили и так далее, это будет решено.

Константин Чуриков: Соответствие профессии профилю отдела, в котором работает сотрудник, а не всего предприятия в целом?

Наталья Починок: Ну, электронной трудовой книжки. Вот как только мы научимся реальной записи в трудовой книжке электронной, которая, слава богу, сейчас есть у каждого человека, вот мэтчить и сопоставлять, все, вопрос будет решен.

Далее: конечно же, мы не учитываем тех людей, которые находятся в зоне индивидуального предпринимательства и не образуют ИП или не регистрируют свой бизнес официально. К огромному сожалению, это так, здесь действительно нужно думать, как молодежь больше привлекать и учить их правильной культуре уплаты налогов, регистрации своего бизнеса или работы в качестве индивидуального предпринимателя, и это тоже существенно изменит цифры, потому что на самом деле многие работают, знаете, как говорится, в конвертах получают зарплату...

Константин Чуриков: Мы давно свои люди, да.

Наталья Починок: ...что очень грустно, потому что молодые люди быстрее склонны получить зарплату в конвертах, чем, например, задуматься о тех записях в трудовой книжке, которые необходимо сделать.

Ну и, конечно, есть еще доля огромная того, что, конечно же, у нас образовательные организации сконцентрированы в крупных городах, в основном в столичных городах либо в городах второго порядка, а работодатели, 70% работодателей находятся, в общем, на всей другой территории. И получается так, что ты приезжаешь в какой-то крупный город, возвращаешься к себе на малую родину или в большей степени не возвращаешься, здесь тоже есть большой как бы перекос в статистике. Поэтому цифры, с одной стороны, верные, раз они государственные, официальные, но, с другой стороны, есть предел, для того чтобы налаживать эти ниточки.

Вот налаживание ниточек как раз дает возможность использования профилей студентов – не в тот момент, когда вот, как сейчас, во многих образовательных организациях, можно сказать, как черная коробка: ты входишь туда, в эту образовательную организацию, по баллам ЕГЭ, где все прозрачно, вся страна, можно сказать, по одному термометру измерена, а потом что происходит внутри образовательной организации, что такое «пятерка» для одной организации и что такое «четверка» или балльно-рейтинговая система...

Константин Чуриков: Да, кстати, это очень интересно.

Наталья Починок: Все по-разному, потому что работодатели не понимают. Понятно, репутация, другие вещи, но ведь социальный профиль... Вы знаете, китайские граждане с удовольствием уже используют социальный профиль для тех или иных задач. Понятно, они особый, так скажем, склад характера, но вот социальный профиль, социально-профессиональный профиль молодого человека обучающегося очень важен, потому что помимо оценок, «четверок» и «пятерок», знания о том, в каких проектах он участвовал, какие, так скажем, научные достижения у него есть, ну целый набор тех данных, которые важны любому работодателю, очень важно накапливать. И это в том числе соревновательный инструмент для самих ребят, потому что если один сидит и ничем не занимается, кроме учебы, это вопрос, кстати, к образовательной организации, почему он только приходит...

Константин Чуриков: Почему он все время учится, да? В чем дело?

Наталья Починок: Нет, почему он учится и не занимается внеучебной деятельностью.

Константин Чуриков: А, вот так.

Наталья Починок: Почему он не участвует...

Тамара Шорникова: Насколько активный гражданин.

Наталья Починок: Конечно, он должен быть активным.

Константин Чуриков: А, понятно.

Наталья Починок: Мы создаем в образовательных организациях кучу возможностей, чтобы проявить себя. И вот если это будет в режиме реального времени вот эти ниточки проведены с общероссийской базой вакансий «Работа в России», а еще лучше через развитие качественных электронных форматов, не через Zoom, не через Skype, как сейчас, а через реальный электронный качественный образовательный контент с симуляцией, с реальными, может быть, роботами, которые можно попробовать в реальной среде (виртуальной, конечно же), они будут обучаться рядом со своим домом, не уезжая в крупные города, тогда мы можем решить очень много: тогда и уезжать не будут, и утечка мозгов вот как-то прекратится, она будет локализована, и будет рынок труда развиваться.

Константин Чуриков: Наталья, прежде чем мы послушаем звонок, – а где вы находите таких идеальных работодателей, которые мало того, что интересуются внутренним миром будущего сотрудника, вообще насколько он развит как личность? Это первая часть вопроса. А вторая часть – интересно, сколько такие уникальные работодатели, заинтересованные вообще в личности, платят?

Наталья Починок: Работодателей много, по крайней мере те, кто имеют соглашения с университетом, пару тысяч, и все они из первого, так скажем...

Константин Чуриков: ...эшелона.

Наталья Починок: Из первого эшелона, из топ-500 российских компаний многие, вот. Поэтому здесь понятно, чем прозрачнее университет становится к рынку труда, не только путем приглашения каких-то топовых спикеров на короткие мастер-классы, а вся экосистема становится прозрачной, цифровой, ориентированной на работодателей широкого профиля, уже есть из чего выбрать. И работодатели уже понимают, что лучше сотрудничать, можно сказать, с тем университетом, у которого 17 тысяч студентов и 14 факультетов, включая колледж и филиальную сеть, которая действительно так же вот имеет возможность более близкого доступа к работодателям, чем, например, вишенки на торте собирать из разных университетов и иногда играть вслепую, взаимодействовать, только ориентируясь на красный диплом.

Тамара Шорникова: Просто если коротко...

Константин Чуриков: Звонок, да-да.

Тамара Шорникова: Да. Если все-таки это действительно компании такие с именем, топ-500, то мы как-то привыкли, что, наоборот, к ним очередь и разговор там примерно такой, что «вас 500 на эту вакансию», соответственно...

Константин Чуриков: «На что ты готов, чтобы работать у нас?»

Тамара Шорникова: «Чтобы работать у нас», а не то чтобы прийти и самим там где-то кого-то разыскивать.

Наталья Починок: Вы знаете, и так, и не так, потому что на самом деле выбрать мотивированного работника, ну не знаю, в любую компанию топовую, например, банковской, финансовой отрасли, я не буду называть, все знают эти организации, тоже нехватка талантов, тех ребят, которые социально ориентированы, ну то есть могут общаться с людьми, могут в условиях неопределенности, когда нечеткие инструкции, а нужно принять решение и верное, и, соответственно, решить проблему, если она связана, может быть, на клиентском, то есть более эффективно обслужить клиента, предоставить услугу, – как раз вот такие качества в работниках очень нужны.

Константин Чуриков: Наталья, давайте послушаем сейчас звонок, Валентина из Курска уже минут 20 на линии точно. Валентина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие.

Тамара Шорникова: Сразу видно, целеустремленный гражданин.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Очень люблю, ценю, обожаю вас всех!

Константин Чуриков: Взаимно.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Зритель: Алло?

Тамара Шорникова: Да. А вопрос у вас какой, Валентина?

Зритель: Я из Курска, я преподаватель, 41 год проработала в школе, имею два педобразования, почетный работник просвещения. Вы знаете, я очень много раз слышала вот эти все дистанты и прочее. У меня две внучки, одиннадцатиклассница не училась в этом году с середины октября до середины января, а сейчас наш бедный ребенок ложится спать в два, в полтретьего, в полчетвертого, в семь она поднимается и идет в школу. После школы четыре дня у нее репетиторы.

Младшая девочка была первоклассницей, теперь второклассница, отзанималась в прошлом году всего полгода. В этом году я как учитель и ее учительница непосредственно, ну очень хорошая, мы только к концу третьей четверти смогли наладить что-то нормальное, хорошее обучение. Я понимаю все, я не против дистанта, но послушайте, вот, может быть, это какое-то мое будет предложение.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Давайте исследовать дистант в тех же школах, вот в наших небольших городах, у нас всего 400 с небольшим тысяч человек, как дополнительное образование, например для детей, которые очень хорошо по какому-то предмету учатся, хотят этому посвятить. Вот в химико-биологическом классе учится моя внучка, любит очень химию. Давайте, чтобы мы не занимались репетиторством, не платили огромные деньги, а чтобы детям дополнительно дистанционно с хорошими детьми занимались учителя хорошие школьные, понимаете? Или со слабыми, отстающими детьми, как когда-то я занималась, оставляла их после уроков и занималась, летом без всяких денег, оставляли на осень, и я целый месяц, в июне или в августе, занималась детьми, понимаете? Но не постоянно... Вы понимаете, наши дети потеряли интерес к учебе...

Константин Чуриков: Это мы понимаем...

Зритель: Они сейчас в 11 классе, их в гимназии по половине класса ходит. Друзья мои, что говорить об обычных школах?

Константин Чуриков: Да, Валентина, спасибо, понятна ваша боль насчет того, что учителя бы бесплатно поработали. Ну, вот в ту пору, наверное, это можно было такое себе представить, сейчас вряд ли учителя бесплатно работают.

Наталья Починок: Кстати сказать, Валентина права, потому что школьное образование и вот все-таки высшее образование, когда уже студент осознанно выбирает профессию, хочет ее получить, – это, конечно, разные вещи. Школьное дистанционное образование – это плохо. А вот идея на тему репетиторства, такие проекты уже есть. Вот, например, в Общественной палате есть проект, который репетиторство предоставляет для ребят-сирот, для социально нуждающихся ребят, и достаточно много волонтеров, ярких педагогов, преподавателей, которые действительно онлайн занимаются, какие-то действительно интересные мастер-классы преподают и уже вот корректируют образование этих ребят.

Константин Чуриков: Наталья, ну все быстро стало меняться, просто вообще голова идет кругом от того, где мы были и что с нами стало. Что будет происходить, по вашему мнению, на рынке труда? Спрос на какие профессии, специальности, навыки появится и уже появился? Может быть, мы можем с вами благодаря вашей экспертизе заглянуть на какие-то десятилетия вперед? Кто будет нужен завтра?

Наталья Починок: Ну, на десятилетия вперед, конечно же, нужен будут те люди, которые не только с «цифрой» родились, но цифровизация той или иной профессии, например медицины, она будет, можно сказать, не только поработать руками, определить диагноз, а очень много вопросов будет решать искусственный интеллект. И те, кто программируют и проектируют те или иные направления искусственного интеллекта по отраслям, они будут нужны.

Константин Чуриков: Вы знаете, как некоторые компьютерщики говорят? «Искусственного интеллекта нет, искусственное понимание», – говорят они.

Наталья Починок: Искусственное понимание, верно, верно. Но хочу сказать, что профессии и бухгалтера, и юриста, которые... Ну вот кто-то говорил, что они умрут, не будут востребованы. Вот хочу сказать, что мое мнение, что никакие профессии не умрут, они просто будут иметь все бо́льшую и бо́льшую цифровую составляющую, вот цифровые помощники, которые будут рутинные процедуры, перекладывание бумажек, их выверку и то время, которое люди затрачивают на это, оно уйдет, конечно же, в «цифру» и освободит руки. Но человеческое общение, взаимодействие, это точно останется. Поэтому вот мы готовим прекрасных социальных работников, например, которых точно совершенно, так же как врачей, никогда не заменит машина.

Константин Чуриков: Так. А каких социальных работников вы готовите, расскажите. Кстати, вот да, социально ориентированное образование, кроме соцработника это кто еще, кроме врача, учителя?

Наталья Починок: Ну слушайте, если говорить о социальном работнике, то социальный работник может работать и в органах опеки и попечительства, и в организациях по поддержке пожилых людей, по поддержке людей с инвалидностью, по общению с семьями с ребятами с девиантным поведением. То есть на самом деле многообразие социальных проблем, семейных проблем действительно большое, да даже вот специалист по консультированию на рынке труда – это тоже тот человек, который с дипломом социального работника или специалиста социальной сферы очень востребован, и, кстати сказать, эти работники сейчас получают достойную заработную плату и нужны, нужны везде. Но, конечно, наш университет готовит по целому ряду направлений, и вот факультет информационных технологий крайне востребован.

Я хочу сказать, что у меня старший сын учится на экономическом направлении, а младший сын айтишник, вот он учится как раз и осваивает виртуальную дополненную реальность. И кстати, это одна из профессий будущего, если уже сказать о том, какая профессия будущего будет востребована, то, конечно же, вот в области информационных технологий и, например, виртуализация каких-то, не знаю, в инженерии, в медицине, в культуре, в туризме, пожалуйста, создание виртуальных реальностей.

Тамара Шорникова: Многие эксперты сейчас говорят, что мало того, что изменится вообще распорядок сил на рынке труда, какие-то профессии действительно будут видоизменяться как минимум, может быть, не уйдут совсем, а само понятие профессии исчезнет. То есть человеку нужен будет набор компетенций, чтобы занять ту или иную позицию. Соответственно, там на каких-то курсах подучился, здесь подучился, собрал такой боекомплект и пошел дальше. Как вы оцениваете? И занял какое-то место, получил должность с зарплатой. Как вы оцениваете вот такие перспективы?

Наталья Починок: Ну, с одной стороны, многие работодатели говорят, что им, в общем-то, наверное, не нужен диплом, потому что они его берут для галочки, а на самом деле выбирают людей творческих, креативных, умеющих стратегически мыслить, работать, как говорится, не покладая рук и действительно целеустремленных. Но, конечно же, если ты будешь бегать по курсам разрозненным, то я боюсь, что ты не будешь тем человеком, который будет нужен работодателю. Вот есть такое исследование, что те люди, которые не учились, например, в университете, у них менее продолжительная жизнь, чем у тех, кто учились в университете и потом, соответственно, получили высшее образование, используют это образование для интеллектуального труда, соответственно, такие люди дольше живут. Не знаю, это не исследование наших ученых...

Константин Чуриков: То есть нацпроект «Образование» надо ввести в нацпроект «Здравоохранение», да?

Наталья Починок: Ну, конечно, это неразрывная часть, безусловно, потому что как раз век живи – век учись, ну и образование через всю жизнь тоже подтверждает это. Поэтому здесь важно, конечно же, выбирать ту профессию, с которой ты можешь развиваться всю жизнь. Даже если ты идешь, например, первый шаг в систему СПО, получаешь профессию...

Константин Чуриков: Среднее профессиональное образование.

Наталья Починок: Да, среднее профессиональное образование. Потом набор дальнейших компетенций или получение диплома о высшем образовании – это то развитие твое, которое ты вот твою профессию, не знаю... Хотя многие люди меняют профессию в течение жизни, уже исследование это есть, 2, 3, а кто-то и 4 раза, если говорить все-таки о смене, но она все равно не кардинальная смена. Ну то есть есть, конечно же, сегодня ты военный, завтра ты...

Константин Чуриков: Например?

Наталья Починок: Например... Ну...

Константин Чуриков: Социальный работник?

Тамара Шорникова: Военный флорист бывает?

Константин Чуриков: Ну учитель, хорошо, преподаватель университета.

Наталья Починок: Преподаватель, да, или учитель физкультуры. Но, конечно же, в основном меняют такие профессии, разворот все-таки в области социально-гуманитарной, несложно поменять. Поэтому, конечно же, набор навыков без фундаментального образования, боюсь, не поможет человеку...

Тамара Шорникова: Все-таки проиграет.

Константин Чуриков: И будем жить дольше, и будем, хочется верить все-таки, несмотря ни на что, получать зарплату выше, потому что чем выше образование, тем должна быть выше зарплата, нет?

Наталья Починок: Не всегда.

Константин Чуриков: Не всегда? Понятно. Ну, не будем о грустном, в следующий раз об этом тоже.

«Личное мнение» Натальи Починок, ректора Российского государственного социального университета, председатель Комиссии Общественной палаты России по социальной политике была у нас в студии. Спасибо большое, Наталья.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Наталья Починок: Спасибо огромное!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)